ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОРТАЛ JAZZ.RU
     
member of
Europe Jazz Media

for our english-speaking readers: russian jazz podcast, russian jazz news, russian jazz artist pages, russian jazz festivals and more
главная страница: вход на портал "джаз.ру"
начинающим: краткая история джаза
слушать здесь: бесплатный джазовый подкаст от "джаз.ру"
"джаз.ру" - видео! - видеораздел портала. только оригинальные российские джазовые видео!
календарь джазовых дат
новости "джаз.ру" в rss

Loading
ЖУРНАЛ "ДЖАЗ.РУ"

журнал "джаз.ру": свежий номер; подписка; где купить
"полный джаз": сетевая версия журнала "джаз.ру" 18 лет в Сети
new! постоянно обновляющаяся лента джазовых новостей: "полный джаз 2.0"
подшивка "полного джаза": все выпуски (с 1998)
подписка: текущие новости джаза в rss
new! follow us on twitter
ЛЮДИ ДЖАЗА
музыканты: россия и экс-ссср - персональные страницы на "джаз.ру"
фотографы и журналисты
фотографии музыкантов на downtownmusic.net
оркестр олега лундстрема - официальный сайт
олег киреев - официальный сайт
пианист иван фармаковский - официальный сайт
алексей круглов - официальный сайт
даниил крамер - официальный сайт
алексей кузнецов - официальный сайт
вокалист александр андреев
ансамбль классического джаза валерия киселева
ДЖАЗ ЖИВЬЁМ
россия: клубы, концерты - сводная афиша: москва, санкт-петербург, екатеринбург, нижний новгород и др. города
джазовая афиша: лента джазовых анонсов в живом журнале
фестивали: путеводитель по джазовым фестивалям россии
радио, тв: джазовые программы в российском эфире - путеводитель
РАЗГОВОРЫ
начинающим: завсегдатаи портала рекомендуют музыку
livejournal: сообщество "джаз.ру" - общение ценителей джаза в "живом журнале"
джазовый форум - общение знатоков джаза и импровизационной музыки в классическом формате веб-конференции
джаз.ру "в контакте" - группа журнала "джаз.ру" в популярной российской социальной сети
джаз.ру @facebook - официальная страница российского джазового журнала в международной социальной сети
джаз.ру в одноклассниках - официальная группа российского джазового журнала в старейшей российской социальной сети
follow us on twitter
РАДИО
джазовые радиоархивы: слушать!
радио, тв: джазовые программы в российском эфире - путеводитель
слушать здесь: джазовый подкаст от "джаз.ру"
ОБРАЗОВАНИЕ
джазовое образование в россии: краткий путеводитель
джазовое образование в сша: краткий обзор
джазовая кафедра московского университета культуры: специальная страница
московский колледж импровизационной музыки
эстрадно-джазовый колледж "консорт"
ДЛЯ МУЗЫКАНТОВ

технологии для музыкантов

БИБЛИОТЕКА
начинающим: завсегдатаи рекомендуют музыку
начинающим: краткая история джаза
книги о джазе: теория, история, музыканты о музыкантах - читать!
видео: видеоканал "джаз.ру" на youtube, а также видеоархивы портала - смотреть!
сериал кена бернса "джаз": русская версия
НОВОСТИ
подписаться на новости от "джаз.ру" в rss
ПОИСК
поиск по порталу: страница поиска
О ПОРТАЛЕ
карта портала
о проекте. наши авторы.
использование информации
реклама на портале
КОНТАКТ
связаться с редакцией
ссылка на "джаз.ру"
   портал "Джаз.Ру": все о джазе по-русски
РАЗНОЕ
Rambler's Top100 Service
Искать на Озоне

ПАРТНЕРСТВО
BLUES NEWS
Downtown Music Блюз в России
Old Blues
Guitarist.Ru

ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТРАНИЦА

Архивные публикации об
Александре Фишере


наш человек

Музыка - жизнь, жизнь - музыка


Сегодня с известным джазовым музыкантом Александром Фишером (кто не знает: лауреат многих международных фестивалей, уроженец нашего города, ныне живущий в Вене) беседует его родная сестра - хабаровская журналистка Алла Голубева . Итак, интервью с братом, приехавшим на днях в свой (наш) родной Хабаровск.

- Ты уже много лет не живёшь здесь, но почти ежегодно сюда приезжаешь. Мотивы?

- Прежде всего - сам Хабаровск, где, как ты знаешь, я родился и прожил, может
быть лучшие или важнейшие годы жизни. Здесь началась моя музыкальная карьера, здесь я - было мне тогда семь лет - переступил порог музыкальной школы...

- Хорошо это помню, мы ведь туда поступали вместе. У школы и помещения своего не было, занимались в подвале ТЮЗа - Театра юного зрителя...

- В музыкальную школу нас отдала мама, Елена Михайловна, и о её выборе я не жалею... С мамой я не умел спорить, и по её инициативе занимался то в кружке "Умелые руки", то в секции плавания, то строил модели кораблей в Доме пионеров...
Я попал к очень опытному педагогу Валентине Михайловне Курносовой. Скоро школа переехала в здание, где сейчас находится колледж искусств, на улице Волочаевской... Там я школу и окончил, по классу фортепиано.

- Давай вспомним педагога по фамилии Муран, имя его я забыла. Наверное,
не повстречайся он тебе в жизни, многое бы сложилось у тебя иначе...

- Да, не исключено, что без него я вообще не стал бы музыкантом. Меня тогда интересовали радиотехника , звукозапись, фотография... Не случайно я позже окончил отделение проводной связи Хабаровского железнодорожного техникума. Владимир Константинович Муран в школе, где мы с тобой учились, преподавал английский и немецкий. А еще - организовал в школе духовой оркестр. Как и везде, где ему доводилось работать. Всегда начинал это дело с нуля и как-то добива лся, чтобы школа приобрела музыкальные инструменты.

- Это я очень хорошо помню: мы, старшеклассники, работали на лесозаводе, грузили какие-то доски, и одна , представляешь, мне сверху на голову упала! Ходила я вся в бинтах, но всё обошлось... А зарабатывали мы деньги на эти самые музыкальные инструменты!

- Так вот, Муран, узнав, что я учусь в музыкальной школе, можно сказать, силком привел меня в ученический духовой оркестр. Там он вручал всем инструменты, и я сначала играл (вернее, пытался играть) на кларнете, уже после - на трубе, как и он сам. Муран даже на уроки английского приносил трубу и разучивал с нами песни. Благодаря Владимиру Константиновичу (его мне повезло встретить, как говорится, в нужное время и в нужном месте) я стал профессиональным музыкантом.
Много лет спустя я разыскал его, через Всесоюзное адресное бюро, в городе Аксай Ростовской области. Году в 1978-м, я тогда работал в оркестре О. Лундстрема, во время гастролей в Ростове-на -Дону мы встретились. Он несказанно обрадовался, всё повторял, что гордится тем, что хоть кто-то из его учеников "вышел в люди". Мы переписыва лись, еще встречались, вплоть до его кончины.

- Печально, конечно, я этого славного человек тоже помню... Теперь, Шура , мне бы хотелось, чтобы ты рассказал о коллективе, с которого, если не ошибаюсь, исчисляют историю джаза в нашем крае. Я про ансабль Вадима Горовица.

- Правильно. Услышал я о Горовце после армии. Тогда служили по три года, и я там тоже занимался музыкой - играл в полковом оркестре, в ансамбле песни и пляски... Вадим Горовиц был известен в городе как джазовый инициатор: руководил квинтетом, который съездил на фестиваль в Таллин и вернулся дипломантом. Горовиц и пригласил к себе. До меня трубы в ансамбле не было, это был квинтет с саксофоном и гитарой; официально коллектив числился при окружном Доме офицеров Советской Армии - ОДОСА, теперь ОДОРА.
Я принял предложение, эстрадно-джазовая музыка меня тогда уже очень увлекала. Правда, руководство косо посматривало на наши джазовые приоритеты... Бывали гастроли по Дальнему Востоку. А весной 1968 года мы съездили в Москву, на Всесоюзный фестиваль джаза , и наш ансмбль стал лауреатом среди гостей, то есть не москвичей.
Кто тогда был? На контрабасе играл Алик Кичигин, на барабанах - Саша Цыгальницкий, - это была весьма сыгранная, сильная ритм-секция того времени, безусловно, одна из лучших в Советском Союзе. На саксофоне - Слава Захаров, на гитаре - Витя Иванов, о его нынешней судьбе я ничего не знаю.

Горовиц уже давно переехал в Москву, играл в ресторанах, потом вообще из музыки ушел "в бизнес". Все разъехались, кроме Славы Захарова, он остался и до сего дня работает в Хабаровске.

- Расскажи, как ты попал в Москву.

- После того Всесоюзного джазового фестиваля я остался в Москве, давно в планах у меня был Институт имени Гнесиных (много позже я сам преподавал в нём джазовую трубу и ансамбль). Помню, остановился у знакомого музыканта, Саши Гордеева, который дал мне возможность заниматься на трубе в его квартире... В тот год в институт приняли лишь двух трубачей, меня сначала зачислили на заочное отделение. После третьего курса удалось перевестись на очное, дневное. Так я в первый раз стал как бы москвичом...

По вузовскому направлению два года , с 1973 по 1975, я обязан был отработа ть в Хабаровске. Мама , «мотор» всех событий в нашей семье, «организовала» мне направление в симфонический оркестр, который уже тогда возглавлял Виктор Зигфридович Тиц, прекрасный музыкант и человек. Но у Тица имелся полный комплект трубачей,.. и тут из управления культуры вдруг предложили: "Не хотите ли музыкальным руководителем в детском театре?"

...Так я оказался в ТЮЗе, куда главным режиссером, почти одновременно со мной, приехал из Москвы Мирослав Кацель. И так я познакомился с миром театра. Помню, предложили мне сочинить музыку к спектаклю "Орфей". Музыку я написать взялся, что до сих пор считаю своей ошибкой... Главный герой пьесы, бард типа Высоцкого, сочинял песни и пел их под акустическую гитару. Требовалось знать традиции бардовской песни, ощущать поэтичность стихов. Увы... Но в целом спектакль оказался удачным, о нем писали.

- Поговорим о твоем "магомаевском" периоде...

- Шел 1975-й. Моя "семейная лодка разбилась о быт". Умер папа . Фиаско моей идеи: я хотел вместе со Славой Захаровым создать какой-то новый джазовый коллектив. Но неожиданно Слава "дал задний ход", дал понять, что рассчитывать на него не стоит: он не уйдёт из ресторана , где он тогда работал, в какое-то новое и незнакомое дело...
Ансамбля при ОДОСА в прежнем его виде уже не существовало, джаза как такового в Хабаровске уже не было. Я написал московским коллегам, в т.ч. Герману Лукьянову, известному джазовому музыканту. Он откликнулся: "Я сейчас работаю дирижёром в Госоркестре Азербайджана под руководством Муслима Магомаева, гарантирую место трубача ..." Муслим набрал себе лучших московских музыкантов джазовой ориентации. Был, конечно, и элемент престижности. Оркестр включал струнную группу из женщин, на сцене - в белых платьях, мужчины - в чёрных костюмах; считалось, что так хорошо смотрится...
Через год "службы" у Магомаева мне поступило приглашение от Олега Леонидовича Лундстрема ...

- Он же в Книгу рекордов Гиннесса занесён как музыкант с самым большим сроком руководства оркестром. Сколько, не помнишь: 60 лет или больше?

- Во всяком случае даже дольше, чем Дюк Элингтон, но, думаю, не это важно. Важно другое: этот оркестр своим долгим и успешным существованием постепенно легализовал в Советском Союзе джаз как жанр. Ведь официоз в СССР относился к нему с сомнением, видел в нём нечто сугубо буржузное, чуждое социализму...

- В "Крокодиле" даже стишок был: "Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину
продашь!"

- Изначально этот оркестр зародился за границей. Родились Олег Лундстрем и его брат Игорь в Китае, в семье советских подданных, строивших КВЖД, Китайско-Восточную железную дорогу. Вернулись, жили в Казани, где братья учились в консерватории, там воссоздали свой оркестр... Я ведь еще в 1959-м, школьником, был на выступлении оркестра Лундстрема у нас в Хабаровске, на стадионе имени Ленина. Огромный стадион был полон, на город с маленьких самолётов сбрасывали афишки концерта!.. Разве я мог тогда предполагать, что буду когда-нибудь работать в этом оркестре?
В разное время солистами его были Нани Брегвадзе, Майя Кристаллинская, Алла Пугачёва, квартет "Сердца четырёх"... При мне там пели в разные годы две Ирины - Понаровская и Отиева. Лундстрем фактически "раскручивал", как теперь говорят, молодых артистов, причём совершенно бескорыстно.

- Я помню: когда оркестр и ты с ним приезжали на гастроли в Хабаровск, у нас в гостях Игорь Лунстрем рассказывал о своей "исторической родине" - Китае...

