ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #23
Нью-Йорк: ну что сказать вам, москвичи...
Этот выпуск моих заметок о нелегкой жизни любителя новой музыки в Нью-Йорке - последний. Во-первых, "Полный джаз" уходит в отпуск, а во-вторых, даже после возобновления регулярного появления на сервере самого журнала моих заметок в том виде, в котором вы привыкли их видеть, больше не будет. Пока я еще толком не знаю, как будет устроена моя новая рубрика в журнале. Возможно, она не будет регулярной, возможно, речь будет идти только о некоторых событиях и музыкантах. Но хроники практически всех концертов, на которых я бываю, больше не будет точно. Впрочем, хронику несколько в другом виде я собираюсь продолжать вести и дальше, но, скорее всего, она появится в рамках другого проекта, о котором я не премину вам сообщить. Кроме того, уже сейчас мои репортажи с концертов в Нью-Йорке можно найти на недавно открывшемся сервере ПОЛЕ.ru. В честь того, что этим обзором я подвожу некоторый итог за полгода, привычный хронологический порядок изменен. Разговор о самом значимом (возможно - даже за все время существования заметок) событии я перенес в заключительную часть выпуска, а начну я с двух последних концертов недели.

Сильвия КорвузьеПоследнее время в клубе "Тоник" проходят концерты один интереснее другого. Во вторник после небольшого перерыва я отправился слушать два состава давно известных музыкантов. Первым выступал квартет швейцарской пианистки Сильвии Корвузье. На этот раз в ее группе были трубач Конг Ву, виолончелист Эрик Фридландер и барабанщик Майкл Сэрин. Все трое в свое время уже попадали на страницы обзора, поэтому я не буду лишний раз останавливаться на том, что представляют из себя эти музыканты.
Конг ВуКвартет, как и следовало ожидать, играет довольно непривычную музыку, основанную на американском джазе и современной европейской романтической академической музыке. Для всех четверых музыкантов такой материал более чем знаком. Мне пока не довелось услышать сольные проекты Конга Ву, но то, что он играет с Крисом Спидом (см. предыдущий номер журнала) и то, что играет Эрик Фридландер в своих проектах, материалу Сильвии Корвузье очень близко. Есть тем не менее и некоторая разница. Во-первых, ее музыке свойственна некоторая женственность и мягкость (что, в сущности, неудивительно). Во-вторых, труба в основном используется как вспомогательный инструмент, а виолончель и фортепиано много играют совсем неджазовых сольных и совместных партий, что опять-таки приближает эту музыку к современной классике. И, в-третьих, использование в некоторых вещах препарированного рояля роднит ее с произведениями минималистов, довольно далеких от упоминавшихся ранее ансамблей.
Эрик ФридландерКвартет начал выступление с наиболее джазовой композиции в стиле Телониуса Монка, в которых Ву и Корвузье солировали, а Фридландер и Сэрин были в какой-то степени лишь ритм-секцией. Но начиная со второй композиции все стало по-другому. Смычок вместо пальцев у Фридландера и пальцы вместо барабанных палочек у Сэрина превратили их в солистов. В дальнейшем квартет почти ничего не играл вместе. Дуэты, трио, заклеенные скотчем струны рояля, позвякивающая цепочка на одной из тарелок (фирменный знак Майкла Сэрина) - все это лишь внешние составляющие квартета Сильвии Корвузье. Внутри же - просто красивая, грамотно аранжированная и прекрасно сыгранная музыка. Неудивительно, что почти полный зал принял квартет очень тепло.

Аки ОндаВторой концерт, прошедший сразу же после выступления квартета, собрал очередной экспериментальный состав японского специалиста в области семплеров и магнитофонов Аки Онда. Относительную известность музыканты принесла совместная работа с такими людьми, как Отомо Йосихидэ, Кадзутоки Умэдзу, Бликса Баргельд и Грег Осби. В собранный специально для представления состав вошли гитарист Брендон Росс, трубач Стивен Бернстин и тубист Маркус Рохас. Сам Аки Онда что-то химичил с небольшим звукорежисерским пультом, семплером и плеерами.
Стивен БернстинОбъявив, что сегодня все будет очень-очень тихо, но, возможно, в какой-то момент они сыграют и что-то громкое, Онда включил запись каких-то малопонятных шумов, а музыканты действительно почти бесшумно заиграли. Следующая композиция была более громкой и, к моему удивлению, вообще не содержала электроники. Это был обычный, хотя и несколько однообразный мотив, по очереди исполненный Бернстином, Россом и Рохасом. Особенно было приятно слушать последнюю часть, в которой виртуоз Рохас не только играл расщепленным звуком, но еще и пел в мундштук (не правда ли, это что-то напоминает?).
Брендон РоссПотом опять шумы и бессвязные звуки, а после них две совсем сольные композиции. Первая - для тубы, а вторая - для слайд-трубы. Рохас превзошел сам себе, целуя свой инструмент и издавая другие невероятные и смешные звуки. Что же касается Бернстина, то его соло было как всегда сильным, со знаменитыми глиссандо и неизменными скрипами.
Описывать, что было дальше, на мой взгляд особого смысла нет. Хороший клубный полуэкспромт, с отличными музыкантами. Возможно, если совместная работа продолжится, то мы увидим еще один американо-японский музыкальный альянс.

