ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 8 (199) - 5 марта 2003 г.
Оглавление выпуска:
Слово
к читателям
Кирилл МошковКакую любопытную картину дает анализ поисковых запросов, которые приводят пользователей Интернета на "Джаз.Ру"! Конечно, все их охватить невозможно, их сотни и тысячи еженедельно, но большинство их составляют вполне вменяемые запросы людей, которые твердо знают, что именно ищут - не знают только, где это искать. Они набирают в поисковых системах "Аркадий Шилклопер", "московская джазовая афиша", "клуб JVL", "Татевик Оганесян" и прямиком попадают на "Джаз.Ру" именно в то место, в которое им было нужно. Вот особенно точный и четкий запрос такого рода: "играл на открытии джазового клуба в "Б2" 13 октября 2002 года".
Гораздо интереснее анализировать запросы тех, кто точно не знает, что именно ищет.
"Все о джазе". "Что такое джаз" (как будто в ответ на этот запрос, мерно и поучительно покачивая пальцем, невидимый гуру тут же даст исчерпывающий ответ - так, кстати, и не сформулированный за сто лет!). "Американский джаз, Поль Робсон" (какое отношение этот сугубо классический певец - кстати, на самом деле Пол Робесон - имел к американскому джазу?". "Il jazz in russia" (артикль в начале - итальянский!). 
"A brief essay summary of a jazz concert" (ребята, это я и сам с удовольствием где-нибудь посмотрел!). "Хочу послушать записи Луи Армстронга" (хоти! Закон не запрещает - пока что). "Струнный щипковый инструмент, популярный у амер. негров?" - кроссворд, что ли, через Интернет отгадывали? 
"Джон Колтрейн Латвия" - вот, в самом деле, интересная пара! "Перечень джазовых инструментов тарелка": не понял - что надо сделать с тарелкой - включить ее в этот перечень или, наоборот, исключить из него?
Еще одна группа запросов: люди твердо знают, что именно им нужно, но остается загадкой, почему их запросы привели их именно на "Джаз.Ру". "Скачать классическую музыку". "Ноты буги вуги". "Еврейские мелодии мобильные телефоны". "Устройство электрооргана Хэммонда" (хотя, открылся же у нас раздел "Технология"...). "Сад Ёрмитаж адрес" (интересно, что он найдет с такой орфографией?). "Ella Fitzgerald все альбомы" - это, наверное, на allmusic.com надо... 
Вопль души: "Когда и где родилась Нора Джонс?". Ну да, СМИ ведь уверяют, что она - джазовая певица! "Джазовые тексты песен". "Реферат джазовая музыка". "Распечатка нот МУРКИ". "Песня негритянский танец". "Доклад о джаз" (именно так: о джаз). 
"Моисея Отпусти народ мой певец" (никак не выяснит, кто 8 лет назад пел в рекламе крупного российского банка "Let My People Go"). Да... 
"Дюк Эленктон"... "петр ильйч чейковский" (именно так!). 
"Новинки в кассовых аппаратах"... "Помогу с водительскими правами"... "Как продать душу дьяволу"... (это все подлинные, реальные запросы!). 
"Любительская порнография" (в холодном поту бросаюсь проверять: неужели на "Джаз.Ру" что-то находится по этому запросу!!? - нет, слава Богу...). "Анекдоты про судью"... "Матерные сказки"...
А в поисковой системе самого "Джаз.Ру" самый распространенный и часто повторяемый запрос - совсем другой. Тот, что введен в окошечко поиска по умолчанию. Видимо, он вызывает огромное любопытство у тех, кто его видит.
Вот он: "Что ищем?"