- Оркестр Олега Лундстрема был отличной школой, но когда шесть лет спустя Коля Левиновский пригласил меня в известный уже тогда ансамбль "Аллегро", мне показалось, что это даёт мне какой-то новый шаг вперёд. Коллектив из восьми человек занимал, начиная с 1983 года, первое место среди джазовых групп, по итогом опроса джазовых обозревателей СССР. В "Аллегро" я проработал три с половиной года, и это была очень интересная, разноплановая работа . Я много для себя узнал нового, и, безусловно, многому научился. Ансамль был востребованным и активным - мы объездили не только фактически весь Союз, но и побывали в Югославии, Германии, Франции, Венгрии, Шри-Ланке, Индии...

- Перед поездкой в Индию ты, помню, даже ускоренные курсы английского языка прошёл, чтобы увереннее себя за границей чувствова ть...

- На следующем этапе у меня была обширная гастрольная работа, и за рубежом, и в нашей стране. Это пришлось на время моего сотрудничества с пинистом Даниилом Крамером. Наш «Дуэт Фишер-Крамер» все четыре года был, как мне кажется, весьма популярен.

- Вы вместе были и в Хабаровске, и вас здесь исключительно тепло принимали...
Последний мой вопрос - об австрийском периоде твоей жизни.

- В Вене, столице Австрии, я живу и работаю уже 13 лет. Не то чтобы сознательно решил стать «эмигрантом», скорее, «так получилось». В течение нескольких лет приезжая на летние курсы в Каринтии, на юге Австрии, я постепенно приобщился к джазовой жизни страны, стал её участником. Не скажу, что всё было просто... Австрия - страна высокой культуры и вековых традиций. Здесь сосредоточено много композиторов, исполнителей, творящих в самых различных стилях и жанрах. Работать музыканту, в том числе джазмену, здесь нелегко, хотя и очень интересно.
По документам я - гражданин двух государств, России и Австрии. Среди результатов моей работы здесь - шесть компакт-дисков; среди них есть и авторские, с написанной мною музыкой, и те, где я вступаю «сайдменом»...
Моя жизнь - это жизнь джазового музыканта, со всеми её особенностями, и она продолжается... А началась она с хабаровской школы №57, куда меня чуть ли не за ухо привёл Владимир Константинович Муран. Кстати, сам он довольно прилично играл на трубе...

Хабаровский Экспресс, 6.09.2006.
 

ДЖАЗ: ДОЛГОЖДАННЫЙ РЕНЕССАНС?
Молодой дальневосточник, 30 января 1982 года

Вам не кажется, что слушатели уже устали от огромного количества звучащей виа-музыки, даже от рок-музыки, популярной сейчас во всех модификациях, и особенно - "вокально-гитарной"? 
Я задаю этот вопрос не случайно. При всём своём пристрастии к джазу я всегда ревниво слежу за состоянием музыкальной культуры, и, как мне кажется, на сегодняшний день произошёл процесс накопления, точнее сказать, насыщения музыкального рынка огромным потоком этой, в основном развлекательной, музыкальной индустрии. А по закону насыщения (как это бывает с модной одеждой) то, что есть у всех, перестаёт быть новым и привлекательным. Хотя, разумеется, позиции рок-музыки по большому счёту достаточно сильны, и она продолжает существовать и развиваться. 
Но я не о роке, а о джазе хотел бы повести речь.
Сейчас во всём мире уже явно ощущается возврат интереса к джазовой музыке,
своего рода ренессанс. От некоторого охлаждения, "отстранения" от джаза - джаз только выиграл. Теперь уже можно с некоторого расстояния взглянуть на то, что казалось крайне экспериментальным, иногда эпатирующим (и что порой действительно приводило к тупиковым путям развития)... 
Вспомним: к концу 60-х годов джаз подошёл во всеоружии накопленного, блистая неповторимыми дарованиями, хотя и не без противоречий. Но с вершины его расцвета путь вёл не вверх, а вниз. Даже на американском континенте, где джаз давно вошёл в повседневный быт, - там его губило тиражирование в других, менее содержательных видах музыкального творчества. Собственно, это неизбежно. В любой области культуры периоды расцвета и упадка чередуются. Путь с вершин - только к звёздам. Или обратно, на землю...
Не касаюсь сейчас вопроса становления и развития джаза в нашей стране, скажу только, что, по-видимому, мы всё же отстаём в понимании того, какое место занимает джазовая музыка в мировой музыкальной культуре... Давно прошли времена, когда сама необходимость существования джаза в стране была предметом споров и дискуссий. Джазовая музыка по-прежнему практически не звучит у нас в быту... 
Что такое - бытование музыки в нашей среде? Это значит, что, включив репродуктор или транзистор, мы можем услышать концерт любимого коллектива или артиста. Зайдя в магазин грампластинок - купить пару новых дисков, а в кассе филармонии приобрести билеты на интересующую нас программу. И так - сегодня, завтра и всегда.
От посетителей джазовых концертов я нередко слышу примерно следующее: "Мы не очень хорошо понимаем (чувствуем?) эту джазовую музыку, потому что её негде послушать, мы на ней не воспитаны". С другой стороны, сотрудники радио, телевидения подчас утверждают: "На джаз почти нет заявок, его не просят исполнять; слушатели его как-то не очень понимают...".
Создаётся замкнутый круг: публика не знает, потому что её "не воспитывают", а те, кто мог бы помочь её постичь красоту сложного жанра, ссылаются на мнение публики. Но ведь и на симфонической музыке большая часть слушателей "не воспитана"! 
Что же может порвать этот порочный круг? Может быть, здесь мешает сила инерции?
Развитый джаз занимает, я бы сказал, некое промежуточное положение - и по сложности музыкального я зыка, и по ёмкости образов, - между музыкой так называемых "серьёзных" жанров, например, камерной, симфонической, и музыкой популярной, развлекательной. Джаз как музыка преимущественно малых форм мог бы стать - в первую очередь для молодёжи - чем-то вроде мостика между музыкой популярной и серьёзной, классической. Кстати, ярлык "лёгкой музыки", навешиваемый по инерции на джаз, уже давно стал терять своё значение. Это началось с 40-х годов, то есть ещё с появления на музыкальной арене Чарли Паркера и его сподвижников, музыку которых и сейчас, в 80-е, многие считают "тяжеловатой" для восприятия. Джаз давно вышел из танцзалов на концертную эстраду, что, конечно, не отрицает диксиленды и другие группы "облегчённого" по современным меркам звучания. В мире джаза имеется очень большое количество образцов, где произведения, запечатлённые в записи, преследуют самые серьёзные эстетические цели, вызывают глубокие чувства. Достаточно назвать хотя бы несколько примеров: это музыка оркестра Гила Эванса; это весьма сложное творчество Джона Колтрейна, родоначальника целого направления в музыке; произведения Орнета Колмэна; это творчество таких корифеев джаза, как Дюк Эллингтон, гастролировавший в СССР в 1971 году, или Чарльз Мингус, Стэн Кентон или Телониус Монк, это, наконец, творчество Германа Лукьянова и Збигнева Намысловского...
Достижения джаза - это и общие завоевания современной музыки: внедрение в область развития яркой изысканной мелодики, в область смелого обогащения гармонии, глубокое и новое проникновение в природу тембров инструментов (особенно духовых и ударных, а в последнее десятилетие - и электронных) и их сочетаний. А самое примечательное - это удивительные и не существующие в других направлениях музыки ритмические особенности и находки, обозначаемые часто терминами "бит", "свинг", драйв" и другими, но плохо поддающиеся словесному объяснению и не передаваемые в нотной записи.
Нельзя обойти, наконец, характернейшую черту джаза - импровизацию - спонтанное музицирование без предварительной "выучки" нотного материала. Поистине импровизация - гордость джаза!
Всё зто - огромный вклад в сокровищницу музыки, к сожалению, пока мало у нас оценённый. Я глубоко убеждён в том, что джазовая музыка, став серьёзным постоянным увлечением многих людей, способна объединять их в своём увлечении, обогащать их, делать содержательным и осмысленным их досуг, расширять музыкальный кругозор, а также облегчать им переход к пониманию музыки симфонической, камерной, фортепианной...
А.Фишер


ДЖАЗ НА АМУРЕ - Хабаровск-86
Музыкальная жизнь №15 (689), август 1986 года

Музыкальный фестиваль "Джаз на Амуре" ведёт начало с тех самых пор, когда во второй половине шестидесятых годов квинтет молодых музыкантов из Хабаровска добился поразительного успеха на джазовом фестивале "Москва-68", завоевав звание лауреата, а имена его участников - пианиста Вадима Горовица, альт-саксофониста Вячеслава Захарова, трубача Александра Фишера - обрели известность на всесоюзной джазовой сцене.
...Незабываемыми для слушателей стали выступления гостей из других городов: специально приехавших на фестиваль из Москвы бывших хабаровчан Александра Фишера и Валентины Пономарёвой (известная как солистка трио "Ромэн" и исполнительница песен в кинофильме Эльдара Рязанова "Жестокий романс", она раскрыла ещё одну грань своего дарования - мастерское владение искусством джазового вокала)...
М.Лахман


ТИГРЁНОК "КЕША" СОБИРАЕТ ДРУЗЕЙ - Заметки с фестиваля "Джаз на Амуре-87
Тихоокеанская звезда, 20 марта 1987 года


...Дуэт труба-фортепиано - явление в джазе нечастое. Но когда на этих инструментах играют настоящие мастера, они способны захватить аудиторию даже столь малыми средствами. Так было, когда на фестивальную сцену выходили Александр Фишер и Даниил Крамер. Что бы они ни исполняли - "Голубое в зелёном" Майлса Дэвиса или "В летнюю пору" Дж. Гершвина, вальс из фильма "Белоснежка и семь гномов" или "Сан Луи Блюз", - каждое произведение вызывало восторженные аплодисменты. И всё это благодаря высокому вкусу музыкантов, технике, умению моментально находить взаимопонимание друг с другом и со слушателями...
Ю.Витрищак


"СОЛО ДЛЯ СЕРЕБРЯНОЙ ТРУБЫ" - интервью (в сокращении) газете "Молодой Дальневосточник", 4 сентября 1987 г.

 Мы уже сообщали читателям, что Александр Фишер, гость джазового фестиваля, недавно прошедшего в Хабаровске - наш земляк. Здесь он закончил музыкальную школу по классу фортепиано, параллельно занимаясь в духовом оркестре. После армии поступил в институт имени Гнесиных, окончив его с отличием, работал заведующим музыкальной частью ТЮЗа, пробуя себя в композиции. В Хабаровске
Саша увлёкся джазом и отсюда поехал дебютантом на джазовый фестиваль в Москву. Прошло почти двадцать лет, и сегодня всё наоборот: на наш фестиваль Александр Фишер приехал из Москвы, уже "звездой второй величины"...

- Саша, мы только что получили свежий номер рижской газеты «Советская молодежь», и результаты прошлогоднего исследования лишь подтвердили твой успех, по-прежнему второе место. Можно поздравить?

- Спасибо, я этого не знал. Конечно, приятно, когда твоей работе выносят высокую оценку, тем более, если это делают специалисты. Но в целом я как музыкант критически отношусь к подобного рода опросам. Потому что, так же, как и на Западе, они оценивают только музыкантов, которые выступали в предыдущем году, опуская тех, кто по каким-то причинам не попал в поле зрения. И есть критики, пропустившие выступления, следовательно, они ставят прочерк. Чаша весов, таким образом, может склониться в сторону того или иного музыканта, по причинам весьма субъективным. 
Это я говорю ни за себя, ни против себя, ни против кого-то другого, но - об относительности оценок. Хотя, повторяю, приятно, когда тебя вот так поздравляют...

- Проблема джазовой культуры и сейчас остаётся острой, наверное во времена твоей юности путь к джазу был ещё сложнее. Как я поняла из разговора, всё началось с пластинок...

- Да, было много прекрасных записей. Прошло 25 лет, но такого качества записи на фирме "Мелодия" нет даже сейчас, в эпоху стерео. Кто-то меня будет опровергать - я имею в виду не технические пареметры, а звучание оркестра. На чешских пластинках тех лет я слышу инструменты, даже аккорды могу тут же записать на ноты... Вот эти пластинки я слушал часами.

- Это как бы теоретическая подготовка?

- Скорее, чувственная. Я наслаждался музыкой, ещё не отдавая себе отчёта в том, что меня так привлекает в ней. Потом уже я начал понимать, что вначале нравятся красивые тембры, голоса саксофона, трубы, других инструментов. Красивые аккорды, которые совсем не встречаются в классике, они рождены джазом и имеют определённую направленность: с одной стороны, они обострённые, а с другой - пикантные, что ли, очень красивые. Хотя слово "красивые" опасно: "сделайте нам красиво"... Видимо, сначала привлекают внешние формы. Потом внутри тебя возникает пульс, от которого хочется танцевать. И вот, когда танец надоедает, а наслаждение доставляет уже сам ритм, его упругость, движение, его безостановочность,- наверное это и есть начало постижения свинга или драйва, как мы говорим. То есть, тех качеств, что являются очень важными для джаза. 

