ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Выпуск # 14 (299) - 21 апреля 2005 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 28 апреля 2005 г.

Как это было
в Москве
20 апреля в клубе "Точка" открылся очередной Фестиваль Сергея Курехина, который в Москве проводит культурный центр ДОМ. "Точка" для открытия была выбрана потому, что ДОМ просто не вместил бы не то что публику - коллектив, игравший 20 числа. Это японский оркестр Shibusashirazu.
Shibusasirazu
Сложное японское название этой сборной японского музыкального авангарда примерно переводится как "Никогда не остывай" (произносится с редуцированным "у" на конце - примерно как "Сибуса Сирадз"). На сцене - два с лишним десятка человек: бешеный заводила-аниматор Синити Ватабэ в красном "фундоси" (набедренная повязка), четыре сменяющих друг друга исполнителя японского авангардного танца буто, две танцовщицы современного стиля и пятнадцать ведущих новоджазовых музыкантов современной Японии во главе с дирижером Дайскэ Фува.
Среди музыкантов есть и очень именитые, как саксофонистка Кейко Комори, барабанщик Дзюн Исобэ или тенор-саксофонист Хан Сато, есть и менее известные - нет среди них только статистов: каждый музыкант на сцене - мастер своего дела, и каждый испытывает видимое удовольствие от того, что они вместе создают.
Дайскэ ФуваА создают они, подчиняясь движениям рук Дайскэ Фува, настоящее синтетическое действо, увлекающее зал напором фантастической энергии. Простые, буквально плясовые мотивы, которые оркестр играет в сокрушительно мощный унисон, перемежаются эпизодами свободного музицирования, когда музыканты буквально заходятся в пароксизме старого доброго фри-джаза, а затем - длинными соло участников, в течение которых ни на секунду не прекращается театрализованное действо на авансцене.
Внимание публики неотступно привлекают то танцоры, у каждого из которых своя роль, свой образ; то проносимый через весь зал специальными людьми многометровый дракон из фольги, то танцовщицы, которые разбрасывают в публику смешные флаеры в виде игрушечных денег. Но главное во всем шоу Сибуса Сирадзу - все-таки музыка. Дайскэ Фува совершенно прав, говоря, что второго такого оркестра в мире нет. Второго концерта в Москве не будет, но будут Санкт-Петербург (сегодня), Архангельск (23 апреля), Самара (27 апреля), а в августе - Коктебельский джаз-фестиваль в Крыму. Не пропустите.
Только в Нижнем Новгороде какие-то идиоты отменили концерт "Сибусасирадзу" как "порнографический".
Фестиваль Сергея Курехина продолжается в ДОМе до 28 апреля. А подробный репортаж с концерта Shibusashirazu мы опубликуем в следующем выпуске, тоже 28 апреля.

