ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #34
Нью-Йорк: приключения E# - "Blues For Next"
Эллиот ШарпЕсть такое слово "мультиинструменталист". Малограмотный MS Word считает, что такого слова нет, но я-то знаю - точно есть. Обычно им называют не тех музыкантов, которые играют на нескольких родственных инструментах (например, на рояле, органе и синтезаторе, или, скажем, на разных саксофонах, кларнетах и флейтах), а тех, кто активно использует совсем непохожие друг на друга инструменты. Нередко не очень качественным, зато весьма разнообразным мультиинструментализмом грешат рок-группы, в которых это происходит иногда в силу финансовых причин, а чаще всего - в силу необходимости играть на сцене то, что было записано с большим количеством гостей в студии. В джазе все по-другому. Если в мейнстриме традиционно музыканты используют только один инструмент, то чем дальше музыка от основного направления, тем больше исполнителей, работающих с разными, часто довольно далекими инструментами. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить, например, Чарльза Мингуса, игравшего на контрабасе и на рояле, или - из тех, кого мне довелось слышать живьем, - Чарльза Гейла, играющего на саксофоне и, опять же, на фортепиано. Не так давно я попал на концерт музыканта, в арсенале которого куда более странное сочетание инструментов. Мультиинструменталист Эллиот Шарп играет на всевозможных видах электрогитар и... на саксофонах. В этот раз, впрочем, он ограничился только одним тенором.
Эллиот ШарпШарпа по количеству абсолютно непохожих друг на друга проектов иногда сравнивают с Джоном Зорном. В этом сравнении есть некоторая доля истины, хотя до бешеной активности главного музыкального монстра даунтаун-авангарда Эллиоту Шарпу все еще далеко. Честно скажу, что я пока мало слышал E# (так он сам себя обозначает - поскольку первый его инициал и фамилия по-английски означают маловозможное "ми диез", т.е. E#) живьем. Точнее, до этого концерта я видел его только в качестве сайдмена, а не в качестве лидера. С тем большим интересом я наконец осуществил давний план и выбрался на выступление наименее авангардного проекта музыканта - на концерт Elliott Sharp's Terraplane. По уверениям самих музыкантов, а также лейбла Knitting Factory Works, который все никак не может напечатать их двойной альбом "Blues For Next" (к планирующемуся выходу которого и был приурочен концерт), группа играет блюз. Более того, в записи принимал участие легендарный блюзовый гитарист Хьюберт Самлин (многолетний член группы Хаули Вулфа - ред.). Тут снова можно обнаружить некоторое пересечение с музыкальными изысканиями Джона Зорна, который для записи своего знакового альбома "Spillane" пригласил не только своих друзей-музыкантов по даунтауну и знаменитый Kronos Quartet, но и великого мастера "Телекастера" Альберта Коллинза. Там, однако, концепция была совсем другая, и к блюзу имел отношение лишь один бесконечный джем.
Эрик МингусЭллиот Шарп и Terraplane действительно играют блюз. Блюз по форме и почти всегда - блюз по содержанию. Вопрос в том, как и с кем они его играют. Вот тут-то и начинается самое интересное. У группы я бы выделил четыре резко отличающиеся друг от друга составляющие. Иногда они пересекаются между собой, создавая несколько разных стилей и поджанров. Определяющими компонентами я бы назвал игру Шарпа на тенор-саксофоне, его же игру на гитарах (их много, но все-таки они ближе друг к другу, чем ко всему остальному), сладковатый соул-вокал приглашенного вокалиста Дина Боумана и поразительно мощный, иногда речитативный вокал тоже приглашенного Эрика Мингуса (вот, кстати, недостающее звено, связывающее мультиинструменталиста Шарпа с отцом Эрика - мультиинструменталистом Чарльзом Мингусом). Еще один саксофонист в квартете, играющий на альте и баритоне - Сэм Фернес - и ритм-секция, состоящая из бас-гитариста и тубиста Дэвида Хофстры и электронно-акустического барабанщика Сима Кэйна, лишь в некоторой степени усиливали или ослабляли эффект, порожденный основными составляющими.
Сэм ФернесНачался концерт с почти совсем джазовых композиций, в которых Шарп играл на саксофоне, Дэвид Хофстра играл на тубе, Сэм Фернес на альте, а Сим Кэйн - на обычных барабанах. Саунд, похожий поначалу на то, как играли блюз джазовые музыканты еще лет пятьдесят назад, к третьей вещи окончательно переродился и стал тяжелым, грязноватым и экспрессивным, то есть таким, как обычно играют джаз в даунтауне сегодня. Но это продолжалось недолго, так как на сцене появился Дин Боуман. После демонстрации сахарно-плаксивого варианта современного черного блюза в качестве более жесткой альтернативы следующая вещь была исполнена Эриком Мингусом в яростно-агрессивной манере, вобравшей в себя как интонации Тома Уэйтса, так и запал протестантских проповедников. После этого, продемонстрировав весь спектр того, что умеет Terraplane, Шарп отложил саксофон и взял в руки первую из своих четырех электрогитар. Вскоре с тубы на бас-гитару перешел и Хофстра.
Дэвид ХофстраВ основной, гитарной части концерта, закончившегося джемом-госпелом, исполненным всеми участниками концерта и посвященным скорейшему выходу альбома, было все то, из-за чего стоило прийти на выступление ансамбля, и что в конечном итоге можно назвать причиной написания этого текста. В техническом арсенале Эллиота Шарпа присутствуют практически все знакомые мне гитарные приемы. Он играет пальцами, плектром и слайдом, на полуакустической, полнотелой и стальной электрогитарах, с примочками, секвенсорами, семплерами и фидбеком, и без милых сердцу авангардиста пружинок, ключей и прочих негитарных предметов тоже не обходится. Главное тут, пожалуй, то, что вся эта техника не используется просто ради себя самой - все к месту и вовремя. Для меня всегда остается загадкой, чем руководствуются музыканты, выбирая тот или иной технический прием или тот или иной инструмент. У Шарпа эта неочевидная избыточность средств тоже наблюдается, но в звуке лишних элементов нет. И, что самое удивительное, ему действительно удалось построить двухчасовой концерт в едином ключе, так что все изменения внутри композиций и между ними выглядели органично. Особенно я бы отметил просто сногсшибательные переходы от джаза-блюза с относительно спокойной гитарой и акустическими барабанами к рокочущему фанку с барабанами электронными и мечущейся гитарой. Конечно в этом есть немалая заслуга барабанщика Сима Кейна.
Сим КейнВот, пожалуй, и все о концерте. Осталось выяснить как в Terraplane вписался Хьюберт Самлин, но для этого придется подождать, когда же наконец Knitting Factory Works выпустит "Blues For Next". По последним данным, выпуск отложен ровно на месяц. Свежо предание, да верится с трудом. Хотя это не Россия, может - и в самом деле напечатают.

Иван ШокинИван Шокин,собственный корреспондент
"Полного джаза" в Нью-Йорке
фото автора
Downtown Music

На первую страницу номера