- Какие существуют сложности в восприятии джаза нашим слушателем, что мешает: психологическая и музыкальная неподготовленность, отсутствие ли должной информации?

- Психология? Что-то в этом есть, наверное; понимаешь, мы не воспитаны на джазе, не слышим его вокруг, как в Америке. Я уверен, что музыка почти всех жанров, где есть ярко выраженная мелодия, может обогащать человека... Усложнение здесь не влияет на воcприятие, если есть для него зацепка - мелодия или еще какая-нибудь другая яркая образность...
А вот с джазом всё сложнее. Если человек не понял главного в джазе, в детстве не почувствовал важнейших вещей - потом уже поздно.

- Существует мнение, что классический джаз доступен даже неподготовленному слушателю.

- Смотря что понимать под этим. Сейчас очень много толкований, терминов классического джаза. По крайней мере, тот джаз, под который когда-то танцевали, конечно, его могут сейчас понять многие, но во всей ли полноте - вот вопрос.
Имеется в виду период свинга 20—30-х годов до сороковых, до боповской эры. Вкратце напомню - эпоха свинга - это время больших оркестров, связанное с великими именами Каунта Бейги, Дюка Эллингтона и другими. Это была музыка блестящая, яркая... Совпало так: пик развития этой формы совпал с увлечением танцами, поэтому вся эта музыка была массовой и не вызывала трудностей в восприятии. Внешний шарм, эстрадность, но при всём желании трудно найти какие-то философские обобщения... В лучшем случае там есть разные - иногда довольно тонкие - оттенки чувств. И самые талантливые музыканты, Дюк Эллингтон в том числе, уже тогда, в тридцатые годы, задевали очень глубокие чувства людей. Ну, а позднее всё усложнилось. Всю дальнейшую музыку, начиная с 40x годов, не зная предшествующей уже не одолеешь. Любого человека ошарашишь, скажем, би-бопом, он там не только ничего толком не поймёт, но через три минуты просто устанет. При этом человек может быть развит музыкально, он может закончить музыкальную школу или училище, знать хоровую или даже симфоническую музыку. Би-бопа он не поймет, потому что внутри него нет ключика к этой музыке; он не знает, что там слушать.
На первый взгляд, всё просто: солирует импровизатор, есть бас, барабаны, красота аккомпанимента, но, для того, чтобы услышать эту красоту, надо знать основы джазовой культуры. Точно так же, как для того, чтобы понять какие-то сложные ассоциации в театре или язык Феллини , когда на экране видишь одно, а имеется в виду совсем другое, необходимо обладать определённой подготовкой.
Это я всё о том, что джаз с большим трудом поддаётся более-менее полному восприятию после определённого возраста. И плюс ещё, не в обиду женщинам сказано, но мне показалось, что они в массе своей к джазу менее расположены...
Очевидно, в нём есть какой-то элемент мужской психологии.
Есть масса любителей, довольно поздно пришедших к джазу, тем не менее не пропускающих фестивалей и концертов. Но, интересное дело, они не столько слушают музыку, сколько общаются с такими же завсегдатаями. Это особая категория джазовых посетителей, она существует не только в нашей стране, но и за рубежом... Такая вот форма проведения досуга.

- Музыкантам это мешает?

- Пожалуй, нет. Всё в рамках приличий. На Западе фестивали проходят не столь классически чинно, как, скажем, у нас симфонические концерты. Во время джазовых концертов можно вставать, выходить. Другая атмосфера, другой способ проведения времени. Настоящие ценители всё равно слышат пульс джаза, они отметят импровизацию, интересную аранжировку. Мой опыт участия в зарубежных фестивалях позволяет делать кое-какие обобщения.

- Какова география твоих фестивалей?

- Дважды, в разные годы я был на Пражском фестивале в «Люцерне», это известнейший европейский, старый и престижный фестиваль, где были очень многие американские джазмены. В Венгрии, во Франции, кроме того, в Загребе и Лейпциге. Да, еще очень памятный фестиваль в Индии в 1984 году. 

- Индия? Но ведь там абсолютно другая музыкальная культура?..

- Тем не менее оказалось, индийцы любят джаз, с удовольствием ходят на него. Джаз - это интернационональная общность людей, которая может произрастать на любой почве. Взять Польшу, к примеру. Польский джаз, пожалуй, один из самых развитых в Европе.

- Саша, я не случайно так подробно интересуюсь зарубежными поездками, в этой связи меня волнует развитие молодежных направлений в музыке. Они приобретают иной раз странные формы, как мне кажется...

- Во-первых, хоть я и музыкант - профессионал, но не считаю себя профессионалом во всех родах музыки, в том числе в жанрах так называемой молодёжной, а их очень много. Современное увлечение музыкой носит здесь скорее социальный характер... Как я понял, это молодежь, которая очень нуждается, во-первых, в применении своих растущих сил: эмоциональных, духовных, а может - просто физических. Они тянутся к музыке не потому, что любят её, а потому, что есть потребность быть частью вот этой общности людей. Это сродни увлечению болельщиков спортом, когда одни ходят на стадион и болеют только за Спартак, а другие только за Динамо. Для меня эти явления примерно одного порядка, а ведь спортивное сопереживание и эстетическое наслаждение - это принципиально разные вещи, хотя я ничего плохого не хочу сказать про спорт...

- Лично твоё отношение к хэви-метал?

- Вынужден повторить: не знаю досконально этого стиля. Разумеется, я слышал и нью вейв, и хэви метал, и просто поп разных направлений, музыку брейк-данса и прочее.
Я не могу судить о них профессионально. Что касается души музыканта, я думаю так: музыка подобных направлений, и двадцать лет назад, и десять лет назад носила и носит, как правило, отчётливо коммерческий характер. То есть, с помощью этой музыки те группы, которые создаются и которые существуют, хотят любой ценой получить наибольшую выгоду: материальную, престижную и связанные с этим блага. Поэтому они используют только то, что сегодня популярно. Если какое-то направление плохо проходит на публике, они его тут же отметают...
беседовала  Наталья Твердохлебова


ДЖАЗ НА ДВОИХ
Вечерняя Казань, 28 ноября 1987 года

План интервью с одним из лучших советских трубачей А.Фишером был ясным, как партитура для биг-бэнда: корреспондент "ВК" задаёт гостю всего один вопрос
(таковы жанровые рамки рубрики) и получает также один конкретный ответ (развёрнутый или лаконичный). Но однофамилец великого шахматиста избрал необычное продолжение. Вот каким был вчера разговор в гостинице Молодёжного центра.

- Александр, любители джаза знали вас как солиста оркестра Лундстрема. Творческие поиски привели затем к Левиновскому, в камерный джаз-ансамбль "Аллегро". Теперь новое амплуа, - ещё раз уменьшённое, - дуэт с пианистом Крамером. Значит...
- ...нет, нет, до одиночества я не доберусь... В ФРГ, правда, есть известный джазовый тромбонист Альберт Мангельсдорф. Он часто даёт сольные концерты, имеет записи. Но звучание одного инструмента, даже очень красивое и виртуозное, мне кажется, не может долго волновать публику... Может быть, продолжишь, Даня?
- Ты, Саша, конечно прав. Я долго играл один, и если бы не наша случайная встреча год назад на концерте... У нас оказались общими взгляды на жизнь, музыку, джаз... А соединение всегда даёт новые творческие импульсы. Теперь мы, так сказать, коллектив, хотя, признаюсь честно, без ударника трудновато держать ритм - нужно всё время придумывать какие-то пульсирующие ходы... Ну, а как идёт фестиваль? У него, говорят, разнообразная программа?..

Роли, как видите, поменялись. Теперь уже корреспонденту "Вечёрки" пришлось давать интервью гостям. Вот вам и ясный, как партитура для биг-бэнда, план.
Беседовал Е. Макаров


ПОГОВОРИМ О ДЖАЗЕ
Приокская правда, 24 апреля 1988 года


В Рязани прошёл первый фестиваль джазовой музыки... В числе участников был и московский музыкант Александр Фишер, выступавший в дуэте с Даниилом Крамером. А.Фишер - известный в джазовом мире трубач, лауреат и участник многих всесоюзных и международных фестивалей. У Фишера были гастроли и выступления на фестивалях в Москве и Ленинграде, в Праге и Дели, Бомбее и Лейпциге, в Загребе, во Франции и в Венгрии...
Во время фестиваля в Рязани наш корреспондент встретился с известным музыкантом.

- Александр, как вы оцениваете фестиваль джаза в Рязани и какова роль таких фестивалей в развитии джаза вообще?
- Сейчас мы переживаем своего рода джазовый бум, если судить по аналогичным фестивалям.У меня есть список, в котором только с марта этого года названо около тридцати джазовых фестивалей: Днепропетровск, Чебоксары, Новосибирск... - где только не собираются музыканты! Думаю, это не случайно: есть потребность самих музыкантов и серьёзный интерес публики. И ещё: джаз получил, если можно так сказать, полные права гражданства в мире музыки. Годы "умолчания" джаза и гонений на него сильно затормозили его развитие в СССР. Сегодня ситуация переменилась. Мы пытаемся исправлять положение, чаще обращаемся к опыту наших коллег из других стран, и, как результат, - успехи советских джазменов на международных фестивалях. Надо навёрстывать упущенное.
Специфика джазового фестиваля в том, что это всегда яркое, праздничное зрелище, шоу, как говорят за рубежом. Фестиваль даёт большой заряд бодрости его участникам и зрителям: ведь за сравнительно небольшой срок на сцене можно услышать коллективы разных стилей. И вообще джаз - это очень жизнерадостная музыка. На джазовых фестивалях интересно наблюдать за публикой в зале: её буквально завораживает импровизация музыкантов - музыка рождается на глазах у слушателей. То же самое было и здесь, в Рязани. На мой взгляд, фестиваль удался.

- Что вы можете сказать о нынешних тенденциях развития джаза? Какие направления, на ваш взгляд, можно считать наиболее перспективными?
- С давних пор и по сегодняшний день движущая сила джаза - энтузиасты, бескорыстно и беззаветно любящие музыку. Кстати, я увидел это и в Рязани... Сегодня у джазменов велик интерес к "хэппенингу" - яркому представлению на цене с "незапланированными" эффектами, разного рода трюками, порой с чётко выраженным фарсовым началом. Тут у выступающих появляются уже, помимо исполнения музыки, и другие цели - привлечь внимание аудитории, например, к каким-то социальным проблемам... Может, порой это выглядит несколько наивно, но отмахнуться от такого явления нельзя.

- Не похоже ли это на то, что пытается делать сейчас руководитель известного ансамбля "Поп-механика" Сергей Курёхин в жанре рок-музыки?
- Да, в некотором смысле. Кстати, Курёхин начинал именно в джазе, я знаю его ранние высупления... Затем он делал попытки, как сейчас говорят, коллажировать музыку разных жанров, эстрадные представления, элементы театрализации... Думаю, это не очень серьёзно - здесь больше наивного эпатирования публики...

- Раз уж мы коснулись рок-музыки, хотелось бы узнать, что вы думаете по поводу её повсеместного распространения.
- У джаза и рока разные судьбы. Возникнув в США, джаз до сороковых годов этого века играл роль массового танцевального жанра. В таком виде он и "покорил" Европу. В сороковых годах в джазе возник би-боп, и с появлением этого направления джаз стал претендовать не только на развлекательное исполнение, но и на более серьёзное, филармоническое. Это, конечно, в самых общих чертах. Потом... роль чисто развлекательной музыки стал играть рок, всё более завоёвывающий популярность, особенно у молодёжи. Рок-музыка была проще, даже, еслит хотите, примитивнее - и потому легче воспринималась молодёжью... В разных его направлениях - "металле", "новой волне" и других - есть простота и доступность. Можно танцевать под эту музыку, фактически не слыша её... Между прочим, и в роке есть "серьёзные" ответвления - хотя бы группа "Пинк Флойд", как бы пытающаяся выйти за рамки привычных стереотипов рок-музыки. Ещё одно интересное направление в роке - рок-опера. Думаю, это примеры того, как может сложиться судьба такого явления, как рок, лет через 20 - 30. В роке сейчас сильна тяга к антикоммерческому началу, к настоящему в искусстве - это нормальный, естественный процесс. И всё же - да простят меня рок-музыканты - джаз тридцатых годов был намного содержательнее рока шестидесятых - семидесятых. К сожелению, в роке ещё много банального, откровенно пошлого, пороё тут царствует примитивная гармония, простейший ритм, да и ради завоевания публики рок-музыканты идут на всё.Талант обесценивается - он не нужен, когда можно "спрятаться" за тоннами аппаратуры...
Сейчас говорят об отсутствии ажиотажа вокруг джазовых концертов. Да, это так. Причины этого объективны: во-первых, с выходом джаза на профессиональную сцену появилось множество коллективов. Пропал "эффект запретного плода". 
Произошло, если хотите, насыщение. Во-вторых, у нас в стране не сложилась достаточно "плотная" джазовая аудитория - слишком долго (и небезуспешно) от джаза отваживали молодёжь. Третье - недостатки в организации концертов, фестивалей джаза. Для этого не хватает средств, а нередко ими просто не умеют распорядиться. К джазу невнимательны на местах (не говорю уж о редких случаях стародавних "запретов" джаза). Порой посмотришь на афишу фестиваля - в "шапке" наверху её указаны различные организации. А реальной помощи от них нет...

