ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #4
Рецензии
"One Way Elevator"
Dougie Bowne
"One Way Elevator"
(DIW, 1996)
One Way Elevator - первый и пока единственный альбом барабанщика Дуги Боуна. Несмотря на то что под собственным именем музыкант не выпускал пластинки, его нельзя назвать новичком в джазе. Боун работал в ритм-секции Кассандры Уильямс и Холли Коул, принимал участие в записи альбомов Марианны Фейтфул, Лидии Ланч, групп Lounge Lizards и Jazz Passengers. В этой работе, целиком состоящей из авторских композиций, Боуну помогают Джон Медески и Фред Хопкинс. Формально альбом представляет собой запись фортепианного трио, хотя реально всем инструментам отведены одинаковые роли. Здесь нет ярко выраженных сольных партий, общее настроение создается из независимых музыкальных тем, лишь в нескольких композициях обретающих менее аморфную и более четкую музыкальную форму. Немного об остальных музыкантах. Джон Медески более известен как органист и клавишник, в последние годы занятый не только работой в трио с Билли Мартином и Крисом Вудом, но и чуть ли не во всех проектах авангардно-джазовой тусовки Нью-Йорка. В этом альбоме он раскрывается с новой стороны - не как клавишник, а как пианист. И надо сказать, очень интересный пианист. С непростой ролью несолируещего рояля в трио он справляется очень умело, не забывая при этом продемонстрировать виртуозную технику. Несколько непривычная органная манера аккомпанемента, с длинными аккордами и мягким звуком, пришлась весьма кстати именно для этой записи. Из-за того, что барабаны - едва ли не главный инструмент в этом трио, контрабасисту Фреду Хопкинсу приходится в одиночку выполнять функции ритм-секции. Удивительно, но он не только блестяще справляется с этой задачей, но и успевает солировать. Впрочем, чего еще ждать от постоянного участника ансамблей Дэвида Мюррея, Генри Треджила и Хемиета Блюетта? Самое неожиданное в этом альбоме то, что здесь нет обычных для записей барабанщиков соло на ударных. Ударные, которых здесь великое множество, играют много, но все партии тщательно выверены, а количество производимых ими звуков довольно скупо дозировано. Мне кажется, что именно эта манера игры Боуна во многом обеспечивает успех музыкантов, с которыми он работает.
"No Idea"
Misha Mengelberg Trio
"No Idea"
(DIW, 1997)
Родившийся на Украине, но всю жизнь живущий в Голландии пианист Миша Менгельберг, к сожалению, не так часто радует слушателей своими работами. Его дискография за более чем тридцатилетнюю карьеру насчитывает чуть больше десяти альбомов, в которых имя пианиста вынесено на обложку. Еще в 60-х Менгельберг играл с Эриком Долфи, а позже работал с такими музыкантами, как Ли Конитц, Стив Лейси и Джон Зорн. Именно Зорн стал инициатором и продюсером двух альбомов фортепианного трио Миши Менгельберга, вышедших на японских лейблах Avant и DIW. Все вещи на альбоме No Idea - стандарты, за исключением первой, которая и дала название альбому. Остальные участники трио - это Грег Коэн (контрабас) и Джой Барон (ударные). Оба музыканта принимают активное участие в большинстве проектов, организованных Джоном Зорном, поэтому неудивительно, что и для этой сессии были выбраны именно они. Еще один немаловажный участник записи - звукорежиссер Джим Андерсон, который записал и свел этот альбом на студии Sound on Sound. Сказать, что звук получился хорошим - это все равно что не сказать ничего. Более естественного звука мне, честно говоря, на компакт-дисках слушать не доводилось. Но главное в этой пластинке, конечно, не прекрасный звук, а сама музыка в исполнении одного из лучших европейских джазовых пианистов. Кол Портер и Дюк Эллингтон, Курт Вайль и Джордж Гершвин, бережно аранжированные и безукоризненно сыгранные, составляют основу No Idea. Как и на любом другом уважающем себя альбоме баллад, не обошлось без пьесы You Don't Know What Love Is. Все вещи сыграны очень технично и вместе с тем нежно. В игре Менгельберга чувствуется академическая школа, сочетающая некоторую резкость акцентов с мягким туше. Жаль только, что продукция японских фирм пока с большим трудом попадает к слушателям, а информация о ней и вовсе отсутствует. (В Америке DIW/Avant вообще не имели дистрибьюции до 1998 г., когда за нее взялись Koch International; забавно, что при этом в Москве у японских лейблов дистрибьютор работает уже четыре года! - ред.) Если бы не этот прискорбный факт, не миновать альбому No Idea успеха у широкой публики. Перед нами именно тот случай, когда и самый взыскательный меломан, и придирчивый аудиофил, и неискушенный слушатель не останутся равнодушными!

