вы находитесь на архивных страницах портала «Dжаз.Ру»: перейти на новую версию | реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 17
Как Ди Меоле не повезло с "Новой газетой"
Из публикаций прошлой недели я обратил внимание на две. Я уже писал в "Полном джазе" о низком качестве текстов о джазе в "Новой газете" . Почему-то именно джазу в этом уважаемом печатном органе не везет: пишущий об академической музыке обозреватель "Новой газеты" - живущая в Париже виолончелистка Виктория Ганчикова - блестящий автор (особенно интервьюер) и, между прочим, мать одаренной пианистки и композитора Алены Ганчиковой.
Но вот "Новая газета" (№35 от 24-27 мая с.г.) под названием "Хочу сыграть Битлз" публикует интервью Сергея Мирова с Элом ди Меолой.
Снабжено оно врезкой, фрагмент которой я просто обязан процитировать. Цитирую: "А для тех, кто "не в материале", скажу, что одно лишь перечисление великих музыкантов, с кем он успел поработать, займет объем в полполосы. Напомню: когда фирма "Мелодия" в начале 80-х (как всегда. "на халяву") выпустила альбом "В пятницу вечером в Сан-Франциско", в головах тысяч любителей рока произошла революция: мы поняли, что на акустическом инструменте возможен такой же, если не больший, "драйв", как на электрогитаре. Среди свершивших эту революцию был Эл ди Меола". 
В 1976 году я (и, кажется еще, музыковед Аркадий Петров) были свидетелем такой сцены. Первые концерты легендарного уже польского джаз-рок-артиста Чеслава Немена в Советском Союзе. В антракте подходит приличный с виду молодой человек:
- Скажите, Чеслав, а правда, что Вас приглашали петь в Blood, Sweat & Tears?
- Да, правда.
- А еще кто из хороших музыкантов?
Пауза. Немен вопросительно смотрит на меня. Он, наверное, думает, что не все правильно понял по-русски - все-таки почти двадцать лет он этим языком практически не пользовался (напомню, Немен-Выдрицкий - из белорусских поляков, в конце 50-х получивших разрешение переехать в Польшу).
Я молчу.
Немен принимает единственно верное, как я потом понимаю, решение:
- Нет, больше никто.
Конечно, все убеждены, что артисты - этакие избалованные капризные дети, которым поощрение нужно, как... вспомним хотя бы Козьму Пруткова... как канифоль смычку виртуоза. Но психологи скажут, что это относится не только к артистам, но и, скажем, к коллекционерам, которым свойственно завышать ценность своей коллекции и недооценивать то, чем владеют другие.
Этична ли фраза "одно лишь перечисление великих музыкантов, с кем он успел поработать" в отношении ко всемирно известному артисту? Ди Меола - что, продюсер, ассистент режиссера или телохранитель? Сам "не великий", но зато с какими великими только не работал...Пусть г-н Миров точно переведет эти слова обратно на английский и покажет своему герою.
Второе. Мне кажется, поздновато эти "мы" у Мирова что-то насчет акустической гитары поняли. И вообще как-то г-н Миров слишком легко обобщает. Даже у нас к середине 80-х если еще не были готовы, то уже существовали в проекте unplugged-альбомы Градского, Макаревича и Гребенщикова. Я лично знавал многих рокеров, которые открыли "драйв" акустической гитары намного раньше. Да тот же Эрик Клэптон никогда не скрывал своего восхищения гитаристами ранних ансамблей Луи Армстронга (цитирую по книге Джорджа Мартина Making Music Pan Books 1982: в 20-е годы у них был саунд электрогитар) и, конечно, любому рок-гитаристу от мала до велика неприлично не знать наизусть Nuages Джанго Рейнхардта. 
Третье. Как бывший член бывшего худсовета бывшей "Мелодии" (хоть и всего-навсего с совещательным голосом - от филофонистов) хочу уточнить: это в США пластинка "В пятницу вечером в Сан Франциско" вышла в 1981 году; у нас - на несколько лет позже. Точную дату вспомнить не могу, но, возможно, ее помнит Алексей Баташев. Дальше. Мы все прекрасно знаем, сколько всего "Мелодия" выпускала "на халяву", но вот альбом "В пятницу вечером" как раз был приобретен по лицензии (другое дело, что "Мелодия" далеко не всегда выдерживала обусловленный договорами тираж; если пластинка пользовалась популярностью, то заводы допечатывали ее в огромных тиражах, не исключено даже, что без ведома руководства фирмы). 
Дальше интервьюер спрашивает Эла ди Меолу: 
- Вы получили какие-нибудь авторские отчисления за него?
На что гитарист отвечает: 
- Нет, конечно. В то время, да и потом, мы из России не получали абсолютно ничего.
Напомню - это не авторский диск ди Меолы, и отчисления за формально очень ограниченный тираж (по-моему, говорили о 15-30 тысячах экземпляров) наверняка составляли сущие копейки. В общем потоке royalties от фирмы Philips музыканты могли их просто не заметить.
Я, как вы понимаете, отнюдь не беру под защиту бывшего советского монополиста, но истина дороже.
Тем более, что интервью с американским гитаристом в целом производит впечатление поразительной легковесности. Разумеется, Эл ди Меола - не Дерек Бэйли, но говорить с ним об одном только "мягком джазе" (термин интервьюера)...
Я вот в связи с этим подумал, неужели люди джаза выглядят так же глупо, когда оперируют именами из области, скажем, рок-музыки? Майкл Фрэнкс, Эрл Клюг, "Акустик Элкеми" - другой компании для ди Меолы журналист Миров подыскать не может. И музыкант на удивление терпеливо и содержательно пытается дать ему понять, что "мягкий джаз - это все-таки поп-музыка" и что говорить вообще-то с ним надо бы о другом. 
Но Миров не унимается: долго (хоть в целом и грамотно) и совершенно не к месту морочит известному музыканту голову нашей "блататой" (это словечко корреспондента "Новой газеты", от жаргона лабухов - всяких там музонов, наш джазовый мир уже, кажется, начал отвыкать). Но вот кульминация интервью: 
"Я, честно говоря, не слышал ни одной композиции вашей ранней группы Return To Forever. Скажите - это был рок или джаз"?
Простота, которая хуже воровства. Так сорок лет назад передовики производства осуждали публикацию "Доктора Живаго": "я роман Пастернака не читал, но заявляю..." и т.д.
Ну то, что джаз и поп уже давно оторваны друг от друга, всем понятно, и даже Кен Бернс никаких переворотов у нас не произведет. Но вот рокеры мне лично представлялись людьми более широких взглядов. 
Самое поразительное, что интервью берется буквально через десять дней после концертов Чика Кориа в Московской консерватории. Неужели г-ну Мирову ни одна публикация с упоминанием группы Return To Forever не попалась...Иначе бы запомнил, что группа RTF все-таки не его, Эла ди Меолы, и не такая уж ранняя. Наверное, и на пресс-конференции в "Ле Клубе" г-н Миров тоже не был. Напомню цитату из предыдущего "Полного джаза": "наиболее важным периодом своей карьеры Эл считает период работы с Чиком Кориа в первой половине 70-х".
Кстати, вам, конечно, интересно, что отвечает на этот вопрос Эл ди Меола интервьюеру "Новой газеты"?
Вот что: "это была рок-музыка с джазовым пониманием и латинским наполнением".
Видимо, музыкант понял, с кем имеет дело, и нет смысла вдаваться в такие тонкости, как первые программы Return To Forever, еще без электрогитары.
Хотя, впрочем, в качестве подписи под интервью приводится довольно нестандартная формулировка: "Беседовал и переводил (выделено мною - Д.У.) Сергей Миров". Так что, может, и переводил он на уровне своего "честно говоря"... 

