ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26
Донни Макказлин: "Главное - эмоциональное содержание"
Сегодня мы слушаем музыканта, только что выступавшего в столице - нью-йоркского саксофониста Донни Макказлина. Он относительно молод, на джазовом горизонте появился только в начале 90-х, но за его плечами - сотрудничество с очень серьезными музыкантами. Он записывался и выступал с такими грандами, как Steps Ahead (на альбоме 1994 г. "Vibe" есть даже две его авторские пьесы), Концертный биг-бэнд Джорджа Грунтца (с которым в 1996 г. он впервые посетил Россию), Mingus Big Band (где, как и у Грунтца, с Донни работали русские музыканты - в данном случае трубач Александр Сипягин и басист Борис Козлов) и т.п. Его саксофон звучит даже на одном из альбомов поп-звезды Теренса Трента Д'Арби. Его весьма индивидуальная и узнаваемая "текучая" манера игры и искушенность в новой музыке делают его желанным участником и экспериментальных проектов самого разного сорта - от ансамбля аргентинского гитариста Фернандо Тарреса, с которым он записал два альбома (и посетил Россию в 1997 г.), до новоджазового проекта Lan Xang.
Есть у Донни и две сольные записи - "Exile & Discovery" (Naxos Jazz, 1998) и только что (в августе) выпущенный лейблом Arabesque альбом "Seen From Above". Мы беседуем с ним в "Ле Клубе", где он играет на следующий вечер после своего выступления с ансамблем московского пианиста Якова Окуня на фестивале "Джаз в саду Эрмитаж".

Донни МакказлинКакова предыстория нынешнего твоего приезда в Россию?
- Мы познакомились с Яшей (Окунем - ред.), когда я приезжал в Россию вместе с Сашей Сипягиным. Некоторое время назад Яша сказал Джереми, его и моему московскому другу, что хотел бы сделать со мной совместный проект. Тут как раз стало известно, что приближается этот фестиваль ("Джаз в саду Эрмитаж" - ред.) и мы можем там выступить. Яша организовал еще несколько клубных выступлений в Москве, и я решил ехать. Вот так все и получилось.
Для российского джаза пока еще не очень характерна ситуация, когда американского музыканта приглашают в основном для исполнения музыки российского автора. Что ты думаешь об этом?
- А мне просто очень нравится играть в этом составе, Яшина музыка - просто отличная, и я испытываю большое удовольствие от игры с этими ребятами - они прекрасно звучат. Так что для меня это совершенно нормальная ситуация. 
Мы ведь долго гастролировали по России с Сашей Сипягиным. Мы выступали в Сибири, на Урале, в Татарстане и здесь, в Москве. Так что я уже знаю многих российских музыкантов, знаю, как они играют, и для меня совершенно естественно к ним присоединиться. Мало того, что я уже был и играл здесь - я ведь и в Нью-Йорке много работаю с русскими музыкантами, с тем же Сашей и с контрабасистом Борисом Козловым, например.
В этот раз ты выступаешь только в Москве?
- Да, только в Москве. Всего четыре выступления: на фестивале - это была самая большая аудитория - и в клубах.
Каковы твои впечатления от фестиваля?
- О, это замечательно. Главным образом, конечно, аудитория: они такие открытые, так отзываются на музыку! При игре все время чувствуешь отдачу аудитории, и это очень здорово. Для меня это всегда очень важно, и я очень ценю это в слушателях, это качество у публики далеко не всегда бывает. Я впервые почувствовал эту особенность российской публики еще в тот тур с Сашей (Сипягиным - ред.) - прием был очень теплым, эмоциональным.
Везде так было? Обычно московская публика ведет себя несколько сдержаннее, чем в других российских городах.
- Ну, нью-йоркская публика тоже кажется более сдержанной, чем люди в других городах. Это просто синдром очень большого города. Это не значит, что они менее эмоционально слушают - они просто, может быть, чуть спокойнее проявляют свои эмоции.
Для меня было приятным сюрпризом, что ваш сет так хорошо приняли - ведь это была самая, наверное, сложная для публики музыка на всем фестивале.
- Да, я это почувствовал. Я ведь слушал почти всех, кто выступал на фестивале. Наша музыка не была самой сложной, я бы по-другому сказал: она очень интенсивная, современная. Интенсивная и в игре, и в наборе идей. И я, конечно, беспокоился, как люди ее примут. Им понравилось, и я очень этому рад. 
Я думаю, что та эмоциональная отдача, о которой я говорил, может появиться и появляется при исполнении любой музыки - более свободной, или более традиционной, все равно. Главное, чтобы в самой музыке - как бы сложна она ни была - содержался эмоциональный посыл, чтобы в сильных мелодиях, сильной ритмике, интенсивной игре слушатели чувствовали эмоциональное содержание. Тогда и отдача будет сильной.
Планировалась ли студийная запись в этот твой приезд?
- Мы говорили об этом, Яша говорил о желании сделать такую запись, но на сегодня кажется, что вряд ли что-то получится - трудно найти студию с хорошим роялем. Вообще говоря, мне пора купить какой-нибудь минидиск-рекордер: например, мне очень хотелось бы иметь запись выступления на этом фестивале, потому что выступление мне самому очень понравилось. Впрочем, я уверен, что это не последний мой приезд в Москву, я очень хочу продолжить сотрудничество с Яшей, и в следующий раз мы обязательно сделаем совместный альбом!

Беседовал Кирилл Мошков

На первую страницу номера