ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #18
"Богема-джазз" - два "з", но почти без джаза
Валентина ПономареваКак это ни парадоксально прозвучит, но на II Международном фестивале, который компания Boheme music провела на прошлой неделе в Москве под названием "Богема-джазз", собственно джаза было мало. Один раз - не на основной сцене, в ЦДХ, а в клубе - выступил ветеран Герман Лукьянов, в других можно было послушать трио универсального питерского пианиста Андрея Кондакова, которое аккомпанировало негритянской вокалистке Дениз Перье. Она же выразительно и профессионально, но не очень ярко (голоса все-таки нет совсем) спела пару песенок "Битлз" на открытии Фестиваля в ЦДХ, там же несколько номеров сыграли талантливые дети Петра Петрухина - отлично вышколенные малыши и почти самостоятельные старшеклассники. Один номер, более или менее напоминавший джазовый блюз, сымпровизировала под аккомпанемент пианиста Крамера Валентина Пономарева. Вот, собственно, и все, что касается собственно "джазза".
Оно и понятно - на одном джазе долго не протянешь. Будущая "Богема" пустилась в самостоятельное плавание непосредственно перед дефолтом 1998 года (то есть еще тогда, когда легальные компакт-диски уже были товаром повседневного спроса, а не "лучшим подарком", как теперь). Главному продюсеру Андрею Феофанову, однако, удалось увлечь за собой ведущих артистов постсоветского "фольклорного" джаза - суперзвездное Московское художественное трио (Альперин-Шилклопер-Старостин) и феноменального гитариста - крымского татарина Энвера Измайлова. В результате "Boheme Music" смогла удержаться на плаву. Но компании приходится для этого хвататься буквально на все, что держится на поверхности - классику, духовную музыку, каких-то бардов и шансонеток, не всегда самого достойного уровня. По счастью, это не относится к народной музыке (из бездонных архивов Фольклорной комиссии Союза композиторов), ну и, конечно, к джазу. Достаточно сказать, что все три первых места в авторитетной анкете Московской ассоциации джазовых журналистов по итогам прошлого года достались дискам "Богемы". Далеко не все еще отечественная "Богема" знает и умеет, но вот то, что точно она умеет делать, так это - устраивать праздники .Пиарщики компании не брезгуют ничем - клоунами-зазывалами и даже...бесплатной раздачей презервативов старлетками в мини-юбках. Но это, конечно, крайности: в активе "Богемы" - совместно с ювелирной компанией Swarowski учреждение собственной премии, присуждаемой собственным же артистам и "полезным людям".
Идею проведения фестиваля параллельно на основной сцене и в клубах главный продюсер Феофанов позаимствовал у самого крупного европейского фестиваля в швейцарском городке Монтре. Но все-таки не учел, что в Монтре - фактически два фестиваля: первый - на двух главных сценах за большие деньги, второй - OFF: клубы, салоны, открытые площадки для оттягивающейся на курорте публики не стоят ничего.
На "Богеме-джазз" все все-таки сосредоточено на одной основной сцене - например, на выступление "открытия года"(согласно все той же анкете журналистов) ансамбля "Второе приближение" в Овальном зале Антрепризы МСМ собрались, что называется, только свои. Ансамбль выступил в двух вариантах - западном, с Олегом Киреевым, и восточном - с Майком Эллисом. Я не оговорился .Согласно пословице "хорошо там, где нас нет" уфимцу Олегу хочется быть гражданином мира; нью-йоркца Эллиса, пожившего и в Париже и в Токио - наоборот - тянет к его волжским корням (по отцу Майк - напомню - Мордвинофф). Концерт удался. Андрей Разин, Игорь Иванушкин и Татьяна Комова - музыканты с достаточно разным творческим опытом. Поначалу даже казалось, что желание заниматься тем, чем они решили заниматься, - это чуть ли не единственное, что их объединяет. Но теперь целое - уже больше, чем сумма всех составляющих по отдельности. И "Квинты" Андрея Разина (интересно, что композицию с таким же названием и сходного характера "Томаш Станько Квинтет" Анджея Тшасковского-Томаша Станько играл на "Джаз-Джембори" в 1964 году) - это уже такая мозаика, когда общую картину видно с любого расстояния, иными словами - настоящий европейский композиторский джаз. 
Зато торжественное открытие фестиваля "Богемы-джазз" проходит как цирковой парад-алле: фанфары с тамбур-мажором (впрочем, простите, фанфары почему-то были на закрытии), положенное число телекамер и свадебных генералов от министерств и ведомств, распорядитель бала Алексей Баташев в смокинге, лотерея для покупателей компакт-дисков "Богемы".
