ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 35 (273) - 29 сентября 2004 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий номер (274) выйдет 6 октября 2004 г.

Слово к читателям
Джазовый сезон в России и по соседству с ней как-то разом набрал обороты. После того, как 8 сентября в США, в Институт Дейва Брубека на двухнедельную стажировку уехала первая группа молодых российских джазменов, вслед за ними 23 сентября поехала вторая группа, почти полностью не из Москвы - в том числе музыканты, чьи имена встречались и на страницах "Полного джаза": самарская контрабасистка Ольга Круковская, ростовский саксофонист Овагем Султанян, барабанщица из Ярославля Саша Могилевич, трубач новосибирского оркестра Владимира Толкачева - Платон Полянский, петербургский авангардный мультиинструменталист Павел Михеев. Эти ребята отправились в расположенную в Луисвилле (Кентукки) школу Джейми Эберсолда, изобретателя самого, наверное, популярного учебного материала в джазовом мире - "минусов Эберсолда", под которые игрывала дома не одна сотня тысяч музыкантов по всему миру (и, заметим, не только дома, некоторые умудряются приспосабливать эберсолдовские "минуса" и для игры на халтурах!). Как мы и обещали, уже в ближайшие недели в "Полном джазе" появятся рассказы первых участников этой уникальной программы, впервые в истории запущенной для музыкантов из России программой "Открытый мир".
17 сентября открылся сезон главного российского клуба в области нового джаза, новой импровизационной музыки, этно, академического авангарда, шумовой музыки и т.п. - московского клуба "Дом". После внезапного трагического ухода из жизни основателя и души "Дома", его арт-директора Николая Дмитриева, у многих было ощущение, что "Дом" после летних каникул может уже и не открыться. Однако - открылся, и если само открытие вызвало определенные вопросы, то последующие события более или менее успокаивают - о чем в подробностях ниже.
Пошли косяком и джазовые фестивали по России и за ее пределами. Например, часть авторско-читательского костяка "Полного джаза" в минувшие выходные собралась в Одессе на четвертом "Джаз-карнавале" (подробный рассказ о котором начнется на наших страницах через неделю) - если не считать празднований пяти- и шестилетия портала "Джаз.Ру", подобная концентрация авторов нашего журнала в одной географической точке вообще случилась впервые! Шутка ли, субботним днем у памятника Леониду Утесову в одесском Горсаду одновременно находились одесский корреспондент "Полного джаза" Олег Шестопалов, наш постоянный обозреватель и известный теле- и радиоведущий Михаил Митропольский, представитель "Джаз.Ру" в Самаре Юрий Льноградский, наш новый автор из Краматорска Татьяна Балакирская (дебютировавшая в "Полном джазе" минувшим летом с рассказом о Коктебельском джаз-фестивале), московский корреспондент "Полного джаза" (и модератор чата "Разговоры о джазе") Анна Филипьева и редактор "Полного джаза" Кирилл Мошков (отчет об этом событии есть на странице чата "Разговоры о джазе"). Закралась в голову мысль как-нибудь собрать в каком-нибудь хорошем городе на каком-нибудь приятном фестивале вообще десятка два наших авторов сразу. Звучит утопично, но ведь и от Москвы до Одессы, например, путь совсем неблизкий...
Впрочем, приятные мысли - приятными мыслями, а нам с вами пора переходить к делу.

