ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #14
"Alt2K": минимализм, микротона, эксперименты и музыка
Джонни Райнхард20 апреля (на следующий день после закрытия фестиваля Сергея Курехина) в культурном центре "Дом" открылся фестиваль "Альтернатива-2000". Это 14-я по счету "Альтернатива". Первая состоялась в 1988 году, и ее организатором тогда был известный в альтернативных кругах музыкант, композитор и педагог Алексей Любимов. Организаторами и продюсерами нынешнего фестиваля являются Дмитрий Ухов и центр "Дом", все остальные спонсоры, по словам Ухова, постепенно отпали. На пресс-конференции, прошедшей 18 апреля в Московской консерватории и посвященной открытию Альтернативы и приезду в Москву Терри Райли (подробнее о нем см. ниже), Дмитрий Ухов рассказал, в частности, о том, чем отличается "Альтернатива" от любой другой недели в "Доме". По его словам, они с Николаем Дмитриевым (директором "Дома") могли взять любую обычную неделю мероприятий в Доме и назвать ее фестивалем Альтернатива. Но главное отличие "Альтернативы" - то, что в первой из трех частей фестиваля представлено почти одно только акустическое фортепиано, причем в очень звездном составе. Здесь играют такие музыканты, как Томоко Мукаяма, Джошуа Пирс (при участии Джонни Райнхарда и Майка Эллиса), Алексей Любимов, Кшиштоф Книттель, Дэйвид Холцман.
Открывал эту череду пианистов (и фестиваль в целом ) не кто иной, как маэстро Терри Райли.
Терри Райли - автор сочинения "In C", совершившего революцию в западной музыке и считающегося отправной точкой минимализма в музыке. Сам маэстро на пресс-конференции отметил, что считает термин "минимализм" слишком узким и сухим, он не отражает верного понимания значения этой музыки, которое состоит в глубоком духовном смысле и основывается на медитативном восприятии. Терри Райли увлекался индийской музыкой, долго изучал ее и в свою музыку привнес понимание им восточного отношения к музыке индийской (и восточной вообще) культуры. Говоря о восприятии, Райли также рассказал, что в то время, когда он писал свое сочинение (в 1964 году) аудитория, для которой он писал, - то есть хиппи - воспринимала "In C" гораздо шире, чем воспринимают сейчас: ведь ЛСД, который эта аудитория употребляла, как известно, сильно расширяет сознание.
Кстати, в 1963 году (за год до выхода в свет "In C") Терри Райли был в Ленинграде, и Николай Дмитриев предположил, что советские реалии во многом послужили стимулом и основой для "In C", что, по-моему, очень вероятно.
Помимо участия в "Альтернативе", маэстро Райли в рамках фестиваля Курехина выступил в Малом зале Консерватории. Кстати, московское отделение Курехинского фестиваля он завершил, а "Альтернативу" - открыл.
20 апреля в "Доме" исполнялось сочинение "In дo(м)" (заглавная латинская литера С обозначает до мажор). Русская история этого сочинения насчитывает 31 год (вечер назывался "36 лет спустя" - со дня создания). В 60-е пластинка и прилагавшийся нотный листок с "In C" попали в руки к авангардисту Эдисону Денисову, который отдал их Алексею Любимову. В 1969 году сочинение было исполнено в "Доме самодеятельного творчества" (вот она, преемственность), находившегося тогда на Малой Бронной. По рассказу Дмитрия Ухова, на сцене было десять человек, включая Алексея Любимова, Марка Пекарского и Дмитрия Ухова на клавишах. В зале - трое или четверо (среди них Софья Губайдулина и Альфред Шнитке).
В концерте 20 апреля было два отделения, и к великому удовольствию присутствовавших все первое отделение (около получаса) играл сам Терри Райли. Он исполнил три композиции, вторую - при участии Владимира Волкова (одного из лучших российских контрабасистов, лидера "Волковтрио" и участника доброй полудюжины других российских и международных проектов). Райли держал публику на пределе нервов. Это было потрясающее исполнение.
Во втором отделении было исполнено "In до(м)". Райли сам сел за рояль. Ансамбль состоял из совершенно разных в сольном творчестве музыкантов. На скрипке играл Алексей Айги (лидер ансамбля "4.33", играющего авторскую музыку и произведения минималистов; Айги уже исполнял "In C" четыре раза), также было двое альтистов, виолончелист и кларнетист из Консерватории академических музыкантов, на синтезаторе играл Алексей Карманов (композитор, также играющий в "4.33"); участвовал также замечательный авантфолковый (определяемый так с легкой руки Дмитрия Ухова) дуэт "НеТе". Ядро ансамбля составлял ансамбль из трех женщин, поющих в смоленской манере (они были введены для создания более "народно-русской" атмосферы). К ансамблю присоединились Владимир Волков и Анджей Издебский (прекрасный польский гитарист, участвовавший в СКИФе). Кроме того, роль перкуссионистов исполняли участники первого российского исполнения "In С" в 1969 году - Алексей Любимов и Марк Пекарский.
"In до(м)" длилась около сорока минут. Были очень удачные моменты, когда ансамбль добивался отличной динамики звучания и вещь "дышала"; были - не очень. Но в целом исполнение удалось и понравилось самому автору. Из-за активного участия упомянутого вокального ансамбля иногда создавалось звучание непривычное, но интересное и забавное. 
Как в большинстве случаев исполнения "In C" (по словам Ухова, как в 90% случаев) не очень гладко получился финал. По мнению Ухова, в России недавно только в одном из исполнений группы "4.33" удалось хорошо закончить эту вещь; конец звучит потрясающе, если суметь сыграть его: звук сходит на нет, и в первую секунду после думаешь, что композиция еще звучит. На мой вопрос о том, что можно сказать о различиях двух исполнений - в 1969 году и 20 апреля 2000-го , - Ухов ответил, что эти исполнения нельзя сравнивать, прежде всего потому, что в 69-м исполнение долго готовилось и репетировалось, а тут все было сделано за пятнадцать минут.
Но, несмотря ни на что, вечер был, что называется, грандиозный и эпохальный, даже после такого фестиваля, как СКИФ-4.

