ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #27
Нью-Йорк: странные посвящения
"In His Own Sweet Way: a tribute to Dave Brubeck"Джон Зорн известен многими странными начинаниями и идеями. Один из его долгоиграющих и с идеологической точки зрения спорных проектов - серия компакт-дисков под общим названием Great Jewish Music, состоящая из сборных альбомов-посвящений различным музыкантам. Формально их объединяет происхождение музыкантов, но классифицировать это как "Jewish Music" можно с большой натяжкой. В самом деле, в этой серии уже вышли перепетые и переигранные композиции Сержа Гинзбура, Берта Бакарака, Марка Болана, ни одного из которых нельзя назвать еврейским музыкантом, и уловить в их творчестве прямую связь с еврейской культурой невозможно. Впрочем, альбом, о котором идет речь, был издан не в рамках этой серии, и даже не на американской фирме Tzadik. "In His Own Sweet Way: a tribute to Dave Brubeck" был выпущен ее братом-близнецом, японским лейблом Avant. Выбирая название альбома, составители цитируют название пьесы Дэйва Брубека "In Your Own Sweet Way". Вряд ли Джон Зорн решил отказаться от идеи своего собственного толкования истории музыки, а потому, как мне представляется, основной причиной замены лейбла стали вопросы авторского права, законодательство о котором в Японии существенно отличается от американского и позволяет выпускать в этой стране альбомы с дополнительными композициями, а то и вовсе тиражировать эксклюзивные и редкие произведения.
Брубековский трибьют существенно отличается от других зорновских компиляций. Во-первых, музыка Дэйва Брубека - джаз, поэтому играть его произведения вполне естественно для других джазовых музыкантов. Во-вторых, исходя из первой причины, состав музыкантов почти полностью джазовый. В-третьих, сам Зорн в записи не участвует.
Ну а теперь, перейдем непосредственно к альбому, собравшему очень многих даунтаун-музыкантов. Прослушав его от начала до конца, можно получить некоторое представление о том, что являет собой современная даунтаун-сцена. Именно эта его особенность заставила меня устроить подробный анализ. Кстати, сразу отмечу, что все без исключения композиции написаны Брубеком. По этой причине не стоит искать на нем "Take Five" и другие вещи, прославившие его как исполнителя, но сочиненные другими музыкантами.