Нгуен Ле6-8 апреля в московском клубе "Апельсин" проходил первый фестиваль французского джаза "Le Jazz", проведенный агентством "АртМания" при поддержке Посольства Франции в России.
Ярких впечатлений фестиваль оставил немало. Кому-то больше по душе пришлись скоростные свинговые пассажи гитариста Бирели Лягрена и его ансамбля, кому-то - франко-арабский акустический фьюжн группы Lo'Jo, кому-то - самоуглубленные поиски певицы Мины Агосси. Автор этих строк, впрочем, видел примерно половину программы фестиваля и хотел бы сосредоточиться именно на том, что видел.
Нгуен ЛеГитарист-самоучка Нгуен Ле на европейской джазовой сцене известен давно, с конца 80-х, и прославился как мастер фьюжн - то есть слияния разных стилей. Исторически первым видом фьюжн был джаз-рок, и уж чего-чего, а джаз-рока, - нет, даже так: джаз-РОКА - в музыке Ле предостаточно. Даже в те времена, когда он синтезировал джаз-рок с североафриканским и вьетнамским фольклором (как, например, на альбоме "Maghreb & Friends", записанном с отличным алжирским барабанщиком и вокалистом Каримом Зиядом) его отличало по-роковому мощное электрическое звучание гитары (и, зачастую, гитарного синтезатора). Что уж говорить о его первом приезде в Россию: случилось так, что сейчас Нгуен Ле гастролирует с материалом своего альбома "Purple" (ACT, 2002), посвященного памяти и творчеству величайшего электрогитариста XX века - Джими Хендрикса.
Правда, на альбоме а) на барабанах играла сама Терри Линн Кэррингтон (ансамбли Хэрби Хэнкока, Кассандры Уилсон и т.п.), то есть ритмическая основа была весьма прозрачна, тонка и изощрена; б) музыкальную ткань изящно разбавляли чувственные джазовые соло живущего в Париже сербского пианиста Бояна Зульфикарпашича; в) вокальные партии в песнях Хендрикса исполняли две очень разные, но одинаково утонченные (и почти безэмоциональные) вокалистки Аида Ханн и Корин Кюршелас.
Кати Ренуар, Этьен МбаппеИз всего этого в концертной версии остался только принцип вокала: мужские-премужские тексты песен Хендрикса тоже пропевает дама, Кати Ренуар, вполне утонченная и довольно мало эмоциональная. Ну, положим, замена басиста тоже мало что изменила: грозный видом Этьен Мбаппе, игравший в пижонских черных перчатках, создавал на концерте могучее низкочастотное основание, ничуть не уступавшее тому, что на альбоме было создано Мишелем Алибо и (только в двух, правда, треках) знаменитой Мешелл Ндегеоселло. Зато отсутствие других сольных инструментов, кроме гитары Ле, и присутствие за барабанами добротного, старательного, но совершенно хард-рокового барабанщика Франсиса Ляссюса, вызвало достаточно тяжелые (в любом смысле слова) последствия. "Апельсин" - место, мягко говоря, не очень джазовое, и местные мастера звукового цеха на первых же знакомых ревущих пассажах электрогитары встрепенулись, словно старый конь при зове боевой трубы, и вывели всю возможную громкость на сокрушительный максимум. И грянул РОК. Занавес. Ваш покорный слуга, при всей (горячей!) любви к музыке Хендрикса, с одной стороны, и к игре Нгуена Ле - с другой, и при том, что альбом "Purple" переслушан был в свое время два раза подряд, выдержал всего двадцать минут, после чего позорно бежал, сберегая барабанные перепонки.
Сильвэн ЛюкСовершенно иным было первое выступление заключительного дня фестиваля - хотя лидером трио SUD тоже был гитарист, Сильвэн Люк. Трио (контрабасист Диего Эмбер и барабанщик Андре Сессарелли) играло вполне конвенционный джаз. Сказать, что чем-то поразило или удивило - нет, не было такого. Музыканты, впрочем, играли добротно, от души, но довольно предсказуемо. Впрочем, фанковая версия "All Blues" Майлса Дэйвиса или задумчивое изложение "Manha de Carnaval" Луиса Бонфа были совсем недурны.
Анри ТексьеА вот ансамбль контрабасиста Анри Тексье STRADA показал в высшей степени оригинальную и совершенно европейскую музыку - отлично сыгранную, с точным балансом интуитивного и идущего от "лобных долей головного мозга". Сам Анри Тексье - музыкант более чем опытный, пришедший в джаз еще в 60-е гг. (тогда он играл с такими гигантами, как Декстер Гордон или Дон Черри). Остальные участники его ансамбля гораздо моложе (на взгляд - примерно от 25 до 35), но каждый - вполне сложившийся и интересный импровизатор, кто-то в более "популярных" стилях (как джаз-роковый гитарист Маню Коджия), кто-то - в более "интуитивных" (тромбонист Георги Корназов, баритон-саксофонист Франсуа Корнелуп), но все с большим энтузиазмом работают на раскрытие идей автора: весь концерт состоял из авторских сочинений лидера. Кстати, надо отметить еще одного солиста - того, кто играл на альт-саксофоне и кларнете: это крепкий и интересный инструменталист, а кроме того - сын лидера ансамбля, Себастьен Тексье.
Себастьен Тексье и Франсуа КорнелупЗапомнилась свобода ансамбля в чередовании ритмических эпизодов, особенно почему-то в "именных" пьесах - посвящении Бертрану Тавернье и в "Блюзе для Леонарда Пелтиера". STRADA, подчиняясь замыслу своего лидера, легко и органично переходит от триольной ритмики скоростных бибоповых эпизодов к фри-джазовым эпизодам, сменяемым фанковой ритмикой и моментам в духе соул-музыки 60-х. И еще запомнилась финальная пьеса, "Sacrifice", в которой фри-джаза было больше всего, и даже тема игралась в характерном свободном, аритмичном "гармолодическом" изложении. Пожалуй, прозвучи ансамбль Нгуена Ле чуть более приемлемо для нормального человеческого слуха, не притупленного ежевечерним слушанием громкой рок-музыки, именно эти два коллектива и боролись бы за звание самого интересного эпизода фестиваля французского джаза - ну, по крайней мере, для автора этих строк.