Редактор

Как это было
в Москве
Крисчен Макбрайд и Рон Блэйк28 февраля - 2 марта в "Ле Клубе" дал три концерта Крисчен Макбрайд - один из ведущих басистов современного джаза.
Опасения тех, кто ожидал от выступлений сольного проекта басиста одних сплошных соло на басу, не оправдались. Равно как и опасения тех, кто, зная сольные записи Крисчена, подозревал, что большую часть времени он будет играть на бас-гитаре. То есть были и басовые соло (да еще какие!), была и игра на бас-гитаре. Но всего этого было в меру. Был ансамбль. Точнее, так: был Ансамбль. И тот факт, что этот Ансамбль играл не поток стандартов в манере straight-ahead (тема, соло, тема, соло, "по четыре и по восемь", приехали), а сложную авторскую музыку, не очень просто организованную и даже в чисто звуковом плане не слишком легкую для немедленного восприятия неподготовленного слушателя, только увеличил ценность этих концертов.
Ансамбль (подробные биографии его членов см. в #4), помимо 31-летнего лидера, включал еще трех музыкантов того же поколения. Только о барабанщике Террионе Галли раньше практически не приходилось слышать: саксофонист Рон Блэйк долго играл у Роя Харгроува (и уже выступал в Москве полтора года назад - с ансамблем Льва Кушнира на фестивале в "Эрмитаже"), а 30-летний пианист Джеффри Кизер, помимо убедительных записей с разными звездами, несколько лет был членом трио покойного контрабасиста Рэя Брауна.
Джефф Кизер, Крисчен Макбрайд, Рон БлэйкПервое, что бросилось... нет, не в глаза: в уши - огромная мощь и страсть, с которой играет этот квартет. Нет, это не был в прямом смысле этого слова джаз-рок. Хотя были электронные искажения и эффекты на контрабасе (владение которыми лидер коллектива продемонстрировал не менее убедительно, чем невероятную беглость при отличной разборчивости каждой ноты, упругую, туго "стреляющую" атаку и точную, несколько жестковатую фразировку на чистом контрабасовом звуке). Были пространные синтезаторные и органные соло Кизера. Был, наконец, временами почти хард-роковый напор и тяжкие фанковые ритмы Терриона Галли. Но это был, в первую очередь, джаз. А если и джаз-рок, то в том смысле, в котором приближался к нему в самом начале этого явления Майлс Дэйвис: недаром квартет сыграл очень пространную, очень необычную и очень индивидуальную версию заглавной пьесы его эпохального альбома "Bitches Brew".
Удивительно другое: как, балансируя на грани фьюжн, Макбрайд сотоварищи умудряется почти не переступать эту грань; как довольно характерная, совсем не боповая фразировка не сваливается в мармеладно-карамельное фьюжновое сюсюканье, а остается отчетливо джазовой. Возможно, дело здесь в индивидуальных темпераментах музыкантов. Точнее - в их сочетании.
Рон БлэйкСаксофонист Рон Блэйк - сам огонь. Почти каждое его соло, даже в меланхолических темах Кизера, превращается в развернутое повествование, где в начале всегда яркая, осмысленная эмоция, в развитии - умение горячо и убедительно доказать свое видение, а в кульминации - такой взрыв страсти, что за музыканта становится даже страшновато (хотя, в отличие от многих своих коллег, он практически не "играет лицом", из всех театральных элементов позволяя себе только внезапные и очень выразительные движения нижними конечностями, вызывающими ощущение, что Рон вот-вот оттолкнется от сцены и прыгнет через весь зал). Блэйк хорошо владеет самыми контрастными средствами, причем не на одном инструменте: он одинаково интересно играл и на теноре, и на сопрано (на сопрано, надо заметить, нечасто приходится слышать такой плотный и густой звук), а его флейтовое соло во втором отделении принадлежало к лучшим моментам концерта, хотя само по себе вряд ли открывало очень уж новые горизонты в искусстве джазовой флейты.
Джефф КизерПианист Джефф Кизер - полная ему противоположность, в том числе и внешне: Блэйк - очень высокий, жилистый и худой, Кизер - маленького роста, субтильный и хрупкий. Он не так много играл на фортепиано, хотя когда играл - было слышно, что среди его приоритетов далеко не только джазовый мэйнстрим: чего стоили каскады необычных интервалов, которые он "насаживал" то на основной тон каждого из звеньев продолжительных аккордовых цепочек, то вдруг на побочные и даже на проходящие ноты! Автору этих строк случалось видеть Джеффри на мастер-классе, где он перед сотней восторженных американских студентов сыграл сложный кусок из Рахманинова а потом показал несколько путей непростого импровизационного развития идей русского классика. Примерно такими же путями Кизер шел и на концерте в составе квартета Макбрайда, но, помимо умной и нешаблонной игры на фортепиано, то и дело переходил на синтезатор, показывая, что работа с тембрами и динамикой электрического звука для него не менее важна, чем гармонические элементы или впечатляющая техническая легкость на фортепиано. Только орган давался Джеффу не так легко (насколько можно было понять, ему не очень привычна была использованная на этом концерте модель органного эмулятора), хотя, когда он путем проб и ошибок приспосабливался к переключениям тембров и динамики, сами соло на органе оказывались по крайней мере не ниже уровнем, чем на синтезаторе.
Крисчен МакбрайдСам лидер - крупный, широкоплечий, но не чрезмерно габаритный - сочетал в себе оба подхода - эмоциональный и рациональный. Трудно сказать, что именно из тех ритмогармонических решений, которые он использовал в этом концерте - сложные триольные построения, жесткий фанк, заковыристые нечетные джаз-роковые паттерны или земные, певучие баллады - наиболее близки его сердцу. Вернее всего, ближе всего ему ВСЕ, что он сыграл - еще бы, ведь это его проект. За минувшие годы Макбрайда приходилось видеть и слышать и в штатных ритм-секциях джазовых фестивалей аккомпанирующим ветеранам свинговых и боповых времен, и в группе Стинга, и в горячих джемах, и в сольных записях - выполняющим установки самых разностилевых продюсеров, со вкусами от соул до рэпа. Но, пожалуй, именно в "Ле Клубе" мы видели самого настоящего Макбрайда. И самый настоящий Ансамбль. Да, вот что еще в этом Ансамбле поразило: в отличие от многих других гастролеров, профессионально, с блеском отрабатывающих свой хлеб, эти ребята ни на одной композиции не положили перед собой ни листочка нот.
Судьба
Вальтеру Оякяэру - 80 лет!

