ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #21
Нью-Йорк: между шумом публики и стоячими овациями
Вот и закончился крупнейший джазовый фестиваль, носящий имя своего главного спонсора компании Bell Atlantic. Будет ли он признан самым значительным событием, сказать пока сложно. Однако, благодаря многочисленным бесплатным концертам и внушительному списку звезд и сенсаций, он не остался незамеченным даже в Нью-Йорке, где параллельно с ним происходило огромное количество других, не менее интересных джазовых событий. На двух фестивальных и на одном самостоятельном концерте мне удалось побывать на прошедшей неделе.

Шестого июня увидели свет несколько заинтересовавших меня джазовых релизов. На Blue Note вышел новый альбом гитариста Чарли Хантера (см. предыдущий номер журнала), а Atlantic выпустил сразу два проекта едва ли не самого талантливого молодого саксофониста последних лет - Джеймса Картера. Альбом Chasin' The Gypsy посвящен легендарному цыганскому гитаристу Джанго Рейнхарду. Другой альбом - Layin' In The Cut - первая запись Картера с электрическим составом: Марк Рибо и Джеф Ли Джонсон - электрогитары, Джамаладин Такума - бас-гитара и Джи Келвин Уэстон - барабаны. Состав, надо сказать, напоминает группу The Young Philadelphians (см. "Полный джаз" #3).
Джеймс КартерПо случаю появления этих альбомов электро-ансамбль Джеймса Картера в течение недели играл в клубе Blue Note. В концертном составе группы не было Рибо, зато появился клавишник Ди Ди Джексон. Видимо решив, что одного Картера недостаточно, каждый сет организаторы разделили пополам, и во второй части играл квартет гитариста Рассела Мэлоуна.
Картер - один из моих любимых джазовых музыкантов, поэтому, несмотря на все нелестные характеристики клуба, я все-таки решил пойти на один из концертов. Впрочем, я четко настроился на то, что не буду по возможности обращать внимания на клуб. Почти ровно в девять появился одетый в шикарный светлый костюм Джеймс Картер, и концерт начался. Надо отдать должное оснащению клуба. Несмотря на ужасную форму зала и на то, что сцена находится почти в его середине, а бар (откуда я слушал) - где-то сбоку, все было слышно великолепно. Судя по всему, в зале установлены какие-то компенсирующие системы, так как никаких задержек и эха не было, при том, что колонки висят по всему периметру.
Джеймс Картер играл по очереди на сопрано, альт- и тенор-саксофоне. Это далеко не полный набор инструментов, которыми он владеет в совершенстве. В его игре лоск и изысканность превосходно сочетаются с агрессивной атакой и напористым звуком. В этом электро-фанковом проекте фирменных щелчков и отрывистой игры больше, чем в более лирических акустических ансамблях саксофониста. Однако благодаря клавишам на концерте у музыкантов было больше свободы. Ритмичные композиции прозвучали жестче, а две лирические баллады - мягче, чем на альбоме. Гитарист, басист и барабанщик солировали мало, иногда лишь заполняя короткими брейками паузы между довольно длинными и частыми импровизациями Картера и более редкими соло Джексона. К сожалению, до конца абстрагироваться от безобразного шума голосов в зале было невозможно, поэтому и прочувствовать, насколько хорошо играет ансамбль, было практически нереально. Лишь неоднократное прослушивание альбома позволило мне заново вернуться и попытаться глубже проникнуть в услышанное.
Рассел МэлоунМинут через пятьдесят музыканты с выражением чувства выполненного долга на лице покинули сцену, а уже через десять минут заиграл квартет Рассела Мэлоуна. Коллега Картера по оркестру из фильма Kansas City тоже недавно выпустил альбом. С составом, принимавшем участие в записи, он выступал в клубе: Энтони Уонси - фортепиано, Ричи Гудс - контрабас и Байрон Лэндхэм - барабаны. Мэлоун - виртуоз гитары. Он играет много, быстро, без ошибок и ... очень предсказуемо. Более традиционного гитариста, пожалуй, сейчас просто нет. Наверное, этим объясняется его довольно скромная сольная дискография и внушительная дискография в качестве сайдмена.
Идея объединить музыкантов настолько разного уровня в одном концерте мне показалась довольно жестокой. Уже с первых нот стало понятно, что квартету Мэлоуна выпала довольно неприятная роль заполнения времени между первым и вторым сетом Картера. За этот час старые посетители ресторана должны были расплатиться и уйти, а новые - занять их места. И до этого несмолкающий, гул в зале во время второй части концерта почти полностью перекрыл звуки, долетающие со сцены. Когда такое происходит с каким-нибудь малоизвестным студенческим ансамблем в каком-нибудь обыкновенном баре где-нибудь в Гринвич-вилледж, в этом нет ничего предосудительного. В конце концов, почти каждый начинающий музыкант прошел такую школу выживания. Но Рассел Мэлоун этого явно не заслужил.
Хотя по-прежнему музыку было как-то слышно, но желания ее слушать не осталось никакого. Слушать в такой обстановке очень скоро стало совершенно невозможно, и я ушел. Интересно, почему, когда клуб дорогой, то либо публика еще туда-сюда, но звук отвратительный; либо звук приличный, но в зале нет никого, кто пришел музыку слушать, а не просто потратить деньги в знаменитом на весь мир месте?

