ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #38, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

"Джазовая провинция-2006", Курск: впечатления

3-5 ноября тремя концертами в Курске начался XI международный фестиваль "Джазовая провинция". Созданный когда-то как Курский международный джазовый фестиваль, он восемь лет назад перерос в крупный фестивальный тур, ежегодно провозящий по нескольким (от 5 до 15, в разные годы) городам Центральной России несколько сборных ансамблей с участием российских, европейских и американских музыкантов, к которым в городах маршрута присоединяются еще и местные музыканты. Придуманный курским пианистом Леонидом Винцкевичем, который до сих пор руководит фестивалем, тур "Джазовая провинция" традиционно начинается в Курске, и именно в Курске (в первые годы - в филармонии, с 2005 г. - в Курском драматическом театре им. Пушкина) представляет самую разнообразную и насыщенную программу.
В этом году фестиваль открылся выступлением дуэта, который не был заявлен в афишах. В прошлом году на "Провинции" случился дебют титана российского джазового гастрольного дела, пианиста Даниила Крамера. Он, пожалуй, больше и чаще всех российских джазменов гастролирует по провинции, во многих областных филармониях обзаведясь даже собственным абонементом, но вот Курск на его маршрутах раньше как-то не попадался. В 2005-м Крамер впервые сыграл на "Провинции" и, видимо, его выступление на этом необычном фестивале понравилось и ему, и арт-директору Винцкевичу; во всяком случае, 3 ноября Даниил Крамер появился в Курске, чтобы сыграть незапланированный дуэт с Леонидом Винцкевичем.


Леонид Винцкевич, Даниил Крамер

Дуэт двух пианистов, да еще таких радикально разных, как Винцкевич и Крамер - сложный формат. Однако в Курске выяснилось, что диаметральная разница эстетических установок Леонида и Даниила неожиданно сработала им в плюс. Временами разраставшийся до квартета (к нему в части пьес присоединялись сын Винцкевича, саксофонист Николай Винцкевич, и маститый перкуссионист из Архангельска Олег Юданов), дуэт не перегружал аудиторию игрой одинаковыми тембрами акустического рояля, а то и дело менялся инструментами - то Крамер за электропиано, а Винцкевич - за роялем, то наоборот. Несколько стандартов были сыграны с выдумкой и фантазией: в интерпретации нашлось адекватное место и угловатой, массивной аккордике Винцкевича-старшего, и подавляющей скоростной виртуозности Крамера. Не обошлось и без блестящего инструментального цирка, которым так хорошо владеет Даниил Крамер: в его сольном фрагменте попыткам "оджазирования" подвергся Вольфганг Амадей Моцарт. Забавная кулебяка из Моцарта и некоторых "как бы" созвучных ему фрагментов, сыгранная, как обычно у Крамера, крайне напористо и в сверхзвуковом темпе, изрядно развеселила аудиторию. Тем более разительным контрастом прозвучал балладный дуэтный номер - "My Funny Valentine". Там - сплошное дурачество и клоунада, а тут - не побоимся этого пафосного слова, изящество. Редко услышишь так достоверно сыгранную светлую печаль; жирный плюс новоявленному дуэту.
Публика, сколь искушённой она ни была бы, очень любит, когда поют. А когда поют сразу шестеро, да еще хорошо поют - публика это любит чрезвычайно. Закономерно, что самым популярным номером первого дня фестиваля (а может, и всего фестиваля) оказалось выступление московского секстета A Cappella ExpreSSS.