Редактор

Как это было
в Москве
17 сентября в столичном культурном центре "Дом" произошло официальное открытие концертного сезона этого, пожалуй, наиболее передового заведения Москвы, специализирующегося на некоммерческих направлениях современной музыки. По такому случаю вход в "Дом" был свободным, в результате чего имел место небывалый наплыв публики, что, к сожалению, возымело определенные негативные последствия. Увы, существенная часть пришедших в "Дом" заинтересовалась главным образом содержимым бара, и в процессе возлияний утратила способность к нормальному поведению. Подобная метаморфоза публики оставила весьма тягостное впечатление - как у завсегдатаев, так и у музыкантов...KIKI Band
Однако последовавший несколько дней спустя фестиваль японского авангарда (20-22 сентября) вернул все на круги своя. Один из концертов, прошедших в рамках фестиваля, не без удовольствия посетила ваша покорная слуга - Москву почтил своим визитом давно снискавший заслуженное уважение российских слушателей японский саксофонист Кадзутоки Умэдзу со своим коллективом KIKI Band в следующем составе: Кадзутоки Умэдзу (альт-саксофон), Кидо Нацуки (гитара), Хаякава Такихару (бас-гитара) и Ниида Кодзо (ударные).
Свое выступление г-н Умэдзу посвятил памяти арт-директора "Дома" Николая Дмитриева, безвременно ушедшего из жизни в этом апреле.
Кадзутоки УмэдзуДолго разогревать публику группе не пришлось. Первая композиция в духе довольно тяжелого прогрессивного рока на 5/4 подняла тонус публики до уровня, необходимого для адекватного восприятия такого рода музыки. Попытки приплясывать, так сказать, "при исполнении", наблюдались даже среди повидавшего виды сообщества фотографов, освещавших данное мероприятие. Действительно, с первых минут выступления было весьма сложно заставить себя начать скрупулезно анализировать звучащий музыкальный материал, поскольку мощный агрессивный драйв, с которым играл состав, никак не способствовал холодному методичному восприятию. Уже потом, немного привыкнув и собравшись с мыслями, вашей покорной слуге удалось определить, что: темы большинства произведений в основном построены на простых попевках; гитарист в соло строго придерживается канонов, присущих рок-музыке; и бас-гитарист поступает примерно так же. Что до самого Умэдзу, то он в своих соло, придерживаясь пентатоники, существенно варьировал звучащий материал и ритмически и стилистически. 
Кстати, на пентатонике же была построена тема второй композиции, которая, несмотря на явственно проглядывающий колорит японской этнической музыки, сохранила стилистическое сходство с первой пьесой. Вообще говоря, стилистика произведений, исполненных на концерте, вобрала в себя и клезмер (что неудивительно: ведь Умэдзу, кроме этой группы, руководит едва ли не единственным в Японии клезмер-джазовым коллективом!), и ска, и рок-балладу, и даже отдельные элементы smooth-jazz. Группа мощно и изобретательно варьирует ритмические формы: в одной из композиций очень эффектно прозвучали органичные переходы к "дублю" и обратно. Вообще, в области формы г-н Умэдзу не дает публике расслабиться, регулярно делая ей сюрпризы. Например, когда основные мотивы темы вроде бы уже изложены, и слух публики, если можно так выразиться, собирается с духом, дабы внимать импровизаторскому мастерству солистов - вдруг, откуда ни возьмись, однократно (ни разу не повторяясь далее по ходу пьесы) возникает заслуживающая не меньшего внимания, чем главные мотивы, проходящая мелодическая линия. Звуком Умэдзу обладает мощным, напористым и при этом, как ни странно, не глубоким. В большинстве композиций он широко использовал расщепленный тон и нарочито хриплый звук на грани с фрулато.
Под стать Умэдзу и музыканты его бэнда. Гитарист Кидо Нацуки на сегодняшний момент является одним из наиболее известных исполнителей японского прогрессивного рока и импровизационной музыки. На московском концерте он выступил также в амплуа звукового экспериментатора, добиваясь с помощью многочисленных, выражаясь языком музыкантов, "примочек" наряду с традиционными тембрами и звучания, которое никак не могло ассоциироваться с электрогитарой. Конечно же, было бы несправедливым обойти вниманием бас-гитариста Хакаяву Такэхару, продемонстрировавшего на концерте превосходное владение практически любой стилистикой - от джаза до прогрессивного рока. Как водится, барабанщик Ниида Кодзо качественно обеспечивал солирующим музыкантам надежный тыл.
Без выступления коллектива "на бис" публика отказалась расходиться по домам, чего по итогам столь энергетически и музыкально впечатляющего концерта и следовало ожидать. 
Кстати, на лейбле "Дома" недавно вышел совместный альбом Кадзутоки Умэдзу с одним из наиболее любимых посетителями "Дома" музыкантов - питерским контрабасистом Владимиром Волковым.
Но вернемся к открытию сезона "Дома", посеявшему некоторые сомнения в происходящем в этом замечательном клубе. За комментариями по этому поводу "Полный джаз" обратился к одному из членов нового художественного совета клуба, вставшего у руля его программы после смерти Дмитриева - музыкальному критику Дмитрию Ухову, который не только определяет (наряду с другим членами совета) политику "Дома", но и ведет ряд концертов его программы.
- Мои впечатления от шумного открытия сезона? Они делятся на две части: или, вернее, на две стороны медали. То, что пришло много народу - хорошо: "Дому" нужен новый контингент публики в связи с переходом клуба на новый, расширенный формат работы. Об артистических свойствах говорить не приходится - те, кто 17 сентября играл в клубе, должны были выступать на улице, а не в зале (но погода испортилась). А в зале должен был быть так и не приехавший дуэт Андрей Кондаков - Вячеслав Гайворонский. 
Для меня, как "домашнего" человека, особой трагедии в этой шумной публике не было. Хорошо, если КПД составил процентов 15-20 - то есть человек тридцать из новопришедших будут ходить в "Дом" всегда. Еще один полезный момент: резиденты "Дома" (артисты и др.) могли воочию столкнуться с новым типом/видом/родом публики и узнать ее представления о вещах. В частности, тяготении, скорее, к этно, чем к чему-либо другому. Но тяготение это не очень глубокое: как я понял потом из разговоров, мое отступление об индоевропейских языках, сделанное в процессе представления памирской группы "Бадахшан", оказалось для многих в новинку. Один прямо сказал: а у таджиков, оказывается, музыка такая же, как в "Танцоре диско", а не как у турков вроде Таркана. Что-то, значит, начал классифицировать. Уже польза. Просто "домашним" надо было четче сказать, что это не концерт (художественное мероприятие), а "тусоука" - концертное открытие было днем раньше и прошло, можно сказать, на ура! 