- Спасибо вам, Александр, за беседу. Итак, до встречи в Рязани ещё раз!
- Надеюсь, второй джазавый фестиваль в Рязани не за горами.
Беседу вёл А. Нефёдов


"БЛЮЗ НА ОРБИТЕ"
Комсомольская правда, 1 июня 1988 год 


Это был первый в истории джаза "космический" концерт. Вот уже более четырёх месяцев работают на космической станции "Мир" Владимир Титов и Муса Манаров. А идея концерта, состоявшегося в Останкино накануне Первомая, появилась буквально из одной фразы, сказанной "Океанами": "Хочется послушать старый добрый джаз... Типа Армстронга".
И вот решаю пригласить трио гитариста Алексея Кузнецова. Вместе с ним играют контрабасист Анатолий Соболев и трубач Александр Фишер. Все трое - именитые музыканты, выступавшие на множестве зарубежных фестивалей.
12:35 московского времени. Мы слышим, как оператор ЦУПа (Центра управления полётом) вызывает "Океанов"... В наушниках лёгкие щелчки, небольшой фон. Очень странное ощущение - безграничного космического простора Вселенной... Вот и голоса Титова и Манарова. Реплика ЦУПа: "Океаны", сейчас на связи - Останкино". Это сигнал, что наступает наш черёд.
Трио начинает с "Сан-Луи блюза"...
Время первого сеанса подходит к концу. Звучит "Всё, что есть у меня" Джеральда Маркса и "Песенка Мэкки-Ножа" из "Трёхгрошовой оперы". На середине этой темы связь прерывается - станция "Мир" вышла из сферы приёма... Продолжение через час.
Во втором "тайме" ребята доигрывают "Песенку Мэкки" и вслед за нею исполняют "Сердце", играют эту тему в ритме танго.
Два наших слушателя с орбиты выражают полное одобрение. Ну а затем - искромётный "Караван" Хуана Тизола.
Наверное, точка? Однако нам показывают, что связь ещё не оборвалась. Играйте! И трио начинает импровизировать виртуозный блюз. Лёша Кузнецов, Саша Фишер и Толя Соболев словно решили перещеголять друг друга в головокружительных пассажах. Этот блюз возник совершенно спонтанно, "под настроение". Я назвал бы его "Блюз на орбите". Арк. Петров


РИТМЫ ЛЕТА - 88 - "Джаз - это эсперанто интеллигенции. Он всегда говорил своё, даже когда было нельзя".
Московский комсомолец, 8 июля 1988 года


...Московский дуэт - Александр Фишер (труба) и Даниил Крамер (фортепиано) - произвёл на меня, быть может, самое большое впечатление.Их музыка - медитативная, философичная, полная размышлений о жизни - будит мысль. В голове возникают какие-то вопросы к самой себе, словно открываются потайные ходы. Мозг начинает работать легко и радостно...
Светлана Новикова


Александр ФИШЕР: "Есть в казанцах особенная теплота"
Казань, 17 декабря 1988 год


Каждый раз, когда выступаешь в каком-нибудь городе с новой программой, одолевают сомнения: как воспримут зрители новые композиции, новые идеи? В Казани, к счастью, все эти сомнения быстро уходят прочь. Нас здесь принимают очень тепло, как, впрочем, и другие коллективы. Есть в казанцах какая-то особенная теплота и сердечность. Я очень порадовался концерту на фабрике музыкальных инструментов. Для меня и Дани Крамера это была своего рода миссия, "отчет" о той музыке, ради которой коллектив фабрики выделил средства для содействия джазовому фестивалю. При этом мы с Крамером выступали одни. Наши опасения усугублялись и тем обстоятельством, что играть пришлось перед аудиторией, далекой от джаза. Тем не менее слушатели с энтузиазмом восприняли наше выступление, никто не ушел (хотя мы играли в обеденное время), и когда мы закончили, проводили овацией. Удивительные люди!
Мне кажется, такие выступления на малоподготовленную публику — это то, что ожидает джаз в будущем. Люди постепенно поймут, что в джазе нет ничего страшного, что это не какая-то там заокеанская и чуждая нам музыка, что она достаточно интернациональна и ею можно наслаждаться в любой стране. Лишь бы было желание и время. Яркий след в памяти оставил также концерт в консерватории. Там со брались настоящие профессионалы. А мы всегда с трепетом играем на такую публику. Но с первой же композиции между нами и зрителями установилось редкое взаимопонимание, продолжавшееся до самого окончания концерта.


"ДЖАЗОВЫЙ ПЕРЕКРЕСТОК--88"
Казань, 21 ноября 1988 год


ДУЭТ ФИШЕР - КРАМЕР (МОСКВА)
Вот уже несколько лет эти музыканты, выступающие в несколько необычном сочетании (труба плюс фортепьяно), радуют своим отточенным мастерством поклонников джазовой классики. Подобные дуэты были представлены в джазе и раньше. Достаточно вспомнить Эрла Хайнза и Луи Армстронга, Диззи Гиллеспи и Оскара Питерсона... Александр Фишер по результатам опроса музыкальных критиков признан на сегодняшний день лучшим в стране джазовым трубачом. И. Зисер


"ДЖАЗ ДВИЖУТ ЭНТУЗИАСТЫ" - интервью газете «Рязанский комсомолец», 26 июля 1988 года

Не так давно в Рязани проходил 1-й фестиваль джазовой музыки,
организованный областным советом профсоюзов и обкомом ВЛКСМ. Заметным явлением фестиваля стало выступление на нём дуэта из Москвы в составе пианиста Даниила Крамера и трубача Александра Фишера.
А.Фишер знаком рязанцам по выступлениям с оркестром О.Лундстрема в конце 70х годов и в ансамбле Н.Левиновского "Аллегро" во время гастролей коллектива в 1986 году. Читатели "РК" в своих письмах просят подробнее рассказать о творчестве А.Фишера. Наш корреспондент недавно встретился с ним в Москве и попросил ответить на несколько вопросов.

- ...В 1986 году вы покинули «Аллегро». Почему?

- Ансамбль реорганизовывался его руководителем Николаем Левиновским. Он искал новых музыкантов, пытался направить творчество коллектива в новое русло... Я стал думать: что делать дальше? Было достаточно приглашений, но все они меня мало устраивали. Звали на радио - но эта спокойная, размеренная работа казалась скучной... В 1987 году возникла идея объединиться в дуэт с Даниилом Крамером, игру которого я слышал и раньше. С зимы прошлого года мы и работаем вместе...

- Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в джазе?

- В ней много положительного, но есть и "нерешённые проблемы". С одной стороны, бум джазовых фестивалей, который мы сегодня переживаем, говорит о том, что этой музыкой интересуется масса людей. Для музыкантов это - возможность самовыражения. Джаз стал равноправным членом «музыкального семейства». В то же время на джазовых концертах нет такого ажиотажа, который сопровождает выступления рок-музыкантов. В чём дело? После долгих лет запретов джаза публика несколько охладела к нему, да и множество исполнителей ушли из этого жанра. У нас мало достаточно квалифицированных джазовых критиков, оставляет желать лучшего реклама концертов и фестивалей, слаба порой их организация - над всем этим еще предстоит думать новому поколению поклонников джазовой музыки.

- Что вы скажете о выступлениях музыкантов на 1-м Рязанском джазовом фестивале?

- Мне трудно давать какие-то оценки: я ведь такой же музыкант. Пусть это делают специалисты. На концертах я стараюсь прежде всего слушать собственную игру и игру партнера, чтобы слушатель сумел понять идею композиции... Что касается фестиваля в целом, я еще раз убедился, что джаз движут вперед энтузиасты, не требующие за это никаких наград и почестей. Я рад, что и в Рязани есть настоящие сподвижники джаза, думаю, их заботе обязан во многом весь фестиваль... 
беседовал А.Нефёдов


ДЕБЮТ В КУЗБАССЕ
Комсомолец Кузбасса, 9 февраля 1989 года


...Готовность исполнителей к неожиданным игровым приёмам, включению в серьёзный симфонический концерт элементов студенческого "капустника" совершенно покорили слушателей в программе, которой дирижировал Дмитрий Лисс. Само название - "Джаз и классика" - словно располагало к шутке, озорству, лихим музыкантским коленцам. Это была ещё одна безусловная удача. Во многом, конечно, благодаря великолепным солистам - лауреатам джазовых фестивалей Александру Фишеру (труба, флюгельгорн) и Даниилу Крамеру (фортепиано)... Редко доводится зрителям переживать столь ощутимую радость от созерцания молодых, одухотворённых лиц. То была игра по-настоящему азартная, лихая, без ложных оглядок на традиции. Думаю, композитор Щедрин не обиделся бы за столь вольное обращение с партитурой "Озорных частушек". Музыканты словно пригорошнями черпали это самое озорство в музыке Щедрина и одаривали им слушателей. И, может быть, то был особый род магнетизма: когда слушатель почти физически ощущал удовольствие пианиста от прикосновения к клавишам, дирижёра - от взмаха палочкой... Словом, удовольствие от самого процесса творчества. Драгоценные секунды!
М.Глебова


ПАСХАЛЬНЫЙ РЭГТАЙМ БЭНД - послесловие к фестивалю джаза.
Тюменская правда, 18 апреля1990 года

...Да, третий фестиваль джаза в честь Ирвина Берлина в Тюмени прошёл. Он на этот раз удался. Был полон зал училища искусств все три дня, музыканты и публика понравились друг другу. И даже после отзвучавших "программных" концертов они долго не могли расстаться: на сцене далеко за полночь буйствовали джем-сейшны, как принято в лучших домах Нью-Йорка и Нью-Орлеана, а любители джаза приветствовали наиболее удавшиеся импровизации аплодисментами, криками "браво".

А мы организовали свой, журналистский "джем-сейшн" - взяли интервью у некоторых из гостей тюменского "Александр рэгтайм бэнда".

АЛЕКСАНДР ФИШЕР, трубач (Москва):
- Я в Тюмени не первый раз, и меня неожиданно поразила очень отзывчивая публика. Это бывает, как правило, в тех городах, гда часто проводятся праздники джаза, гда есть своя аудитория, есть традиции слушания этой музыки. Очевидно, у вас своя субкультура, своё отношение к джазу. И это очень ценно. Сегодня мы с Даниилом (Крамером, - Т.В.) играли две новые вещи, хотя очень сомневались, стоит ли выносить их на суд публики. И наш риск оправдался, приняли на удивление тепло.
У вас такой знаменитый земляк!.. Это просто находка - на таком празднике можно и джаз пропагандировать, и действительно дать людям понять, кто такой Берлин.
Сейчас к нам как бы возвращаются духовные ценности, к нам поворачиваются лицом признанные корифеи, они готовы нам помочь... Уверен, если бы Ирвин Берлин был жив, он бы приехал на этот фестиваль.
Т.Воинский


ДВАЖДЫ ДЖАЗ
Вечерняя Уфа, 29 апреля 1992 года


...Нечастые гастроли джазовых музыкантов в Уфе оставляли у организаторов слабую надежду на аншлаг концертов московского джазового дуэта Фишер - Крамер. Хотя, возможно, джазовый голод горожан отчасти и сыграл на безусловный успех музыкантов в Большом зале филармонии: публики было более чем достаточно... Зритель жив и нуждается в качественном концертном "питании". Диагноз сей подтвердили минувшие вечера джаза, аудитория которых не утратила способности тонко чувствовать, непосредственно откликаться, бурно реагировать - и быть благодарной. 
...Дуэту пять лет, и он, как видим, ну просто обречён на успех. Впрочем, трудно ошибиться в прогнозе, если ансамбль составляют зрелые музыканты, у каждого из которых своя линия судьбы. Ещё до дуэта они уже пересекались однажды - в институте им. Гнесиных (ныне - Российская Академия музыки), где основательную академическую подготовку Александр Фишер получил в классе выдающегося трубача, солиста Большого театра Тимофея Докшицера, а Даниил Крамер - ученик известного пианиста, педагога Евгения Либермана. Классическая школа даёт о себе знать: практически невидимы технические сложности исполнения, и это позволяет артистам свободно творить дуэтные импровизации.
...На джазовых концертах слушатель выказывает явное удовольствие, когда сквозь наигрыш вступления проступают очертания "стандарта", милого сердцу джазмена... Чем более изобретателен и непредсказуем вариант трактовки, тем в больший восторг приходит профессиональный слушатель. Поводов к тому в программах москвичей было немало. Дуэт владеет секретом, как приворожить зрителей традицией. В композициях музыкантов узнаём темы Р.Роджерса, З.Ромберга, Г.Лукьянова, М.Дэвиса, Дж.Гершвина, Л.Примы, и через темы классиков слышим голоса авторов аранжировок. Нас не пытались развлечь - но мы не отвлекались ни на минуту, потому как увлечены игрой - тем, как переживают артисты каждую фразу, чутко реагируют на музыкальные реплики друг друга, чётко фиксируют "температуру" зала, неуклонно поднимавшуюся вверх.
...В гастрольных поездках Александра Фишера Уфа числится давно: начиная с 85-го года труба и флюгельгорн Фишера узнаваемы уфимцами, мастерство высоко ценимо... Возможно, сама атмосфера камерного концерта позволила высветить ещё один лик музыканта - труба Фишера "произнесла" ряд лирических монологов, на которые с полным пониманием откликнулись рояль в диалогах и сольных высказываниях и - притихший зал. Голос Александра Фишера в джазовых балладах впервые, пожалуй, прозвучал на нашей сцене столь глубоко и полно. Очередной визит обернулся продолжением знакомства...
...И где же этот похожий на капельку яда вопрос "Да кому это нужно?". А нужно, оказывается, чтобы кто-то поделился с тобой красивыми, добрыми и сильными чувствами, облечёнными в звуки. Им, тем, кто на сцене и творит сейчас праздник для нас, - им тоже нужны наши ответы, понимание, энергия слушающего зала. И рождаются радость, добро и любовь. Вот так.
Л. Темиргазина


