ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #16
Джаз у доменных печей
Новокузнецкий джаз-фестиваль называется "Джаз у старой крепости", по старинному казачьему острогу, находящемуся в Новокузнецке, но при всем своем романтизме название это слабо отражает действительную среду проведения фестиваля. Главное в Новокузнецке все-таки не старая крепость (хотя ее и отреставрировали в этом году, как картинку - см. обложку фестивального буклета). Главное - это Большая Тяжелая Индустрия, в особенности - металлургический комбинат. Он буквально царит над городом, окруженным кольцом холмов. Дымы и пары комбината видны (и обоняются) отовсюду, а ночью над печами устрашающе горят газы - идет плавка. Под стать своему градообразующему предприятию и город, мрачноватый, словно затаившийся среди бесконечной сибирской зимы. Возможно, летом он выглядит веселее - начинает доминировать замечательная природа, окружающая его - но зимой (там все еще зима) Новокузнецк не радует глаз. Зато там есть джаз-клуб "Геликон", который возглавляет пианист Анатолий Берестов, человек невероятной энергии и пробивной способности. Вот уже почти полтора десятилетия он умудряется проводить в Новокузнецке отличный фестиваль, на котором играют первоклассные музыканты, а самое главное - на который приходит первоклассная, чуткая, отлично понимающая и знающая джаз публика.
Фестиваль начался 22 апреля, и как раз в ночь на город пал последний снег, заставив летевших из Москвы музыкантов просидеть пять часов в аэропорту Кемерово в ожидании летной погоды. Впрочем, все в конце концов долетели, и фестиваль открылся.
Обычно мы рассказываем о фестивалях по хронологии - кто играл за кем; сегодня же хотелось бы сделать по-другому. Расскажем о музыкантах, о тех, кто запомнился.
Новокузнецкий джаз, помимо в меру самодеятельного диксиленда иАнатолий Берестов и Ольга Юшкова вокального квартета, был представлен самим Анатолием Берестовым и вокалисткой Ольгой Юшковой. Не будет преувеличением сказать, что Ольга - детище Берестова: он ее вытащил из кабака, где она пять лет пела попсу, заставил выучить массу джазовых стандартов, привлек к регулярным выступлениям в клубе - и, надо сказать, не безрезультатно. Уже сейчас у Ольги Юшковой заметно вполне оформившееся джазовое чувство, вокальная техника и вокальные данные впечатляют, остается только джазовый опыт, знание приемов и индивидуальных стилей разных джазовых певиц. Это все может дать только опыт, так что Ольга собирается попробовать свои силы в Москве, где джазовая жизнь побурнее и работы для джазовых людей побольше.
Не слишком далеко от Новокузнецка - признанная джазовая столица Сибири, Новосибирск. Тамошние музыканты рассказывают, что Новосибирск - центр притяжения сибирских и дальневосточных джазменов. Многие новосибирцы, набравшиеся опыта, перебираются дальше на запад - вот, например, пианист Евгений Серебренников теперь в Краснодаре, играет в биг-бэнде у Георгия Гараняна. Но на смену им в Новосибирск приезжают все новые и новые музыканты. Например, сейчас переезжает в Новосибирск отличный иркутский барабанщик Сергей Кушилкин. На фестивальной сцене он появлялся несколько раз, и первым было его выступление с квинтетом новосибирского бас-гитариста Олега Петрикова.квинтет Олега Петрикова
Раньше я был знаком с игрой Олега только по немногочисленным записям, в том числе по альбому "Ортодокс" новосибирского "Романтик Джаз-квартета", выпущенному два года назад новосибирским лейблом "Ермателль". Записи впечатляли, но еще больше впечатлил проект живьем. Олег Петриков, безусловно, лучший бас-гитарист восточнее Урала, да и на фоне столичных звезд он вполне попадает не то что в пятерку - в тройку лучших в стране. Уникальная скоростная техника игры плюс тонкое чувство стиля и гармонии - основа его мастерства, и очень жаль, что экономическая ситуация и отсутствие заинтересованности московских продюсеров пока не позволили показать это мастерство в Москве. Столь же сильно впечатлил молодой пианист Алексей Подымкин, а Андрей Турыгин (сопрано- и альт-саксофоны) вызвал живейшую радость: и в Москве немного найдется саксофонистов, умеющих играть таким певучим современным звуком столь изысканно! Еще один участник квинтета - перкуссионист Александр Ржаницын, сын известного новосибирского бас-гитариста и вокалиста "Петруччо" Ржаницына. Ансамбль играет музыку модную, в целом попадающую под категорию "фьюжн", но далекую от сладостного однообразия коммерческого smooth jazz'а. Это сложное, композиторски и исполнительски нелегкое полотно, полное динамических перепадов и неожиданных аранжировочных и ритмических решений, и сыграно все это на столь высоком уровне, что этот ансамбль мог бы стать украшением любого московского и даже европейского фестиваля. Только надо спешить, пианист Подымкин собирается ехать учиться в Беркли, а с его данными он вряд ли захочет потом возвращаться назад...
