502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26
Эрмитаж-2000: все в сад!
У нас все наоборот. Когда во всем мире идут джазовые фестивали, у нас тихо. И только к концу августа кабинеты следователей и генералов на Петровке, 38 наполняются джазом, вырывающимся из-за деревьев напротив.
Вот и прошел очередной садовый фестиваль. Три дня III-го Московского международного фестиваля "Джаз в саду Эрмитаж" на совершенно открытом воздухе закончились 20 августа, не оправдав уйму разнообразных ожиданий крайнего толка. А таковых было немало. Так и не пошел ожидавшийся дождь - вопреки предсказаниям метеооракулов, фестиваль так и не стал провинциальным - вопреки предсказаниям музыкооракулов. Во время фестиваля ничего не сгорело и никого не обокрали, как предсказывали деятели, без которых успешно обошлись. На фестивале не было открытий, но был хороший, достойный и, в целом, профессиональный уровень музыки, который при ровном гуле толпы, фоне из многочисленных танцующих и обилии дорогого пива воспринимался настолько естественно, что это даже удивляло - в России ли мы? Председатель Московского джаз-ангажемента Юрий Сергеевич Саульский был счастлив оттого, что праздник состоялся. И слава Богу. А открытия делаются совсем в других местах и в другой обстановке.
Кстати, об обстановке. Элементы демократизма, обычно присущие джазу, здесь были сильно повержены. При нашей средней бедности не всяк любитель джаза может выложить стольник за билет, и в прошлые годы за металлическим забором выстраивалась солидная кучка страждущих, могущая за так услышать, если не увидеть, что происходит на сцене. В этом году Дирекция, узрев подобную несправедливость, оттащила пункт контроля билетов метров на 150 подальше. Заодно публика была лишена удовольствия видеть разборки служивых с журналистами, которых старались не пускать по редакционным удостоверениям, объявленным было аналогом аккредитационных карточек.
Понятие аншлага к этому фестивалю применять не совсем корректно, поскольку сад - устройство почти резиновое. Но народу было действительно много - по джазовым понятиям и применительно к Москве, тем более в уик-энд. Некоторая часть этого народа еще и музыку слушала. На европейских и американских фестивалях такого типа это явление обычное (акцент на слове "слушала"). Там слушает большинство. У нас это не так, но процесс уже идет. Тем более что послушать было что.
Сетования по поводу малочисленности американцев на фестивале, на мой взгляд, совершенно не оправданы. Представьте себе, что мы пригласили Кенни Гарретта, Джошуа Редмана и еще уйму саксофонистов на неизвестные деньги, и что..? А так сыграл свой сет один Донни МакКазлин. Сыграл энергично, профессионально, умно, а главное - так, как полагается в рамках современного мейнстрима, подошедшего к границе исчерпания возможностей этой сферы. Он показал все, что нужно, и сэкономил немало денег устроителям. В профессиональном отношении это была кульминация концерта. Но в эстетическом - душевное волнение вызвали одна баллада, предложенная МакКазлиным, и композиция Якова Окуня "Два клоуна", вырвавшиеся за рамки этого налаженного мэйнстрим-конвейера, который уже начинает тяготить. Заслуженного американца, переигравшего в разных стилях - от необопа до латины, имеющего закалку бойца ведущих оркестров - от Mingus Big Band'а до "Концертного бэнда Джорджа Грунтца", можно было слушать бесконечно, что он и обеспечивал при поддержке квартета нашего выдающегося "умного" пианиста Якова Окуня. Мне показалось, что самобытность самого Якова на этом несколько пострадала, хотя он утверждает, что играл в кайф. В отчетливый кайф и абсолютно надежно в этом квартете выступил питерский барабанщик Саша Машин, игравший почти за двоих, если иметь в виду Антона Ревнюка, контрабас которого был не слишком ясно озвучен и, вообще, не близок самому бас-гитаристу. Чуть было не забыл четвертого - Виталий Головнев со своей трубой был на уровне. До озарения остался всего один шаг - поэтому чуть и не забыл.