"ДЖАЗ В ФИЛАРМОНИИ"
Самара, март 1996 год

Гостем пятой концертной программы, которая 20 марта прозвучала в филармоническом абонементе "Григорий Фаин и его друзья", был трубач Александр Фишер. С Г.Файном его связывают давние творческие контакты еще со времен учебы в Гнесинском институте... А вообще-то А.Фишер - один из джазовых "технарей". После окончания Хабаровского... железнодорожного техникума внутренний конфликт "физики и лирики" в характере А.Фишера был разрешен в пользу музыки. 
...Концерт, как и предыдущие в рамках филармонического абонемента, вызвал бурю восторга самарских любителей джаза. Здесь мы увидели прекрасную инструментальную школу, что, впрочем, и неудивительно, так как его учителем был профессор Т. Докшицер. Теплый, открытый во всех регистрах звук трубы и флюгельгорна, вроде бы неприхотливые, но блистающие яркими красками мелодические находки, отличная техника - все это было в импровизациях Александра Фишера.

Перед началом концерта я успел задать музыканту несколько вопросов.

- Александр, из вашей практики работы с различными составами в России какой период вы считаете для себя наиболее важным?

- Трудно выделить, каждый этап был важным и необходимым. В оркестре О. Лундстрема состоялось мое приобщение к настоящему свингу; в "Аллегро" я соприкоснулся с некоторыми джазовыми новациями; период работы в дуэте с Даней Крамером был наиболее концертным по своему характеру, но и наиболее сложным: музицирование без "прикрытия" барабанов и баса требует особой чистоты и отточенности звучания.

- Как профессиональный музыкант, кого вы предпочитаете слушать из коллег, трубачей мирового джаза? 

- Прежде всего, Фредди Хаббарда, дух исполнения которого мне всегда был близок. Это великий и разносторонний музыкант. Безусловно, многое мне дала музыкальная философия гениального Майлса Девиса. Хотя в творческой практике просто неизбежно влияние и Клиффорда Брауна, и Луи Армстронга, и многих других.

- Майлс Девис был весьма противоречив в своем творчестве. Вы воспринимаете все его этапы?

- Конечно, он участвовал в формировании, как минимум, трех джазовых стилей. Девис - сложная личность. И его поиски в последние годы жизни были направлены на вывод джаза из стилевого тупика. Я не могу его осуждать, хотя, как некоторые считают, он в своих экспериментах иногда уходил в сторону от джаза. Но рамки джаза вообще-то очень широки. И сегодня этот жанр в его прежнем, узком понимании вновь, к великому сожалению, близко подошел к критической черте. Порой поиск в музыке, как спасительная соломинка, даже в условиях какого-то компромисса дает толчок процессу развития...

- Вы уже 3 года живете в Австрии. Как вам там работается, какие планы и перспективы? 

- Да, я живу в Вене, хотя и остаюсь подданным России, даже жителем Москвы. Быть джазовым музыкантом в Европе сегодня не просто, даже при том, что в той же Вене джаз ежедневно звучит в различных клубах.
Постоянного состава сейчас у меня нет, я нахожусь в роли "свободного художника", играю с разными музыкантами, пишу свою музыку. Иметь постоянный ансамбль на Западе в наши дни - удовольствие весьма дорогое. Работа, конечно, есть, но приходится порой исполнять не только джаз. Так, я играю на клавишных в ансамблях идиш-музыки; недавно в группе Шолом Алейхем выступал в Италии; имею частных студентов...
Записаться на диск в Европе сегодня тоже достаточно сложно и дорого... Хотя мне удалось сделать несколько записей в квартете с интересным саксофонистом Николасом Симеоном; другие работы сейчас в стадии подготовки. Планы? В конце апреля меня ждут несколько выступлений в Вене, затем в Германии. В Россию же я всегда приезжаю с огромным удовольствием и надеюсь бывать здесь часто. 

В программе концерта прозвучало немало известных джазовых композиций, пьес Силвера, Манчини, Брубека... А завершился вечер знаменитой темой эллинтоновского биг-бэнда "Садись в поезд "А". Слушатели же в отличном настроении отправились по домам, предвкушая уже новую ближайшую встречу с джазом в Самарской филармонии." Игорь Вощинин


"ПРОГУЛКА В СТИЛЕ ДЖАЗ" - интервью газете "Дальневосточное Собрание", ноябрь 2001 года

Я думаю, что в тот ноябрьский вечер уютный зал Дворца культуры моряков собрал истинных поклонников, (а таковых оказалось немало) этого музыкального жанра. Это и неудивительно, ведь волшебные мелодии джаза, заполнявшие собою зал, звучали в исполнении виртуозного трио Александра Фишера. Слушая эту музыку, невольно отрешаешься от всех своих проблем и переживаний, полностью погружаясь в глубину идиллического джаза.
Трубач Александр Фишер, настоящая звезда отечественного (несмотря на прописку в Австрии) джаза, музыкант с мировым именем и идейный вдохновитель трио, в очередной раз продемонстрировал потрясающее качество звука и владение инструментом, который буквально оживает в руках этого необычайно интеллигентного человека.
Я очень благодарна Александру, который, несмотря на свою занятость, нашёл время ответить на некоторые мои вопросы.

- Какова была цель ваших гастролей по России?

- Какая может быть особая цель у музыканта на гастролях? Если артисту есть, что сказать публике, есть сделанная программа, то гастроли, в том числе и в другие страны - дело естественное, желанное, лишь бы ты был замечен, лишь бы приглашали. Но Россия меня притягивает по-особенному, ну, во-первых, чтобы не забывали те, кто ещё помнит по давним концертам. На Дальний же Восток езжу с особым чувством, - здесь я родился, здесь начиналась моя карьера джазового музыканта; здесь, в Хабаровске, по-прежнему живут многие из моих друзей и коллег, а также мама и сестра.

- Расскажите, пожалуйста, о ребятах, с которыми Вы выступали, почему отдали предпочтение именно такому камерному составу?

- В последние годы меня тянет к малым составам с мягким негромким звуком, в том числе, к ансамблям без ударных инструментов. Хотя это, на первый взгляд, не очень типично для джазовой традиции. Проблема в том, что среди барабанщиков, даже очень техничных и информированных, редко встречаются хорошие универсальные музыканты, способные схватывать новые идеи, слышать все детали игры солиста, фантазировать...
Что касается трио с Костей Серовым на гитаре и Игорем Кондуром на контрабасе, то именно эти люди как участники трио,
по сути, - воля случая... Не скажу, что это было большой авантюрой, - в джазе такие "эксперименты" не редки, особенно в последние годы. Важно лишь, чтобы уровень музыкантов и направление примерно совпадали... У каждого из этих двух музыкантов уже есть свой путь, своя история в джазе. Так что, многое в нашей жизни - игра случая.

- Вы работали с такими выдающимися российскими джазовыми музыкантами как Олег Лундстрем, Даниил Крамер, Григорий Фаин и др. Какое влияние на Вас они оказали?

- Я бы назвал на одном из первых мест ансамбль «Аллегро» с его отличным набором музыкантов. Ответ самоочевиден: если вы не страдаете манией величия и не потеряли чуткость к тому, что звучит рядом с вами, - всё интересное и талантливое может оставлять в вас след - тот или иной. Иногда это происходит опосредствованно и не сразу. Взаимовлияние не только возможно, оно - необходимо, особенно внутри одного коллектива, чтобы "цементировать" ансамбль, его смысловые связи. 

- Связан ли ваш переезд в Австрию с музыкальной карьерой и как он на неё повлиял?

- Отчасти связан. Живя и работая в Австрии, мне пришлось многое в своих представлениях пересмотреть, многому учиться заново. Это был (и есть) непростой, но необходимый процесс. В частности, я стал более активен, стал больше полагаться на самого себя, на свои «внутренние ресурсы».

- Что можно сказать об уровне российской джазовой культуры по
сравнения с так называемым западным? Кто они - молодые, перспективные джазовые музыканты?


- Мне трудно говорить о нынешнем уровне российской джазовой культуры в целом, - всё-таки я в значительной степени оторван от российской сцены и не могу знать всего, что на ней происходит. Да и «запад» - понятие обширное и разновеликое... Недавно на джазовом фестивале в Оренбурге меня порадовали сразу несколько очень молодых московских талантливых музыкантов - саксофонисты, пианисты... Не буду называть их имён, - надеюсь, скоро о них будут знать многие. Они уже - настоящие личности и очень интересно играют, но что для меня было особенно важно, то, что эти ребята не гонятся за внешними эффектами, за виртуозностью как таковой; аплодисменты не являются для них самоцелью, и это рождает у меня надежду. Вообще, у нас всегда были крепкие солисты джаза, в первую очередь, пожалуй, пианисты... Чего, как мне кажется, недостаёт в целом российской джазовой школе, - это ансамблевой культуры, а также универсализма, широкого охвата, своеобразной «цепкости» и смелости при подходе к новому материалу.

- Кого из музыкантов вы бы хотели видеть своим партнёром на джазовой сцене?

- Всегда рад встретить музыканта, с готовностью и желанием принимающего мои музыкальные предложения, имеющим и свои собственные идеи, с фантазией, чувством ансамбля и формы, обладающего необходимым сегодня уровнем владения инструментом и знанием (чувствованием) различных джазовых традиций и тенденций, свежестью восприятия, готового к эксперименту... Кроме того, для меня важны чисто человеческие достоинства. ...Как видите, это не слишком простой набор качеств. Увы, в реальности часто приходится идти на компромиссы.

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших произведениях (пьесах), как они появляются на свет?

- Джазовая музыка как своего рода отражение пережитого специфическими джазовыми средствами (если это так) всегда звучит внутри, и надо иметь цель и концентрацию что-либо просто записать и оформить... Когда слушаешь и переживаешь музыку в течение многих лет, в голове имеется огромный запас перемешанных мелодий, гармоний, ритмов... Остаётся только искать и «фиксировать» новую интересную комбинацию. Как рождаются темы, пьесы? У меня, например, часто во время прогулки, движения или в другой совершенно «неподходящей» ситуации...

- Отличается ли российская публика от европейской (американской). Если да, то чем?