Иван Шокин

"First Impression"
Misha Alperin
"First Impression"
(ECM, 1999)
Новый альбом выдающегося пианиста Михаила Альперина, живущего теперь в Осло, в продажу пока не поступил - мы рецензируем его благодаря любезности одного из участников записи, валторниста Аркадия Шилклопера, который предоставил нам сигнальный экземпляр. Это третий альбом Альперина на ведущем европейском джазовом лейбле ЕСМ и первый, где участвует великолепный британский саксофонист Джон Сурман.
Сразу хочу сказать - альбом странный. Планировалась запись с Туре Брунборгом, норвежским саксофонистом, с которым Альперин записал свой предыдущий альбом для ЕСМ - North Story (1997). Но у Брунборга произошла трагедия в семье, и он на некоторое время вообще удалился от музыки. Тогда генпродюсер ЕСМ Манфред Айхер волевым решением привязал к ансамблю Джона Сурмана. Сурман - безусловно великий музыкант и, в принципе, хорошо справился с задачей войти в малознакомый ему мир музыки Альперина, круто замешанный одновременно на восточноевропейском фольклоре и идеях норвежского джаза 70-х. Но спонтанное музицирование бывает интересно кому-то, кроме его участников, далеко не всегда. Да, большая часть музыки "Первого впечатления" создает у слушателя определенное настроение (как водится в стилистике ЕСМ - элегически-медитативное), и с этой точки зрения соблюдена и эстетика ЕСМ, и предполагаемая сверхзадача альбома. Но уж больно расплывчата, рыхловата эта большая часть. Пик альбома - безусловно, "Movement", по словам Шилклопера - единственная "подготовленная", то есть компонированная, заранее сочиненная (как еще сказать?) пьеса. В остальном - знакомые романтичные гулы валторны Шиклопера, четкая работа перкуссивной группы (опытнейший барабанщик Йон Кристенсен и перкуссионист Ханс-Кристиан Кьос Серенсен) и контрабасиста (Терье Гевелт), меланхоличное фортепиано Альперина и весьма изобретательные и красивые саксофоны (сопрано и баритон) Сурмана... Целого только маловато. Во всяком случае - меньше, чем на предыдущих ЕСМ-овских работах Альперина. В этом отношении к его релизам на немецком Jaro и московской "Богеме" я отношусь лучше. Не поймите меня неправильно: First Impression - отличная работа, но по уровню несколько ниже предыдущих работ того же автора. Вот.
"Джаз у старой крепости-97" / Jazz at the Old Fortress"
Сборник
"Джаз у старой крепости-97" / Jazz at the Old Fortress"
(Helicon Jazz Club, 1998)
Компакт-диски серии "Джаз у старой крепости" выпускаются новокузнецким джаз-клубом "Геликон" по материалам одноименного джазового фестиваля ежегодно, начиная с 1993 г. Вот дошла очередь и до записей с фестиваля-97. Сотрудничество с "Мелодией", которая печатала первые диски, давно прекратилось, и "Геликон" превратился в собственный лейбл (впрочем, если судить по каталожному номеру, релизов на лейбле пока всего семь).
