ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26
"Джаз в саду Эрмитаж - III": как это было
Олег МолокоедовНачнем с официальной информации: III международный фестиваль "Джаз в саду Эрмитаж" прошел в Москве 18-20 августа. Организованный дирекцией сада "Эрмитаж" и Московским джаз-ангажементом (МДА) Юрия Саульского при поддержке Комитета по культуре правительства Москвы, он в этом году привлек рекордно много слушателей - свыше 9.000 за три дня. 
Все так примерно и было. В этом году прежние организаторы оказались от фестиваля практически отставлены (за исключением Михаила Грина, сохранившего пост продюсера фестиваля). Практически всей организацией собственно фестиваля (мы не имеем в виду общепит, организацию прохода зрителей и т.п.) действительно занимался МДА, что - при несомненных плюсах вроде большого опыта в работе с бюрократией разных рангов - принесло и такие печальные последствия, как непрестанное нагнетание труднопереносимого пафоса ("Третий Московский Междунаррродный Фестиваль!!!") во всем, от рекламных материалов до ведения фестиваля. Это последнее оказалось вручено постоянному ведущему большинства мероприятий МДА Владимиру Каушанскому. За наблюдениями публики по поводу его манеры и стиля отсылаем вас в форум "Разговоры о джазе", сами же о грустном больше не будем.
Как и в предыдущие два года, организаторам единственного в Москве джаз-фестиваля под открытым небом сильно везло с погодой: все три дня с утра принимался дождь, но задолго до начала фестивальных концертов стихал.
В отличие от прошлых лет, фестиваль (кроме второго дня) сопровождался звуковыми проблемами (впрочем, не слишком значительными, но, естественно, малоприятными). Так, в первый день почти до конца концерта в звуковой картине царил басовый барабан при менее значительной слышимости солистов. А в третий, когда приехавшие телевизионщики врубили мощные осветительные приборы, посреди выступления московской вокалистки Анны Бутурлиной умерла вся звуковая аппаратура (звуковики мрачно сказали "фаза ушла"), и сопровождавший выступление Анны квартет пианиста Ивана Фармаковского буквально лег на амбразуру - в течение двадцати минут удерживал внимание публики игрой живьем, абсолютно безо всякого усиления. Честь и слава героям. 
Витас ЛабутисКонечно, в программе было достаточно много проходных номеров, были и не слишком удачные выступления тех, на кого возлагались большие надежды. Так, маститый "Вильнюс джаз-квартет" саксофониста Витаса Лабутиса и клавишника Олега Молокоедова (завершавший первый вечер) мощно отыграл инструментальную часть, но их постоянная приглашенная вокалистка Неда Малунавичуте находилась (ну это мягко, очень мягко говоря!) в не слишком блестящей форме, а программа в значительной степени была построена на ее пении. Так что буквально со второй вещи вильнюсские суперстары потеряли темп, шоу - обычно хлесткое, но цельное - потерялось в попытках общения с первыми тремя рядами плясавших зрителей (в то время как все остальные за спинами плясавших толком и не видели музыкантов), и программа их доползла до финала в полузатопленном положении.
Евгений Стригалев Однако в тот же день весьма интересно и нешаблонно выступил один из лучших молодых джазовых коллективов Петербурга - "Экстра Трио Плюс" альт-саксофониста Евгения Стригалева. Вместо обычного питерского "плюса" - пианиста Николая Сизова - вместе со Стригалевым, контрабасистом Григорием Воскобойником и барабанщиком Александром Машиным выступил один из лучших московских пианистов молодого поколения Иван Фармаковский, что придало сдержанной по энергетике, но остросовременной программе "Экстра трио плюс" еще больший динамизм. Конечно, слушать их на открытом воздухе для массовой публики не так уж просто - за этой музыкой надо следить, да и формат ее довольно-таки клубный - но, тем не менее, публика выслушала молодых питерских звезд со вниманием.
Донни Макказлин и Станислав ГригорьевПервый день завершился глубокой ночью в клубе "Авантаж". Дело в том, что клуб этот входит в состав одноименного гостиничного комплекса, который был среди спонсоров фестиваля (кстати, основные спонсоры - Hennessy и Volkswagen). Именно в этой гостинице жили все немосковские участники фестиваля, так что до джема им было идти недалеко. Участвовали в джеме не только те музыканты, кто играл на фестивале - например, украшение сейшна стали соло тенориста Станислава Григорьева. Однако основное внимание публики было приковано к хэдлайнеру - американцу Донни Макказлину, и не зря: он показал себя чутким, опытным и самозабвенным партнером, полностью отдаваясь музыке в не слишком длинных, но насыщенных и искушенных соло.