Кирилл Мошков
фото автора

12 апреля в театральном зале Московского международного Дома музыки состоялась презентация нового - третьего по счету - альбома московской группы "Маримба Плюс".
Marimba Plus
Не укладываясь полностью ни в одни из ныне существующих форматных рамок, этот коллектив представляет собой особое музыкальное явление, занимает отдельную нишу, которую сами музыканты коллектива не без оснований определяют как "арт-фьюжн". Музыкальный материал группы, в значительной степени представляющий собой продукт композиторской мысли бессменного лидера коллектива - маримбафониста Льва Слепнера, вобрал в себя элементы академической музыки, джаза, рока, этнические интонации и ритмы, причем все это используется в строгой привязке к изобразительному эффекту и в жестких рамках хорошо продуманной формы и фактуры. Пожалуй, в этом в наибольшей степени проявляются особенности Льва Слепнера как композитора, нашедшего точку опоры прежде всего в музыке академической, и при этом разворачивающего свои изыскания в иных стилистиках.
Концерт открыла композиция “Rainbow” с нового альбома. На затемненную сцену вышла арфистка Валентина Борисова и стала плести негромкую переливающуюся паутину звуков. Затем к ней присоединились Илья Дворецкий (флейта) и Сергей Нанкин (кларнет). Постепенно по мере усложнения фактуры весь состав "Маримбы Плюс" оказался на сцене, и последним, по законам жанра, появился лидер коллектива.
Лев СлепнерЛев сам занимался конферансом, с плохо скрываемым волнением рассказывая, что последнее время жизнь "Маримбы Плюс" была в основном богата событиями немузыкального плана - сразу несколько участников коллектива, включая самого Слепнера, недавно стали родителями. Публика реагировала на это откровение одобрительными возгласами и аплодисментами; между тем Слепнер представлял участников коллектива, благодарил всех, кто помогал в осуществлении проекта, и только после оглашения всего списка назвал следующую композицию - танго "Горячее мороженое", также с последнего альбома. В принципе, танго в этой пьесе угадывалось довольно условно, что, впрочем, не убавило ей яркости, и в этом помогло исполненное с хорошим драйвом соло Антона Чумаченко на контрабасе.
Здесь нужно сделать небольшое отступление. Музыка "Маримбы" весьма изобразительна, что, вероятно, возбуждающе подействовало на режиссера по свету Театрального зала Дома музыки. На протяжении всего концерта он окрашивал музыкантов в самые разнообразные, но всегда неестественные цвета, применяя весь имевшийся в его распоряжении арсенал светофильтров, а в моменты самых напряженных соло устраивал мощную световую чехарду, живейшим образом вызывая в памяти образы сельской дискотеки с цветными прожекторами и зеркальным шаром. Тем не менее, слушателям иногда удавалось отвлечься от неожиданной перекраски солистов из болотной зелени в тревожную красноту и неживую синеву и сконцентрироваться на музыке, которая, право же, того стоила.
Илья Дворецкий, Сергей НанкинЭтнические интонации в творчестве "Маримбы Плюс" на концерте были представлены композициями "Зебрано", "Джунгли" и "Иерусалим", и усугублены неожиданным "африканским" вокалом кларнетиста Сергея Нанкина, существенно прогревшим публику. В "Джунглях" вокал приобрел особенную тембральную окраску за счет пения через кларнет: голос окрасился заметным вибрато, достигнутым манипуляциями с клапанами, создав эффект удаленного, "пространственного" звучания.
Композиция "Апокалипсис", давно уже напрашивающаяся на запись, явилась эффектной точкой первого отделения: для ее исполнения группа привлекла дополнительную медную духовую секцию. Тяжелый медленный марш, инфернальные интонации низкого духового регистра, зловещее "ползающее" глиссандо виолончели, плотная оркестровая фактура и продуманное развитие композиции, судя по реакции слушателей, обеспечили публике полноту ощущений.
Расширенный состав "Маримба плюс"
Своеобразным открытием для авторов "Полного джаза" стал новый "штатный" саксофонист "Маримбы Плюс" Андрей Красильников. Его соло звучали очень живо, органично и при этом создавали своеобразный второй полюс по отношению к постоянно царящей над залом композиторско-лидерской харизме Льва Слепнера.