Ну что ж, спасибо, Дмитрий Петрович! Можно сказать - успокоили!

Анна Филипьева
фото автора

Москва - это вам еще не все 
Vilnius Jazz' 2004. Призраки нового джаза (часть I)

Бен ван ден ДунгенТак уж получилось, что за неимением серьезной альтернативы ежегодный международный фестиваль Vilnius Jazz принято называть крупнейшим в Восточной Европе форумом, целиком и полностью посвященным авангардному джазу, или, как его еще называют, новому джазу. Прекрасно осознавая и на деле пожиная плоды совершенной неприбыльности своей затеи, бессменный продюсер и идеолог вильнюсского фестиваля Антанас Густис все же ни в какую не собирается сворачивать с однажды выбранной узенькой тропинки, предавать свои идеи и принципы - нести в массы некоммерческое искусство, открывать публике новые горизонты джаза. Хотя прекрасно понимает, что никогда билеты на его фестиваль не будут конкурировать по цене с купленной с рук втридорога контрамаркой на концерт Норы Джонс или Кенни Джи, вряд ли зал будет трещать по швам от зрителей, а тираж продаваемых в фойе дисков кричать отметкой о своем платиновом статусе. Это все пока из области фантастики, нереальное, неведомое и призрачное. Впрочем, как и та музыка, что вот уже 17 лет подряд звучит со сцены Вильнюсского джаз-фестиваля...
В нынешнем году 17-ый Vilnius Jazz проходил в литовской столицей четыре дня - с 16 по 19 сентября на сцене Русского драматического театра. 