* * *

В том же предыдущем выпуске "Полного джаза", на который я уже ссылался (№118), опубликованы некоторые размышления на тему гастролей "Арсенала" в США - ни в какой известный мне журналистский жанр материал Валерия Лебедева из Бостона не укладывается. Из двух других и вполне независимых источников, я, например, знаю, что концерт в Бостоне состоялся в очень большом, даже по нашим меркам зале - примерно на тысячу человек и был не только "приятно заполнен", как пишет Лебедев. В прошлом году Александр Градский, между прочим, не собрал и половины того же самого зала. К тому же концерт "Арсенала" был воспринят весьма адекватно (если не считать отдельных граждан). В частности, практически все диски и книги Козлова были распроданы. И я в данном случае беру под защиту не творческие достижения "Арсенала", а культурный уровень русской диаспоры в Новой Англии.
Ну да ладно. Но вот что говорит маэстро Козлов в передаче бостонского корреспондента "Полного джаза":
"Я как-то слушал "Мессу" Гайдна в концертном зале Хенкок-центра. И что же? Почти весь зал имел в руках партитуры и по взмаху дирижера пел вместе с хором! Да как пел! Свои партии, на голоса, стройно! Я только глазами еле успевал следить за партитурой, а они - пели ! А-ли-луйя! А-ли-луйя!"
У Гайдна, действительно, есть одна популярная в англоязычных странах "Месса" - так называемая Nelson-Mass. Но я готов спорить на что угодно, что речь идет совсем о другом произведении - об оратории Генделя "Мессия", которую протестанты Старого и Нового Света по давней традиции слушают на Рождество. Вот в ней, действительно, есть заключительный хор "Аллилуйя". Его-то по той же традиции поют все хором - я сам пел на площади перед Линкольн-центром; нотные листочки раздают еще в метро. Так что в этом пассаже кого-то из собеседников явно подводит память. Между прочим, тема Орнетта Коулмэна называется Lonely Woman - в единственном числе. Разве что корреспондент намекает на то, что коулмэновская "одинокая" не столь уж одинока - у Хораса Сильвера тоже есть тема с таким же точно названием. Есть в материале из Бостона и другие мелкие неточности.
Но - все равно - поздравляю "Полный джаз" с появлением на его страницах имени Валерия Лебедева! Я знаю Валерия с 1964 года - это настоящий джазмен (саксофонист), блестящий, парадоксально мыслящий философ и остроумный собеседник. Мне даже хотелось бы, чтобы в его текстах о джазе было поменьше остроумия и побольше собственно музыкальной "материи".

Дмитрий УховДмитрий Ухов

На первую страницу номера