Собственно, репертуаром последнего альбома концерт не ограничился. Были исполнены две очень удачных камерных композиции - "Сумерки" (маримба и флейта) и выразительная ностальгическая "Шкатулка" (маримба и бас-гитара). Кроме того, прозвучали пьесы с двух других альбомов коллектива, в частности, заглавная вещь с предыдущего альбома "Зачарованный мир" - богатая оркестровой и ритмической динамикой музыка с драматическим сюжетом, написанная, по словам Слепнера, "под влиянием древней британской легенды". А во втором отделении при содействии приглашенного пианиста Евгения Лебедева прозвучала пьеса "Сертао" Ришара Гальяно (первоначально записанная "Маримбой" на том же втором альбоме) и композиция "Фанк-Рог" с последнего альбома валторниста Аркадия Шилклопера "Presente para Moscou". Впрочем, обе пьесы стараниями аранжировщика - все того же Льва Слепнера, утверждающего, что ему проще написать композицию заново, чем интерпретировать чужую музыку - предстали на суд публики сильно изменившимися. Благодаря Евгению Лебедеву в аранжировку был включен тембр органа. Понятно, что никакого альпийского рога, давшего композиции Шилклопера название, на концерте не было и в помине. Оригинальная тема прозвучала в начале и в конце композиции, а середину заполнили множественные соло, хорусы и унисоны всех мастей и калибров. В частности, очень приятное впечатление оставило соло Сергея Нанкина на бассет-горне - размеренное, повествовательное, в фанковой манере. Не часто услышишь фанковое соло на таком экзотическом по нынешним временам инструменте. В прочем, не за что кинуть камнем и в высокотехничные соло Евгения Лебедева, равно как и в соло Льва Слепнера на маримбе.
Пьеса "Сертао" тоже прозвучала особенным образом. И без того высокий темп, взятый музыкантами в начале композиции, внезапно взорвался дублем и превратился в нечто напоминающее взбесившуюся самбу. На этом ритмические кульбиты не закончились - вернувшись к первоначальном темпу после соло Александра Зингера на ударной установке, ритм-секция постепенно раскачала ритм и взвинтила темп до каких-то совсем уже нечеловеческих показателей, что немедленно привело к овации зала. На сцену вышла женщина с букетом и по очереди перецеловала всех музыкантов, выстроившихся по такому случаю в шеренгу.
Выйдя "на бис", музыканты "Маримбы плюс" вновь обратились к творчеству Аркадия Шилклопера (пьеса с альбома "XIX98", трио Шилклопер-Волков-Старостин), но и ей не удалось прозвучать близко к авторской версии - воля "Маримбы" оснастила ее элементами ритмики регги.
Общее впечатление? Огромная точность проработки деталей, за которую, вероятнее сего, следует благодарить серьезную академическую подготовку большинства участников коллектива. Тонкие, хитроумные аранжировки (иногда очень хитроумные - слушатель временами буквально тонет в деталях). Авторская воля лидера коллектива заметно доминирует в игре "Маримбы", хотя сама маримба большую часть времени (если не считать нескольких ярких соло) вписана в звучание ансамбля весьма деликатно и в звуковом плане одеяло на себя не тянет. Рискнем предположить, что, возможно, столь железную хватку иногда стоило бы и отпускать, чтобы общее звучание стало живее, эмоциональнее и человечнее. Но это, конечно, только предположения, основанные на сугубо субъективных ощущениях.
Джаз ли это? Конечно, нет. Это один из тех "смежных жанров", развитие которых рождено джазом, оплодотворено джазом и питается идеями современного джаза. Если ожидаешь услышать афроамериканскую джазовую традицию и горячие блюзовые соло, то ходить на концерты "Маримбы плюс", пожалуй, не стоит. Но если хочется узнать, где пролегает один из передних краев развития современной музыки - не на фронте отрыва от предшествующих традиций и свободного эксперимента, а на фронте сплавления нескольких традиций во имя создания некоего нового целого, большего, чем простая сумма слагающих его элементов - то вам сюда.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Москва - это вам
еще не все
В нашей "внемосковской" рубрике продолжается премьера нового проекта журнала "Полный джаз" и всего портала "Джаз.Ру", проекта, призванного помочь региональным российским джазовым организаторам сделать решительный шаг навстречу как своей местной аудитории, так и включению джазовой жизни своего города в общероссийскую, более того общую для всего постсоветского пространства культурную среду. Всех, кто имеет отношение к организации джазовых мероприятий в регионах России, всех, кто следит за ними и кто хочет знать о джазовых событиях на территории, где читают "Полный джаз", больше, своевременнее и полнее - всех мы призываем ознакомиться с деталями нашего нового проекта, называющегося просто - "Анонсы от Джаз.Ру"...>>>>