Вальтер ОякяэрИ, правда, ведь - не больше и не меньше, а именно 80 - исполняется 10 марта выдающемуся эстонскому саксофонисту, композитору, музыковеду, радио- и телеведущему Вальтеру Оякяэру. 
Чтобы не сказать банальность (мол, "молод душой") - скажу словами из булгаковского "Театрального романа": у Вальтера "нет возраста". Я был в Таллинне в последний раз в 1999 году, и Вальтер выглядел точно так же, как и в середине 60-х, когда я впервые его увидел - солидным господином "средних лет", которого одинаково можно было принять и за школьного учителя, и за министра. С той разницей, что никаких государственных должностей Вальтер никогда не занимал. 
А между тем для людей джаза он уже тогда, в 60-е, был фигурой легендарной: джаз он начал играть (сначала - на кларнете, потом - на альт-саксофоне) еще до Второй мировой войны в своем родном городе Пярну. В 1942 году Оякяэр переехал в Таллинн, но тогда - понятное дело - было не до джаза. В короткий период с 1944 по 1948 год, однако, эстонские джазмены сумели не только восстановить довоенную форму, но и выработать принципы выживания в советских условиях. О том, какое значение придавали придают в Эстонии джазу, можно судить о том. что чуть ли не первый кинофильм, который был снят в независимой Эстонии в начале 90-х - "Эти старые любовные письма" - был посвящен "эстонскому Гершвину" Раймонду Валгре. 
Хотя в 1948 году возникший в 1944-м биг-бэнд Эстонского радио пришлось переименовать в "эстрадный оркестр", параллельно эстонцам удавалось даже проводить встречи музыкантов из разных коллективов и даже городов - то, что теперь назвали бы джаз-фестивалями. Под названием Ruutmikud продолжал существовать оркестр Kuldne Seeitse ("Золотая семерка") - хоть и без своего основателя кларнетиста Ханса Спеека, успевшего в 1947 году эмигрировать в Швецию.
Вальтер Оякяэр параллельно играл в обоих оркестрах, в 1945 г. в оркестре радио он даже стал лидером секции саксофонов и оставался на этом посту ровно четверть века - до 1970 года.
Параллельно он окончил класс композиции Хейно Эллера в Таллиннской консерватории, сочинил оперу "Королю холодно", поставленную в 1968 году, мюзикл "Явь в летнюю ночь" (1976), массу театральной и киномузыки и несколько эстрадных шлягеров (в 50-е по всесоюзному радио часто крутили его песню "В прибрежном колхозе"), которые до сих пор исполняют эстонские джазмены, рок- и кантри-музыканты. Этих шлягеров даже хватило на целый диск Meeletu maailm ("Безумный мир"), который вышел в 1998 году к 75-летию композитора.
Но джаз, все-таки, остается главным в жизни Вальтера Оякяэра. Достаточно сказать, что общительный и доброжелательный от природы Вальтер (к тому же прекрасно говорящий по-русски) предложит вам перейти с ним "на ты" сразу же, как только узнает, что имеет дело с джазовым человеком. 
(Вот правдивая история: в 70-е моя жена приехала в Эстонию на спортивные сборы, позвонила Вальтеру, передала привет - и, вроде бы, все. Но на следующий день в пансионат, где она остановилась, пришли двое. Сказали, что они "от Вальтера" и ...установили телевизионную приставку, позволявшую смотреть две программы финского телевидения. Что это значило в те годы, сможет оценить, наверное, только тот, кто сам пережил эпоху "железного занавеса").
С середины 60-х до конца 80-х Вальтер читал в Таллиннской консерватории курс лекций по истории джаза, в 1966 году выпустил первую в Советском Союзе книгу о джазе "Jazzmuusika" (да еще с двумя грампластинками в качестве приложения). Я помню даже, как один довольно известный ныне московский джазмен даже купил эстонско-русский словарь, чтобы прочесть эту книжку скучного школьного формата. 
Если бы и правда джазовый мир читал по-эстонски, то Вальтер сегодня наверняка считался бы не менее авторитетным теоретиком, чем Маршал Стернс или Андрэ Одер. Уже тогда, в 60-е, Оякяэр оценил роль национальных корней в джазе и на основе анализа музыки своего земляка Уно Найссоо предсказал будушее тому, что теперь называется world jazz или этнический джаз. Причем без всякой советской риторики о том, что "искусство принадлежит народу". 
В 1971 году, когда слово "джаз" в очередной раз было изъято из нашего обихода, я приехал в Таллин, пришел к Вальтеру на радио - и остолбенел: из "фоники "(по-нашему - аппаратной) - доносились звуки "белого блюза", играла группа Fleetwood Mack. "Это я делаю новую программу музыкальных новостей", прокомментировал Вальтер, "следующим будет "кадр" (это наш радиожаргон тех лет - Д.У.) о юбилее "Золотой семерки".
Кстати, именно Оякяэр был единственным контрибьютором самой авторитетной в мире джазовой энциклопедии - The New Grove Dictionary of Jazz - по бывшему СССР.
Первое же, что спросил Вальтер, когда мы с ним встретились больше, чем тридцать лет спустя: "А ты привез мне какую-нибудь музыку для передачи"? Программа "Helisev kroonika" продолжала все так же регулярно выходить в эфир. Только теперь у него есть еще и партнер - сын Яак, который занимается джазом точно так же, как и его отец. В прошлом году Вальтер был удостоен за программу очень престижной национальной премии "Золотой микрофон".
Закончу я, наверное, тем же с чего начал: с того, что Вальтер Оякяэр - молод душой. В 1983 году он издал увесистый том о поп- и рок-музыке. А интеллектуалы из Тартусского университета призвали убеленного сединами маэстро занять пост председателя жюри единственного в Советском Союзе рок-фествиаля. Поскольку слово "рок", как ранее "джаз", было под запретом, Вальтер придумал для него новое обозначение levimuusika и до начала перестройки "отмазывал" рок от нападения властей. Году в 1986-м в зале театра "Ванемуйне" - где проходил очередной Тартусский рок-фестиваль - я оказался рядом с компанией эстонских рокеров и их московских гостей. "А кто этот дяденька? - спросил кто-то из москвичей (кажется, это был успешный ныне менеджер Александр Чепарухин), указывая на седовласого маэстро Оякяэра, сидевшего между панком Пеетером Волконски (сыном известного композитора) и металлистом Гуннаром Грапсом. 
"Не знаем, как по-русски сказать", ответили эстонцы, "но это Вальтер, наш человек".
Я бы к этому добавил: и наш - тоже.

