ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26
Умер Евгений Амбрис
Евгений АмбрисВо вторник 15 августа внезапно умер Женя Амбрис, трубач, джазмен, очень светлый человек. В последнее время он играл вместе с Левой Лебедевым в его Капелле Дикси, он открывал фестивали в Эрмитаже, бодро играя на московском ветру, поблескивая золотой трубой из-под новоорлеанского канотье, напоминая тамошних и тогдашних корифеев своей темно-загорелой кожей. Он вырос в Бердянске, на степном морском юге, солнце, соль и песок, казалось, навеки впитались в него. Лет двадцать тому появился в Москве, поиграл маленько тут и там, но джаз тогда был не в чести, дело не пошло. Помыкавшись, он занялся чем-то другим, парень он был добродушный, смышленый, и кое-как подлатавшись и встав на ноги, уже в конце 90-х испытал неодолимую тягу к джазу, тягу, знакомую каждому музыканту, когда в душе поселяется блюз. И, наверное, было отчего. Женя Амбрис нашел Лебедева, старого друга, Лева тогда вернулся из долгих странствий по Штатам, полный музыки и доброты. Их союз чудесным образом расцвел. Помню, как играли они на каком-то юбилее в МК, и как Паша Гусев сокрушался, что его газета пишет о роке и попсе, а сама-то джаз любит.
Какой праздник устроили они на маевке Университета Натальи Нестеровой под Москвой, на пароходной прогулке! Как чудно играли они 3 июля в нашем клубе, а на следующий день - на памятном юбилее Армстронга в Эрмитаже! Во время их выступления программа Время на ОРТ сделала прямое включение, и миллионы телезрителей видели, как Женька, оборвав свое соло на высокой ноте, стал скандировать вместе с публикой "Сачмо! Сачмо!" В Амбрисе был необыкновенный артистический магнетизм, и да простят меня его ребята по Капелле, но когда Женя солировал, от него трудно было оторвать взгляд. Он немного закидывал голову назад и наклонял ее, чтобы было удобнее извлечь из корнета именно тот, ТОТ звук - черта многих музыкантов-самоучек, которых сама природа или Провидение привели к музыкальному инструменту. Через неделю на зеркальном мероприятии "Джаз с "Огоньком"" мы почти весь вечер сидели за одним столиком, попивали пивко и болтали о том о сем. Был покой и ничто не предвещало скорой разлуки. Еще через две недели на армстронговском вечере в Обнинске Женя вместе с Володей Галактионовым устроили такой фейерверк в диалогах, так блистали в чейзах, они так радовались друг другу, каждый выкладывался, в зале от этого творилось невообразимое, а восторг достигал ураганной силы. А потом шла песня "Какой это удивительный мир", и я сказал, предваряя ее, что это было как бы завещание Сачмо, его заповедь любить жизнь от самого момента пробуждения, когда видишь синеву неба, зелень листвы, и единственная мысль, которая должна овладевать нами, - какое счастье, какое чудо жизнь, какой удивительный мир. И Женя спел эту мудрую песню, но спел от себя, от своей души, своим сердцем. Он даже не спел, он говорил с залом, со всеми нами, и теперь мы понимаем, что это было прощание, может быть и не осознаваемое им самим.
Как будто судьба, наперед отмерив ему его век, отпустила рабу Божьему Евгению Амбрису напоследок столько счастья.

Алексей Баташев, Майя Кочубеева

Похороны Евгения Амбриса состоялись 19 августа.

На первую страницу номера