А теперь самое главное событие, состоявшееся в рамках JVC Jazz Festival. В прошлую среду в зале Symphony Space прошел концерт трех ансамблей Джона Зорна: Masada String Trio, секстета Bar Kohba и их родоначальника - самого квартета Masada. Событие это стало еще одним подтверждением того, что мы живем во времена перемен. Кто бы мог подумать еще пару лет назад, что в программе весьма престижного джазового фестиваля вместе с Рэем Чарлзом, Хэрби Хэнкоком и Стэнли Таррентайном могут оказаться Билл Фризел, Дейв Дуглас, The Lounge Lizards и Masada. Впрочем, Дугласа и The Lounge Lizards по неизвестной в последний момент причине отменили, но сути дела это не меняет.
Джои БаронКвартет Masada был организован Джоном Зорном в начале девяностых, после того, как он всерьез занялся еврейской культурой и музыкой. За несколько лет он написал более двухсот композиций для квартета, состав которого остается неизменным со дня его основания. Это: Джон Зорн - альт саксофон, Дейв Дуглас - труба, Грег Коэн - контрабас и Джои Барон - ударные. Дискография квартета насчитывает десять студийных альбомов и несколько концертных, начавших выходить в свет в прошлом году. Названиями студийных работ стали буквы еврейского языка (иврита). Это породило слухи о том, что Джон Зорн собирается выпустить двадцать шесть альбомов (по числу букв в алфавите иврита). Однако пока о таких планах ничего не известно. 
Грег Коэн и Эрик ФридландерКроме того, Зорн аранжировал эти же композиции для разных камерных ансамблей. Первый из двух двойных альбомов с аранжированной музыкой, получивший название Bar Kohba, собрал практически всех лучших музыкантов даунтауна, среди которых - Джон Медески, Энтони Колмен, Марк Рибо, Крис Спид и другие. Второй (Circle Maker) представляет собой запись всего двух групп музыкантов: Masada String Trio (Марк Фелдман - скрипка, Эрик Фридландер - виолончель, Грег Коэн - контрабас) и секстета Bar Kohba (Фелдман, Фридландер, Коэн плюс Марк Рибо - гитара, Джои Барон - барабаны, Сиро Баптиста - перкуссия).
Три существующих и сегодня ансамбля представляют собой разные стороны музыки Зорна. Композиции, изначально написанные для джазового квартета и опирающиеся на еврейские мелодии, одинаково хорошо ложатся как на практически академическую основу струнного трио, так и на латиноамериканскую основу секстета. В этом я смог воочию убедиться на концерте.
Джон ЗорнЗорн - не только талантливый композитор и аранжировщик, но и грамотный организатор. (Ого! Что-то мне эта фраза подозрительно напоминает, уж не цитату ли над площадью Белорусского вокзала в доперестроечные времена? - ред.) Втиснутый по техническим причинам ровно в три часа, концерт был выстроен так, что слушатель не мог ни на минуту расслабиться, но и перенапряжения не возникло. Сразу оговорюсь, что во время концерта все музыканты играли потрясающе, поэтому отвлекаться на восхваление их достоинств я не буду. Джон Зорн со свойственным ему юмором дирижировал ансамблями и даже препирался с некоторыми из музыкантов, создавая дополнительный повод повеселиться как им самим, так и слушателям.
Первое отделение было отдано самому спокойному и самому лирическому проекту - Masada String Trio. Кроме уже известных по альбому композиций, прозвучали и новые вещи, исполнявшиеся до этого только квартетом. Особенно поразила та, в которой музыканты от начала и до конца играют пиццикато. Про то, что этим приемом замечательно владеет Эрик Фридландер, я знал, но Марка Фелдмана, играющего гитарные соло, я слышал впервые.
Марк РибоПосле перерыва трио превратилось в секстет, и музыка сразу же изменилась. Вместо спокойных и умиротворяющих мелодий Сиро Баптиста и Джои Барон выдали такой танцевальный латиноамериканский драйв, что усмирять излишне перевозбудившийся зал бросился Марк Рибо со своими меланхолическими гитарными риффами. Зорну пришлось даже слегка изменить программу для того, чтобы концерт не вышел совсем из-под контроля.
И, наконец, заключительный сет с Зорном на саксофоне и Дейвом Дугласом на трубе. В самой джазовой и мощной части концерта Masada окончательно сокрушила зал своей энергией. Теперь Барону уже не надо было сдерживаться, да и Дуглас с Зорном от него не отставали. Даже Коэн, весь концерт игравший неизменно сильным, но не выходящим за рамки аккомпанемента звуком, преобразился и заиграл раза в два громче, с бешеным свингом и сочной жирной артикуляцией. 
Джон ЗорнИ все-таки самым главным в квартете был альт-саксофон Зорна. Я не раз писал про его уникальную технику игры - так высоко, что, кажется, еще немного - и лопнут либо щеки саксофониста, либо барабанные перепонки слушателей. На этот раз это ощущение было еще сильнее, чем обычно.
Концерт оборвался буквально на середине пьесы. Джон Зорн и Masada закончили последнюю композицию, так и не доиграв все полагающиеся соло. Время поджимало, поэтому даже на нормальные аплодисменты не осталось времени. К одиннадцати часам нужно было освободить зал, а потому никаких бисов. В следующий раз Masada будет играть в Нью-Йорке только осенью, а пока будем довольствоваться многочисленными записями. Кстати, в июле выходит еще один концертный альбом.

На этом я хочу попрощаться. Надеюсь, что в следующем сезоне мне будет что рассказать. Если у вас есть идеи по поводу того, как должна выглядеть эта рубрика, то напишите мне. Я с удовольствием отвечу на любые ваши вопросы и предложения.

Иван Шокин, собственный корреспондент
"Полного джаза" в Нью-Йорке (фото автора)

На первую страницу номера