- Думаю, отличается. Джазовая публика вообще везде различная, в разных городах и странах, разных социальных и возрастных группах... В Европе, по крайней мере, в Австрии, Германии, очень заметна такая тенденция: отношение к джазу как источнику формально нового звучания. Так, многие там не чувствуют красоты и необходимости свинга; эти слушатели вообще ждут в себе, так сказать, не чувств и сопереживаний, а любования формой и звуками, оценки новизны, оригинальности (понятно, это относится далеко не ко всем слушателям, но тенденция эта там, в частности, в Австрии, очень заметна). Как это может ни странно звучать, у этих людей по сути отсутствует первоначальная джазовая культура, так сказать, знание основ... Американская же публика, при всей своей «квалифицированности» часто к джазу несправедливо «несерьёзна»; она видит в этой музыке в основном развлечение, под которое можно, ну, если не танцевать (как в ЗОе -40е годы), то уж обязательно «кайфовать»... Российская публика часто очень благодарная и чуткая (если, естественно, имеет о джазе серьёзное представление). Конечно, это очень общие замечания: везде есть свои традиции и исключения.
беседовала Юлия Верецка


"ЗАЛ В ОДОРА ВЗРЫВАЛСЯ АПЛОДИСМЕНТАМИ"
Тихоокеанская звезда, 14 апреля 2001 года


На эту сцену Александр Фишер не выходил 13 лет. Последний раз его труба здесь звучала в 1988 году, когда фестиваль «Джаз на Амуре» собрал всех музыкантов знаменитого в 60-70-е годы уже прошлого столетия ансамбля Вадима Горовица.
На нынешнем концерте в ОДОРА, приуроченном к открытию в Хабаровске нового радио "108,1FM" звучала хорошо известная и воспринимаемая музыка, словно пришедшая со времён работы А. Фишера в этом здании. И не случайно он начался с исполнения «In a Mellow Tone». Именно в этом произведении уже позже Фишер блестяще солировал в составе оркестра Олега Лундстрема. 
Для подготовки хабаровского концерта времени практически не было. Собрали, пожалуй, лучшие силы и - вперед. Но на то он и джаз, что, если собираются профессионалы, репетиции порой даже излишни. На фоне меняющихся ритм-групп явно лидировали два музыканта - саксофонист Вячеслав Захаров и трубач Александр Фишер. Они словно пытались доказать друг другу, чья столица выше: музыкальной культуры Европы Вена или Дальневосточного федерального округа Хабаровск. И если годы не смогли нарушить этот хорошо сложившийся прежде ансамбль, то, к чести молодых хабаровских музыкантов, они хорошо вписались в него.
- После длительной паузы для меня Фишер предстал несколько иным музыкантом, - говорит Вячеслав Захаров. - Он стал более совершенным и практически играет без ошибок с большой долей ответственности. Мне было приятно вернуться в старые добрые времена...
В ансамбль Вадима Горовица Александр Фишер пришел, когда коллектив был в зените своей популярности. Он уже стал дипломантом джазового фестиваля Таллинн-67.
Не без помощи Фишера в следующем году ансамбль получил лауреатское звание на фестивале джаза в Москве.
Потом началась полоса отъездов. Сначала работать с Валерием Ободзинским в Донецкой филармонии уехали контрабасист Олег Кичигин и барабанщик Александр Цыгальницкий. В 1974 году сменил место жительства на Москву и сам Вадим Горовиц... В это время Александр Фишер окончил инситут имени Гнесиных и очень гордился трубой Selmer, которую ему подарил (или продал за символическую цену?) профессор Тимофей Докшицер... Отказаться работать в оркестре Олега Лундстрема
Фишер, конечно, не смог. Затем были успешные выступления в составах других ансамблей, признание Фишера как одного из лучших джазовых трубачей страны.
Восемь с небольшим лет назад Фишер уехал в музыкальную столицу Европы Вену. Там он проявил себя как педагог и блестящий исполнитель.
- Больших денег на джазе не заработаешь, - говорит А. Фишер. - Поэтому живу, в основном, за счет педагогической деятельности. Никогда не отказываюсь от концертных выступлений... 
В родном городе он был готов играть с европейцами, москвичами, хабаровчанами, просто один. Первоначально выступления планировались на февраль, но затем, как это часто бывает, вмешались обстоятельства.
Сейчас Фишер имеет свой авторский компакт-диск. В прошлом году он вышел в Вене под названием «Сентиментальная история», где с ведущими музыкантами Европы Фишер записал собственные композиции. Но это уже совсем не та музыка, которую хабаровские меломаны помнят в исполнении Фишера и которую можно было услышать на концерте в ОДОРА. «Сентиментальная история» - для него что-то очень символичное и автобиографичичное.
А пока - браво, маэстро Фишер!
Юрий Витрищак


"ЗАЕЗЖИЙ МУЗЫКАНТ ЦЕЛУЕТСЯ С ТРУБОЮ"
Молодой Дальневосточник, 18 апреля 2001 года

Джазовый трубач Александр Фишер прилетел из Вены, чтобы дать концерт для земляков в ОДОРА и выступить в прямом эфире на открытии нового музыкального радиоканала 101,8FM.
...Они начинали играть вместе - в далёкой юности - трубач Александр Фишер и саксофонист Вячеслав Захаров. А дальше - у каждого своя судьба. Саша живёт и играет в Европе, а Слава остался верен Хабаровску. И вот они встретились на сцене ОДОРА, и - жаль, что вас не было в зале. Такого диалога между Трубой и Саксом, между двумя джазовыми профи вы уже никогда не услышите, и даже если Александр ещё прилетит, это будет другой разговор. Потому что живой джаз - это импровизация, рождающаяся на ваших глазах, и "завтра" джазмен сыграет ту же классическую тему по-иному, оттого, что партнёр другой, настроение другое. И тэ дэ...
Фишер играл по-европейски спокойно, Захаров по-хабаровски заводился, ритм-группа, как могла, вникала...
- Я думаю, что в целом концерт удался, - сказал Александр Фишер,- настроение было достигнуто, хотя временные условия достаточно жёсткие - всего две репетиции. Может быть, для молодых музыкантов этот концерт станет стимулом для того, чтобы начать заниматься джазом серьёзно.
... В день выхода этого номера "МД" Александр Фишер улетает домой - в Вену. А мы остаёмся здесь с ощущением, что были зрителями и слушателями уникального концерта, и знаем теперь, что такое - Золотая Труба Фишера.
Юрий Дмитриев


РОКЕРЫ ИЗ "ЗАБРИСКИ ПОЙНТ" ЗАПАЛИ НА МЯГКИЙ ДЖАЗ
"ЖИЗНЬ", Хабаровск, ноябрь 2001 года

Австрийский музыкант Александр Фишер трубит сбор хабаровским любителям джаза.
В апреле нынешнего года наш земляк, живущий сейчас в Австрии джазовый музыкант и композитор Александр Фишер, вместе с Вячеславом Захаровым дал в Хабаровске единственный концерт, и те, кто любит погорячее, получили классный кайф от диалога золотой трубы и золотого саксофона. И от соло, естественно, тоже. И вот Александр Фишер снова в Хабаровске.
- Я хочу показать хабаровчанам совершенно новую программу, - говорит Александр. - Это мягкий медитативный джаз, "без барабанов". Со мной приехали два московских музыканта - гитарист Константин Серов и контрабасист Игорь Кондур. Я написал несколько вещей именно для такого трио, и Костя обработал три свои композиции для исполнения нашим составом.
Российское турне Фишера началось в Твери, потом - Оренбургский джазовый фестиваль, который уже в пятый раз проводит "Московский джазовый ангажемент". Именно благодаря "отцу фестиваля" Юрию Саульскому стал возможен приезд Александра из Вены в Оренбург... А продолжение турне до малой родины взяли на себя дальневосточные менеджеры.
Из Оренбурга трио Фишера прилетело во Владивосток. Было два концерта - в клубе "Забриски Пойнт" и в Доме моряков. Приморцы приняли программу хорошо, и даже завсегдатаи "Забриски Пойнт" (а это рокеры) подходили к Фишеру после концерта и говорили, что хотя джаз - не их музыка, но они в отпаде!
После Владивостока был запланирован концерт в Благовещенске, но его организаторы, извинившись перед Александром, выступление отменили - мол, мало билетов продано. Видимо, в "красном" Благовещенске до сих пор убеждены в том, что "сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь".
Впереди у джазменов концерт в Биробиджане (там, полагаю, этот совковый слоган давно забыт, а джаз любят). А в субботу, 17 ноября - единственный концерт в хабаровском ОДОРА.
Спешите слышать (и видеть) - не пожалеете.
Юрий Шмаков


"ДЖАЗ ОСТЫВАЕТ, НО МЫ ЕЩЁ ТЁПЛЫЕ" - интервью газете "Московский комсомолец" (Хабаровск), 19-26 апреля 2001 года

Джазовый трубач Александр Фишер, живущий в Вене, дал в Хабаровске концерт, и выступил в прямом эфире на открытии радиоканала 101,8 FM. Публикуем интервью с ним нашего корреспондента.

- Александр, твой прилет из Европы в родной город - что это? Кто "режиссер" такого эпизода твоей судьбы?

- Когда в Вене вышел мой компакт-диск "Sentimental Story", а так называется и группа, с которой я иногда выступаю, мне очень захотелось сделать с этими музыкантами турне по России,
конечным пунктом которого был бы и Хабаровск. Об этой идее
знал, в числе прочих, мой старый хабаровский друг Женя Ставиц-
кий. И вот я получаю от него письмо по электронной почте: кажет-
ся, есть шанс прилететь в Хабаровск, но - одному; здесь телерадиокомпания "Дальневосточная" открывает новый музыкальный радиоканал 101,8 FM, и на его премьере можно выступить в прямом эфире. Расходы ГТРК берет на себя.
Конечно, идея мне сразу понравилась. Дальше была длинная пе-
реписка, сроки открытия канала были неясны, но, наконец, я в Хабаровске.

- И был концерт в ОДОРА. Твои впечатления?

- Я думаю, что в целом концерт удался. Хотя режим нашей работы был не очень привычным. Со Славой Захаровым я не играл целых 15 лет, остальных музыкантов вообще не знал. И - всего две репетиции. Мы не успевали связать программу хотя бы "на живую нитку". Но всё же было достигнуто какое-то общее настроение.

- А контакт с Захаровым?

- Два музыканта первой линии должны сразу найти контакт, что-
бы слаженно играть основные темы, перекликаться и эффективно взаимодействовать. Слава - человек с огромным опытом, он на Дальнем Востоке, безусловно, ведущий джазмен. У нас не было проблем, чтобы вместе сыграть вещи, которые мы включили в программу. Слава прекрасно слышал мою трубу и играл безупречно.

- У многих зрителей-слушателей возникло ощущение некоего "соревнования" двух маэстро, в котором Захаров как бы старался "переиграть" тебя...

- Ну, знаешь, восприятие джаза всегда очень индивидуально, каждый слышит и видит что-то своё, не обязательно совпадающее с тем, что происходит на сцене. Лично я никогда не ставлю задачу "переиграть" партнера, вызвать аплодисменты - я играю так, как хочу, не ставлю перед собой каких-либо спортивных целей. Но я могу допустить, что Слава Захаров в силу ряда жизненных факторов, личностных качеств, которые я почувствовал во время заочного и очного с ним общения, находился в ситуации, когда ему нужно было как бы оправдываться, что-то доказывать любящим его слушателям. Слава - профессионал высокого класса, но он мог бы идти дальше и, возможно, достичь большего, если бы судьба сложилась иначе, если бы в свое время он сделал какие-то смелые шаги. При уровне его владения инструментом он мог бы, безусловно, стать европейской звездой. Мне довелось заниматься джазом 30 лет, и жизнь меня убедила: я должен постоянно держать форму, как можно больше играть с другими джазменами, чтобы не отстать. Ведь джаз движется, развивается, и нужно постоянно получать новую информацию: что происходит в мире джаза, что делают джазмены Америки и Европы сегодня... Наверное, нехватка такой информации и отсутствие постоянной возможности играть с профессионалами и было главной причиной, почему я уехал из Хабаровска сначала в Москву, а потом в Европу.

- Вернемся на 8 лет назад, ты приехал в Австрию. Язык джаза интернационален, но сложности адаптации, наверное, были?

- Да, безусловно. Мне казалось, что при моей некоторой популярности мой переезд в Австрию будет сразу замечен, и я, раньше или позже, буду там востребован. Но время шло, и мои ожидания звонков, приглашений и каких-либо творческих контактов оказались совершенно тщетными. И так продолжалось много месяцев. Постепенно я понял, что все мои прежние "заслуги" теперь нуждаются в действенном подтверждении. Я сам, и никто иной, должен выдвигать идеи и доводить их до реализации. Это потребовало от меня существенной перестройки. Но задача облегчилась тем, что мой характер оказался созвучным "австрийскому". В Австрии очень высокая культура одиночества, никто не лезет тебе в душу. И года через три я стал обретать уверенность в этом новом для меня окружении. Появились группы, с которыми я стал постоянно играть - ансамбль "Together", квинтет Джо Таушера "Joe&Со", "Another Dixieband и "Sentimental Story", новые и разные партнеры.

- Ты чувствуешь разницу, когда играешь с европейскими, американскими или русскими музыкантами?

- Я стараюсь играть на достигнутом мной уровне и не опускаться ниже; в совместном музицировании я слышу, ощущаю своих коллег и как бы автоматически нахожу свою стилистическую нишу, соответствующую направлению. В принципе, не имеет значения, с кем я играю - с американцем, русским или итальянцем. Разница может быть в каких-то нюансах, например, ударник-латинос может "подогреть" музыкантов, и ты не можешь на это не реагировать.
Если же говорить об отличиях, они не в музыке, а в отношении к ней. Америка подарила миру джаз как музыкальную культуру. Луи Армстронг, Дюк Эллингтон, Чарли Паркер, Элла Фицджеральд и многие другие Великие стали, фактически, культовыми фигурами мировой культуры двадцатого века. И вот удивительное противоречие: все то мощное, яркое, талантливое, что создается в Америке, сразу становится там предметом большого бизнеса. А если ты не приносишь доход, ты почти никому не нужен. И не случайно очень интересные и сильные американские джазмены уезжают в Европу и находят здесь благодарных слушателей. Потому что в Европе, в отличие от Америки с её ощущением себя "центром Земли", штучный талант ценится по достоинству, а на джазовое искусство смотрят как на часть мировой культуры. Америка по-прежнему считается законодательницей джаза, но даже в маленькой Австрии есть 5-6 саксофонистов, не уступающих лучшим американским звёздам. Или возьмём, например, блестящего и самобытного польского трубача Томаша Станько - он не коммерческий музыкант, и кто о нём, кроме коллег, в Америке знает?