Призрак первый: Нелетучий голландец
Заручившись поддержкой Посольства Королевства Нидерланды в Литве, два первые дня своего фестиваля директор Антанас Густис гордо обозначил "Днями голландского джаза". За два дня, 16 и 17 сентября, фестиваль должны были посетить 5 разностилистических голландских джазовых коллективов. Первым в программе значился совместный литовско-эстоно-голландский проект при (соответственно) участии саксофониста Людаса Моцкунаса, басиста Йаака Сооаара и легенды голландского джаза, ударника и перкуссиониста Хана Беннинка (Han Bennink) - одного из самых значимых оригиналов европейского нового джаза, обладающего недюжинной харизмой.
Кто знает, может быть, именно огромная положительна аура Беннинка так повлияла на электронику "Боинга", что "по техническим причинам" рейс в Вильнюс был отменен. Новость, конечно, застала оргкомитет вильнюсского фестиваля врасплох - но не привыкать! В прошлом году две аналогичные блиц-отмены визитов японского ударника и швейцарского саксофониста были блестяще компенсированы выходом на сцену Владимира Тарасова в дуэте с японцем Кадзутоки Умэдзу и немецкого тромбониста Нильса Вограма в дуэте с Саадет Тюркоз. В итоге публика получила два новых, совершенно неожиданных проекта фестивальной программы.
Но не всегда удается так блестяще выйти из положения: заменой неприлетевшему голландцу Хану Беннинку стали два известные литовских джазмена - ударник Аркадий Готесман и саксофонист Пятрас Вишняускас. Но "два" все равно не стало равно "одному". Понятно, что в такой форс-мажорной ситуации известные импровизаторы выбрали кратчайший путь решения проблемы - играть на сцене свободную импровизацию. И вот перед нами свежеиспеченный квартет (участие Моцкунаса и Сооаара осталось неизменным) из талантливых музыкантов, а на ум так и лезли строки Крылова про то, как звери задумали сыграть квартет... Будучи все-таки страстной поклонницей литовского джаза, я бы поставила спонтанному выступлению мэтров и молодцов крепкую четверку, но литовские коллеги были категоричнее и поведали, что якобы импровизационные проекты Вишняускаса все чаще напоминают русское "авось" и этот концерт был очередной импровизацией на эту тему... Думаю, все же лучше было вот так заполнить программу фестиваля "котом в мешке", нежели пустым мешком, согласитесь?..

Призрак второй. Индийский
Даже потеря фестивальной программой Хана Беннинка не оставила любителей голландского джаза без "сладкого": потому как это было всего лишь одно из пяти заявленных блюд в меню "Dutch Jazz Days". Уже вечером первого фестивального дня Vilnius Jazz совместно с оргкомитетом "Дней столицы", проводившихся в этот же уик-энд представили всем собравшимся на главной площади города - Кафедральной - два любопытнейших голландских проекта.
Первый - группа Monsieur Dubois, играющая современный поп-джаз или dance jazz, в рецептуре которого намешаны funk, jungle beats, soul jazz и Afrogrooves. Как метко говорилось в одной рецензии (Speaker), "Monsieur Dubois делают все, чтобы вы не могли усидеть на месте". Учитывая холодную ночь и продуваемую всеми ветрами площадь, творчество группы пришлось очень кстати! К слову, в 2001 году Monsieur Dubois стали финалистами Dutch Jazz Competition; годом позже триумфально выступили на фестивале North Sea Jazz. До этого момента, будучи исключительно концертной командой, в этом году (на пятый год своего существования) группа записала и выпустила свой первый альбом на виниле (!). 
How To Be Enlightened In 48 HoursВторой коллектив - индо-голландский проект с длиннющим, возвращающим к буддистской философии названием How To Be Enlightened In 48 Hours - действительно стал открытием вечера. Предыстория проекта такова: голландские джазмены - саксофонист Бен ван ден Дунген (Ben van den Dungen), трубач Михаэль Фарекамп (Michael Varekamp) и гитарист Эд Верхофф (Ed Verhoeff) во время тура по Индии были настолько поражены техникой и красотой традиционной индийской музыки, что там же записались на вокальные и музыкальные курсы. Постигнув азы индийской музыкальной гармонии, по возвращении в Голландию они загорелись идеей объединить традиционную индийскую музыку и европейских джаз-, фанк- и рок-музыкантов. Идея, в общем-то, не нова, но именно получившийся у новой формации How To Be Enlightened In 48 Hours продукт музыкальные критики выделили в особый стиль Buddha-Bop.
Сандья Санджана "Бриллиант" в оправе голландских музыкантов - уроженка Бомбея, певица Сандья Санджана (Sandhya Sanjana), обучавшаяся пению у индийских гуру. Однажды услышав пение Сандьи на фестивале Jazz Jamboree в Польше, Элис Колтрейн (Alice Coltrane) пригласила девушку к участию в записи нескольких своих альбомов, выступлению на John Coltrane's Festival (2003) и участию в озвучивании телесериала Rhythms of the World канала BBC. Сегодня Сандья - одна из самых востребованных вокалисток в различных мультикультурных голландских проектах, как Madras Special или Sutra Funk.
Возвращаясь к выступлению How to be enlightened in 48 hours на Vilnius Jazz'е: с первыми же тактами музыки на вильнюсскую площадь словно опустился густой туман благовоний и индийских пряностей - невероятно специфическая (от слова "специи") музыка! Джазовые саксофонные соло уступают место первобытно-древнему вокалу, электрогитара беседует с многовековым индийским бансури в руках еще одной индийской участницы проекта - Офры Авни (Ofra Avni). На выходе - этно-джаз такой же необычный и непередаваемый, как вкус индийского имбирного чая...

