ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #23
Григорий Файн, питерсоновед и питерсонофил
Григорий ФайнНесмотря на молодость (в августе нам исполняется два года), омский джаз-клуб "В доме актера" уже сумел провести ряд интересных встреч. Это были концерты и джем-сэйшны с такими известными российскими музыкантами, как Георгий Гаранян, Даниил Крамер, Сергей Манукян, Александр Виницкий... Правда, полноценного джем-сейшна с Георгием Гараняном в мае этого года не получилось, так как музыкант такого масштаба, да еще и армянин, не мог остаться незамеченным местными армянами. И маэстро, не желая обидеть соплеменников, попытался уделить им как можно больше времени... Хотя к нам все же заглянул на полчаса. 
А 16 июня мы пригласили на джем-сэйшн самарского пианиста Григория Файна. Приглашение музыканта стало возможным благодаря финансовой и организационной поддержке наших спонсоров - директора ресторана "В доме актера" Кирилла Дружинина и председателя омского отделения Союза театральных деятелей России, Народного артиста России Юрия Ицкова. 
После совместного (почти трехчасового) музицирования мы расположились за столом, и я задал нашему гостю несколько вопросов.

Мне как арт-директору омского джаз-клуба, как солисту Омской филармонии и как просто провинциальному джазовому пианисту очень интересно знать, как ты организуешь свои выступления в Самаре? У тебя есть свой филармонический абонемент, ты довольно часто приглашаешь музыкантов. Но, очевидно, джаз у вас звучит не только в филармонии?
- Обычно я делаю такую пару: концерт в филармоническом зале, потом сразу же выступление в кафе по достаточно дорогим билетам, делаю танцевальный вечер, подбираю такую музыку, под которую можно танцевать. 
И в наше время люди танцуют под джаз?
- Конечно! Вообще у меня была мечта создать оркестр побольше, биг-бэнд, чтобы люди имели возможность понять, что такое - танцевать под живую музыку.
А что за темы звучат?
- Темы разные. Но мы стараемся играть ближе к танцевальным. Есть ведь и танцевальный джаз. Такие ребята, как Боря Курганов, умеют создать соответствующую атмосферу.
Это большей частью свинговая музыка?
- Здесь и свинг, и босса-нова, и баллады. И такие темы, как, например, "Watermelon man", и рок-н-ролльного плана... Но не откровенный рок-н-ролл современного танцевального типа, а рок-н-ролл 50-х годов, ближе к буги-вуги.
А как называется ваше кафе?
- Ну, с кафе такая история, прямо по Жванецкому - я нашел друзей там, где даже и не ожидал. И теперь на моих афишах написано: "Ракетно-космический научно-производственный центр представляет джазовую программу Григория Файна". У них есть огромный роскошный дворец сталинского типа, в котором можно потеряться, есть прекрасный театральный зал на восемьсот мест, есть кафе с паркетным полом на сто человек. Там, между прочим, очень вкусно готовят.
И давно ты там проводишь свои джазовые вечера?
- Только с этого года. А в прошлом году концерты проводились в Доме Ученых, с Голощекиным, Гараняном, приезжал Бутман с Тимом Стронгом. Параллельно я при первой же возможности делаю концерты в филармонии. Это как раз тот самый абонемент "Григорий Файн приглашает друзей", и в нем участвовали Фишер, Осейчук, Кузнецов, Курганов, Крамер, две певицы - Ира Тамаева и Саша Калигер из Набережных Челнов. С Манукяном мы тоже выступали. Была моя программа с симфоническим оркестром. А недавно впервые за двадцать пять лет работы в филармонии у меня был джазовый сольный концерт. 
Это были стандарты?
-Это было немного стандартов, а большей частью моя собственная музыка. В последнее время я вообще склоняюсь к тому, чтобы как можно больше играть своей, оригинальной музыки.
А есть у тебя свои стандарты?
Мои темы знают музыканты, с которыми я работаю. Это Боря Курганов, Олег Киреев, Володя Галактионов, Алеша Кузнецов. У меня же нет своего большого звукозаписывающего бизнеса, поэтому я не могу широко пропагандировать свои произведения. Но музыканты иногда их используют. Вот Вика Андреева недавно включила их в мюзикл. Скоро мне предстоит запись новой пластинки, и передо мной возникла дилемма - записывать свою музыку или стандарты. В то же время я, как питерсоновед и питерсонофил, не могу обойти Оскара Питерсона, этого великого пианиста, юбилей которого состоится в этом году.