- Александр, я правильно понял, что в мировом джазе - для самих джазменов - уже нет культа Америки?


- Скажу своё мнение, с которым можно не соглашаться: я думаю, что время джаза уходит, он во многом себя исчерпал.
Самые главные качества - поиск нового, выражение яркого личностного начала в каждой импровизации, в каждом стиле - ушли. Взамен: либо копирование того, что уже было давно сделано Великими; либо смешение с другими музыкальными культурами - появились фанк-джаз,рок-джаз и так далее. Почти нет новых идей, а те, которые появляются, носят прикладной характер, например, - играть еще техничнее, использовать современную электронику...

- Чёрный джаз в Америке родился потому, что формально "равные" негры с помощью музыки избавлялись от внутренней несвободы. Чехов предлагал соотечественником "по капле выдавливать из себя раба", а чёрные музыканты рабство из себя выбрасывали, выдували через трубы и саксы, выколачивали клавишами и ударными. И не случайно лучшие слушатели джаза в пятидесятых-семидесятых - молодежь СССР и соцстран, вместо маршей и сладких песен "о главном" слушавшая джаз. Свободную импровизацию свободных музыкантов. А сейчас, вроде, "все свободны" - и джаз нужен только меломанам? Ну, это даже не вопрос. Вот вопрос: когда ты уехал в Европу, ты не сказал себе: "Прощай, Россия! Мне уже нет дела до твоих проблем"?

- Первую, "советскую" часть жизни мне невозможно забыть, отрезать ее от себя. Всё, что происходит в последние годы в России, задевает меня за живое. Так, я постоянно слушаю радио "Свобода" на русском языке - самую, на мой взгляд, профессиональную радиостанцию, дающую многократно проверенную информацию.
Меня очень огорчил массовый выбор, который сделала Россия при выборе нового президента, хотя я понимаю, что в такой тяжелый поворотный момент народ вряд ли выбрал бы, скажем, Явлинского, которого я очень высоко ставлю. Я думаю, нельзя забывать нашей трагической истории. Меня огорчает ситуация с НТВ, в которую президент России мог бы вмешаться. Меня беспокоит то, что будет в России дальше.

- Насчет "массового выбора", "отстраненности" президента от ситуации вокруг НТВ и прочих заморочек - это, что называется, наш вопрос. И, думаю, джаз, может быть, в Европе и Америке "закатывается", но мы для него живы и востребованы - что и показал твой концерт. Когда ты вернёшься в Вену, хабаровские впечатления дадут тебе "пищу" для какой-то композиции?

- Лично у меня композиции рождаются без прямой связи с жизненными впечатлениями. Темы и музыка приходят неожиданно, например, во время прогулки. Я не могу сейчас сказать, что напишу композицию, условно говоря, "Хабаровские огни"... Но, возможно, напишу.
Юрий Шмаков


"ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ДЖАЗОВОЕ ЕДИНЕНИЕ!" 
18 апреля 2002, Обнинск.


18 апреля состоялся вечер Обнинского джаз-клуба, который собрал, к сожалению, не слишком много слушателей, однако те, кто пришёл на концерт, были в полном восторге!
Бессменный председатель клуба Давид Гонюх пригласил на сцену замечательных музыкантов из Австрии и России во главе с Александром Фишером (труба, флюгельгорн), который уже несколько лет живет и работает в Вене. Проект Александра Фишера назывался «Джазовое единение: Австрия встречается с Россией». Итак, на сцене - неподражаемый Лев Кушнир (фортепиано), барабанщик Дмитрий Власенко, Христоф Печина (контрабас) и Хайнрих фон Кайнляйн (саксофоны, флейта). Музыка, которую они играли, была прекрасна. Создалось ощущение теплоты и одновременно очень мирного, неагрессивного исполнения, причем в то же время достаточно страстного. И конечно, чувствовался стиль. Вот такой конгломерат ощущений! Во второй части концерта Хайнрих признался, что это его первое посещение России, они поедут еще в Тверь и в Санкт-Петербург, Москву, а затем вернутся в Австрию. Видно было, что музыканты из «маленькой страны Австрии» воодушевлены приемом обнинской публики.
Длившийся около трёх часов концерт пролетел настолько быстро, что публика долго еще после его окончания обсуждала чарующие звуки. Такая музыка рождается от единения с залом, она не может быть «придумана» заранее, поэтому особенно приятно сознавать причастность к уникальности состоявшегося концерта. Это было действительно единение не только музыкантов двух стран, но и всех оказавшихся в зале в этот прекрасный вечер."
Ирина КУПРИЯНОВА


апрель 2002 года, Обнинск.
"ДЖАЗОВОЕ ЕДИНЕНИЕ: Австрия встречается с Россией"
- так назвал свой новый проект хорошо знакомый обнинцам
российско-австрийский музыкант, трубач и флюгельгорнист
Александр Фишер.
Окончивший с отличием институт им.Гнесиных Александр Фишер известен на отечественной джазовой сцене с 1968 года как солист сначала оркестра Олега Лундстрема, а потом - ансамбля "Аллегро" (с которым выступал и на сцене Обнинского джаз-клуба). В начале 1987 года Фишер образует дуэт с пианистом Даниилом Крамером. На первом же серьёзном джазовом фестивале "Баку-87" этот дуэт (объездивший затем весь мир, включая и наш джаз-клуб) имел шумный успех.
В 1987-1990 годах он преподавал на джазовом отделении Института Гнесиных. В эти годы по опросам джазовых критиков Александр признавался первым джазовым трубачом страны.
С 1993 года Александр Фишер живет и работает в столице Австрии - Вене (с 1998 года у него двойное российско - австрийское гражданство). За свою творческую карьеру объездил весь мир - от США до Австралии, играл со многими знаменитыми музыкантами (довелось играть с Кларком Терри, Дэйвом Брубеком и другими звездами мирового джаза). В апреле 1997 года (ровно 5 лет назад!) Александр Фишер выступал на нашей сцене с трио Григория Фаина.
В своем новом проекте JazzUnity: Austria meets Russia Александр собрал лучших музыкантов Австрии и России, близких ему по пониманию джазовой музыки. Самая яркая фигура среди них - лучший австрийский саксофонист и флейтист Хайнрих фон Кальняйн.
Проект JazzUnity: Austria meets Russia проводится в рамках Дней культуры Австрии в России при поддержке Австрийского культурного форума. И первый концерт этого проекта состоится в Обнинском джаз-клубе. 
Давид ГОНЮХ


Квартет Вена-Самара-Москва
КГЦ «Звезда». 18 апреля 2002 года


Сегодня немало российских джазовых музыкантов обосновалось на Западе - в США и странах Европы, а также в Израиле. Известный пианист Леонид Чижик преподает в двух немецких консерваториях и продолжает выступать с концертами. В США успешно работает один из первых еще советских джазовых эмигрантов трубач Валерий Пономарев, судьба которого сразу же сложилась очень удачно, поскольку он попал в ансамбль знаменитого барабанщика Арта Блейки. 
Этот список можно продолжать долго. Каждый из наших там устраивается по-разному: кто-то принимает гражданство другой страны, кто-то длительное время работает по контрактам. «Австрийский москвич» трубач Александр Фишер в Вене оказался в 1993 году, когда женился на подданной Австрии. В своем российском прошлом А. Фишер играл в биг-бэнде Олега Лундстрема, а также в различных малых составах вместе с нашими ведущими музыкантами. Очень интересным и оригинальным был созданный в 1986 году дуэт Александра Фишера и хорошо известного в Самаре пианиста Даниила Крамера. Работа в таком инструментальном составе - очень сложный вид исполнительского искусства. И это еще одно подтверждение того, что А. Фишер - подлинный солист, опытный и разносторонний музыкант. Его исполнительской манере присущ напористый свинг и одновременно теплый и открытый звук. Импровизации музыканта заполнены яркими мелодическими находками. И здесь чувствуется солидная школа, хотя начинал свое вхождение в джаз Александр с того, что закончил в Хабаровске... железнодорожный техникум. Учеба в столичной Гнесинке в классе знаменитого трубача профессора Т. Докшицера была позже. По рассказу самого А. Фишера, джазовая жизнь столицы Австрии сегодня очень активна - здесь каждый день можно услышать музыку самых разных стилей и направлений. Нередко в Вену приезжают именитые музыканты из Америки, а также других стран Европы. Так что конкуренция весьма серьезная.
Тем не менее А.Фишер нашел свое место в новом музыкальном пространстве - регулярно выступает в джаз-клубах, записывает диски, выезжает на гастроли. Кроме джаза занимается и другими музыкальными жанрами, имеет учеников. Время от времени он бывает и в России, причем и здесь не сидит без работы - концерты, гастрольные поездки.
Очередным приездом в Россию А. Фишера воспользовался наш земляк - пианист Григорий Фаин и пригласил трубача на концерт в Самару. Идея была подхвачена директором радио «Nostalgie» Еленой Хегай, которая в последнее время очень активно включилась в организацию самарских джазовых проектов. Впрочем, это уже не первое совместное выступление музыкантов у нас в городе. Предыдущее было в 1996 году, а еще в семидесятых А. Фишер даже некоторое время работал в Самаре в ансамбле Г. Файна «Олимп»...
Игорь ВОЩИНИН


"ВЕЧЕР В КОМПАНИИ ТРЁХ Ф" - Александр Фишер живёт в Вене, а отпуск проводит в Хабаровске.
Комсомольская правда, хабаровская телепрограмма, 3-9 мая 2004


Воскресный вечер для ценителей хорошей музыки стал тяжким испытанием: практически на одно время были назначены закрытие симфонического сезона и джазовый концерт. Те, для кого 25 апреля - не обычная календарная дата, а день рождения самой Эллы Фицджеральд, гордо прошествовали мимо ОДОРА и оказались в Концертном зале филармонии. Для них класика джаза одержала победу над просто классикой...
Тем более что концертировал в этот вечер "австриец" Александр Фишер, которого местные меломаны ценят не только за чудный звук его трубы, но и за то, что он - хабаровчанин. Компанию ему составил один из лучших российских джазовых пианистов - Григорий Файн. Кстати, статьи "Файн", Фицджеральд" и "Фишер" в энциклопедии джаза находятся совсем рядышком.
Творческий союз Фишер - Файн сложился уже давно, но в последние годы встречаются они не столь часто, как этого хотелось бы самим музыкантам и особенно их слушателям. Но всё же гранды джаза отправились в довольно длительное гастрольное турне по России. В Хабаровск они примчались из Магадана, на следующий день после концерта вновь на самолёт - уже вечером выступать в Петропавловске-Камчатском.
...В затемнённом Концертном зале царил мейнстрим. Естественно, не обошлось без Over the Rainbow. "Трудно объяснить, почему, но эту пьесу я всегда стараюсь играть, приехав в Хабаровск, - поделился Александр Фишер. - У нашего города есть какие-то невидимые связи с нею"...
После того, как прозвучали последние ноты, народу за кулисами набилось столько, что можно было подумать - здесь проходит третье отделение концерта.
Фото на память, автографы, рассказы короговоркой о житье-бытье, обмен телефонными номерами...
"Это мой родной город, - сказал Александр Фишер. - Хожу по улицам Хабаровска, и сразу рождается столько воспоминаний!.. Город, конечно, изменился, стал более европейским. Но чуть отъедешь от центра, он такой же, как и двадцать лет назад"...
И на радость друзьям-приятелям, музыкант добавил, что, завершив камчатские гастроли, в мае приедет в Хабаровск на целые две недели. В отпуск.  Егор Сурок