A Cappella ExpreSSS

После того, как секстет прошлой зимой подписал контракт с российским отделением транснациональной корпорации Universal Music, у него не то чтобы сразу резко пошли в гору дела (они и так шли довольно недурно), но явно прибавилось лоска и класса. Взять хотя бы сценическое воплощение концертной программы: появился единый стиль (все участники выходят на сцену в черно-желтом-модном-молодежном: приятно видеть отечественных джазовых вокалисток не в платьях а-ля Занавес Большого Театра, а в чем-то веселеньком, хоть это и не имеет непосредственного отношения к музыке), появилось ощущение продуманности и отточенности шоу. Нынешняя программа A Cappella ExpreSSS - добротно сделанная и хорошо исполненная программа, ориентированная на не самого подготовленного слушателя. Назначение - удивить, повеселить и развлечь. И с этой задачей вокалисты ансамбля справились, мало того - и знатоки, которые могли временами морщиться от некоторых элементов общения с залом, напоминающих об эстрадных "сборных солянках", тем не менее должны были отметить, что чисто вокальное мастерство ансамбля здорово выросло. Вероятно, этому на пользу пошло и определенное обновление состава: к "ветеранам" (если так можно говорить о коллективе, которому чуть больше трех лет) - басу Андрею Тунику, тенору Максу Костре, альту Этери Бериашвили и сопрано Екатерине Надареишвили - добавились, сменив прежних участников, сопрано Елена Назарова и баритон Антон Касаткин. С удовлетворением отметим, что политические истерики последних месяцев мало на кого в публике повлияли: ни присутствие в составе двух представительниц грузинского народа, ни наличие в репертуаре ансамбля роскошных аранжировок грузинских песен (вплоть до всем известной "Тбилисо") не вызвали никакого нездорового ажиотажа. Ну, то есть, ажиотаж был, но вполне здоровый - такой же, как при исполнении леннон-маккартниевской "Drive My Car" или псевдоклассической аранжировки многострадального в тот вечер В.-А. Моцарта, в которой вокалисты вовсю имитировали голосами музыкальные инструменты. Ну, а когда дело дошло до "популярщинки" - совместного с залом исполнения "Hit The Road Jack" и, на "бис", всенародно любимого еще со времен телевизионной рекламной компании одного крупного банка спиричуэла "Let My People Go" - тут уж любовь курян к московскому ансамблю окрепла до монолитной степени.
Алексей ЧернаковМосковский ансамбль пианиста Алексея Чернакова (Петр Талалай - ударные, Наталья Блинова - вокал, Макар Новиков - контрабас, Константин Сафьянов - альт-саксофон) не впервые выступает на джазовом фестивале вне Москвы - а, если быть точным, во второй или третий раз. Коллектив совсем молод, но уже вполне опытен. Саксофонист Константин Сафьянов играет в биг-бэнде Игоря Бутмана, да и вообще четверо из пяти музыкантов ансамбля побывали на стажировках в США по линии программы "Открытый мир", причем все четверо - попарно, с разницей в два года - в Институте Дейва Брубека в Калифорнии.
Было заметно, что после блестяще развлекательной программы A Cappella ExpreSSS молодому ансамблю, еще не очень умеющему драматургически и энергетически выстраивать традиционное фестивальное отделение, сложно удержать внимание публики: авторская музыка Алексея Чернакова непроста и требует внимательного слушания. Но она богато вознаграждает слушателя: полиритмия, интересные контрапункты, яркие унисоны холодного инструментального вокала и "горячего" альт-саксофона... Особенно мощное впечатление произвело объемистое сочинение Чернакова "Трилогия, часть первая". Странный эффект есть у этой музыки - возникает желание думать не над музыкой, а над чем-нибудь вселенским. Впрочем, если музыка навевает такое - это ей только в плюс. Особенно это впечатляет, если еще помнить, что автор - далеко не умудренный сединами старец, а совсем наоборот: Алексею Чернакову всего 18 лет.

Первый день фестиваля завершал коллектив из Германии под названием Blues Und Bloedel. Вокалист Клаус Фризениус привез свой коллектив из Шпайера - города-побратима Курска. Видимо, именно этим последним обстоятельством надо объяснять самый факт появления этой разухабистой рок-группы, играющей сварганенные путем "творческой" переработки рок-хитов 60-х примитивные рок-н-роллы с текстами на немецком языке, на джазовом фестивале. И ладно бы хоть играть умели... Но не будем о страшном.