Призрак оперы. (Вне нумерации)
Мик дель ФерроКак продолжение демонстрации возможностей современного голландского джаза - концерт трио пианиста Мика дель Ферро (Mike del Ferro trio). Сын известного голландского оперного певцам Леонардо дель Ферро (кстати, в 1958 году имевшего честь совместной записи с Марией Каллас), Мик так и не смог далеко "убежать" от оперы. Будучи блистательным пианистом, в чьем репертуаре есть, кажется, все - от сальсы до старого джаза для диксилендов, своим коньком Мик считает соединение джаза и оперы (альбом Belcanto - Opera Meets Jazz). Понятно, что публика вильнюсского фестиваля от концерта Mike del Ferro trio ожидала как раз этого - встречи джаза с оперой. Но большую часть своего выступления дель Ферро посвятил исполнению джазовых стандартов и красивых баллад. Оперные арии давались дозировано, как сильнодействующая пилюля, хотя таковой на деле не оказались: джазовая интерпретация нескольких арий Пуччини и знаменитейшей Habanera из "Кармен" Бизе, "убить" которую, похоже, не в силах ни одна аранжировка даже такая, превратившая страсть во флирт, а идею в пародию: "Меня не любишь - но люблю я! Так берегись! Тра-ля-ля-ля..."
Джон ЭнгельсВ техничности трио отказать нельзя: на ударных - "живая история голландского джаза", 70-летний Джон Энгельс (John Engels) - сухонький старичок в нелепой для ударника классической тройке и с эдаким ковбойским шейным платком - выдавал невероятно точный, мощнейший саунд. Казалось, закрой глаза - и воображение нарисует тебе огромного чернокожего гуру, всю силу своих крупных телес отдающего барабанам. Еще более сухонький, совершенно "обезжиренный" силуэт контрабасиста Франса ван дер Ховена (Frans van der Hoeven) был источником густого, как жирный сладкий какао, баса. Воздушность композициям - как легкие взбитые сливки - придавали пассажи дель Ферро, казалось, едва-едва касающегося клавиш, быстро-быстро пробегавшего по ним мягкими пальцами, так что те только удивленно легонько ойкали, словно разбуженные прикосновением крыла мотылька...
Красота ассоциаций, мелодичность тем и техничность исполнения - как все это прекрасно, и как всего этого мало для сцены новоджазового фестиваля, жаждущего если не открытий, то хотя бы минутных потрясений. А вот этого-то и не было...

