ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 32
Павел Бродовский, Jazz Forum: "Хотим обнаружить искру божью..."
Павел Бродовский - многолетний главный редактор журнала Jazz Forum, созданного в начале 70-х по решению Европейской джазовой федерации. Деятельную роль в становлении этой в свое время очень авторитетной международной организации сыграли джазовые музыканты Польской Народной Республики. Складывалась уникальная ситуация: в Польше уже существовал джазовый журнал - первый в странах Восточной Европы (чтобы не сказать - соцлагеря) Jazz. Журнал Jazz возник в 1956 году - в эпоху "культпросвета"; здесь этот, казалось бы, наш местный каламбур подходит идеально. В 1958 году в Сопоте был проведен первый международный джаз-фестиваль, который через год переехал в Варшаву и получил гордое, но диксилендовое, по сути дела, имя Jazz Jamboree.
Насколько были мы оторваны от культуры даже наших ближайших соседей, свидетельствует вот такой пример. В середине 70-х широко отмечались двадцатпятилетия и тридцатилетия то той, то другой страны народной демократии. Под эти юбилеи выходило достаточно много свежих переводов художественной литературы. Так в переводе какой-то повестушки молодые герои, будущие муж и жена, "знакомятся во время jamboree" (цитата по памяти ). И переводчик дает сноску "jamboree - слет скаутов". Скауты на тридцатом году советской власти? Где-нибудь в палатке в польских Татрах? 
Не удивительно, что мы всеми правдами и неправдами стремились добыть экземпляр польского "Джаза" и учили для этой цели польский язык (автор этих строк - не исключение). Четверть века польский "Джаз" был для нас нет, не окном - замочной скважиной, в которую нам было видно, конечно, далеко не все и не всегда то, что хотелось увидеть, но было-таки видно!
А тут - мыслимое ли дело - журнал с международной редакцией и штаб-квартирой в соцстране! И не какие-нибудь "Проблемы мира и социализма" или "Византийский альманах"!
Довольно быстро Jazz Forum обрел польскую версию - она была намного тоньше английской или немецкой (эти были практически идентичными), перепечатывала одну-две cover story из международного оригинала и разбавляла местными новостями и feature stories. Так фактически в Польше появилось два джазовых журнала. К концу 70- старый "Джаз" стал мигрировать в сторону поп-музыки, а после отмены военного положения в 1983 году возродился уже как Magazyn Myzyczny/Jazz с упором на тяжелый металл (так как рок-мэйнстрим и панк монополизировал Non-Stop). Тут подоспела перестройка и - о диво - польская версия Jazz Forum'a появилась в наших почтовых каталогах. Увы, это продолжалось недолго. Только до падения Берлинской стены.
С этого момента я и начал интервью с бессменным главным редактором Jazz Forum'a паном Павлом Бродовским. Мы беседовали в новом помещении, куда редакция переехала буквально за три месяца до этого. В редакции теперь значительно просторнее - и хоть на пару кварталов дальше от условного центра Варшавы, но зато фактически на углу главной городской артерии - знаменитой Маршалковской.

В этом году ты был у нас после большого перерыва - привозил программу "Шопен и Джаз" с трио Анджея Ягодзиньского и Лорой Шафран в Польский культурный центр. Я тоже у вас в Варшаве после 13-летнего перерыва. Много воды утекло... Давай начнем с того, что изменилось за эти годы?

- Я так понимаю, что под переменами ты имеешь в виду не только падение Берлинской стены. Во всем мире в последнее время происходят перемены - про самое последнее - я уж и не говорю. 
В общем, джаз функционирует теперь в другом контексте. И сам все-таки изменился, и роль его теперь совсем другая. Общество - и не только в наших странах - не то, чтобы не реагирует на джаз, просто реакция эта менее острая, менее оживленная. Изменилась структура досуга: появились новые формы искусств и развлечений, новые технологии и новые коммуникации. Все теперь более или менее доступно - да хоть бы и через интернет. Джаз уже не тот край заветных мечтаний, вожделенной свободы и запретного плода. Кроме всего прочего, каков бы ни был эффект от сериала Кена Бернса, время титанов джаза прошло. Да, Уинтон Марсалис - отличный музыкант, но - все-таки, еще больше идеолог. Те, кто копируют Марсалиса, фактически подражают даже не ему самому, а Майлсу Дэвису или Дюку Эллингтону.

Так или иначе, но вот выходит же у вас в Польше два журнала только о джазе, и ни о чем больше. Значит, их есть кому их читать и... кому писать.