Еще один новосибирский ансамбль - квартет тенор-саксофониста Владимир ТимофеевВладимира Тимофеева. Раньше я знал Владимира всего по одной записи, альбому "Натали", записанному технологически очень странно, но показывавшего Тимофеева как мастера красивой, мелодически яркой, лирической игры, в которой много и от Бена Уэбстера, и от современного авангарда. Это впечатление только усилилось от живого выступления Владимира. Он не следует модной гиперэкспрессии, которую вслед за Игорем Бутманом сейчас многие пытаются играть, в основном - не умея этого делать и не желая научиться хотя бы у того же Бутмана. У Тимофеева свой путь, развитие его импровизаций следует его собственным мыслям, а не выдернуто с чьих-то альбомов. Его импровизаторский язык не поражает изобилием разнообразных приемов: он просто рассказывает историю, разворачивая ее драматургически и композиционно, а не разыгрывая в лицах с ужимками и прыжками. И если на динамическом пике соло его саксофон начинает кричать, то это не потому, что так делал модный американский саксофонист на последнем своем альбоме, а потому, что музыкант испытывает потребность в этом крике и ощущает его композиционную оправданность... Игру Владимира интересно оттеняет пианист Роман Столяр. Джаз - только одно из полей приложения его безусловного таланта: он композитор, пишет современную камерную и академическую музыку, да еще и работает заведующим музыкальной частью новосибирского театра-студии "Смайл". Помимо необычной игры, изобилующей выразительными паузами и непривычными цепочками аккордов, Столяр привлекает внимание аудитории и сам по себе: черноволосый, горбоносый (немного похож на актера Михаила Казакова-младшего), он за роялем устраивает целое шоу, мимически и пластически реагируя на игру партнеров. Два других участника этого яркого квартета - контрабасист Рашид Гаджиев и огромного роста богатырь-барабанщик Владимир Лещинский.
На фестивале были интересно представлены страны бывшего СССР. На меня огромное впечатление произвел "Прибалтийский дуэт" -Александр Смирнов и Владимир Родионов пианист Александр Смирнов из Риги и контрабасист Владимир Родионов из Калининграда (который Кенигсберг). Смирнов в советские времена работал в Риге грузчиком, параллельно занимаясь джазовым фортепиано (в частности, он много лет аккомпанировал певице Ольге Пирагс). Потом пришла независимость, джазовая жизнь в Риге стала чахнуть (Александр говорит, что из всех прежних звезд латвийского джаза один только Раймондс Раубишко сохранил прежний высокий уровень и играет только джаз). В судьбе же Смирнова независимость Латвии сыграла странную роль: не став гражданином (напомним, в Латвии существует разделение на граждан-латышей и неграждан-русских), он стал вторым дирижером оркестра Раймонда Паулса и играет на фортепиано в пиано-баре организованного Паулсом в Риге Музыкального центра... Еще страннее судьба партнера Саши - Владимира Родионова. Вообще-то он бас-гитарист. Много лет боролся с демоном алкоголизма - и спустя целых четырнадцать лет победил, оставив на поле боя здоровье и поседев. Взялся за контрабас и довольно быстро его освоил. А со Смирновым репетирует главным образом по переписке: тот присылает ему кассеты со своими импровизациями, и Володя играет с этими кассетами дуэтом. На фестивале, впрочем, невозможно было сказать, что этот человек впервые играет на контрабасе перед публикой. Его "отвязная", ритмически свободная и легкая игра с необычной по звучанию "атакой" интересно переплеталась со сложными, временами "завернутыми" фортепианными структурами Смирнова, которые вызывали в памяти то Монка, то Стравинского. Игра дуэта не поражает, она для этого слишком прозрачна и воздушна, но это, безусловно, очень интересно и заслуживает обязательно быть показанным в Москве.
Эльдар Рзакули-ЗадеЕще один гость из бывшей братской республики - пианист из Баку Эльдар Рзакули-Заде. Эльдар выступал вместо заявленной в программе джаз-рок-группы "Синдикат", из всего состава которой прилетел он один (двое из троих остальных музыкантов заболели). Мне трудно сказать, что собой представляет эта группа в частности и азербайджанский джаз-рок вообще (я не слышал единственного альбома этого коллектива, вышедшего буквально несколько недель назад в Германии). Но то, что сыграл на фестивале Эльдар - очень впечатляет. Это спонтанные композиции, основанные на мугамах, традиционных ритмо-гармонических структурах азербайджанской музыки. Эльдар демонстрирует отличное владение динамическим диапазоном фортепиано и тонкое импровизационное мышление, позволяющее ему в структуры мугама включать сложные европейские гармонические последовательности, которые вызывают в памяти игру покойного Мишеля Петруччиани. Рзакули-Заде идет тем же путем, по которому два с половиной десятилетия назад прошел его великий соотечественник, один из самых интересных пианистов тогда еще советского джаза - Вагиф Мустафа-Заде. Однако отличия очень заметны, и у Эльдара, безусловно, свой собственный голос. Тем не менее от наследия Вагифа он никоим образом не открещивается и даже исполнил на фестивале одну поистине волшебную пьесу своего великого предшественника - " Март месяц ".