Дмитрий УховДмитрий Ухов

Технологии

Сегодняшний материал нашей новейшей рубрики, представленный компанией  МьюТек, эксклюзивным дистрибьютором Roland в России, рассказывает о незаменимом концертном инструменте: это сценический комбо-синтезатор Roland VR-760.
Москва - это вам
еще не все
Почти неделю - с 21 по 26 февраля - в санкт-петербургском джаз-клубе JFC проходил VIII фестиваль гитарного джаза. Гитара, хоть и фигурирует в названии фестиваля как строго джазовая, в руках участников фестиваля звучала по-разному.
21 февраля выступали гости из Сочи - трио Виталия Филимонова: Виталий Филимонов (гитара), Зураб Кемулария (бас-гитара), Владислав Онищенко (ударные). 
То обстоятельство, что Виталий Филимонов выбрал в подруги акустическую гитару, видимо, и определило его интерес к латино-испанской классике, которая звучала в первом отделении; в авторских композициях гитарист проявлял себя во втором. 
Алексей Кузнецов и трио Сергея Григорьева22 февраля участие в фестивале принял московский гитарист Алексей Кузнецов, вместе с ним - трио Сергея Григорьева (Санкт-Петербург). Виртуозно-обворожительный народный артист России, гордость российского джаза Алексей Кузнецов с присущим героям 60-х - 70-х задором, лукавством, роскошной сдержанностью и искренностью исполнял джазовые мелодии тех лет. Его партнерами были пианист Сергей Григорьев - чуткий музыкант, реагировавший на малейшие нюансы, способный в любую минуту прорваться, затаиться, вновь броситься в омут импровизации; контрабасист Роберт Пилякальнис; исполнитель на ударных Гарий Багдасарьян.
23 февраля на сцене JFC выступал ансамбль Гасана Багирова (Санкт-Петербург - Москва): Гасан Багиров (гитара), Евгений Пономарев (клавишные), Борис Мажоров (бас-гитара), Максим Клоц (ударные) и Саша Морозова (вокал).
Должно быть, намерением Гасана Багирова было предстать перед публикой в новом качестве, с новой программой, замешанной на фанковых ритмах и роковом звучании. Поначалу это удавалось, но после трех композиций (к которым еще не придуманы названия) на передовую вышел бас-гитарист Борис Мажоров. И, точно поражая цель и раня слэпом, Борис ничего не пугался, даже грозного вокала Саши Морозовой.
24 февраля в JFC играл петербургский гитарист Ильдар Казаханов и трио Сергея Григорьева. В этот же день на сцене учебного театра СПГАТИ, а на следующий в JFC - один из лучших гитаристов страны, космополит от музыки - Иван Смирнов (Москва).
Если существует полифония и полиритмия, то музыку, которую исполняют Иван Смирнов сотоварищи, можно назвать полиэтникой или полифольклором с элементами джаза, рока и нью-эйдж.
Музыканты: Сергей Клевенский (народные духовые и кларнет), Михаил Смирнов (клавишные, аккордеон и перкуссия), Дмитрий Сафонов (гитара), сбиваясь в стаю, вожак которой - настоящий гитарный волк Иван Смирнов, исполнили композиции, написанные в разные годы. Все они - своего рода поэтические картинки со своей драматургией: "Карусельный дед" - ирландские мотивы а-ля "Титаник", полные тоски и веры; "Встреча" - история про русско-цыганскую страстность и испанскую страсть; "Воспоминание" и "Наигрыш" - фольклорная экспрессия, вплоть до кларнетового верещания и роковой насыщенности гитар; "Черная бабочка" - пронизана еврейским колоритом, греческими, балканскими и испанскими интонациями; "Дикое поле" - русская мощь и самоотдача.
26 февраля, в последний день фестиваля, на сцене JFC играли гитарист Павел Чекмаковский (Волгоград, Москва) и петербуржцы Андрей Кондаков (клавишные и рояль), Григорий Воскобойник (контрабас), Гарий Багдасарьян (ударные). Отличные музыканты поджемовали на темы авторских композиций Павла Чекмаковского и джазовых стандартов - так и завершился VIII фестиваль гитарного джаза. 

Елена НасоноваЕлена Насонова

 

 

Обивка дверей кожей заказчика,
или как мы делали "джазовые вечера в Арт-кофе"


