ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 29
2003

Заметки пограничника-2
Как раз после появления первой серии "Заметок пограничника" я побывал в саду "Эрмитаж". Там, как на настоящей границе, и в зной и в дождь наблюдал я за людьми, что пришли насладиться музыкой "джаз" в садовом антураже. Именно там, в саду, сидевшие на траве, на стульях, бродившие по дорожкам, танцующие и болтающие о том о сем, пьющие халявный "Nescafe Gold" люди и представляли ту самую публику, которая, услыхав о приезде знаменитых американских звезд Лу Табакина и Питера Кинга (последний англичанин, но это мелочи, учитывая генезис американского народа), постигала загадочный джаз, который вроде бы где-то есть, но с чем его есть - не вполне понятно. Не один я наблюдал за сотнями и тысячами трудящихся - целый отряд моих коллег из МВД (им же только Петровку перейти) занимался тем же самым, а кроме того - обеспечивал безопасность, перекрывая автостоянку и досматривая личные вещи с помощью электронной техники. У иных отбирались бутылки с пивом и другими напитками большей прозрачности. И впрямь - зачем пить пиво, когда и так пьянящий дух джаза...У меня, например, был обнаружен прибор тонометр для измерения давления. Зачем он мне на фестивале джаза? Как зачем, ведь я пограничник. 
Между двумя кордонами милиции совершали броуновское движение странные личности, испрашивающие лишние билетики. При этом рядом, в кассе, билеты были все время. Что это, обряд такой или другая тайна, мне узнать не удалось. Зато удалось узнать подробности из жизни саксофониста Лу Табакина - однажды в своей Америке он повстречал японскую пианистку и бэндлидера Тошико Акиоши (факт, именно так Тосико Акиёси вслух называл ведущий - ред.), и вот "проект состоялся, они стали мужем и женой". Эта подробность скрасила общее среднее впечатление от музыкальной составляющей. Но ведь составляющая на нас и не была рассчитана. Организаторы фестиваля прямо заявили в телеинтервью - фестиваль предназначен не для двух-трех джазовых критиков, а для широкой публики. В том смысле, что публика - ду...
Я думаю, что это не так. Народ вообще неоднороден. Среди него попадается немало личностей хорошо образованных, неплохо воспитанных, интересующихся музыкой, литературой, философией, политикой, устройством мироздания и в свободное время изучающих латынь. Да, попадались в толпе и другие: музыканты, иностранцы, старые любители джаза, критики, дети, руководители сада, фотографы, нувориши, оперуполномоченные, йоги, алкоголики, жены, руководители коммерческих структур и даже один ответственный работник министерства культуры. Ну и что?
Фестиваль, по общему (чьему?) признанию, получился хороший. А что, и впрямь хороший. Вспомнить ничего не удается? Ну почему же. Вот появился на сцене никем не замеченный потрясающий музыкант Юрий Парфенов. Ну-ка, господа широкая публика, на чем играл Парфенов? (Я не вас, знатоки, спрашиваю, вы недостаточно широкие).
Одна дама в интервью по радио призналась, что пошла в сад на часок, а оказалось так занимательно, что просидела все три. Так она с чем сравнивает? С тем, что слышала по "Радио Джасс"? До нас, до этого фестиваля, что - ничего не было? Мы все начинаем сначала?
То, что мы живем в диком капиталистическом обществе - я знаю. То, что надо делать деньги, я тоже понаслышан. То, что заработать легче всего на примитивных, низменных, неразвитых потребностях таинственной русской души, каждый из нас чувствует кожей. Но ведь живы не только воспоминания Легенд Советского Джаза о том, как его, джаз, зажимали работники КГБ. Мы же помним, как они играли, как они искали, мучались, создавали шедевры за этим треклятым железным занавесом, мы помним московские фестивали 60-х, концерты в "Москворечье" 70-х, помним Козлова, Бриля, Лукьянова тех времен, помним Зубова, Оганесян, Громина, не можем забыть трио Ганелина и Moscow Art Trio, вспоминаем Шеманкова, Бахолдина, обоих Геворгянов, Сигала (который и сам забыл свою фамилию) и еще десятки других, которые играли музыку не за деньги, которые дико спорили друг с другом и ездили на фестивали за свой счет. Это все зря?
Зачем мы переписывали все эти километры джаза на ферромагнитном лавсане? Мы ждали светлого будущего. Дождались. Теперь к нам едут все звезды джаза. И даже самые дорогие!

В Москве летом побывали Дайана Кролл и Элиан Элиас...
Опять все началось с консерватории. Старый московский престижный зал для музыкальных гурманов. Аншлаг, невероятный шум в прессе, билеты (очень недешевые) только через спекулянтов. К нам приехал квартет самой номинированно-премированной в последние три года американской (канадской) звезды Дайаны Кролл.

Цитата из "Полного джаза" #79:
"Когда журнал Billboard и BET объявляли о планах создания новой премии, которая вручалась бы по показателям успешности в шоу-бизнесе, темпераментный президент Ассоциации джазовых журналистов Ховард Мэндел устроил на конференции большой шум, обвиняя организаторов в пропаганде низкокачественных образцов коммерческого джазового мэйнстрима. "Мы идем к тому, что будем чествовать самые продаваемые, а не самые интересные альбомы года", - говорил тогда Мэндел и оказался во многом прав"

И вот результат этой премии 2000 года (выдержка пограничника):
Лучший альбом джазового мэйнстрима: Дайана Кролл - "When I Look In Your Eyes"
Лучший вокальный альбом джазового мэйнстрима: Дайана Кролл - "When I Look In Your Eyes"
Лучший артист джазового мэйнстрима - Дайана Кролл 
Лучший джазовый пианист - Кит Джаррет
Лучший инструменталист джазового мэйнстрима - Кит Джаррет


Ох, нравится мне эта последовательность.