Москву на фестивале представляли Александр (тенор-саксофон) и Дмитрий (сопрано-саксофон) Брили. Без своего легендарного папы они жахнули (другого слова не подберу) агрессивную, громкую и сложную программу из вещей Рахсаана Роланда Керка, Стива Суоллоу и других подобных людей, порадовав кузнецких любителей джаза длинными, быстрыми, эмоциональными (чтобы не сказать - истерическими) соло. Их приятно оттеняли молодой московский пианист-гнесинец Антон Баронин, игравший сложно, нешаблонно и хитроумно, надежный контрабасист Евгений Онищенко и любимец московской публики, барабанщик Дмитрий Севастьянов, создавший большую часть энергетического наполнения этого состава и опять-таки изрядно развлекший публику своими по-рокерски мощными соло.братья БрильНадеюсь, это только начало знакомства новокузнецкой публики с поколением молодых московских джазменов, которое отнюдь не исчерпывается братьями Бриль и уже давно заслуживает более широкой известности в масштабах страны.
Был представлен и Петербург, причем для меня именно питерские участники оказались наиболее интересными в творческом плане. Еще бы, ведь это был дуэт трубача Вячеслава Гайворонского и аккордеонистки Вячеслав Гайворонский и Эвелина ПетроваЭвелины Петровой! Мне показалось, что кузнецкую публику, при всей ее продвинутости, дуэт несколько напугал (хотя им аплодировали отнюдь не из одной только вежливости). Это естественно: новая импровизационная музыка, тем более - не связанная напрямую с кондовым фри-джазом, не имеет широкой аудитории даже в столицах, но там по крайней мере ее можно услышать и "продвинутая" публика давно сформировала к ней свое отношение. Здесь же подобная музыка - пока экзотика. Следить за музыкальной мыслью, построенной на непривычных последовательностях, тонкой и тончайшей сонористике, открытой (для непривычной публики - временами даже чересчур открытой) эмоциональности, смешении самых разных музыкальных языков при доминировании все-таки фразеологии и идиоматике именно джаза - трудно, но эта работа стоит затраченных на нее усилий. Тем более когда обнаруживаешь, что этот дуэт - на самом деле трио: в нем сотрудничают три голоса - труба Гайворонского, аккордеон Лины Петровой и вокал Лины Петровой, от аккордеона совсем почти независимый.
Я не стану подробно рассказывать здесь об этом проекте, Вячеслав Гайворонский дал мне исчерпывающее интервью почти обо всем, что связано с деятельностью этого выдающегося трубача, так что подробнее - там.
Пока же опишем еще два проекта - в отличие от стран "ближнегоБайрон Лэндхэм зарубежья", совсем иностранных. Первый назывался в афише "Квартет Байрона Лэнда", хотя фамилия лидера Лэндхэм. Молодой чернокожий барабанщик, родом из Филадельфии, приехал с квартетом, в составе которого - отличный (и достаточно широко известный) филадельфийский темнокожий пианист Сид Симмонс, белый флегматичный контрабасист из Нью-Йорка Шоун Макглойн и старший брат Байрона - альт-саксофонист Роберт Лэндхэм. Роберт, по признанию Байрона, был его первым учителем музыки и остается его кумиром. Налысо бритый, сухой и жилистый Роберт, живущий в Нью-Йорке, внешне - полная противоположность полному жизнерадостному филадельфийцу Байрону, однако вместе они работают душа в душу и уже выпустили совместный альбом. Квартет в целом - типичный состав американского "третьего звена", вполне по-ньюйоркски крепкий, абсолютно профессиональный, с интересной и индивидуально яркой игрой солистов, но мало кому известный. Впрочем, музыканты по отдельности вполне имениты. Байрон работал с известными органистами - "Бразером" Джеком Макдаффом и "Папой" Джои ДеФранческо, а также с многолетним партнером "Папы" - вашингтонским гитаристом Полом Болленбеком. То же, кстати, можно сказать и о его брате (последняя его работа - участие в записи альбома филадельфийской певицы Филлис Хаймэн "Forever With You", 1998). Что же до Сида Симмонса, то его карьера в грамзаписи началась еще в 1972 г., а последние его значимые работы - с Гровером Уошингтоном-мл. (1989) и Валерием Пономаревым (1996, 1997). То, что играет этот квартет - это музыка нынешних американских мэйнстримовых джаз-клубов, то, что называется straight-ahead jazz, то, что и составляет основное течение джаза на современном этапе: отчасти хардбоп, отчасти пост-боп, отчасти - от очень небольшой части, надо признать - фанки. Мощно, красиво, блестяще, только чуть скучновато.