Один мужик, согласно Салтыкову-Щедрину, может прокормить двух генералов на ровном месте. В прошлые выходные мы проверяли, способны ли два поклонника хорошей музыки, не имеющих никакого опыта организационной работы, организовать живой джаз, еще и заплатив при этом музыкантам.
Ансамбль Олега Примака в "Арт Кофе"И оказалось, что способен - хотя и в чисто щедринском стиле. Без особых проблем нашлось кафе - спасибо владелице самарского "Арт-кофе" Ирине Рыжовой. Нашлись люди, которые дали для концерта аппарат и барабаны - спасибо Льву Бекасову и его коллегам из биг-бэнда "Ритм". Нашелся водитель, который все это перевез - спасибо отцу одного из организаторов Сергею Буданову. Нашлось даже местное телевидение - спасибо Денису Егорову из телекомпании "Самарское кабельное телевидение". С музыкантами вообще никаких проблем не было: согласились, и с завидным энтузиазмом, первые же два коллектива, с которыми мы заговорили на эту тему: знающим людям это легко пояснит, какова у нас на местах востребованность джаза в, скажем так, увеселительных заведениях.
Самой неожиданной проблемой оказались зрители. Не столько даже сами зрители, сколько их способность платить. Двое "мужиков", взявшиеся кормить генералов (то есть, мнээ, музыкантов), долго рядились, сколько запросить за вход, и в конце концов сошлись на пятидесяти рублях - сумме, запредельной для самарских рестораций средней руки. Смех смехом, но не знавшие о концерте заранее посетители после такой декларации даже не заглядывали вовнутрь, чтобы составить представление о предмете оплаты. Суммы же, которые в конце концов удалось раздать музыкантам ("мужики" работали из энтузиазма), оказались по каким угодно меркам смехотворными - двести с копейками рублей на одну персону. Конечно, не было нормальной рекламы (только убогие афиши на обычном принтере да настойчивое приглашение знакомых). Во-вторых, первый блин иначе выйти просто не мог. В-третьих... в-четвертых...
Общий уровень организации этих концертов, что греха таить, полностью соответствовал вынесенному в заголовок штампу. Но, по крайней мере, эти концерты прошли. В следующий раз, набравшись опыта, двери будем обивать кожей кого-нибудь более подходящего для этой цели. И с благодарностью выслушаем советы любых мастеров джазово-ресторанного дела, которые не прочь заиметь конкурента в Самаре.
А теперь самое время забыть, как страшный сон, все детские ляпы организаторов. Наплевать, что в пятницу мы умудрились забыть в багажнике стойку для рабочего барабана, а в субботу барабанщику пришлось бежать трусцой по морозцу в относительно близкий институт культуры и выпрашивать что-нибудь на нее похожее. Давайте поговорим о музыке - и о перспективе. 
Алексей КристининОлег Примак, гитарист и лидер первого коллектива, сказал уже после закрытия кафе: "Вот ради таких вечеров и стоит жить". Такие фразы крайне тяжело воспринимаются вне контекста - в них видится рисовка, а не искренность. Но они очень хорошо ложатся на душу именно в контексте. Когда в маленьком кафе перед тридцатью зрителями выступает группа из шести человек, а зрители к концу выступления забывают, что вообще-то тут надо пить кофе, а не слушать с горящими глазами. Когда по музыкантам видно, что в конечном счете им наплевать на унизительный псевдогонорар, раз они видят такую реакцию. Когда бармены забывают разносить кофе, потому что слушают музыку. Когда барабанщик Сергей Косынкин во время оглушительного соло перегружает маленький зал до боли в ушах, но ему аплодируют, а не просят играть потише. Когда на клавишника Андрея Новикова поступает персональный заказ от официантки Любы, которая застенчиво говорит "пусть еще приходит, я сама буду для него деньги собирать"... 
Катя Мальчевская Когда басист Алексей Кристинин показывает, что в нем примечателен не столько редкий в этих широтах Fender Jazz Bass, сколько то, как он на нем играет. Когда Примак не может вспомнить фамилию второго клавишника и именно публика убеждает уже сдавшего пост Вельдана Баркова все-таки сказать, как его зовут. Наконец, когда поет Катя Мальчевская, о которой даже моя дама сердца, скупая на похвалы другим женщинам, сказала "черт возьми, не ожидала, что у нас здесь может быть что-то такое"...
Ольга КруковскаяА ребята из второго коллектива, U'Jazz, даже и говорить ничего не стали. Пунктуально дождавшись двадцати ноль-ноль уже перед пятьюдесятью (!) зрителями, они отыграли свои два с лишним часа двумя длинными сетами уверенно, качественно и, что самое главное - доступно. Когда в первый день играл Примак, жесткий саунд его группы (уходивший от стандартов в довольно завернутый джаз-рок и даже чистый электрический блюз) был по-настоящему понятен, пожалуй, только хоть что-то знающим о джазе людям. U'Jazz, играющий мэйнстрим, вряд ли вызовет такой восторг у искушенных критиков, но U'Jazz обратил в джазовую веру как минимум одну совершенно случайную и неподготовленную пару в возрасте. Люди зашли выпить кофе, ошарашенно посмотрели на афишу (с пятьюдесятью рублями), со скрипом согласились посидеть и заплатить исходя из конкретных впечатлений, а в результате заплатили по полной таксе, сказали "спасибо" и спросили, когда здесь будет живой джаз в следующий раз. Если, щедрые неофиты, вы хотите услышать тот же самый состав, напомню: Юлия Землянская (вокал), Александр Родовский (гитара), Ильфат Садыков (саксофон), Ольга Круковская (бас), Сергей Осетров (ударные). Но в следующий раз, 9-го марта, будут, наверное, не они - потому что есть в городе, слава богу, и другие музыканты. Вот 16-го - опять они. А там посмотрим...
Так есть ли у нас перспективы? Есть. Есть кафе, которое по результатам всего двух дней согласилось пускать к себе джаз по выходным весь следующий год. Есть музыканты, которые далеки от того, чтобы по определению становиться в позу и требовать предоплаты в валюте. Есть зрители, многие из которых, правда, еще не знают ничего о "джазовых вечерах в Арт-кофе". Есть даже хлипкий пока интернет-проект "Живой джаз в Самаре", где будет анонсировано все, что объективно мелко для самарской джазовой афиши на "джаз.ру". Вот аппаратуры - нет. Но как минимум у одного из "мужиков", которые ставили в выходные концертный эксперимент, родилась в голове мысль купить аппаратуру на свои - напомним, обивка дверей пока идет кожей заказчика... Так что перспективы у нас есть, и если кто-то из опытных людей знает, как эту мысль подтолкнуть, пишите
Приедете в Самару - угостим за счет заведения. Правда, в "Арт-кофе" только безалкогольные напитки. 

