502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
librhead.gif (7752 bytes)
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
Рецензии на джазовые альбомы
    CARLY SIMON "Film Noir" (Arista, 1997)

    Кинодеятельность Кэрли Саймон продолжается - только в данном случае она пишет песни не для кино, как это частенько было на протяжении ее четвертьвековой карьеры (и, случалось, приносило ей "Оскары" и прочие приятности), а про кино. Как и многое из того, что она раньше делала, выдержано в абсолютно традиционном, более того - старомодном поп-ключе. Работа спродюсирована самой певицей и легендарным композитором Джимми Уэббом (он дирижировал оркестром и играл на фортепиано в большей части треков, а в одном даже спел с Кэрли дуэтом), запись же проводилась в шести разных студиях (сведено в Поулинге, штат Нью-Йорк, студия Snowbound Sound) Фрэнком Филипетти. Невзирая на известную эстетическую целостность работы, звуковое ее решение представляется странноватым - ощутимо слышны три пространственно не стыкующихся друг с другом звуковых плана: в первом "лампово", почти джазово звучит голос певицы, во втором - островатое и микроскопически расстроенное фортепиано, кто бы на нем ни играл - сам ли Уэбб, Росс Кассофф или Майкл Козарин; в третьем плане, ощущаемом поперек двух первых, играет этакий легкий голливудский поп-оркестр. По оркестру очень слышно, что вокал записан в другие смены и, видимо, даже и в других студиях.

    THE RIPPINGTONS FEATURING RUSS FREEMAN "Black Diamond" (Windham Hill Jazz, 1997)

    В год десятилетия проекта "Rippingtons" группа разразилась очередным альбомом - такой же легкий фьюжн, как раньше; лидер группы, гитарист Росс Фримен, во вступительном слове на обложке поясняет, что очередной альбом должен отразить глубокий духовный переворот, случившийся в нем на почве любви к... горным лыжам. Что ж, дело хорошее. Помимо основных участников - саксофониста Джеффа Кашивы, басиста Кима Стоуна, вокалиста Марка Уильямсона - в записи приняли участие именитые "приглашенные лица" - Артуро Сандоваль, Марк Ледфорд. Результат - позитивная, летящая музыка, как нельзя лучше предназначенная для радио. Хотя основная запись производилась самим Фрименом, видимо, в домашней студии поближе к месту своих горнолыжных озарений (указано: Студия На Ранчо У Горы Чейенн, Колорадо) и, главное, сводилась там же, звуковое решение получилось весьма многообразным - искусный баланс, выверенное равновесие между цифровыми и акустическими (гитара Росса) звуками, изобретательные аранжировочные решения, воплощенные в прозрачный, панорамно очень широкий звук. Особенно приятны сочетания цифровых ритмических "лупов" и живой перкуссии, плавно перетекающих друг в друга.

    NAT "KING" COLE "Love Is The Thing" (Toshiba-EMI Limited, 1997)

    Японское переиздание классической работы короля поп-джаза 50-х, в оригинале выпущенной лейблом Capitol под названием "Love Is The Thing - the voice of Nat "King" Cole with the orchestra of Gordon Jenkins" четыре десятилетия назад. К оригинальному материалу, влючающему 12 треков (результаты сессий 19 и 28 декабря 1956 г.), на CD добавлены три, записанные пять с половиной лет спустя в том же составе и тем же продюсером - Ли Джиллетом. Оригинальный винил был выпущен с маркировкой "High Fidelity Recording", что вполне объясняется высочайшим уровнем звукового решения записи; для CD-переиздания был осуществлен 20-битный мастеринг с частотой дискретизации 88,2 кГц. Альбом выдержан не только в едином аранжировочном ключе (струнная группа плюс почти незаметная ритм-секция), но и в едином динамическом и даже темповом решении (ОЧЕНЬ спокойные баллады, в которых бархатный баритон Коула звучит особенно выигрышно). Совершенно неджазовая, работа тем не менее очень важна для понимания эстетики "популярного" джаза того времени. Стопроцентно "аналоговый" звук почти без потерь перенесен на цифровой носитель - временами кажется, что слушаешь оригинал с 38-й скорости, особенно когда в динамических паузах прочитывается деликатный, но явственный "хисс" аналоговой ленты. Впечатление усиливает однозначно "ламповое", и более того - Neumann' овское звучание голоса и явно "живая" реверберация - это даже не "пружины", это звук большой эхо-камеры.