Вячеслав Рогожников

Майк Эллис, Джошуа Пирс и Джонни Райнхард22 апреля в клубе "Дом" в рамках фестиваля музыки 21-ого века "Альтернатива 2000" прошел концерт американской микротоновой музыки. Фагот, "препарированное" фортепиано и немножко гобоя - сочетание не для слабонервных, особенно если играют такие мастера, как Джонни Райнхард, Джошуа Пирс и Майк Эллис. Первый из них - фаготист, полностью погруженный в теорию и практику микротоновой музыки. Это означает, что в октаве у Джонни - не 12 звуков, а несколько десятков. Он использует в игре не тона и полутона, а мельчайшие дробные доли тона, которые иногда на слух даже отличить-то друг от друга сложно. Между "до" и "ре" у него не только "до диез", но и еще множество более мелких ступеней.
Все началось с "Сонат и Интерлюд" Джона Кейджа в исполнении Джошуа Пирса (российская премьера). Кейдж известен тем, что именно он когда-то первым решил "модернизировать" фортепиано с помощью гаек, ластиков и прочих подручных средств, в результате чего оно стало звучать как целый оркестр. Между прочим, господа консерваторы, очень свежо и оригинально. Ненормальная, сумасшедшая, психоделическая музыка... Были представлены еще две премьеры - обе для фагота, причем одна из них - "Урарту" - сопровождалась обращениями в зал, цоканьем, щелчками пальцев, хлопаньем и звуками голоса Джонни Райнхарда (в программе значится как "фагот с участием публики"). 
Майк Эллис и Джонни РайнхардИнтересно, что Джонни и Майк познакомились именно в Москве, на "Альтернативе" в 1999 году, хотя оба живут в Нью-Йорке. С тех пор они, взяв нью-йоркские координаты друг друга у московского продюсера "Альтернативы" Дмитрия Ухова, очень тесно сотрудничают. Исполненный ими дуэт "So inclined Duo" как раз и посвящен истории их знакомства. Джонни за минувший год увлекся фриджазовым авангардом, а Майк - микротоновой музыкой. Их совместная импровизация стала украшением вечера, а завершилось действо исполнением произведения господина Вышнеградского (Медитация на две темы из "Дня Бытия").
Пребывавшая в трансе публика приходила в себя только для аплодисментов. Хотя микротоновая, или микротональная музыка - явление довольно экзотическое даже для российских любителей музыкального авангарда, аудитория всегда чувствует, когда на сцене происходит эксперимент ради эксперимента, а когда - создание Музыки. Так что достаточно того, как люди принимали музыкантов. А принимали хорошо - этим все сказано.

Екатерина Миронова

На первую страницу номера