ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #37
Джаз лучше слушать, чем говорить о нем много
Мне тут пришлось проехать по Москве на машине с приятелем. Из приемника доносилось "Эхо Москвы". Борис Алексеев (БА) принимал Валерия Киселева (ВК) по случаю выхода записанного последним в дуэте с Евгением Печниковым компакт-диска "Эхо Гарлема" в Русской серии лейбла Jazzland. Мой коллега догадался включить магнитофон, так что я предлагаю вам избранные места (но это - большая половина диалога) из своей расшифровки.
К сожалению, на письме нельзя передать ни безапелляционности, с которой БА говорит то, что говорит, ни абсолютно, на мой взгляд, неуместного панибратского тона, который иные слушатели наверняка принимают за доверительность.

БА: Валера, я как-то догадываюсь, что этой своей работой ты как-то возвращаешься в эру свинга. Та эра, которая уже ушла, и все! О которой только в книжках можно почитать. ... Но не больше. Как бы уже была эра - и нет эры. Осталась она только в воспоминаниях. Или я не прав?
(Не прав, конечно, и ВК пытается дать ему это понять):
ВК: Эта музыка стала классикой. Это должно играться всегда. Мне кажется, эта музыка перейдет с нами в XXI век.
БА: XXI век - это да!
(О продолжающейся вот уже лет пять моде на "новый свинг" БА, очевидно, не имеет представления).
...
БА:
Нынче как-то джазовых дуэтов я не могу припомнить!
(комментировать эту, мягко говоря, неосведомленность, наверное, нет необходимости)
Но ВК опять пытается спасти положение:
ВК: Я слышал и сольные, Джошуа Редман, например...
БА (объявляет): Самая знаменитая, пожалуй, и любимая слушателями композиция Дюка Эллингтона "The Mooche"!
(Самая знаменитая и любимая? Согласно каталогу Bilefelder, инструментальная вещь Эллингтона того же периода "Black & Tan Fantasy" (которая еще прозвучит в передаче), исполняется как минимум вдвое чаще; про песни типа "Don't Get Around Much Any More" и "Satin Doll" я уже и не говорю... Я сам люблю больше Эллингтона "эры джунглей", но истина, все-таки, дороже).
...
БА:
Ты, Валера, все-таки отчаянный человек. Ты рискнул в одиночку (а второй участник дуэта - Печников? - ДУ). У Эллингтона три кларнета солирует, а ты четко снял ноту в ноту, не отходя, не привнес ничего своего. Это ты специально так, просто пошел по оригиналу?
(Ну что может сказать любой артист, когда ему в лицо говорят, что он не добавил ничего своего?)
ВК: Нет, оригинальной осталась только тема.
(Да и она, естественно, не осталась... как же? Выше сам Алексеев заявляет, что дуэтов не может припомнить - с одной стороны...а с другой - у Эллингтона же ТРИ кларнета!)
БА: Валер, а вот "Black & Tan Fantasy" ты здесь играешь на уникальном инструменте!
ВК (озадаченно): Это - бас-кларнет.
БА: Он, по-моему, в каких-то единицах только существует... (видимо, лицо у ВК вытягивается)... в России.
ВК: Нет, но почему же? Бас-кларнет - обязательный инструмент симфонического оркестра.
БА (рад, что выкрутился): Да-да... в джазе, я имею в виду.
ВК: Ну, редкий... Хотя в джазе был знаменитый Эрик Долфи, Боб Минцер, я слышал, недавно записал...
БА (поддакивает, хотя имя Минцера явно слышит в первый раз): Да, Долфи - он лихо на нем...Ну, значит, Эрик Долфи, Боб Мезли (?!) и...Валерий Киселев!

(музыка)

БА (после музыки): Не хочешь на нем всю программу вот эту сделать? Звук такой элегантный и - главное - неслыханный!
(Да, совсем не слыханный Борисом Алексеевым - в том же "The Mooche" на диске "Ellington Uptown" бас-кларнет играет и соло, и дуэт и в оркестре).

Ну вот, собственно, и все. По-моему, комментарии излишни. Но, если вам интересно, я, друзья, мог бы и еще что-нибудь от Бориса Алексеева послушать. Все это было бы очень смешно. Когда бы не было так... Именно так, а не как надо.

Дмитрий УховДмитрий Ухов

На первую страницу номера