James Carter Ruined My Life
James Carter
E.J.N. - RUSSELL MALONE
Kansas City (The Movie)

Джон ЗорнВ зале The Angel Orensanz Foundation Center for the Arts проходила наиболее далекая от джаза часть фестиваля. И если проект Operazone (см. "Полный джаз" #20) имел к джазу довольно прямое отношение, то камерные работы Джона Зорна к нему отношение имели только благодаря тому, что сам Зорн к нему относится. Как известно, Джон Зорн не только саксофонист, продюсер, один из идеологов возрождения еврейской культуры и покровитель новых музыкальных течений, но и довольно известный композитор. Впрочем, его академические произведения столь же далеки от привычной музыки, как и его джазовые работы. В основном он сочиняет для небольших составов и отдельных инструментов, хотя есть и оркестровые композиции. В этот раз прозвучали два его квартета, два разных трио и пьеса для виолончели соло.
Концерт открылся трио для фортепиано, скрипки и перкуссии. Почти на всех записях Зорна на шумовых инструментах играет Вильям Вайнант. На концерте же я его увидел впервые. 
Такую музыку практически невозможно описывать. В ней нет законченности, почти отсутствуют мелодии, и структура ее очень непрочна. В этом существует определенная сложность как для композитора, так и для слушателя. В одном из интервью саксофонист Джон Батчер сказал по поводу своей игры: "Очень сложно не перешагнуть грань между звуком, который ты хочешь извлечь, и ужасным скрипом, который может случайно получиться". Это высказывание можно смело отнести и к музыке Зорна. Однако Зорну почти всегда удается остаться по эту сторону границы.
После трио было совершенное и со стороны композиции, и со стороны исполнения сольное выступление виолончелиста Эрик Фридландера. Как я понимаю, композиция была написана специально для него. Завершил первое отделение струнный квартет все с тем же Фридландером, который, кстати, до конца концерта так ни разу сцены и не покидал. Квартет это показался мне наименее интересным. Не то чтобы это было скучно или, наоборот, слишком сложно - просто после него осталось ощущение, что музыканты могли играть другие ноты, а смысл бы не поменялся.
Во втором, более коротком отделении прозвучало трио для скрипки, виолончели и фортепиано, а после него - еще один струнный квартет. Словно для контраста, трио стало самой экспрессивной частью концерта, в то время как квартет - самой умиротворенной. Виолончель и вторая скрипка почти всю композицию держали одну и ту же ноту, а на этот фон были наложены фрагменты так и не проявившейся до конца мелодии.
Сам Джон Зорн на этот раз музыкантами не дирижировал, а лишь двигал рояль и расставлял стулья и нотные пульты. Прокомментировал он это так: "Вот чем приходиться заниматься композитору из аптауна, когда его музыку играют в даунтауне". Удивительно, что ему никто не предложил помочь.

The Unofficial John Zorn Homepage
motion: interactive services for new music - много рецензий, в том числе и на неджазовые альбомы Джона Зорна.

В последний день фестиваля в зале с незамысловатым названием Town Hall состоялся один из его самых рекламируемых концертов. Его главной второй частью было выступление ансамбля Origin пианиста Чика Кориа, а не менее интересной первой - единственное выступление специально возрожденного по такому случаю The Microscopic Septet Филлипа Джонстона. Но самым привлекательным и современным стало то, что концерт был бесплатным, а получить на него билеты можно было только через интернет. Большей глупости, чем устроить такую приманку, придумать было нельзя. Естественно, что билеты в какой-то момент кончились, но из-за тридцатипятиградусной жары и прочих не менее веских причин многие обладатели халявных билетов на концерт не пошли. В результате была заполнена едва ли половина зала. К тому же в зале, чрезвычайно похожем на дом культуры сталинского времени, свирепствовали злые билетерши, пытавшиеся всех усадить на места согласно купленным... тьфу, полученным задарма билетам и не пропускавшим в партер людей с билетами на балкон.