Концерт 4 ноября прошел под знаком обширной географии. Его открыло выступление воронежского квартета пианиста Игоря Файнбойма, где выделялся очень хороший свинговый скрипач Антон Жолондзь. Старая добрая джазовая традиция приятно разогрела зал к моменту выхода на сцену ансамбля из Ростова-на-Дону.
Кристина Крит, Адам ТерацуянКонтрабасист Адам Терацуян уже появлялся со своим ансамблем (под странным названием Hi-Fly - неужели "Привет-муха!"?) в Москве на фестивале в саду Эрмитаж. Тот же состав участвовал и в "Джазовой провинции": Адам Терацуян - контрабас, Андрей Мордасов - баритон- и сопрано-саксофоны, Кристина Крит - фортепиано, Оксана Ференчук - вокал и Максим Кабальскис - барабаны. Несколько непростых, но вполне доступных широкому слушателю авторских пьес Адама Терацуяна, плюс несколько популярных стандартов (в диапазоне от "Night and Day", качественно аранжированной пианисткой Кристиной Крит, до аж "Can't Buy Me Love" Леннона-Маккартни, похоже - не "снятой" с версии Эллы Фицджералд, а сделанной самостоятельно) , да еще и в вокальном изложении, обеспечили ростовчанам весьма тёплый приём публики.
Андрей МордасовНасыщенные, грубовато-фактурные соло баритон-саксофона Андрея Мордасова и сильные, упругие, точно вылепленные партии (и, особенно, соло) самого Терацуяна на контрабасе придают звучанию ансамбля необходимую тембровую и динамическую рельефность. Игра молодой пианистки Кристины Крит на этом фоне слегка "проседает" - иногда кажется, что хрупкой барышне просто не хватает физических сил "вышибить" из инструмента необходимые динамические "пики". Правда, когда авторы этих строк услышали Кристину на вечернем выступлении в курском клубе "Ванильное небо" (где проходила "неформальная" часть программы фестиваля), впечатление изменилось: на синтезаторе игра пианистки звучала гораздо более уверенно в динамическом плане (так что у нас даже возникла версия: быть может, ей привычнее именно игра на электронной клавиатуре?). Барабанщик Максим Кабальскис очень эмоционален и музыкален, что в постбоповой (в целом), немного обогащенной фанковыми восьмидольными метрическими структурами ритмической фактуре ростовского ансамбля очень важно, а главное - хорошо уравновешивает прохладную манеру вокалистки Оксаны Ференчук, обладающую довольно низким голосом привлекательного тембра, который, к сожалению, не всегда выигрышно звучит в силу приглушенной, "стёртой" эмоциональной окраски.
Николай ВинцкевичСемейный дуэт курян, отца и сына Винцкевичей, дополненный до трио ветераном легендарной джаз-группы "Архангельск", перкуссионистом и барабанщиком Олегом Юдановым - непременный участник "Джазовой провинции". И, надо сказать, это тот случай, когда даже предвзятому слушателю не приходит в голову определить это участие как "использование служебного положения". И творчество Винцкевича-старшего, и его совместные работы с сыном всегда стоят особняком, выделяются на фоне российского джазового мэйнстрима. Выделяются настолько, что замороченные бибопом молодые джазмены часто отмахиваются от этой музыки со словами "это не джаз". Раз так, то, наверное, и слава Богу, что это не "джаз". В музыке Винцкевичей действительно практически нет школьно-хрестоматийного бибопа, а есть узнаваемо "северная" мелодика, богатый гармонический язык русской классической традиции, развитая динамическая и фактурная драматургия, плюс общий медитативно-интровертный колорит, заставляющий вспомнить не математический постбоп, а "северное шаманство" в традициях европейского лейбла ECM.