В Самаре 13-15 мая пройдет III открытый Всероссийский фестиваль джазовой музыки "Клуб "Движение" встречает друзей"...>>>>

Нижневартовск: сказочный Коул

Нижневартовцы не могли и мечтать, что наш провинциальный город когда-либо посетит живая легенда мирового джаза - саксофонист Ричи Коул. Ан-нет, чудеса бывают. Руководитель биг-бэнда "Югра" и один из самых популярных музыкантов Сибири Геннадий Калинин на пару с новосибирским барабанщиком Владимиром Кирпичевым, давно знакомым с Коулом лично, устроили 7 апреля праздник для любителей джаза.
Калинин, Панфилов, Ричи Коул
И какой праздник! Великолепная импровизация музыкантов, длившаяся почти два с половиной часа, привела зрителей в неописуемый восторг. Провожая мэтра джаза, которого навряд ли когда-нибудь еще доведется увидеть в родном городе, зал аплодировал стоя...
В традициях лучших концертов выход долгожданного гостя сцены был чуть отсрочен. Разогреть публику предстояло биг-бэнду "Югра". Состав буквально утром вернулся из Ханты-Мансийска, где участвовал в сборном концерте коллективов округа, а вечером - концерт во Дворце искусств. После пятнадцатиминутной репетиции с Коулом. Впрочем, столь краткосрочное знакомство музыкантов-профессионалов никогда не сковывает их. Напротив, возможность импровизации раскрепощает, дает вдохновение свежеиспеченному бэнду. Появившегося на сцене Ричи зал не сразу узнал. Коул оказался этаким милым очкастым старичком, похожим на гриб-боровик. Впечатление усиливала серая беретка, венчавшая его голову, и маленький шарфик на шее. Первые ноты, сыгранные его саксофоном, прозвучали в напряженной тишине зала. Сообразив, зал поприветствовал Коула.
Все, что было накоплено выдающимися альт-саксофонистами прошлого, начиная с Чарли Паркера, Ричи воспроизводил легко и без всякого напряжения, не трясясь в экстазе и не закатывая глаза, даже как бы нехотя, иногда отводя правую руку от инструмента, играя только левой. Отдавая дань стране, в которой находится, Коул предложил музыкантам тему "Полюшко, поле". Презентовал он ее как произведение "Ночь в Сибири". Но он не сказал, что мотив этой русской народной песни является одним из мировых джазовых стандартов. Кроме того, "Ночь…" Коул исполнял и в других сибирских городах - например, в Томске два года назад. Хотя, какое это имеет значение? Нижневартовцы приняли "Ночь..." на свой счет и долго аплодировали Коулу: наверное, не столько его мастерству в исполнении милой русскому сердцу мелодии, сколько знанию этой мелодии.
После "Ночи..." Ричи представил свой "Блюз Нижневартовска" - это была полная импровизация, как потом признался мне Коул. Трубач Калинин и саксофонист Панфилов внесли свои ноты в блюз - мелодия получилась лиричной, не по-весеннему грустной, задумчивой, но от этого - очень понятной слушателям, на "ура" воспринявшим вариации на тему "Полюшко, поле". Чувствовалось, что Ричи был весьма доволен своими сибирскими партнерами, давая каждому высказаться по ходу пьесы.
В соло пианиста Алексея Подымкина - напряженном, как барабанная дробь - зал сначала пытался услышать мелодику. Поняв, что он делает акцент на виртуозности исполнения, некоторые слушатели пытались изобразить кажущиеся простыми удары пальцев по клавишам. Забавно было наблюдать, как мужчины, едва ли раз в жизни прикасавшиеся к фортепиано, пытались на спинке кресла перед ними отстучать ритм звучащего соло.
Подымкин своей дробью будто хотел что-то досказать, докричать, грозно перебивая трубу и саксофон, пытающихся его успокоить. Но, устав, он сам сдался, подчинившись общей меланхоличной тональности.
Одобрительно заговорил саксофон Коула, одновременно приглашая присоединиться к полилогу других. Труба заиграла чуть прерывисто, видно, сорвав голос, успокаивая клавишника. Включился тенор-саксофон Панфилова. Сначала нехотя отговариваясь, он втянулся - и сыграл соло, которое редко доводится слышать даже постоянным слушателям нижневартовских джазовых концертов... На концерте не было "Каравана", а ведь многие уже привыкли его слышать непременно. Хотя, надо признать, в одном из первых произведений концерта Коул наиграл - эдак намеком - мотив произведения... Наверное, эта мелодия напоминает любителям джаза сказки тысяча и одной ночи, и каждый новый концерт является логическим и фактическим продолжением предыдущего. Жаль только, такой сказки - с Коулом - больше не повторится. Но будет другая - с таким же оптимистичным концом.