Дальше я мог бы перечислять невероятный список разных премий, включающих и "Грэмми", которых удостоена певица, но не буду. Лучше приведу еще одну цитату из интервью знатока и ценителя нового джаза Ефима Барбана, которому Кролл не только нравится, но он собирает все ее диски ("Полный джаз" #195):
"Ей сейчас 38 лет, и последние десять лет я внимательно слежу за ее карьерой: она мне очень нравится - такая салонная джазовая певица и сама себе аккомпанирует... Очень приятная певица для коктейль-холлов или ресторанов, где она и работала, начиная с 17 лет, и сохранила тот же самый стиль... Она не вписывается в ряд великих джазовых певиц, и ее вокальные данные не предполагают этого. Но, тем не менее, как только она встретилась с [продюсером] Томми Ли Пумой, который запустил два ее коммерческих диска, сопроводив их совершенно фантастической рекламой на "Уорнер Бразерс", она была раскручена с мощной силой (листовки, плакаты, демонстрационные записи во всех магазинах), огромные деньги были вложены в ее рекламу".

Что-то в датском королевстве не то! Я упорно слушал все записи Дайаны Кролл и ничего не мог понять. Вполне заурядное пение, стандартная игра на фортепиано. Все более менее профессионально, но... Потом обнаружились фото, много портретов, с которых на меня смотрела со скукой и презрением весьма малосимпатичная особа. Дальше пошли рецензии с оправданием успеха звезды ее невероятной сексуальностью и обаянием. Брр... Видимо, перетрудился я на своей пограничной службе. Вот пойду в консу, там все и образуется.
И вот восторг зала, автографы, цветы от Игоря Бутмана в свете прожектора, и даже уважаемый критик рядом, восклицающий: "В пределах Садового кольца лучше джаз никто не пел".
Теряюсь в догадках. Что же это за штука такая - джаз? (продолжая любимый М.М. ряд цитат - "Что же это за импровизация такая? Наверное, ее немцы выдумали." - "Мы из джаза", 1982 - ред.) Снова выхожу из консерватории растерянный и одинокий. Я, слышал многие десятки джазовых певиц, рядом с которыми Дайане лучше не появляться, я понимаю, что пианистов, играющих в Питерсона, выпускают на американском джазово-образовательном конвейере ежегодно пачками, я повержен и раздавлен. Я побывал на сероватом клубном выступлении. Опять на сцене БЗК клубный ансамбль, как это уже было не раз. Опять наша публика в восторге, и теперь она точно знает, как должен звучать джаз. Мы опять отброшены назад, и очень серьезно. Неужели все дело в том, что у нее хороший рост и она блондинка?

Вскоре после Дайаны в "Ле Клубе" - выступление ее функционального аналога, Элиан Элиас. Она не звезда, хотя послужной список весьма внушителен. Барышня из Сан-Паулу (Бразилия), в Нью-Йорк ее вытащил Эдди Гомес, затем почетная работа в Steps Ahead, творческая и человеческая дружба с Рэнди Бреккером, закончившаяся замужеством. В альбомах Элиан явно проступает творческое начало, она интересный композитор, блестящая пианистка, с ней играют, причем явно с удовольствием, звезды - Хэрби Хэнкок, Джои Баррон, Боб Брукмейер. В Москве она с одним из интереснейших музыкантов - басистом Марком Джонсоном. Но она не звезда, т.е. не первой величины, на "Грэмми" только номинировалась.
На сцену выходит милейшее существо невысокого роста, с почти застенчивой улыбкой, блондинка, даром, что из Бразилии, садится за "Стейнвей", скидывает босоножки и начинает свою сказку. Это удивительно точно дозированная смесь энергетики и камерности, клубной атмосферы и творчества. Это музыка, которая увлекает своей непредсказуемостью, фантазией и, главное, индивидуальностью этой прекрасной, без всяких скидок на женственность, пианистки.
Михаил Митропольский, работы неизвестного мастераКонечно, и в этом выступлении можно найти несовершенства. Излишне рьяный ударник Сатоши Такеши, явно вынесший из Беркли больше, чем нужно, лишь на малую часть использованный потенциал Марка Джонсона. Но главное - другое. После выступления этой не самой яркой и не самой продающейся (хотя и весьма продающейся) звезды остается впечатление музыки, как искусства со своей загадкой и нераскрытостью.
В чем же разница? А бог его знает. Замечу только, что публика в "Ле Клубе", по обыкновению, разговаривала, в Консерватории молчала и аплодировала, в "Эрмитаже" прохаживалась и раскрывала зонтики. Вот и пойми тут. Кажется, в прошлый раз я обещал раскрыть свой секрет, как слушать и кого. Видимо, сегодня уже не успею. Пора сменяться на посту. Так что в следующий раз. 

Михаил Митропольский
пограничник

Но без эпиграфов я не уйду.


Покажите молодому моряку, как нужно ходить под парусом; но не подделывайте компас и карту, так чтобы он мог плыть только в одном направлении
Джон Фаулз "Аристос"

"Только что здесь был диван, - вслух сказал я. - Я на нем лежал"
А. и Б. Стругацкие. "Понедельник начинается в субботу"

"Эту реплику из зала мы, товарищи, сейчас отметем с негодованием. Как неорганизованную".
Оттуда же.

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service