Призрак третий. Японский
Это фирменный стиль Vilnius Jazz'a, переросший в незыблемую традицию - демонстрировать в рамках фестиваля ярчайшие примеры японского новоджазовой сцены. В этом году, несмотря на анонс в рамках форума одних лишь "Дней Голландского Джаза", можно сказать, что негласно были проведены и "японские дни" - наличие в программе трех из всех четырех фестивальных дней японского проекта дает право на такое предположение.
Риодзи ХодзитоЕсли не ошибаюсь, уже во второй раз сцена Vilnius Jazz'a имела честь принимать японского авангардного пианиста Риодзи Ходзито (Ryoji Hojito). Помню, в 1999 году я впервые увидела инициированные им игры фортепиано с детскими погремушками, пищалками и прочими гуделками-жужжалками. Тогда я была просто поражена, насколько точно слово "игрок" (a player) соответствует поведению Риодзи на сцене и его взаимоотношению с инструментом. В жизни музыкант же оказался "not player-ом" - весьма скучной персоной, все наше с ним интервью сведя к втолковыванию мне мысли, что он не играет джаз, и на джазовом фестивале оказался случайно. И вот прошло пять лет: тот же фестиваль, та же сцена, тот же рояль, тот же Риодзи Ходзито и... те же приемы. Только игрушки стали другими: добавился, кажется, антицеллюлитный массажер, пускаемый гулять по струнам рояля. Так странно: годы идут, дети взрослеют, а игры не меняются! Так выходит?
В фестивальном фойе продавался диск Ходзито "Aciu", записанный во время его прошлого выступления на Vilnius Jazz-е. Кажется, и в этот раз сопровождающие музыканта делали запись: когда выйдет новый альбом вильнюсского выступления пианиста, лично мне, будет интересно прослушать их один за другим и найти хоть несколько отличий...
Кадзутоки УмэдзуСовсем другая история - также второе в истории фестиваля появление на его сцене легендарного японского саксофониста Кадзутоки Умэдзу: на этот раз не в одиночку, а со своим KIKI Band-ом (Kazutoki Umezu KIKI Band) в составе Kido Natsuki (гитара), Hayakawa Takeharu (бас), Niida Kozo (ударные). Понятно было из буклета, что сейчас мы услышим джаз-рок, а грянул настоящий heavy metal jazz! Низкорослым японским "дедушкам" всем уже далеко за 50, а рок-задор у них совершенно прогрессивный. Вот и судите потом о японской замкнутости и сдержанности - байки все это, друзья! KIKI дали такой сумасшедший гром эмоций и звуков, что реально казалось, умиротворенная джазовая публика сейчас повскакивает на спинки кресел, начнет рвать рубашки на груди и мотать "хаером".
Кадзутоки УмэдзуКажется, музыкальные критики так еще до конца и не определились, к какому именно стилю отнести творчество KIKI Band. Потому что мелодии у них этнические, настроение - роковое, сущность - джазовая. Если не ошибаюсь, все участники группы пишут композиции (на концерте не сыграли ничего разве что авторства басиста), при этом единый узнаваемый стиль репертуара очень фирменный и однородный. Это и есть высший класс - никогда не теряться в многочисленных музыкальных стилях, с которыми работаешь, создавая свой собственный стиль, непохожий ни на что другое.
Группа создана в 1999 году, и на данный момент в арсенале KIKI Band 3 релиза (для контраста - у лидера, саксофониста Кадзутоки Умэдзу их 34), которые в равной степени будут интересны как любителям нового джаза, так и прогрессив-рока и фьюжна.
KIKI Band
Призрак четвертый. Вьетнамский гений
Куонг ВуПриезд на фестиваль трио американского саксофониста вьетнамского происхождения Куонга Ву (Cuong Vu Trio) был, наверное, самым ожидаемым публикой пунктом программы. В прошлом году Ву выходил на сцену Vilnius Jazz'a в составе группы Майры Мелфорд (Myra Melford): хватило всего одного выступления, чтобы молодой музыкант стал любимцем вильнюсской публики, отлично джазово-образованной и всегда безошибочно выбирающей себе кумиров.
В 2000-м году Куонг Ву громко заявил о себе выходом в свет дебютного альбома "Pure" (лейбл Knitting Factory) - добротной смеси бопа и авангарда. Революционным этапом его карьеры стало формирование собственного трио из уроженца Японии, басиста Стому Такеши (Stomu Takeishi) и ударника Джона Холленбека, ныне замененного юным, но многообещающим Тедом Пуром (Ted Poor).
Не раз признававшийся в своей любви/ненависти к трубе, Куонг Ву - юный, эдакий воспитанный на идеях downtown'a Томаш Станько, способный своей игрой "рисовать" в воображении слушателей огромные мультиколорные полотна и в каждую ноту вкладывать словно по несколько томов философских трактатов. Если закрыть глаза, слушая трубу Ву, можно представить, что с вами на языке музыки говорит умудренный жизнью старец, прошедший огонь, воду и медные трубы. "...И все это про боль, страдания и разочарования, и совершенную красоту. Чистое искусство!" - очень точно описал ощущения от музыки Куонга Ву один критик на страницах LA Weekly. Это некая музыка абсолюта (электроника позволяет Ву продлить дыхание трубы временами, кажется, до бесконечности), совершенной гармонии техники и плоти, универсальный баланс человеческого и электрического. Это то сокровенное и глубокое, что эзотерики называют душой, а лирики - меланхолией. Казалось бы, так остро можно только чувствовать, но трудно сыграть. Но нет, они играют! И словно открывают двери в новый мир. Зрители удивлены, поражены, затихли... Так всегда становится немного не по себе, когда встречаешься с Гениальностью. 
Куонг ВуОтрадно, что талант Куонга Ву совершенно востребован: он играет в невероятном количестве проектов от Дэвида Боуи до Пэта Метини. При этом на вопрос, "как выглядело бы ваше идеальное трио, будь у вас право пригласить в него любых музыкантов, из ныне живущих или уже покинувших этот свет?", Ву, познавший сотворчество со многими великими музыкантами современности, вдруг совершенно неожиданно называет: клавишника Джейми Сафта и басиста Стому Такеши. А поскольку один из них уже играет в составе Cuong Vu Trio, как говорится, рукой подать до совершенства!