Юрий ЛьноградскийЮрий Льноградский,
Самара

"Ценители ECM в Рунете"
фото автора

"Джаз-Бэнд Бал"27 февраля в Казани в новом концертном зале развлекательного центра "Пирамида" состоялся "Джаз-Бэнд Бал". "Пирамида" начала функционировать с января и привлекла внимание публики помпезным открытием, которое почтили сразу два президента - нынешний татарстанский Шаймиев и бывший российский Ельцин. К тому же население Казани будоражили слухи о немыслимых ценах на услуги, которые предлагал свежеиспеченный развлекательный комплекс: якобы одна плата за вход составляет 1000 рублей, а завалящий бутерброд тянет в буфете аж на 800 (не подтвердилось: к примеру рюмка водки в баре бала стоила всего 30 рублей). Центральное место в Пирамиде занимает зрительный зал на 1200 мест, оборудованный по последнему слову техники, а кроме него есть еще всякие рестораны и дискотеки. Вот в этом зрительном зале и состоялся джазовый бал, который, по мысли организаторов, совмещал концерт с танцами - для этого перед сценой был оборудован танцпол, а в программу включено выступление школы бальных танцев с элементами обучения правилам танцев и поведения на балу. В программе приняли участие два казанских биг-бэнда - женский джаз-оркестр "Фантазия" под управлением Юрия Когана и "Синтез-Бэнд" Анатолия Василевского, которые открыли программу вечера. Вместе с "Синтез-Бэндом" три пьесы на аккордеоне исполнил гость из Москвы Владимир Данилин. Далее программу продолжила Лера Гехнер из Питера со своим бэндом, очень тепло принятая казанской публикой, а завершил программу диксиленд "Академик Бэнд" из Ульяновска со специально подготовленной танцевальной программой. Вел программу Владимир Фейертаг. Сложная программа прошла на редкость гладко, как говорят - "без швов", публика танцевала, веселилась и, судя по всему, осталась довольна.