Эвелина Осипян,
Нижневартовск

 
In Memoriam
Геннадий Хащенко (1936-2005)14 апреля в Москве на 70-м году жизни скоропостижно скончался барабанщик Геннадий Хащенко. В 70-е он работал в группе "Второе дыхание" и затем в "Квадро" Вячеслава Горского, создал собственную систему игры на ударных, которую знатоки сравнивали со школой Билли Кобэма.
"Джаз.Ру" выражает соболезнование родным и близким покойного.
Что намечается:
московские анонсы
22 апреля, 19.00, радио "Культура" - в прямом эфире программа "Мастер-класс" с валторнистом Аркадием Шилклопером (Москва: 91.6 FM).

Владимир Чекасин30 апреля, 19.00, Театральный центр "На Страстном": проект Владимира Чекасина "Джаз и народные инструменты". Участвуют: Владимир Чекасин (саксофоны) и его ансамбль, Анна Королева (саксофоны, вокал), группа "Белый день" (Валерий Семин - баян и Лена Василек - вокал) и др.
Бывший участник легендарного вильнюсского трио ГТЧ (Ганелин-Тарасов-Чекасин), саксофонист Владимир Чекасин не так часто появляется в последние годы на московской сцене. Одно время он вообще чаще выступал в Германии, чем в России. Из ежемесячного стал ежесезонным его цикл "Чекасин и гости" в ЦДХ. И вот новый проект - теперь Чекасин занимается изучением этно-музыки вместе с известными популяризаторами русских народных инструментов, группой "Белый день", и своими молодыми последователями-джазменами.
Театральный центр "На Страстном": м. "Чеховская", Страстной бульвар, д.8а
Заказ билетов: 933-3200, 200-4681. Касса работает ежедневно с 11.00 до 21.00


26 апреля в Центральном Доме работников искусств пройдет праздник-фестиваль "Наследие Великого Гершвина", посвященный присвоению московской Детской музыкальной школе №6 имени Джорджа Гершвина. В программе: выступления учащихся ДМШ им. Дж.Гершвина. Поздравления: учащиеся детских музыкальных школ Москвы, друзья, педагоги, гости, студенты эстрадно-джазового колледжа "Консорт".
Начало в 13.00. Адрес: м. "Кузнецкий Мост", ул. Пушечная, д.9/6
 