Продолжение следует

Анастасия Костюкович (журнал "Джаз Квадрат")
фото предоставлены оргкомитетом фестиваля Vilnius Jazz (фотограф Гедиминас Андрюкайтис)

Что намечается:
московские анонсы
Барабанное шоу Zildjian Day In Russia: культурный центр "Москвич" (ДК АЗЛК), 16 октября
Начало в 18.00
Саймон ФиллипсУчаствуют: барабанщики Саймон Филлипс (Simon Phillips), Артур Осипов, Сергей Григорян.
Четвертое по счету барабанное шоу Zildjian Day в Москве представит Саймон Филлипс. Этот музыкант уникален в плане разносторонности: Саймон Филлипс имеет совершенно джазовые корни, известен всему миру как фьюжн-барабанщик и является постоянным членом поп-рок группы ТОТО. Он одинаково хорошо чувствует себя за установкой с двумя бочками на сессии с рок-группой и в собственном ансамбле, исполняющем бибоп. Он совершенно уверенно играет практически любой грув и блестяще солирует в любой музыкальной ситуации.
Саймон Филлипс родился, вырос и до середины девяностых жил в Великобритании. Но еще до своего переезда в Лос-Анджелес он стал желанным партнером для огромного количества американских музыкантов самого внушительного масштаба. Этот факт является несомненным прорывом английского барабанного искусства: до Саймона, пожалуй, только один британский барабанщик сумел завоевать себе место под американским солнцем - им был Рэнди Джонс (Randy Jones), в начале семидесятых принявший участие в английском проекте знаменитого трубача Мейнарда Фергюсона (Maynard Ferguson) и им же увезенный в США. Но, в отличие от Джонса, Саймон Филлипс, еще живя в Лондоне, с завидной регулярностью получал приглашения на записи и гастроли с такими гигантами современной музыки, как Стэнли Кларк (Stanley Clarke) и Эл ДиМеола (Al DiMeola). Видимо, надо действительно обладать чем-то очень значительным и самобытным, чтобы тебя приглашали работать с Миком Джаггером (Mick Jagger), The Who, Питом Тауншендом (Pete Townsend), Джеффом Бэком (Jeff Beck), Джеком Брюсом (Jack Bruce), Tears For Fears, Judas Priest, Roxy Music, Майклом Шенкером (Michael Schenker), Heaven 17, 10CC, Human League, Робертом Палмером (Robert Palmer), The Pretenders, Йоном Андерсоном (Jon Anderson), Whitesnake, Дэйвом Гилмором (Dave Gilmour), Майком Олдфилдом (Mike Oldfield), Джоном Уэттоном (John Wetton) и Стивом Лукатером (Steve Lukather). Вот таков Саймон Филлипс! 
Знакомство с творчеством этого мастера среднестатистического российского барабанщика, как правило, ограничивается тем, что он левша и любит прыгать на новом пластике бас-барабана. И еще те, которые имели счастье присутствовать на Zildjian Day двухлетней давности, помнят, как мило пародировал британский акцент Саймона его друг и коллега Грегг Биссонетт (Gregg Bissonette), рассказывая о том, как Филлипс звал его на замену в TOTO. На самом деле, личность этого блестящего музыканта, бесспорно, заслуживает более пристального внимания со стороны нашей барабанной общественности и шанс узнать больше о мистере Филлипсе представиться каждому, кто 16 октября придет в КЦ "Москвич". 