Игорь ЗисерИгорь Зисер,
Казань

Что намечается:
московские анонсы
8 марта в Большом зале Московской консерватории пройдет гала-концерт "Джаз с Востока" - концерт из цикла "Джаз для всех", абонемента, который вел в БЗК критик Алексей Баташев. Почему в прошедшем времени - "вел"? Отвечает сам Алексей Николаевич: "Это концерт - последний в моем абонементе. "Джаз для всех" просуществовал пять лет! По-моему, из 25 концертов было немало примечательного. Просветительских программ о джазе в Консерватории до этого не было...".
Аркадий Шилклопер, Даффер ЮссефПервое отделение концерта откроет трио: Аркадий Шилклопер (валторна, альпийский рог) - Владимир Волков (Санкт-Петербург, контрабас) - Даффер Юссеф (Австрия, уд, вокал). Этот коллектив уже выступал в Москве в 2000 г. на II фестивале "Богема-Джазз" и имел значительный успех - причем не только из-за популярности Аркадия Шилклопера, но и благодаря тому, что живущий в Австрии тунисец Даффер (Даффа) Юссеф великолепно владеет арабской лютней (удом) как импровизатор, а главное - эмоционально и ярко поет в усредненно-ориентальном стиле (арабским языком он почти не владеет, так как вырос в Европе), а также благодаря цементирующей роли контрабаса Владимира Волкова. Кроме этого трио, в первом отделении выступят также Ришад Шафи (ударные), Сергей Манукян (вокал, клавишные), Энвер Измайлов (тэп-гитара, Крым) и др.
Кстати, вечером того же дня трио Шилклопер-Волков-Юссеф выступит в клубе "Дом".
Татевик ОганесянВо втором отделении публику ожидает настоящая сенсация: впервые с момента эмиграции в США двенадцать лет назад в Москве выступит легендарная вокалистка Татевик Оганесян. Она появится на сцене Консерватории (как и на сцене JVL Art Club предыдущим вечером) в сопровождении своего американского квартета: Роберт Албанезе - фортепиано, Джозеф Фитцджералд - контрабас, Дэйвид Мид - ударные.
Подробнее о Татевик Оганесян - в ее интервью.
Новые альбомы
В продаже 
с 4 марта (США)
  • Louis Armstrong: Early Satch: 1923-1929, Jazz Legends 1001 
  • Louis Armstrong: Jazz Masters: Louis Armstrong, Delta 17261 
  • Joe Augustine: Jazzscapes, 1201 Music 6014 
  • Tim Berne: Tim Berne's Fractured Fairy Tales - переиздание, Winter & Winter 919030 
  • Jane Ira Bloom: Chasing Paint, Arabesque 158 
  • Ruby Braff/Dick Hyman: America the Beautiful - переиздание, Arbors 19269 
  • Anthony Braxton: Two Compositions (Trio) 1998, Leo 367 
  • Donald Brown: Autumn in New York, Blue Geodesics 2219 
  • Cab Calloway: Hi-De-Ho Man: 1930-1933, Jazz Legends 2002 
  • John Coltrane: Jazz Masters: John Coltrane, Delta 17263 
  • The Crusaders: Rural Renewal, Universal 060077 
  • Actis Band: Garibaldi, Leo 365 
  • Miles Davis: Jazz Masters: Miles Davis [Delta], Delta 17266 
  • Mark Dresser: Arcado String Trio - переиздание, Winter & Winter 919028 
  • Dominic Duval/Joe McPhee/John Heward: Undersound II, Leo 363 
  • Roy Eldridge: Wild Driver, Ocium 20 
  • Duke Ellington: Satin Doll Collection, Collectables 245 
  • Fessor's Big City Band: Indian Summer, Storyville 1025540 
  • Sonny Fortune with Billy Harper & Stanley Cowell: Great Friends - переиздание, Evidence 22225 
  • Slava Ganelin/Esti Kenan Ofri: Birds of Passage, Leo 366 