На сцене артисты появлялись минут на десять-пятнадцать, а то и меньше. Но все более или менее удовлетворены: публика - разнообразием, артисты- если не своим выступлением, то тем , что публика довольна и всех принимает одинаково доброжелательно. Даже неважно усиленный и не совсем к месту секстет студентов-консерваторцев; все равно слышно было, что у молодой флейтистки -отличный звук, а у альтистки - крепкая, почти джазовая хватка. 
(Параллельно в Большом зале Московской консерватории отмечалось 75-летие композитора Андрея Эшпая. Исполнялся там и - очень темпераментно (Валерием Гергиевым) - в числе прочего - знаменитый Концерт для оркестра с солирующими трубой, вибрафоном, фортепьяно и контрабасом. Концерт этот знают на Западе как "Кончерто гроссо" (то есть симфоническое тутти и джазовое рипиено), и весьма серьезно относятся к этому сочинению. Так вот Секстет Александра Христианова представлял собой уменьшенный до формата этакого джазового рококо эшпаевский симфоджаз. Получилась музыкальная шкатулка, или настольная модель, скажем, гоночного автомобиля. Хотя сам автор за фортепьяно играл его так, что, казалось, сам он претендует на нечто большее...)
Аркадий Шилклопер и Даффа ЮсефВ сущности, главные персонажи нашей "Богемы" - изначально музыканты не совсем джазовые: Аркадий Шилклопер - откровенно признает, что теперь играет не джаз, а мировую музыку, народные песни "глобальной деревни", как назвал культуру эпохи ТВ канадский философ Маршал Маклюэн. И приглашает к себе то бразильца Аллегре Корриа, то тунисца Даффу Юсефа, выросшего в Вене лютниста, к тому же поющего нечто псевдомавританское - чистым, почти хоральным, европейским звукоизвлечением, но с гортанным арабским выговором. Но два отделения с представителями монодической культуры, даже при поддержке таких мастеров, как Владимир Волков и Олег Балтага и еще один работающий в Москве лютнист, ливанец Камаль Балам, видимо, все-таки надо основательнее "продумывать". В какой-то момент стало ясно, что все темы этого "западно-восточного дивана" (это из Гете) уже исчерпали себя.
Еще один любимец публики - Даниил Крамер. Если сольные фантазии-экспромты и попурри Крамера действуют, в первую очередь, на восторженную публику, то Крамер-ансамблист - профессионал, демонстрирующий блестящую школу, впрочем, тоже скорее академическую, чем джазовую. И, похоже, он сам тоже начинает это понимать - все больше обрабатывает джазовую классику для салонного ансамбля и играет ее вперемежку с Моцартом.
Молдавский "Тригон" - типичные свадебные музыканты, усиленные, наконец, в третий или четвертый свой приезд в Москву джаз-роковым бас-гитаристом.
Программа концертов в ЦДХ отличалась от объявленной: в последний "День эйсид-джаза" молодежи пришлось довольствоваться вместо четырех коллективов - двумя. Немецкий Orbit Experience - очень неплох, но по джазовым стандартам много повторяется. Квартет V&F Николая Винцкевича еще раз доказывает, что "эйсид" - хорошо забытое старое, по сути дела, соул-джаз начала 60-х. Но джазовая публика ждет общения, спонтанного диалога, импровизации, а не максимального приближения к компакт-диску, как это принято у техно-поколения. Каждому вечеру "Богема-джазз" почему-то решила присвоить свое стилистическое определение, что, как выяснилось, не имело смысла - ансамбли выступали не по расписанию. Да и вообще точную границу, например, между джазом "мировым" и "этническим" провести трудно. Еще до концерта дуэта Сергей Манукян - Даниил Крамер было понятно, что этот симпатичнейший дуэт будет играть все, что угодно ("фьюжн", contemporary и т.п.), но только не "традиционный джаз", как было разрекламировано. Джазфэны, обрадовавшиеся тому , что Манукян, наконец, порадует их не Ленноном и Маккартни, а, скажем, Луи Армстронгом, очень расстроились. Впрочем, как раз об Армстронге по случаю его 100-летия в этом году будут часто вспоминать .Со всем остальным джазом, увы, дело пока еще обстоит не так празднично, как на Фестивале с двумя буквами "з". От хорошей ли жизни та же "Богема" в последнее время все больше переиздает старые записи фирмы "Мелодия"?

Дмитрий Ухов

Публикуется с разрешения газеты "Ведомости", опубликовавшей этот материал в сокращенном виде.

На первую страницу номера