The Microscopic SeptetИтак, концерт. The Microscopic Septet появился в своем классическом составе образца распада, то есть 1992-го года. Именно этот ансамбль лет десять назад снискал славу самого знаменитого из никому неизвестных джазовых коллективов Нью-Йорка. Еще один невероятный факт их биографии: в момент зарождения в нем играл Джон Зорн, правда, это было в 1981 году. За двенадцать лет существования септет с четырьмя разными саксофонами, роялем, контрабасом и ударными, играющий совершенно отвязный и пародийный свинг, объездил весь мир, записал несколько альбомов в первые две трети существования и благополучно распался. Музыканты остались в хороших отношениях, по-прежнему играя в разнообразных проектах друг у друга, но возрождать септет никто не собирался. И вот - специально для фестиваля - они не только собрались, но даже выпустили ограниченным тиражом сборник композиций из первых трех альбомов, выходивших только на виниле.
Филлип ДжонстонДжонстон и второй лидер ансамбля пианист Джоэль Форрестер постоянно поддерживают и без того теплый прием зала: Джонстон своими репликами, а Форрестер - попытками дирижировать ансамблем. Альт, сопрано, тенор и баритон саксофоны звучат то вместе, то сольно, в точности имитируя разухабистый свинговый стиль. Музыканты держаться на сцене примерно так же, как это делала группа Джейка и Элвуда в фильме The Blues Brothers. Некоторые композиции называются с намеком, например Take The Z Train. Сходство с упомянутым фильмом подчеркивается еще и тем, что музыканты одеты в весьма строгие костюмы и все без исключения при галстуках. Кстати, этот специальный сборник так и называется "Семеро мужчин в галстуках". Однако ни одежда, ни комические элементы шоу не мешают им замечательно играть.
Надеюсь, что найдется какой-нибудь еще какой-нибудь повод, кроме фестиваля, чтобы собрать The Microscopic Septet снова.

Phillip Johnston's Home Page
Phillip Johnston interview

Чик КориаВторое отделение концерта получись не менее ярким и красочным. Вот краткая история последнего ансамбля Чика Кориа. Он собрал Origin в 1998 г. С самого начала это был полностью акустический секстет, состоящий из молодых музыкантов. Состав: Чик Кориа - фортепиано, вибрафон; Авишай Коэн - контрабас; Боб Шеппард и Стив Уилсон - саксофоны, кларнеты, флейты; Стив Дэвис - тромбон; Адам Реймонд Круз - барабаны. В 1999-ом году Круза сменил Джеф Баллард. Шесть лет назад переехавший из Израиля в Нью-Йорк Коэн - наверное, самый интересный музыкант в группе. В его игре слышны ближневосточные традиционные мелодические ходы, а свой контрабас он часто использует как ударный инструмент, отбивая ритм левой рукой по корпусу. Кроме того, в репертуаре секстета есть несколько собственных пьес Авишая, и во все композиции он привносит особый колорит своеобразной техникой и мелодикой басовых партий.
Авишай КоэнВ ансамбле и на концерте непривычно распределены роли. Контрабасист и барабанщик находятся не в глубине сцены, как это обычно бывает, а почти в ее середине. За ними расположены дополнительные микрофоны, и туда уходят все остальные музыканты, включая самого Чика Кориа, в те моменты, когда им не нужно играть соло. Если при этом им вообще не нужно играть на своих инструментах, то они начинают играть на различных перкуссионных приспособлениях, таких как бубен или коубелл. В результате слушателю не приходится переключаться с переднего плана на задний план во время солирования контрабаса или ударных. Ритмическая составляющая музыки, как не трудно догадаться, при такой расстановке играет далеко не последнюю роль. К тому же за редким исключением ансамбль звучит не как секстет, а как трио или квартет. В аранжировках мелодий, как всегда, много испанских, латиноамериканских и теперь еще и восточных элементов.
Честно говоря, я ожидал куда менее энергичного выступления. И хотя явно чувствовалась некоторая переанжированность и продуманность каждой пьесы, общее впечатление от выступления было потрясающим. Когда в финале Чик Кориа взял в руки маллеты и подошел к вибрафону, зал замер в ожидании чего-то необыкновенного. Но играть Кориа начал только после длинного и нарастающего дуэта Коэна и Балларда. Когда зажигательное соло закончилось, гром аплодисментов заглушил слова пытавшегося что-то сказать маэстро. А еще через минуту зал приветствовал музыканта стоя. И даже после того, как, исполнив одну композицию на бис, Origin ушли со сцены, зрители еще долго хлопали.

Chick Corea - Official Website including Chick's biography, complete discography, tour schedule, music awards and photos!
Chick Corea & Origin
Avishai Cohen

Новый джазовый фестиваль начался буквально на следующий день. JVC Jazz Festival - более скромное по количеству событий, но зато и более шикарное и дорогое мероприятие. Надеюсь, что на некоторые его концерты мне все-таки удастся попасть. Но об этом не раньше следующего раза.

Иван Шокин, собственный корреспондент
"Полного джаза" в Нью-Йорке

На первую страницу номера