Альбом представляет любопытный срез российского фестивального джаза второй половины 90-х- то, что добирается до Сибири; тут вам и Игорь Бутман со своими зарубежными гостями, и пара москвичей, и пара питерцев, и местные музыканты. Сибирский джаз представлен двумя составами. Альбом открывает модный "Регги новокузнецкого фестиваля" в исполнении новосибирского квартета пианиста Евгения Серебренникова с атомным Олегом Петриковым на басу (на обложке он значится контрабасистом, но звучит, кажется, бас-гитара). Далее идут два трека "Балтийско-сибирского проекта". За фортепиано - организатор фестиваля и главный вождь новокузнецкого джаза Анатолий Берестов, трубач (Андрей Лобанов) и контрабасист (Владимир Лещинский) - из Новосибирска, а вот вокалистка Анна Гузикова - и впрямь с Балтики, из Санкт-Петербурга. Странно, я слышал о ней много хороших отзывов, а представленные два трека по вокалу трудно назвать иначе чем самодеятельными... Молодой московский пианист Яков Окунь играет с московской же ритм-секцией один неплохой номер, и с той же ритм-секцией в конце альбома два номера играет его отец Михаил Окунь (тоже пианист) и тенорист Стас Григорьев. Все это, так сказать, гарнир; главное же блюдо - два трека (странно, почему не больше) российско-американского суперквартета: Андрей Кондаков (фортепиано), Игорь Бутман (тенор-саксофон), Эдди Гомес (контрабас) и Ленни Уайт (барабаны). Представлены две великолепные авторские вещи Андрея Кондакова - слушаешь и кусаешь локти, почему сделанная в Нью-Йорке студийная запись этого состава с авторским материалом до сих пор лежит мертвым грузом, а наспех сделанная в Москве куда менее интересная запись вышла огромным тиражом на "Союзе"...
В целом - обычный фестивальный сборник, только вот по крайней мере два предшествовавших ему в этой серии были интереснее...
Отдельно хочется сказать о качестве издания. Внутри буклета есть гордая реклама дизайнерско-полиграфической фирмы, которая альбом готовила. Постыдились бы, ребята... Не экономьте на корректорах, "спеллер" текстового процессора "МС Ворд" не заменит корректора никогда! В английском варианте обложки читаем: Igor Bootman (на самом деле Butman), Eddy Homes (на самом деле Gomez), Lanny White (на самом деле Lenny), Antonio Karlos "Korkovado" (на самом деле - Antonio Carlos Jobim, Corcovado) и т.п. Может, и хочется послушать то, что внутри, но такой, с позволения сказать, "дизайн" отбивает всякое желание...
"Незатейливые фантазии на темы И.С. Баха"
Анатолий Берестов
"Незатейливые фантазии на темы И.С. Баха"
(Bach For Fun)
(Helicon Jazz Club, 1997)
Глава новокузнецкого джазового движения Анатолия Берестов - не только организатор фестивалей и джаз-клуба, он еще и прекрасный пианист. Да, в истории джаза уже были попытки играть Баха так - контрабас и ударные деликатно и ровно отсчитывают доли, а фортепиано в быстром темпе излагает инвенции вполне по баховскому нотному тексту, после чего некоторое время импровизирует - то в том же мелодико-гармоническом языке, то подпуская чуть-чуть "блюзовых нот". Были такие попытки, причем куда более известные. И тем не менее попытка Анатолия Берестова от этого не становится менее интересной. Во всяком случае, хоть фантазии и в самом деле "незатейливы", слушать это очень приятно и интересно, а игра музыкантов вовсе не вызывает, как это случается с отечественными джазовыми записями, ощущения неловкости. Наоборот, игра превосходна. Звук - не открытие, но вполне "фирменный" (Александр Кирилов, студия Новосибирской филармонии). Короче - этому альбому куда лучше подходит его английское название ("Бах для удовольствия" или, если пользоваться отвратительным современным новоязом - "Бах по кайфу"). И в самом деле - по кайфу.

Константин Волков

На первую страницу номера