А вот забыть зарубежную фигуру №2 - Паскаль фон Вроблевски - дочь народов чуть ли не всех европейских стран с явно славянской атомной энергетической установкой внутри - не получится. Паскаль - это точно по-джазовому, это шоу, это классные импровизации, это дух джаза, наконец. От нее не ждешь ничего нового - от нее ждешь живое, доброе старое - а что..? С ней не смогли даже справиться все более совковые условия озвучивания фестиваля. И если во второй фестивальный день ее мощный голос пытался пропасть за басом и ударными аккомпанирующего состава "Транс Атлантик" Сергея Чипенко, то в финальный день аппаратура уже просто вырубалась, предоставляя музыкантам выбираться из ситуации собственными усилиями. Пик этих фокусов пришелся на выступление вокалистки из Москвы Ани Бутурлиной. Это затянутое выступление и так не отличалось разнообразием. А тут еще и это. Аня поет уже достаточно добротно, выученно, но искры божьей что-то не видно. Впрочем, и без искры можно достичь многого - чего стоит вся куча "Грэмми" небезызвестной Дайаны Кролл.
Третьи иностранцы условны. Это же практически наши родные литовцы. Ученица Чекасина вокалистка и флейтистка Неда Маланавичюте с квартетом Витаутаса Лабутиса выступить плохо не может по определению. Но показывать в Москве уже в который раз одну и ту же программу, видимо перенесенную из вечерних заведений Вильнюса, в которых приходится выступать группе, да и еще с некоторым элементом небрежности, все-таки неловко. Это же фестиваль в России, из которой прибыл родоначальник литовского джаза "Великий и ужасный" ЧК.
Вообще, как ни стремились некоторые деятели представить фестиваль средоточием традиции, кульминация пришлась на этноджазовую составляющую - именно там и происходит нечто интересное. Оттесненный с руководящих постов фестиваля бас-гитарист Алекс Ростоцкий показал великолепный проект своего джаз-бас-театра "Oriental impress", зафиксированный на новой пластинке. Собрание звезд, в котором выделяется трубач Юрий Парфенов, обеспечило адекватное воплощение многочисленных восточных идей, лежащих в основании проекта. Совершенно случайным образом рядом с этим проектом оказалось похожее, но иным образом воплощенное выступление в прошлом уфимского, а ныне всеевропейского саксофониста Олега Киреева. Здесь тоже выделялся трубач, но уже иного плана - Владимир Галактионов. Яркая этника, немного электроники, элементы шоу, хорошее инструментальное наполнение - замечательный музыкальный пудинг с изюмом. Настоящий изюм был обнаружен и в выступлении совершенно неожиданно появившейся звезды дамского саксофона - Ани Королевой. В том-то и дело, что в звучании девушки, приехавшей учиться в Москву из Краснодара, как раз нет ничего типично женского. Эта жесткая игра в современном стиле, заимствованная отчасти у Эрика Долфи, уже содержащая оригинальные идеи, позволяет надеяться, что настоящее открытие вот-вот состоится.
Анна Королева принадлежит к новому поколению, которое как-то быстро усваивает наследие предков. Легко это им дается. Поразительно грамотным и, даже, классным выглядело выступление "мальчиков" из джазового "рассадника" Петра Петрухина. Кондовое название "Юниоры - XXI век" не может скрыть джазовую матерость ребят, успевших нахватать уйму премий на разных конкурсах. Действительно зрело, хорошим звуком играл саксофонист Константин Сафьянов и ритм-секция во главе с пианистом Евгением Лебедевым. Теперь основная головная боль - как бы эти ребята не подались в коммерцию, ведь и в XXI-м веке джазом не проживешь. К молодым пока еще можно отнести питерскую группу "Экстра Трио Плюс". Альт-саксофонист Евгений Стригалев, прошедший школу Геннадия Гольштейна, не стремится повторять американцев и имеет собственный европейско-ориентированный почерк, что весьма симпатично. Остальные участники москвичам знакомы больше. Контрабасист Григорий Воскобойник прописался здесь с Андреем Кондаковым, Саша Машин вообще принадлежит двум столицам, ну а "плюсом" к трио стал крепкий московский пианист Иван Фармаковский.
В отличие от молодежи ветераны прошли не очень заметно, хотя и поддерживались возрастной группой любителей джаза, для которых важен дух и атмосфера их молодости, выделенности джазовой тусовки в те времена, когда и слова то этого не было. Так что для каждого на этом фестивале нашелся кусочек, если и не счастья, то уж удовольствия - точно. А если нет, то ведь есть и другие развлечения - баня, домино, казино.
А еще есть "спасибо", которое, как известно, ничего не стоит, но дорого ценится. Не спонсорам и комитетам. Им другие люди скажут. А тем, чьи усилия и нервы все равно ни чем не компенсируются. Спасибо вам, Юрий Саульский и Михаил Грин.

Михаил Митропольский

На первую страницу номера