А в это время
за бугром...
Нильс-Хеннинг Эрстед ПедерсенНочью 20 апреля в Копенгагене скончался Нильс-Хеннинг Эрстед Педерсен (Niels-Henning Oersted Pedersen), известный мировой джазовой аудитории как NHOP. Один из ведущих контрабасистов европейского джаза, он многие десятилетия был членом одного из самых традиционных коллективов джаза североамериканского - трио пианиста Оскара Питерсона.
Педерсен (Нильс-Хеннинг - его полное имя, сокращенное - Нильс, Эрстед - "родовое имя") родился в небольшой деревушке Остед в Зеландии, близ Копенгагена, 26 мая 1946 г. В джаз он пришел в 60-е годы, еще совсем мальчишкой работая с приезжими (главным образом американскими) звездами в копенгагенском клубе Jazzhouse Montmartre. За сорок лет карьеры в его послужном списке - работа с такими мастерами, как Декстер Гордон, Кенни Дрю, Бен Уэбстер, Сонни Роллинз, Билл Эванс, и, разумеется, канадский пианист Оскар Питерсон, с которым Педерсен работал с 1971 года (с 1973 - как постоянный член его трио) по 1986-й и затем - во второй половине 90-х и в первые годы нового столетия. НХЭП записывался и с Майлсом Дэйвисом - его игра звучит на альбоме 1989 г. "Aura" (записан был в 1985).
С 1975 года Педерсен выпускал и альбомы под собственным именем. Хотя он работал с гигантами традиционного джаза и в их ансамблях звучал как филигранный традиционалист с совершенным звуком именно традиционного контрабаса (он записал с различными музыкантами почти 200 альбомов!), в сольном творчестве Нильс-Хеннинг не был лишен тяги к эксперименту. На почти двух десятках своих сольных работ он много и успешно разрабатывал различные "нордические" (то есть скандинавские) фольклорные мотивы, а также идеи слияния джаза и академической классики. Так, среди его альбомов есть записи джазовых обработок Белы Бартока и Иоганна Себастьяна Баха.
Осенью 2000 г. Нильс-Хеннинг Эрстед Педерсен выступал в Москве с собственным трио (со шведским гитаристом Ульфом Вакениусом и барабанщиком Йонасом Йохансеном.
На это лето у него был запланирован тур, в ходе которого он должен был, например, выступить на фестивале в крымском Коктебеле...

14-17 апреля в Алматы (Казахстан) состоялся четвертый международный фестиваль “Jazz From A to Z”. Организаторами фестиваля были Молодежный джазовый центр-школа, посольство Франции, Гете-Институт Алматы, Британский совет в Казахстане и Кыргызстане, рекламное агентство Styx & Leo Burnett. Концерты проходили на сцене Казахской государственной филармонии им. Жамбыла. В фестивале приняли участие гости: дуэт Дэвид Тимм (David Timm), орган - Райко Броккетт (Reiko Brockett), альт-саксофон (Германия); трио Филиппа Рено (Philippe Renault, Франция) совместно с Виктором Хоменковым (Казахстан); группа Dennis Rollins’ Badbone & Co (Великобритания); Kristijan Randalu Group (Германия); группа Sault Peanuts (Кыргызстан). Выступили и хозяева фестиваля: молодежный биг-бэнд "Алматы" под управлением Тагира Зарипова; группа “Steps”; Виктор Хоменков (фортепиано); группа Владимира Осипова.
Все гости провели мастер-классы для учеников Молодежного джазового центра-школы.

Марина Иванова

 
Рецензии
Сегодня мы рецензируем два американских джазовых релиза недавних месяцев. У них есть кое-что общее: оба альбома выпущены музыкантами из Чикаго...>>>>
 
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Юрий Льноградский,
Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Марина Иванова,
Эвелина Осипян

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Юрий Льноградский

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

 

 

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.

 

    
     Rambler's Top100 Service