- Да, в абсолютных цифрах все выглядит достаточно благополучно. Музыкантов, которые зарабатывают джазом, может, даже больше, чем раньше. И не только у нас в Польше, в Скандинавии, в Англии, во Франции - вообще в Европе. Даже не двадцатилетние, а подростки в профессиональном отношении умеют столько, сколько нам в 50-60-е и не снилось .И не в последнюю очередь благодаря свободному доступу к информации: существуют джазовые отделения в музыкальных школах, разного рода курсы, учебники даже на CD-ROM В то время как раньше все приходилось добывать самому - буквально с боем и методом проб и ошибок. Хороших музыкантов все больше, но это не значит, что больше ярких индивидуальностей!

Ты знаешь, что практически повторяешь слова директора парижской "Олимпии", который сказал: "Молодых людей, которые умеют петь и танцевать - сотни и тысячи. Но покажите мне личность!" И, тем не менее, мы ведь внимательно следили за тем, что у вас в Польше происходило. Были времена, когда в год Polskie Nagrania выпускали одну, ну -максимум две джазовые пластинки.

-Ты прав, сейчас совсем другое дело- в год выходит 50-60, нет, пожалуй даже, 70 компакт-дисков. Тиражи очень небольшие, но-таки выходят. 

И даже в абсолютных цифрах это все равно больше, чем в России, хотя в целом порядок примерно тот же. А уж про относительные показатели я и не говорю.

- Да, страна-то у вас и сейчас в несколько раз больше. Но и то, что есть, тоже вроде неплохо.

Да, я это отчасти объясняю возникновением естественной джазовой среды - клубов. Правда, одновременно есть и оборотная сторона: регулярная работа в клубах подавляет в молодежи стремление к поиску, новаторству, риску - если хочешь. Только немногие не поддаются ежедневной рутине.

- Да, картина, похожая на нашу. Но давай посмотрим правде в глаза, джаз сегодня - не та музыка, которая нужна миллионам и сотням тысяч. Но - с другой стороны - без публики джаз тоже не проживет.

Да, если ты имеешь в виду престижные академические жанры музыки, которые существуют благодаря системе грантов и, в конечно счете, налоговых скидок...

- Клубы у нас платят рядовым, пардон, музыкантам не так уж много, чтобы не сказать - мало. В клубе "Тыгмонт" (владелец - известный фотограф и... "джазовый деятель" Марек Каревич) за вечер получают 200 злотых (то есть $50 - при том, что средней зарплатой в Польше считаются $200; вообще в двух словах: таких контрастов, как у нас, я не наблюдал - ни сверхдорогих машин, ни нарядов "от кутюр" я не видел даже на весьма элитарных приемах, но и такой нищеты, как у нас - тоже; не только Варшава, но и маленькие города - в отличие от наших - выглядят довольно опрятно; хотя это взгляд обывателя, а не экономиста - Д.У.). Тиражи дисков - в среднем 300 экземпляров, 500 -хорошо, 1000 - очень и очень хорошо, 5000 - редчайшее исключение.

Будем считать, что с цифрами мы разобрались. Поговорим конкретно: Сейчас в клубе "Тыгмонт" проходит фестиваль "Джаз-Форум представляет тех, на кого мы рассчитываем" (по-нашему - фестиваль надежд или молодых талантов)...

- Да, это клубное мероприятие, одновременно и промоушн журнала - во время "Фестиваля надежд" вход в клуб бесплатный. Городские власти доплачивают. Напомню, "Те, на кого рассчитываем" - это была рубрика в журнале "Джаз" в 50-60-е годы, в ней впервые появились имена Намысловского,Врублевского,Станько.Тогда,40 лет назад, мы радовались, когда музыкант умел хоть что-то; теперь, как мы уже говорили,17-летние- уже профессионалы, во всяком случае в том, что касается ремесла. Вот мы и хотим обнаружить искру божью, таланты, которые - кто знает - может, когда-нибудь и сами прославятся, а заодно и нашу страну прославят.

Ну и как ожидания, сбываются?

- Сам понимаешь, я как организатор знал, от кого чего можно ожидать. Но приятно удивила заполненность зала, один вечер даже негде было сидеть. И ведь шли-то не на звезд, а на новые имена! Как раз 22-летний пианист Славомир Яскулке (Jaskulke) в Варшаве выступал впервые. И явно больше всех понравился и организаторам, и публике. Это такой скандинавского склада артист.

Наших любителей джаза наверняка заинтересует, что сын Намысловского - тоже музыкант.

- Да, Яцек - тромбонист, и очень неплохой.

Как и отец в начале карьеры - может , тоже перейдет на альт-саксофон и тогда сделает себе имя?

- Отличная идея ! Ты ему ее при случае подай.

Да уж, во всяком случае с профессионализмом у него не будет никаких проблем. У вас учат джазу все там же, в Катовицкой музакадемии?