Открывает альбом "Blue Shadows In The Street" в исполнении ансамбля Дэйва Слуссера. Набор инструментов самый необычный: терменвокс, фортепиано, контрабас, скрипка, гитара, ударные и волынка. На скрипке играет Карла Кихльстедт из Tin Hat Trio. Соло на теременвоксе вызывает щемящие романтические чувства, а соло на скрипке заставляет вспомнить о цыганах. Ясно, почему именно с этой вещи начинается пластинка. Столь странный состав цепляет мгновенно и заставляет слушать музыку дальше.
Сразу после этого идет "Far More Blues". На сей раз в плане выбора инструментов все более чем традиционно. Трио пианиста Ури Кэйна с контрабасистом Кенни Дэвисом и барабанщиком Беном Перовски играет то самое, что ассоциируется с нью-йоркским новым джазом. Явная собачатина довольно быстро перерастает в яркие прозрачные фортепианные вариации виртуоза Кэйна. Не обошлось и без фирменных фишек музыканта. Там и тут в буквальном смысле слова выскакивают острые пассажи стаккато с синкопами, многонотная полифония и, как всегда, цитаты из других произведений. Впрочем, в рамках джазового трио Ури Кэйн остается прежде всего музыкантом, а не аранжировщиком.
Третьими на альбоме играет квартет Pachora, которым досталась заглавная (точнее говоря, оригинальная) композиция "In Your Own Sweet Way". Как и следовало ожидать, Крис Спид, Брэд Шепик, Скули Сверрисон и Джим Блэк сделали балканскую аранжировку пьесы. По неизвестной причине на вкладыше к диску указано, что Шепик играет на клавишном (keyboard, а не keyboards), хотя совершенно ясно можно услышать звук саза. Вся композиции основана на сплошном кларнетном соло Спида, а остальные ему только подыгрывают. Кстати говоря, это не первое обращение музыкантов к совсем не турецким и не ближневосточным мелодиям. На своем последнем альбоме они переделали "The Man Who Sold the World" Дэвида Боуи.
В следующем номере настроение меняется. На этот раз свою интерпретацию "Summer Song" показывает гитарист Билл Фризелл. Напомню, что собственный последний альбом он записал в гордом одиночестве. На этом сборнике гитаристу тоже никто не мешает. Его медитативная аккордная гитара соло напоминает почему-то не только собственные работы Фризелла, но и тэп-гитариста Стенли Джордана.
Словно для контраста сразу после этого идет одна из самых известных тем Брубека "Blue Rondo A La Turk", которую взялись обработать единственные японцы в проекте - дуэт Ruins. Йосида Тацуя и Сасаки Хисаси играют честный драм-н-бэйс на барабанах и бас-гитаре. Впрочем, шестиструнный бас иногда пропущен через целую серию эффектов. Начинается композиция с дуэта нервных барабанов и прямолинейного баса. Вскоре к ним добавляется так называемый вокал. Середина довольно жесткая и громкая. Как всегда, их музыка похожа на стилизацию.
"Tokyo Traffic" играют любимцы молодежи Medeski, Martin & Wood. Характерное размазанное вступление ниоткуда, с помощью которого объединяются композиции на концертах, звучит на сей раз немного странно. Джон Медески играет в основном на рояле, и этим объясняется использование большого количества виртуозных пассажей. Брубек пианист, а потому, как и в случае с трио Ури Кэйна, фортепиано отводится главная роль, а контрабас с ударными остаются на заднем плане. Очевидно, что запись была сделана недавно, потому что стилистика ее совершенно та же, что и на альбоме "Tonic" и на последних акустических концертах.
И снова соло. Еще один не менее узнаваемый музыкант - пианист Энтони Колмен. Композиция называется "The Duke", а сыграна она так, как будто это регтайм. Колмен, как известно, потрясающий стилизатор, поэтому во время его исполнения создается полное впечатление, что играет тапер в каком-нибудь небольшом кинозале году в 25-ом, а то и раньше. Он явно сознательно воссоздает доджазовый саунд.
Вторая часть альбома начинается с пьесы "Calcutta Blues", представленную скрипачом Эвиндом Кангом. Здесь он играет на электроальте и электропиано, а помогает ему на сэмплере и драммашине Майкл Холл. Пожалуй, вся эта электроника, разбавленная альтом и семплами с закосом под таблу, выглядит довольно однообразно. Без сомнения, это самый скучный номер на всем альбоме.
Словно оправдывая свое название, квартет Slowpoke играет "Sixth Sense" расслаблено и меланхолично. Слайд-гитара Дэйва Тронзо добавляет пикантности к этой томной композиции. Слушая ее, сразу представляешь себе полутемную комнату с диваном и низким столиком, стоящую на столике бутылку вина, сигарету, дымящуюся в пепельнице, и медленно танцующую пару. Забавно, кстати, что в этой части буклета допущены сразу две опечатки, в результате чего композиция называется "Sixth Senth", а вместо "Dave Tronzo" написано "Dave Torenzo".
Третья сольная пьеса исполнена виолончелистом Эриком Фридландером. Он выбрал "Winter Ballad", в которой от джаза не осталось ровным счетом ничего. Красиво и слегка мрачно Фридландер играет низким звуком с характерными двойными нотами и неподражаемой завораживающей экспрессией.
С первых же нот следующей вещи "Jumpin" можно угадать музыкантов. У Sex Mob настолько узнаваемая манера, что перепутать их с кем бы то ни было невозможно. А вот саму композицию узнать можно с большим трудом. Тягуче и громко, с бесконечными глиссандо играют в унисон слайд труба Стива Бернстина и альт-саксофон Бриггана Краусса. А вот Тони Шерра и Кенни Воллесона здесь почти не слышно.
Самая необычная запись на альбоме - полностью сольная работа Дэйва Дугласа "Nomad". В первый и в последний (на сегодняшний день) в жизни раз он записал партии всех инструментов самостоятельно. Насколько удачно это получилось - сказать сложно. Насколько я знаю, Дуглас не собирается продолжать этот эксперимент. Запись, тем не менее, получилась достаточно любопытной. Особенно свежо слушаются диалоги музыканта с самим собой, когда две партии трубы записаны совершенно по-разному.
"Three To Get Ready" в третий раз представляют контрабасиста Тони Шерра, теперь в качестве партнера барабанщика Джои Барона. В Slowpoke и Sex Mob Шерр еще и звукорежисер, а здесь записывал музыкантов великий Джим Андерсон. Только этим можно оправдать присутствие такого слабого номера на пластинке. Звучит все совершенно бесподобно, но музыка не очень вразумительна, и от начала до конца остается ощущение, что это лишь вступление, а играть после него будет кто-то другой.
И, наконец, завершается альбом аранжировкой пьесы "Golden Horn" в исполнении трио Дэвида Кракауэра. Это единственная на всем альбоме еврейская обработка Брубека. Плачущий кларнет Кракауэра напоминает все сразу - от Klezmatics до Paradox Trio, что совсем неудивительно. Излишне, на мой взгляд, медлительное начало к середине композиции перерастает в нормальную плясовую мелодию, таким несколько странным образом подводя итог всему альбому.

Конечно, по одному только альбому "In His Own Sweet Way" нельзя составить достаточно ясное представление обо ВСЕХ музыкантах даунтауна. Даже те, кто принял в нем участие, показаны лишь с какой-то одной стороны. И все же эту работу можно рассматривать как отражение процессов проходящих в музыке. Кроме того, она достаточно проста и цельна, чтобы именно с нее начать свое знакомство с набирающими обороты музыкальными тенденциями.

Иван Шокин,собственный корреспондент
"Полного джаза" в Нью-Йорке,
http://www.shkin.com/downtown

На первую страницу номера