  • Stan Getz: Cafe Montmartre, Universal 586755 
  • Benny Goodman: Legendary Big Bands [Columbia River], Columbia River 120054 
  • Benny Goodman: King of Swing and His Band: 1934-1939, Jazz Legends 1002 
  • Erica Goodman: Heavenly Harp, Avalon 26257 
  • Dexter Gordon: Happy Birthday, Storyville 8365 
  • Gourmet Jazz: Gourmet Jazz - переиздание, Avalon 26249 
  • Glen Gray: Transcription Sessions 1935, Storyville 3002 
  • Bob Hall: At the Window [Bonus Tracks], Sanctuary 81272 
  • Jonny Hepbir: Turkish Blend, Refined 1006 
  • Neal Hefti: Sure Thing: The Art of Arrangement, Ocium 27 
  • Woody Herman: First and Second "Wild Root" Radio Sessions, Storyville 2042 
  • Woody Herman: Legendary Big Bands, Columbia River 120055 
  • Claude Hopkins: Safari Stomp, Black & Blue 960 
  • Eric T. Johnson/Herbie Nichols: Herbie Nichols, Vol. 1, Summit 351 
  • Stan Kenton: With the Danish Radio Big Band, Storyville 1018340 
  • Stan Kenton Alumni Band: Stan Kenton Alumni Live On The Road, Summit 356 
  • Christof Knoche: Line Zero, Omnitone 5020 
  • Glenn Miller: Platinum Glenn Miller, RCA 64014 
  • Glenn Miller: Legendary Big Bands, Columbia River 120058 
  • Glenn Miller: Jazz Masters: Glenn Miller, Delta 17260 
  • Paul Motian: Paul Motian on Broadway, Vol. 1 (with Bill Frisell - переиздание, Winter & Winter 919029 
  • Frankie Newton: Story of a Forgotten Jazz Trumpeter, Jasmine 633 
  • Robin Nolan Trio: Boulevard of Broken Dreams, Refined 1005 
  • Orchestra Superstring: Orchestra Superstring, Dionysus 1233102 
  • Keith Oxman: Brainstorm, Capri 74056 
  • Pachora: Astereotypical, Winter & Winter 82 
  • Ivan Paduart 3/Rick Margitza: Still, Challenge 73226 
  • Charlie Parker: Jazz Masters: Charlie Parker [Delta], Delta 17264 
  • Red Richards: It's a Wonderful World - переиздание, Black & Blue 961 
  • Charlie Shoemake Trios & Quartets: Vibes Master, Chase Music 8068 
  • Wally Shoup Trio: Fusillades and Lamentations, Leo 364 
  • String Trio of New York: Gut Reaction, Omnitone 2202 
  • Art Tatum: Art Tatum Live, Vol. 1 1934-1944 - переиздание, Storyville 8331 
  • Various Artists: Wine Soaked Whispers - переиздание, Refined 1002 
  • Various Artists: Gypsy Swing - переиздание, Refined 1001 
  • Various Artists: Jubilee Shows, Vol. 4, Storyville 5011004 
  • Various Artists: Bix Centennial All-Stars Celebrating Bix, Arbors 19271 
  • Various Artists: Storyville 50th Anniversary Celebration, Storyville 1091002 
  • Various Artists: Jazz Lounge, Vol. 2, Varese 060310 
  • Various Artists: Please Don't Shoot the Piano Player - переиздание, Klavier 77033 
  • Jose "Pepe" Vera: Heart and Soul of Sax, Universal Latino 360554 
  • Elio Villafranco: Incantations - Encantaciones, Universal Latino 360557

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2003
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Дмитрий Ухов,
Елена Насонова,
Юрий Льноградский,
Игорь Зисер,
Кирилл Мошков

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
AMG,
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Юрий Льноградский,
Марек Каревич,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

    
     Rambler's Top100 Service