- Да, там джазовое отделение существует 30 лет, уровень музучилища представляет Музыкальная школа на ул. Беднарской - там преподают наши звезды. В разных городах ежегодно проходят двухнедельные курсы, начиная с первых в Ходзеже, про которые все знают. Существуют специализированные конкурсы - вокалистов в Замостье, ансамблей - в Гдыне, Guitar-City - в Варшаве, конкурс импровизации в Катовицах. В общем, механизмы выявления потенциальных талантов более или менее налажены. В Польше ежегодно проходит около 30 фестивалей. Два больших международных в столице - Warsaw Jazz Summer Days и Jazz Jamboree. Ему уже 42 года, это - один из самых старых фестивалей в Европе.

Я слышал, с ним какие-то проблемы...

- Не какие-то, а вполне конкретные. В новых экономических условиях старые структуры работать не смогли. Долгов накопилось столько, что только один человек захотел с фестивалем иметь дело- Марьюш Адамчак. Он был последним владельцем клуба "Аквариум", но "Аквариума" теперь нет. В Нью-Йорке разрушен Всемирный торговый центр, в Варшаве - клуб "Аквариум"(пан Бродовский намекает на то, что на месте квартала - просто перейти улицу от зала, где всегда проходил Джаз-Джембори - теперь новостройка, роют котлован -Д.У.). Адамчак - весьма противоречивая фигура! Атмосфера вокруг него сложилась странная. Еще бы! Он прямо заявляет, что польский джаз ничего не стоит. На Warsaw Jazz Summer он поляков вообще не зовет. Но и его любимый авангард типа Knitting Factory собирает в лучшем случае ползала. Пан Адамчак приобрел копирайт Jazz Jamboree на четыре года. Ну, и неудивительно, что многие приуныли: все, за это время польскому джазу придет конец. Поживем - увидим. Хотя ясно, что Адамчаку тоже сейчас нелегко.

А как у вас с журналом? В порядке?

- Не буду скрывать, ситуация - трудная. Хоть я сам и оптимист, и надеюсь, что выход из нее найдется. Немного помогает то, что подписчики получают вместе с экземпляром журнала еще наши компакт-диски.

Ваши компиляции Knitting Factory, PAO, Winter & Winter составлены очень квалифицировано.

- Спасибо, но отдельно от журнала они не очень расходятся. Все идет к тому, что скоро бумажный журнал превратится в приложение к диску, а дальше вообще останется один CD-ROM. И нас будут читать только в компьютере. Вообще с масс-медиа не все в порядке. Да, есть "Радио Джаз", но его слышно только в Варшаве и Кракове, и при этом формат никого не устраивает. Ты, джазовый человек, можешь представить себе, чтобы никто ничего и никого не объявлял - просто музыка нон-стоп. Знаменитые "Три четверти часа джаза", пережившие все военные положения - отмены и запреты, на Второй (общекультурной) программе радио недавно были сокращены до "Двух четвертей часа джаза". И несмотря на сотни писем, которые я получаю и как главный редактор журнала, и как один из ведущих радиопрограммы - ноль внимания. Дальше. Диски, сопровождающие сериал Кена Бернса, лежат во всех магазинах и отрецензированы в прессе, но самого фильма мы так пока и не увидели. И откровенно вам завидуем. 

И к тому же появилась конкурирующая фирма - глянцевый журнал Jazzi Magazine?

- Да нет, какая она конкурирующая! Ты сам видел, в киосках - десятки музыкальных журналов. Конкурировать приходится с ними со всеми. А Jazzi Magazine издается фирмой звукозаписи Polonia, у которой сохранился доступ к старым архивам нашей старой, тех еще времен фирме, Polskie Nagrania. Это все, что она может предложить.

Но это уже немало!

- Для бумажного журнала с приложением архивного диска - не так уж и много. Тем более, что главными героями у нас остаются те, кто, действительно, начинал еще в те годы - в 50-60-е - Намысловский, Станько, Врублевский. Вы их хорошо знаете, но они не стоят на месте. И публика интересуется не только архивами, но и тем, что они делают сейчас.

Назови тогда тех, кого мы не знаем.

- Ну, кроме Ягодзиньского и Лоры Шафран, которые у вас бывали, за последние 10 лет выдвинулись пианист Лешек Можджер, тот, что играл с группой Milocs и выпустил блестящий альбом при участии Лестера Боуи. Все "вторые места" занимают 30-40-летние: трубач Петр Войтасик, саксофонист Мачей Сикала. Самых молодых - 20-летних - мы уже вспоминали. Надеюсь, будет повод о них поговорить и в будущем.

Дмитрий УховБеседовал Дмитрий Ухов

На первую страницу номера