    GREG COHEN "Moment To Moment" (DIW, 1997)

    Здесь хочется нарушить традицию и сначала заговорить не о музыкантах, а о звуке. О, йе! Это Аналог Как Он Есть, аналог лабораторной чистоты - запись делалась в легендарной лос-анджелесской студии Ocean Way Recording живьем на двухканальный аналоговый магнитофон, проще говоря - на 38-ю скорость. Весь альбом маститый (теперь уже) Майк Росс записал за один день при продюсерстве лидера состава - контрабасиста Грега Коэна. Результат: прекрасно эшелонированное, весьма конкретное звучание со множеством микропланов, выявляющихся в драматургических стыках и перепадах треков. Тяжелый, четкий и в то же время достаточно сухой, абсолютно акустический контрабас с отличным соотношением "пальцев", "дерева" и собственно баса - впрочем, это неудивительно, таков стиль игры Коэна, которым он и знаменит. Прекрасно разведенный по стереопанораме рояль - при прослушивании в наушниках не кажется, как это часто бывает, что лежишь где-то над рояльными струнами; скорее - стоишь у пианиста (Джерри Уиггинс) за спиной. Рыхлые, массивные барабаны (Доналд Бэйли), в которых упомянутых выше "микропланов" открывается больше всего. И, наконец, сухой, но насыщенный тенор-саксофон (Тедди Эдвардс). Все вместе - еще одна попытка Коэна играть современными средствами нарочито старомодную музыку. В результате получается некий лабораторный сплав: 50 лет назад так не играли, но и сейчас так тоже не играют. Все равно слушать приятно. Особенно добрых слов хочется сказать о мастеринге (Алан Такер на Foothill Digital в Нью-Йорке): сохранив и, видимо, даже усилив аналоговую динамическую мощь, удалось спрятать "хисс" ленты так, что это не ощущается как работа Dolby. Блестяще.

    HAROLD MABERN TRIO "Mabern's Grooveyard" (DIW, 1997)

    Маститый пианист Хэралд Мэйберн в компании с более молодой ритм-секцией - опытным ударником Тони Ридасом и одним из лучших контрабасистов молодого поколения Крисченом Макбрайдом. Типичнейший альбом традиционного фортепианного трио: восемь стандартов, одна композиция лидера, остро ощутимый привкус "джемовости", спонтанности (если не недорепетированности) - и при этом живое и острое чувство блюза. Что и не удивительно, Мэйберн на ритм-н-блюзе собаку съел, да при этом чернокож и родом из Мемфиса. Интересно сравнивать этот альбом с работой Коэна! Запись тоже вполне аналоговая, кроме того, ее писал поистине великий инженер - Джим Андерсон на нью-йоркской студии Avatar. Правда, писано на мультитрекер, а затем сведено. Тем не менее аналоговый характер налицо. А как отличается! Контрабас - почти легкий и весьма звонкий: в первую очередь звучат "пальцы", во вторую - "дерево" и только в последнюю - бас. Барабаны прописаны абсолютно естественно, никаких микропланов, вызванных к жизни "live mix'ом", не слыхать: честный выглаженный звук, не удивлюсь, если барабанщик был если и не в отдельной кабине, то за щитом. Наконец, фортепиано звучит округло и слитно, с малым "воздухом" и заметным уплотнением по низкой середине. И при всем этом результат идеологически вполне сопоставим с альбомом Коэна. Парадокс?

(c) Кирилл Мошков, 1998     

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2