Второй американский состав не был полностью американским: в нем было только два американских солиста. Один был тенор-саксофонист Тим Армакост. 35-летний рослый белый музыкант из Лос-Анджелоса провел много лет в Европе, год - в Индии, в совершенстве знает японский язык (изучал его в Японии еще в студенческие годы), глубоко изучал классическую гармонию - короче, достойный музыкант. У него гладкий, слегка волнующийся тембр, он играет длинные мелодические линии, всячески обыгрывая базовую гармонию; его кумиры - Колтрейн, Сонни Роллинз, Орнетт Коулмен, Хэнк Мобли и Гэри Бартц. Могу предположить, что первого и третьего он уважает больше как источник идей, потому что в его игре почти не слышно их влияния, зато Роллинз и особенно Мобли слышны очень отчетливо. После многих лет странствий Тим осел в Нью-Йорке всего два года назад, так что его путь на большой нью-йоркской джазовой сцене только начинается. Однако он уже успел завоевать признание критиков, записал альбом с выдающимся трубачом Томом Харреллом ("Live At Smalls", 1998) и вошел в состав ансамбля трубача Валерия Пономарева. Как раз Пономарев и был вторым (точнее, первым - по значимости) американским солистом этого состава - с новой дорогущей трубой, звучавшей чистым серебром, со скоростными очередями сверхвысоких нот, которые он извлекает без особого видимого усилия (разве что краснеет чуть-чуть) и со своим традиционным стилем, в котором навсегда отпечатался след вершины его жизни, работы в Jazz Messengers Арта Блэйки в конце 70-х. Слегка осовремененная стилистика Jazz Messengers доминирует во всех его сольных работах, не исключая и последнюю, 1997 года - "A Star For You", где он играет вместе с саксофонистом Бобом Бергом. Пономарев впервые посетил родину после своей эмиграции в 1973 г.Анатолий Берестов, Валерий Пономарев и Тим Армакост только в 1990-м, сыграл на I Международном московском фестивале, а потом - начиная с 1996 г. - стал приезжать почти ежегодно, отправляясь в долгие турне, в которых Сибирь (и Новокузнецк) - обязательная остановка. В Новокузнецке Пономарева знают, любят, официантки зовут его Валерь-Михалычем, молодые музыканты - дядей Валерой, так что уж его-то приняли просто на "ура". Его и Тима Армакоста сопровождали Анатолий Берестов на фортепиано, Олег Петриков на контрабасе и Сергей Кушилкин на барабанах; Пономарев также вызвал на сцену саксофониста Владимира Тимофеева, чтобы сыграть с ним одну вещь.
Дженн ПаркерЗатем к составу присоединилась еще одна - последняя - американская солистка, вокалистка Дженн Паркер. Почтенная, опытная дама (она на профессиональной сцене с 1976 года, при этом у нее есть 25-летняя дочь) в настоящее время - резидент известного нью-йоркского клуба Sweet Basil (она поет там каждый понедельник). На фестивале ей аккомпанировал практически этот же состав, только вместо Берестова был новосибирский пианист Алексей Подымкин, а Пономарев не играл. Темнокожая дама, к вящему удовольствию новокузнечан (если я правильно именую население этого города), исполнила несколько стандартов Эллингтона (ох уж, этот столетний юбилей!) - не Бог весть как сильно, но вполне стильно, а главное - фирменно. Впрочем, больше о ней и сказать нечего...
Таким был состав участников фестиваля. Было бы несправедливо упомянуть о двух вечерних джем-сейшнах - на второй и третий дни фестиваля: и без того не слишком формальная, обстановка на них была совсем семейной, а в зале, в котором убирались ряды стульев и выставлялись столики, народу было разве что чуть меньше, чем на собственно концертах. Музыканты смешивались в самых невообразимых составах, Слава Гайворонский играл блюз с Анатолием Берестовым, Пономарев - с Сашей Брилем, братья Лэндэм - с новосибирцами... Пожалуй, по творческой атмосфере это было не менее интересно, чем авторские программы фестивальных концертов.
Мораль сей басни такова: мне удалось посетить, может быть, не самый массовый, но безусловно один из лучших джазовых фестивалей в России, и я благодарю за эту возможность как его организатора, Анатолия Берестова, так и фестивальных спонсоров, в первую очередь фирму "Фобос".

Кирилл Мошков

На первую страницу номера