Многие современные джазовые музыканты имеют академическое музыкальное образование, и это - не исключение из правил. У тебя также были известные, великие учителя...
- У меня были прекрасные учителя. В Нижнем Новогороде - Валерий Яковлевич Островский, который, собственно, и сделал меня пианистом. А в Гнесинском институте я учился у Теодора Гутмана и Марии Гринберг.
На уроках по специальности вы вряд ли разговаривали о джазе?..
- Тут интересная вещь: у Теодора Давидовича в классе вначале учился Леонид Чижик, затем Игорь Бриль, а потом поступил и я. Леонида Чижика я услышал у Теодора Давидовича дома. И это перевернуло все мои представления о музыке, о джазе, об импровизации. В течение тех сорока минут, пока я его слушал, мне вдруг интуитивно стало ясно, что нужно сделать для того, чтобы оторваться от земли... А через много лет, когда у меня появилась уже своя пластинка, и я ее с кем-то передал Теодору Давидовичу, мне рассказали, что он, держа в руках эту пластинку, воскликнул: "Все джазмены - мои!"
У тебя есть фотография, где ты с Оскаром Питерсоном рядом. Расскажи подробнее. 
- Здесь, конечно же, вмешалась судьба. До нашей встречи я двадцать шесть лет по крохам собирал его записи. Интересовался им. Это было на уровне фанатизма. Нормального фанатизма, если можно так выразиться. Я жил в нашей стране, и Питерсон для меня был человеком с другой планеты. Я знал, что он где-то есть, но что это реально, я не верил. И вот однажды мой друг Джуль Антониссен, с которым я познакомился в Бельгии в его джаз-клубе, прислал мне письмо, что 17 октября 1990-го года Питерсон будет выступать в Амстердаме. Я решил во что бы то ни стало туда попасть. То, как я получал визу, это отдельная история. Концерт должен был быть в субботу, но до самого вечера пятницы у меня на руках еще не было никаких документов. И вот в шесть вечера я получил визу, и сразу побежал за билетами. И, о чудо! Совпало так, что в субботу был рейс на Брюссель. В Брюсселе меня встретил Джуль Антониссен, и на его машине мы помчались в Амстердам. Аншлаг! Висят афиши Питерсона!.. Прямо как сон - ведь Питерсон мне буквально снился. Но оказалось, что все билеты распроданы за четыре месяца до концерта! Тут Джуль Антониссен куда-то пропал. Потом возвратился с каким-то улыбающимся человеком, тот провел нас в зал и поставил стулья прямо на сцене. Я сидел прямо за Рэем Брауном! У меня даже есть такая фотография. Между прочим, я сам сфотографировал, как там стоял рояль, микрофоны, так далее, чтобы специально показывать потом друзьям, с которыми мы спорим иногда, кто, как и где должен стоять. 
Концерт начался в двенадцать часов ночи. Вот как работает филармония - концерты в два часа дня, в семь вечера, и в двенадцать ночи! Три часа шел концерт, два отделения по полтора часа! 
После концерта Питерсон минут сорок остывал. После этого он еще долго говорил с какими-то людьми и давал интервью. Я в это время зашел к Рэю Брауну и поговорил с ним минут двадцать. До этого я с ним виделся в Москве. И вот, наконец, меня пригласили, и я захожу к Питерсону. Он сидит в своем плаще с красной подкладкой, в черных бархатных туфлях. Ну что я ему мог сказать в четыре утра! Я поблагодарил его за концерт и спросил, как бы попасть к нему на мастер-класс. Он открыл свой портмоне и достал оттуда визитку. Я, видимо, единственный джазовый музыкант у нас в стране, имеющий визитку Питерсона. А затем, увидев фотоаппарат, он предложил сфотографироваться вместе.
С какого возраста ты слушаешь Питерсона?
- Лет с пятнадцати. 
Сейчас ты уже известный, состоявшийся музыкант. Необходимо ли тебе находится в постоянной звуковой атмосфере? Слушаешь ли ты чужую музыку сейчас?..
- Несмотря на то, что во мне самом уже много всего, я, конечно же, музыку слушаю, и довольно много. Питерсона я слушаю прежде всего потому, что он уникален в своем владении инструментом, он просто гениальный пианист, у которого есть чему поучиться даже очень известным мастерам.
Ну а каковы твои впечатления о сегодняшнем джэм-сэйшене, и о наших омских музыкантах?..
- Ты знаешь, очень хорошие у вас ребята! Жаль только, что в тот самый момент, когда между нами установилось полное взаимопонимание, нам пришлось заканчивать!.. Ритм-секция у вас вполне приличная, и с ними можно играть все.

Юрий Поляков, Омск

На первую страницу номера