17-11-2005, "Челябинский рабочий"
"Зеленый" эксклюзив

В Челябинске прошел завершающий концерт российского турне трубача и композитора из Австрии Александра Фишера.
Группа джазовых музыкантов под названием Doxy-Quartet, являющаяся, по сути, временным образованием и существующая в рамках одного турне по российским городам, дала в Челябинске так называемый "зеленый концерт". "Зеленый", потому что отчасти свободный от строгой программы, так как в музыкальных традициях случается делать последнее выступление тура (каким и был челябинский концерт) необычным, отличным от других. Впрочем, первое отделение из привычных рамок не выбивалось. Музыканты исполнили как давно известные вещи вроде композиции Фредди Хаббарда в жанре джазового вальса или пьесы Джорджа Гершвина "Как долго это продолжалось", так и совсем новые "Жалобы Ириши", "Yеs No Yes No", "Antonio" (в Австрии они еще не звучали), написанные Александром Фишером.
Идеей сделать из второго отделения джем-сейшн с участием известных челябинских музыкантов, пригласив их прямо из зала (если те, конечно, пожелают), Александр поделился еще во время беседы перед концертом. Желание приехать на Урал для музыканта родом из Хабаровска, прошедшего советскую джазовую школу (от участия в хабаровском квинтете Вадима Горовца, оркестре знаменитого Олега Лундстрема, ансамбле "Аллегро", дуэте с Даниилом Крамером до преподавания на международных курсах в Виктринге), а сейчас живущего и работающего в Австрии, вполне естественно. Это не только возможность расширить географию гастролей, но и посетить Россию, добравшись до ее "глубин", встретиться с друзьями и коллегами, среди которых есть и руководители челябинских коллективов Игорь Бурко и Стас Бережнов. На мой вопрос, почему некоторые музыканты уезжают за границу, отвечает, что они считают, что там лучше условия для жизни и базовые условия для творчества. "Но работать там надо очень хорошо, чтобы добиться принятия и успеха, - говорит Александр, - да и стать "американцем" или "европейцем" по психологии, менталитету, отношению к делу и людям невозможно. Во многих западных странах огромная конкуренция, а здесь, в России, к ней не привыкли. Я знаю это по некоторым моим коллегам в Москве. Многие из них после краха Союза не могут понять, почему к ним изменилось отношение. Раньше о них заботились, устраивали гастроли, писали, а сейчас эти люди растерялись, потому что изменилась ситуация. Теперь все поставлено на экономическую основу". Причина же возвращения на родину некоторых музыкальных эмигрантов, таких как Игорь Бутман или Анатолий Герасимов, по мнению Александра Фишера, заключается в том, что, например, Америка как по наличию великих джазовых музыкантов, дающих жизнь новым направлениям джаза, так и большого количества высочайших профессионалов самодостаточна: "Русские, как и другие иностранцы, там, по сути, не нужны, поэтому, не сумев "завоевать" Америку, они вернулись".
Себя Александр, по всей видимости, покорителем заграничных джазовых пространств не считает, потому что достаточно самокритичен и отдает себе отчет в том, чего достиг, а чего достичь не сможет. Однако это не умаляет его профессиональных достоинств, признанных как слушателями, так и коллегами. "Выпячивать себя" он не умеет и не собирается, в Австрии же живет еще и потому, что чувствует себя там комфортно и естественно, ощущая созвучную своим внутренним установкам полную свободу отдельно взятой личности в сочетании с тактом по отношению к окружающим. Моду частью культуры в высоком смысле не считает, относя это и к джазу, который, к великому своему сожалению, вынужден признать оттесненным на задний план коммерческой музыкой, которую часто можно отнести не к искусству, а музыкальному бизнесу.
Тем не менее из опыта прошедшего и сумевшего стать "зеленым", благодаря постоянным участникам квартета клавишнику Владимиру Нестеренко, ударнику Давиду Ткебучаве, контрабасисту Сергею Хутасу и присоединившимся из зала Валерию Сундареву, Виктору и Владимиру Крикерам, концерта можно сделать вывод, что у джаза есть слушатели, способные оценить эту музыку по достоинству.
Антонина ВИННИКОВА


Perth Jazz Society
news
October 1990
ALEX FISCHER TRUMPET AND DANIEL KRAMER PIANO

The ads read "The Russians Are Coming". On Monday September 24 they came and they conquered with a dazzling display of instrumental technique and musicianship.
The first hour and ten minutes of the concert was performed in the usual format of just piano and trumpet, starting with the standard "Blue Moon". From the start it was obvious these musicians had done their homework and the choice of such hackneyed standard was no barrier to these two fine musicians. The tune was only barely stated by the trumpet player Alex Fischer (a technique he used throughout the night to a great effect). With the strong rhythmic concept apparent in Daniel Kramer's piano playing and his equally as strong left foot taking the place of the rest of the rhythm section, a powerful swing feel was generated. Over this, Alex Fischsr proceeded to turn this old standard inside our with adventurous, but always melodic, improvisations played with impeccable technique. Middle register playing with a fat orchestral sound seemed to be his forte enhancing his long melodic phrasing which always sounded inventive and fresh.

The pianist's prodigious technique was soon manifest, but unlike some musicians technically gifted who display technique at the expense of taste and musicality, Kramer was able to deliver the goods in a manner that was musically satisfying and exciting.

After "Blue Moon" some originals, with unpronounceable names followed showing that both players had a depth of knowledge of the jazz genre and were able to produce high quality, jazz composition that both swung and introduced interesting variations on the standard jazz form.
Perhaps the next set of numbers, for this writer at least was the highlight of the night Daniel Krawar played two solos of the old jazz standards: "Whispering" and "After You've Gone". These somewhat unlikely choices of repertoire were a "tour de force" for the pianist. It very quickly reminded one of the style of Tatum and perhaps even Fats Waller, with the impeccable stride technique and incredible left hand solo that was delivered in "Whispering". It showed that Kramer had an excellent grasp of early jazz styles and was able to play them authentically and yet comfortably slip into contemporary jazz with little effort or loss of credibility.

While the choice of material for the night's performance was reasonably eclectic, (both players had a great depth of style) the main fare for the night seemed to stop short of any avant-garde or new music and the classic bop style was firmly entrenched... 
The second set was once again standard jazz repertoire with such old chestnuts as "Pordido', "Green Dolphin Steet" and "All The Things You Are". The opener to this set was a piano solo on Charlie Packer's "Confirmation". It takes creative, responsive and sympathetic musicians to make these standards sound fresh and interesting and this was certainly the case in this set... 
A most enjoyable night of high quality jazz.

Pat CRICHTON


The Age, Melbourne
5 October 1990
IN THE MOOD FOR JAZZ IN RUSSIA

I
nterviewing Russia's JAZZNOST DUO, Alexander Fischer and Daniel
Kramer, is a fascinating experience. They are talkative and eager to
communicate.
I mention that I have read about jazz musicians in Russia suffering from state suppression. Daniel Kramer, a classical piano virtuoso who turned to jazz eight years ago, shrugs: "For myself, I have not had any troubles from official organisations. I get enough jobs to keep me busy. There are 60 jazz festivals in Russia every year, and we play at almost every one," he says.

But Alexander Fischer, widely regarded as the Soviet Union's top jazz trumpeter, has a different view. He says. "Jazz has had a lot of difficult periods in Soviet history. I think because the music came from abroad, it was not a classical art form in the view of officials. Even in the mid-60s, during the Cold War, Russia had a lot of exchanges with America: artists such as Benny Goodman and Duke Ellington toured our country. But even then, no jazz musician could be sure about his future.
In my small experience, it is only over the last 12 or 13 years that it is possible to be a professional jazz musician in Russia."

Is this tied in with Mr Gorbachev's perestroika and glasnost policies? 
Mr Fischer smiles. "Strangely enough, good things started to happen before perestroika. And now in some ways it is more difficult: the official management companies are more interested in popular performers who will fill big halls and stadiums and collect a lot of money."
"We have a new Minister for Culture, Nikolai Gubenko, who used to be a famous actor. He is trying to make things easier for artists and Gorbachev has officially supported his policies. So these developments give us hope." 
In the little Russian jazz that I have heard, humor seems to be an important element. Mr Fischer smiles. "There are a lot of ensembles in Russia, and you will find many different approaches there. But we are pleased if our arrangements are recognisable to foreign listeners, and they can share some humor that may be in there. This says that the music doesn't have to be translated."
The Jazznost Duo performs at Doctor Jazz, Cordon, tonignt and tomorrow night.

Adrian JACKSON


OTS Sydney,
Wednesday 3rd October, 1990
JAZZNOST (U.S.S.R.) + ENGINE ROOM


<..>
- A.Fisher: When free jazz was developing I had different musical interests so I wasn't effected by it. I did not hear much of it. Later I began listening and appreciating its musical sense, dynamics, development and of course freedom.

- O.T.S. What are your reactions to The Engine Room?
- D.Kramer: They were very beautiful musicians. I first heard them on a tape two months before they arrived in Russia. They were harmonically very sophisticated, their playing had a fine sense of form. It was intelligent and without any gimmicks. I was especially impressed with their usage of rhythm I would call it comprehensive. They exhibit their own faith in the music. 

- O.T.S. And the Sydney gigs? 
- D.Kramer: All musicians find great pleasure in playing with others at such a high level. I'm looking forward to playing with them as a group rather than in a jam session in Russia. 
- A.Fisher: I agree with all that, but I'd like to add that they are warm and friendly people with open hearts and this is reflected in their music. 
And so say we all.

Alexander Fisher and Daniel Kramer will perform with The Engine Room at: The Strawberry Hill Hotel - Monday October 15, Tuesday October 16, The Real Ale Cafe - Wednesday October 17th.
O.T.S. readers can find out more about Soviet Jazz in S. Fredericks Starr: Red and Hot: The Fate Of Jazz in the Soviet Union (OUP, 1983)
Leo Feigm (ed): Russian Jazz, New Identity (Quartet, 1985).
Records of Soviet Jazz are on Melodiya, Muza Suprophon, AKM and Leo records. 

Gail BRENNAN


Manly Daily,
September 28, 1990

JAZZNOST DUO JAM FOR FREEDOM

The spirit of glasnost and a special funding program has allowed Russian jazz musicians Alexander Fischer and Danil Kramer to play at this weekend's Manly Jazz Festival.
They will again team up with Australian-based' group The Engine Room after first playing with them in a "ground breaking" tour of the Soviet Union last year.
Australian National Jazz coordinator Eric Myers said: the "jazznost duo" had flown to Australia thanks to a special fund set up in the USSR in remembrance of one of the earliest Soviet dissidents General Grigorenko.
Grigorenko had been "fairly severely" persecuted under the Brezhnev regime because he spoke out about freedom of expression.
"To have a major figure speak out against the government was a kind of shock at the time," Mr Myers said.
As a result, the fund was set up for artists to be able to express themselves including performing overseas.
Mr Myers said: musicians and performing anists found it very difficult to survive in the USSR.
"There's virtually no government assistance, except for the Bolshoi Ballet and other flagship Companies," he said. Setting up a special fund for artists was a real political developement.
Mr Myers said: when the two Russians first played with Australian musicians, the group gelled. They did not need to warm up or find each other's style.
"One of the highlights of the Engine Room's tour was a jam session with the two Russians in Leningrad," he said. "This took place before an audience of 500 people after normal festivities. There was an instant rapport between the Australians and Danil and Alexander."
"It produced some of the most exciting jazz I've ever heard, and the crowd just went wild."
Mr Myers said: "Kramer is an extraordinary pianist - a classical virtuoso who was turned on to jazz in the early 1980s. Fisher is without question the finest trumpeter in the Soviet Union - many people in the West know him because of his work with the Russian group Allegro."
Danil and Alexander said there were a lot of different styles of jazz being played in the Soviet Union, and many musicians were now travelling abroad.
Alexander had played venues all over the Soviet Union and Eastern Europe as well as France, West Germany and Austria.
"It's wonderful to travel, why not? It's always a pleasure for Soviet people to go abroad," he said.
The Engine Room, when they play with the Russians tomorrow at the Manly Public School auditorium at 4.30pm will comprise bassist Nicki Parrot, drummer John Pochee and pianist Roger Frampton.

by Alan WOOD


SUNDAY, Perth, September 30, 1990
RUSSIA'S DAZZLING DUO MAKE HISTORIC DEBUT


Any doubts about the universal appeal of jazz were dispelled by the Russian duo last Monday night at the Hyde Park hotel.
Alexander Fisher on trumpet and Daniel Kramer on piano delivered a dazzling display on the first visit of any jazz men to Australia from the USSR.
The audience were probably expecting virtuoso technique but not the variety of flare, rhythmic subtlety and humor the pair produced.
Starting with the unlikely standard Blue Moon, the twosome transformed the tired tune with fresh harmonies and improvisation. They followed this with three of their own compositions showing a high degree of interplay on well-rehearsed themes with much melodic invention.
Fisher displayed his skill with the harmon mute and also on flugelhorn in Softly As In A Morning Sunnse. Playing claves in a bright samba, he inspired his partner to perform with powerful pianistics and then to slap the woodwork in a humorous exchange.
Chris Paraha on electric bass and Chris Tarr on drums joined in on the second set for some stirring standards with a rendition of Green Dolphin Street as probably the highlight.
The Perth Jazz Society deserve congratulations for arranging this visit and it is a pity a bigger audience was not present for such accomplished artists.

Lew SMITH

Контакт: Александр Фишер

ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТРАНИЦА

Copyright © 1997-2017 Джаз.Ру
учредитель: Кирилл Мошков
свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС 77-24637 от 13.06.06.

использование информации

Основатель -
Петр Ганнушкин
Учредитель и главный редактор -
Кирилл Мошков

полные выходные данные, связь с редакцией


Электронное средство массовой информации "Портал Джаз.Ру". Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС 77-24637