Анастасия Бахметьева

Ансамбль Бориса КовачаВ октябре Москву и Санкт-Петербург посетит с концертами сербский саксофонист и композитор Борис Ковач. В Москве его пресс-конференция и выступление пройдут 21 октября в ресторане-клубе "Архитектор" (одно из заведений Антона Табакова), а затем он даст концерт в клубе "Дом" 28 октября.
Гастроли нового проекта Ковача La Campanella и программа "Sentimental Journey into a Post-Historic World" - продолжение балканской эпопеи, стилистически выдержанное в ключе его предыдущего проекта LaDaABa (расшифровывается как "La Danza Apocalypsa Balcanica" (с этим проектом он выступал в Москве в 2001 г., о чем мы писали в #11-2001 113/april.htm). Это - не просто набор танцевальных мелодий в балканском духе, но цельное гармоничное произведение, по архитектуре напоминающее скорее даже симфонию, чем сюиту. Своего рода "The Last Balkan Tango" - так называлась предыдущая программа - то есть танго после конца света, танцы на поминках старого мира. 
Борис Ковач родился в главном городе Воеводины, Нови-Саде. Воеводина - область неподалеку от Белграда, место уникального смешения различных культур, объединяющая в общей сложности 16 народностей. Поэтому в музыке Бориса можно узнать цыганские, румынские, болгарские и многие другие мотивы. Но главное в ней - даже не столько обилие стилей, сколько их мастерское перевоплощение в нечто новое и целостное. 
Западная пресса, сталкиваясь с феноменом Ковача, начинает путаться в формулировках. Одни журналисты используют термин New Age, другие пишут об эклектике, третьи - о постмодерне, но общий лейтмотив - мысль о парадоксальности этих произведений. Однако музыка Ковача не менее парадоксальна, чем вся история Балкан, где веками происходило объединение или же столкновение друг с другом множества уникальных этносов. 
В 1989 году Ковач стал руководителем камерного музыкального театра "Ogledalo" из города Нови Сад. В 1991-1995 он в основном работал в Италии, Словении и Австрии, но в 1996-м вернулся на родину. 
В списке его самых известных проектов числятся "Ritual Nova Ensemble", "Academy Of Fine Skills" и, конечно же, "LaDaABa orchest". Борис Ковач выпустил восемь компакт дисков на лейблах Германии, Англии, Италии, Канады, Югославии. За его плечами участие в 30 музыкальных фестивалях по всему миру.
21 октября, 21.00 - "Архитектор", М. Никитская ул., д. 20, здание Центрального Дома архитекторов, м. "Краснопресненская". Заказ билетов по тел:291-7738, 290-3249 
Организаторы: фонд "DesertMusic", агентство "МузАрт"
28 октября, 20.00 - клуб "Дом", Большой Овчинниковский пер. 24, стр. 4 (метро "Новокузнецкая"), тел. 953-7236, факс 953-7242

Джана Караева

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Анастасия Костюкович,
Анастасия Бахметьева,
Джана Караева

Редактор:

Кирилл Мошков

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Гедиминас Андрюкайтис,
Анна Филипьева,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

    
     Rambler's Top100 Service