Анна КоролеваВторой день открыл квартет молодой (всего 21 год) московской саксофонистки Анны Королевой, которая продемонстрировала неожиданную для барышни столь юного возраста склонность к сложной и очень эмоциональной игре а-ля Эрик Долфи; возможно, когда Анна наберет более выразительный и интересный репертуар, она выдвинется в число лучших молодых саксофонистов столицы. 
Олег Киреев и Владимир ГалактионовОтличную новую программу показал саксофонист Олег Киреев, привлекший в свой новый фьюжн-проект "Music Band" изысканного трубача Владимира Галактионова. Материал проекта - фьюжн с заметными включениями элементов world-music, с опорой на клавишные (сам Олег, помимо сопрано- и тенор-саксофона, много играл на синтезаторе) и мощный электробас Дмитрия Ли. Программа целиком авторская и, на наш взгляд, знаменует новый, очень важный этап в творчестве Олега. Он, конечно, блестяще играет мэйнстримовые стандарты, но его незаурядная авторская индивидуальность слишком долго (едва ли не со времен "Орлана") оказывалась в тени этих стандартов.
Феликс ЛахутиИнтересным (хотя и достаточно вторичным) было выступление нового состава трио "Орнамент", в середине 90-х весьма заметного на московской клубной сцене: известный по игре с рок-группой "Браво" электроскрипач Феликс Лахути создал небезынтересную тембровую картину - 5-струнная электроскрипка, акустическая гитара и конги.
Алекс Ростоцкий и Юрий Парфенов Бас-гитарист Алекс Ростоцкий показал новую (кажется, третью или четвертую по счету) версию своего "Джаз-бас-театра" с программой только что вышедшего CD "Oriental Impress", основанной на музыке главного "ориенталиста" российского джаза - трубача Юрия Парфенова. Переклички электрического тенор-баса Алекса и инструментов Парфенова (труба, флюгельгорн, покет-флюгельгорн) составляли основу звучания проекта, которая базировалась на мощной ритм-секции (бас-гитара - Антон Ревнюк, барабаны - Дмитрий Севастьянов, фортепиано - Яков Окунь) и удачно дополнялась саксофонными соло Александра Закаряна и изысканной игрой на арабской лютне "уд" сирийца Камаля Баллана.
Паскаль фон ВроблевскиВторой вечер завершило выступление берлинской вокалистки Паскаль фон Вроблевски, которую сопровождала московская джаз-рок-группа "Транс-Анлантик". Удачно выбранный бразильско-танцевальный материал, где выигрышно смотрелся и незаурядный вокал Паскаль, и мощные саксофоны Ивана Волкова, и обильная перкуссия Юрия Генбачева, сделали этот проект "танцевальным хитом" фестиваля - количество пляшущей перед сценой публики превысило все рекорды прошлых лет.
Впрочем, на следующий день пляски были прекращены железной рукой телевидения, которому танцующие мешали снимать. После молодых, да ранних воспитанников педагога Петра Петрухина "Юниоры-XXI век" и уже упоминавшейся Анны Бутурлиной очень мягкую и лиричную программу сыграло "Супертрио" (аккордеонист Владимир Данилин, гитарист Алексей Кузнецов и басист Алекс Ростоцкий), а затем по воле телевидения же, не успевшего отснять российско-германский проект днем раньше, на три песни была вновь выпущена Паскаль фон Вроблевски.
Фестиваль завершило выступление американского саксофониста Донни Макказлина (George Gruntz Concert Band, Mingus Big Band, Steps Ahead), который играл как равноправный партнер в квинтете московского пианиста Якова Окуня (Виталий Головнев - труба, флюгельгорн; Антон Ревнюк - контрабас; Александр Машин - ударные). Не особенно подстраиваясь под своего заокеанского гостя, молодые российские музыканты предложили публике весьма сложную и напряженную авторскую программу Якова Окуня, выдержанную в духе современного нью-йоркского мэйнстрима и не делающую никаких уступок массовым вкусам. Тем не менее, публика выслушала эту программу со вниманием и даже достаточно ярко и тепло реагировала на сложные необоповые построения соло Донни и его российских партнеров. Единственная авторская композиция гостя была выдержана в традициях так называемой "гармолодии" с очень свободными, почти фри-джазовыми партиями баса и барабанов; и тем не менее внимание публики и к этой нелегкой для неподготовленного слушателя музыке было неподдельно большим. Хотя последний сет начался ближе к 11 вечера, сад покинула лишь малая часть слушателей. И хотя сет этот был едва ли не самым напряженным и сложным в музыкальном плане, свыше полутора тысяч человек продолжали внимательно и заинтересованно слушать ансамбль Окуня-Макказлина до конца. 
Комментируя этот факт, Яков Окунь был лаконичен, повторив известную сентенцию своего отца, пианиста Михаила Окуня: "А почему мы должны считать, что публика намного глупее музыкантов?". И был, конечно, прав.
На первую страницу номера