ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #14
"Ле Клуб": Бартц, Гросс и иже с ними
Гэри Бартц20 апреля в "Ле Клубе" должен был открывать свой небольшой тур по России легендарный американский саксофонист Гэри Бартц, однако публика в тот вечер обнаружила на его месте перед трио пианиста Льва Кушнира другого саксофониста - Стаса Григорьева: оказывается, Гэри опоздал в Нью-Йорке на самолет и должен был прилететь только следующим утром. Концерт был перенесен на понедельник, 24 апреля.
В понедельник все произошло так, как планировалось. Пожилой, высохший Бартц с седыми волосами, заплетенными в короткий "дрэдлок", появился на сцене, вооруженный сверкающими сопрано- и альт-саксофоном. С первых же звуков его игры стало ясно, что он совсем не утратил ничего из своей прежней формы - он по-прежнему обладает великолепной техникой и пронзительно-ясным, необычным звуком с характерным жестким, совсем не смягчающимся в конце "сустейном". Судя по тому, что Лев Кушнир играл по нотам, отпечатанным на скручивающейся факсовой бумаге, он и Гэри серьезно готовили тур, подбирали репертуар (пересылая его по факсу) и т.п. И к ним обоим не просто не было никаких претензий - оба были превосходны. Но аплодисментов, конечно, больше доставалось Гэри: культовый музыкант! Наверное, все свободные от работы саксофонисты Москвы пришли его послушать: мы заметили в публике Александра Осейчука, Сергея Резанцева, Константина Горшкова, Станислава Григорьева и массу молодежи, включая Дмитрия Мосьпана, Евгения Соколовского и др. Столь искушенная публика и реагировала искушенно, временами устраивая настоящую овацию после какого-нибудь особенно заковыристого и скоростного эпизода в соло Гэри.
Гэри БартцНо техника его игры - это еще не все. Скорость, беглость, звукоизвлечение, необычность приемов игры, в высшей степени индивидуальная манера - все это имеет смысл только тогда, когда музыкант не просто воспроизводит поток нот, а играет Музыку. Здесь это наличествовало в полной мере: Гэри в каждом соло старался рассказать Историю, и часто ему это удавалось. Именно это качество заставляло людей в аудитории вскрикивать в ответ на особо экспрессивные фразы саксофона, именно это заставило полный зал устраивать Гэри настоящую овацию в финале каждого отделения. К дополнительной чести и Гэри, и не менее музыкального Льва можно добавить, что - увы - все это произошло не благодаря ансамблевой игре, а вопреки. Опытные и солидные с виду сотрудники одного уважаемого биг-бэнда, стоявшие за контрабасом и барабанами на этот раз, возможно, и неплохи в оркестре, но в малом составе (и тем более без репетиций!) просто не годятся. Временами казалось, что ансамбль играет вслед трем разным дирижерам, и только один из этих дирижеров - тот, что виделся пианисту за деревянной стенкой пианино - совпадал по ощущению времени с солистом, то есть Бартцем. Обладая неплохой техникой, басист и барабанщик, кажется, слишком заботятся о том, как выглядят, и слишком мало - о музыке; а беспомощные блуждания по грифу контрабаса в кодах некоторых композиций достойны были первого курса провинциального музучилища.
Гэри Бартц и московские музыкантыНо не будем о грустном. Сила индивидуальности Бартца была такова, что большая часть аудитории - кроме музыкантов, наверное - просто ничего не заметила. Нутряной драйв, необычный звук и своеобразная техника этого музыканта перевешивает и его возраст, и написанные на лице и фигуре физические недомогания.

Константин Волков

21 апреля в "Ле Клубе" выступил саксофонист из Нью-Йорка Марк Гросс, которого для небольшого тура по России пригласил московский барабанщик Евгений Рябой.
Марк Гросс в прошлом играл с такими выдающимися музыкантами, как Нэт Аддерли и Малгру Миллер; в настоящее время сотрудничает с оркестром Дюка Эллингтона и с ансамблем клуба Sweet Basil - Spirit Of Life. В целом его игра представляет собой современный нью-йоркский мейнстрим. Нью-Йорк в массе своей - довольно консервативный в отношении джаза город (например, на радио там преобладает би-боп). И манера Гросса - типичный консервативно-современный нью-йоркский хард-боп: его игра продуманна, в ней ничего лишнего. Этот стиль стал классикой, поэтому не терпит экспериментов. В этом смысле Гросс ближе Линкольн-центру и оркестру Марсалиса, чем Knitting Factory и Неду Ротенбергу.
В "Ле Клубе" Марк Гросс играл в сопровождении хорошего московского клубного состава: Яков Окунь (фортепиано), Антон Ревнюк (контрабас), Евгений Рябой (ударные) и - в двух композициях - Виталий Головнев (корнет, труба).
Первое отделение открылось композицией Евгения Рябого "Stop" , написанной им в годы ученичества в Berkley. Далее следовала композиция Гросса "Долина сухих костей", основанная на библейской притче о Моисее. Эта вещь вышла на пластинке Гросса, посвященной Египту. Потом следовал стандарт Дюка Эллингтона "Heaven", в котором к ансамблю присоединился Виталий Головнев на корнете. Последней вещью первого отделения была "Second Third" Малгру Миллера.
Второе отделение состояло также из пары стандартов и двух авторских композиций: "Прогулки" Окуня и "Priest Daddy" Гросса. Последняя была посвящена отцу Марка, священнику. В этой композиции также участвовал Виталий Головнев на трубе.
В целом концерт представлял собой качественный хард-боповый вечер, который был вполне достоин состояться в одном из мэйнстримовых нью-йоркских клубов - Blue Note или Birdland.

Вячеслав Рогожников

На первую страницу номера