502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 12
2004

"Current Bluesic": блюз, он везде
Би-Би Кинг, как известно, говаривал, что для него джаз - это блюз, получивший высшее образование. А само слово "джаз", по одной из версий, вообще появилось как жаргонное обозначение полового акта. И слово "рок-н-ролл", кстати говоря, тоже напрямую было связано с "этим". Да и "блюз", я подозреваю, - тоже ("печаль моя светла" и проч.). Оно и понятно: из наслаждений жизни, как известно, одной любви музыка уступает, но и любовь - мелодия. Впрочем, пардон, это уже из другой оперы. 
К чему я все это говорю? А к тому, что 26 марта московские блюзмены во главе с неугомонным губным гармошечником (или, если угодно, харпистом) Владимиром Кожекиным устроили в ЦДХ настоящий джаз. В смысле - блюз. В смысле - то самое наслаждение жизни, которое не уступает. 
Специфика "профессии" губного гармошечника такова, что ему легче прочих образовывать временные составы с разными музыкантами. А поскольку Кожекин - действительно очень хороший харпист, который попадает в тему (в прямом и в переносном смысле) и в ноты в любой ситуации, он выступал и записывался с уймой самых разных музыкантов - от упертых (да простится мне это словечко) блюзменов-пуристов до джазменов и бард-рокеров. Так что на сцене ЦДХ перед публикой предстали, помимо "родной" Кожекину блюзовой группы "Станция Мир" и чисто блюзового же трио Blues Doctors, академический дуэт (виолончелист Николай Солонович и арфистка Нина Гвамичава), очень разные джазовые саксофонисты Анатолий Герасимов и Сергей Летов, акустический рокер Сергей "Си Ля" Селюнин и Федор Чистяков, который, как известно, давно уже не "человек и кошка", то есть не лидер группы "Ноль", а виртуозный баянист, с одинаковым рвением исполняющий вариации на темы Баха и советских песен. 
Первый состав - виолончель (играющая пиццикато), арфа и женский вокал (Тамара Кожекина), "усиленный" Владимиром Кожекиным, продемонстрировал еще раз, что губная гармошка в руках (и губах) настоящего мастера может попасть в любую тональность. К сожалению, об арфе это можно было сказать не всегда - но академические музыканты из оркестра Башмета достойны, конечно, всяческого восхищения за проявленную смелость.
Выступление "Станции Мир" было обычным выступлением "Станции Мир", хорошо знакомым, например, посетителям клуба Cool Train. Гитарист Иван Жук, как обычно, демонстрировал артистизм, близкое знакомство с блюз-роковой классикой и, главное, прекрасное умение не частить и выдерживать паузы. Ритм-секция, увы, демонстрировала неумение держать четкий острый ритм, который так нужен в медленных блюзах. 
Анатолий Герасимов тоже не расширил поначалу представления о своем творчестве, представ в ипостаси флейтиста - вместе с гитаристом Николаем Саробьяновым он сыграли несколько спокойных пьес в стилистике smooth.
Самое интересное началось потом - когда на сцену вышли Серей Летов и Федор Чистяков. Следуя за чистяковским баяном, Летов оказался в необычном для себя амплуа мейнстримового баритон-саксофониста, играющего вариации на тему Summertime и тому подобное. И, надо сказать, выглядел он в этой роли вполне убедительно. Когда же к этому дуэту присоединилось большинство остальных участников концерта (к сожалению, без Герасимова - так что предвкушаемого многими дуэта Летов-Герасимов на этот раз не случилось), стало совсем весело. В последовавшем невероятном джеме звучали жесткие джаз-роковые вариации на тему "Эй, ухнем!", гитаристы устраивали дуэли, а опутанный проводами Чистяков носился по сцене как медведь, которого с трудом удерживают на цепях вожатые. 
После всего этого очень своевременно выступил акустический рокер Сергей "Си Ля" Селюнин, которому подыгрывали Кожекин и Жук. Жанр, которую уже больше двадцати лет исповедует Силя, конечно, не имеет никакого отношения к джазу, и довольно косвенное - к блюзу, но его песни (особенно - раскрашенные гармошкой и соло-гитарой) весьма украсили концерт. 
Заявленный финальный джем, к сожалению, оказался сильно скомкан из-за все того же Чистякова. Еще во время первого его выхода на сцену от его баяна отлетела какая-то важная кнопка. Но это выяснилось уже потом, а тогда всей публике оказалось хорошо заметно, что Чистяков чем-то сильно расстроен - больше, чем должен позволять себе показывать артист на публике. Подозреваю, дело было не только в кнопке. Кстати, зал ЦДХ был полон. Большинство зрителей, похоже, пришло именно на Чистякова и едва ли осталось удовлетворено. 
Современные адепты "новой импровизационной музыки", далеко ушедшей от веселых негритянских диксилендов, не любят вспоминать о приведенном выше высказывании Би Би Кинга и делают все, чтобы заставить нас о нем забыть. Но - слияние фигур автора и исполнителя, свободная импровизация в пределах заданного ритма и тактовой структуры, принцип переклички музыкантов, куда ж от них деваться? Джаз вышел из блюза, пусть и давно. А главное, все-таки не стоит забывать, что главное условие возникновения настоящего джаза - ощущение спонтанности и сиюминутности происходящего (даже если ему предшествовали долгие репетиции). Хаотические джемы с участием музыкантов разных направлений, вроде того, который состоялся в ЦДХ в пятницу, необходимы время от времени, чтобы напоминать об этом музыкантам и слушателям.

Михаил Визель

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service