Stekpanna

После Воронежа, Ростова, Курска и Архангельска на виртуальную карту второго дня фестиваля легла вся Северная Европа: с получасовым сетом на сцене появилось трио Stekpanna, благодаря многолетнему стажу участия в "Провинции" хорошо знакомое местной публике и оттого встреченное с огромным энтузиазмом, не вполне соответствовавшим реальным музыкальным заслугам коллектива. Британский контрабасист Стив Кершоу (он играет на электрическом контрабасе, состоящем из одного грифа, что очень интригует публику), обладатель неотразимого "хаера" по пояс длиной, шведский барабанщик Петер Свард, и исполинского роста датский гитарист Мадс Олесен представили практически ту же музыку, с которой они уже много раз появлялись на самых разных российских сценах: мягкое, расслабленное околоджазовое прочтение не очень-то джазовых тем, от "Mission Impossible" до хита "Стекпанны", трансформированного в подобие соул-баллады хард-рокового "эвергрина" "Smoke on the Water" из репертуара британских "динозавров тяжелого рока" Deep Purple.
Шаренэ УэйдВечер завершила молодая нью-йоркская вокалистка Шаренэ Уэйд (Charenee Wade), которую привез участвовать в "Провинции" базирующийся в Нью-Йорке барабанщик Олег Бутман. Как это обычно бывает с такого рода проектами в рамках "Джазовой провинции", аккомпанировала ей фестивальная сборная - отец (фортепиано) и сын (саксофон) Винцкевичи, Олег Бутман на барабанах, Стив Кершоу на контрабасе, Мадс Олесен на гитаре плюс в нескольких пьесах - Олег Юданов на перкуссии.
Шаренэ Уэйд пока особенно нечем похвастаться, кроме одного из высоких мест (но не первого) на конкурсе имени Телониуса Монка и участия в одном концерте с самим Хэрби Хэнкоком: она очень молода. Тем не менее, выпускница престижной Manhattan School of Music дело свое знает туго и вокальной джазовой мэйнстримовой традицией, пряно приправленной элементами соул и ритм-н-блюза, владеет на весьма высоком уровне. У нее приятный, низкий, с необходимой долей эротичности голосок, она хорошо держится на сцене, не стесняется незнакомой аудитории (в России барышня впервые) и "даёт шоу" вполне на уровне. Что поделать, на российских просторах залог успешности джазового мероприятия зачастую связан с фактом наличия в его программе, извините за неполиткорректность, афроамериканской певицы, все равно какой, но желательно симпатичной. Честь и хвала "Джазовой провинции", что этим безотказным средством увеличить наполняемость зала фестиваль пользуется редко и отнюдь не в ущерб музыкальному качеству: что опытная Ив Корнелиус, ездившая с фестивалем в прошлые годы, что молодая Шаренэ Уэйд - вокалистки классные, с яркой индивидуальностью, с прекрасным чувством стиля. Конечно, такой вокал не открывает никаких особенно новых горизонтов, но чего же мы ждали от джемового музицирования, когда даже список исполняемых произведений согласовывается между участниками ансамбля буквально за пять минут до выхода на сцену? Ждать можно только отчета в знании традиции - а традицию Шаренэ Уэйд явно знает на пятерку.
Антон Ревнюк, Игорь ЗолотухинФинальный концерт курской программы фестиваля 5 ноября состоял всего из двух отделений. Первое представил московский дуэт - гитарист Игорь Золотухин и бас-гитарист Антон Ревнюк. Их программа называлась "O2" (химический знак кислорода) и была посвящена музыке The Beatles, давно - буквально с момента появления ливерпульской четверки на мировой сцене - представляющей собой своего рода "пробный камень" для множества джазовых музыкантов, среди которых гитаристы играют далеко не последнюю роль. Можно вспомнить множество как довольно удачных (молодой Джордж Бенсон), так и не очень получившихся попыток интерпретировать принципиально неджазовые песни "Битлз" как джазовый материал. На этом пути Игорь Золотухин не делает сногсшибательных открытий: он просто играет музыку Леннона и Маккартни, точнее - обыгрывает заложенные в ней идеи, выявляя то потаенное ритм-н-блюзовое начало ("I Saw Her Standing There"), то широкую, светлую балладность ("Michelle"), то идя на контрастное противопоставление своей версии оригиналу - как в "Here There And Everywhere", превращенной им в чуть ли не в самбу. Учитывая сильнейшую технику басиста Ревнюка, его огромный вкус как в аккомпанементе, так и в четко очерченных, ясно скомпонованных соло, эта дуэтная игра дает результат одновременно увлекательный и красивый, что было в должной мере оценено частью публики. Другой части публики, видимо, хотелось чего-то погромче, желательно с соло барабанов, которые так развлекают широкие массы аудитории. Поэтому аплодировали довольно сдержанно, что жаль: это был интересный и музыкально добротный сет.
Алексей Козлов, Евгений ШариковЗато во втором отделении хлопали от души. Еще бы: "Арсенал" саксофониста Алексея Козлова не был в Курске с советских времен, а "новый", нынешний "Арсенал" не был в Курске никогда. Алексей Козлов, клавишник Дмитрий Илугдин, бас-гитарист Евгений Шариков и барабанщик Юрий Семенов дали ностальгирующей по прежнему "Арсеналу" публике почти все, чего она ждала (ну разве что кроме электрогитар, которых в нынешнем составе просто нет): новый состав набрал класс, приближающий его к лучшим версиям прежних составов группы.
Алексей Козлов представил программу, ориентированную на джазовую историю в большей степени, нежели на прог-рок и другие предметы его интересов. Несколько пьес были написаны самим Алексеем Семеновичем: например, посвященный памяти Телониуса Монка "Вечный Монк", о котором маэстро рассказал публике, что специально написал тему на гармонии, похожие на монковские, но не монковские. Собственно, они представляли собой действительно характерное для Монка движение по полутонам вверх-вниз. Некоторые авторские пьесы были многочастными, например - "Связь времен", первая часть которой представляла собой балладу, а вторая - фанки-фьюжн (как определил ее стилистику сам автор). Другая часть репертуара представляла собой "нестандартные стандарты" - не самые известные сочинения из истории джаза (например, "Sayonara Blues" Хораса Силвера или сыгранная на "бис" пьеса Пэта Мэтини), характерные для "Арсенала" джаз-роковые аранжировки симфонической классики (фрагмент из 2-го фортепианного концерта Сергея Рахманинова или встроенная внутрь протяженной многочастной композиции увертюра к опере Рихарда Вагнера "Тангейзер") и "просто стандарты" (встроенные в ту же многочастную пьесу "Birdland" Джо Завинула и "Freedom Jazz Dance" Эдди Харриса).

Алексей Козлов, Дмитрий Илугдин

Некоторый вопрос вызвало только звуковое решение сета "Арсенала", в котором звук саксофона с обильной реверберацией настойчиво доминировал в звучании группы, иногда (во всяком случае, в центральной части зала) буквально на грани болевого порога, а тембры синтезатора большую часть времени апеллировали к нарочито старомодным звукам 1970-х. Впрочем, трудно сказать, чтобы эти небольшие проблемы как-то воздействовали на публику: радость общения с легендарным музыкантом, который в своем 71-летнем возрасте сохраняет завидную творческую форму и современное музыкальное мышление, перевесила все. Кроме всего прочего, в последней (перед бисом) пьесе Юрий Семенов сыграл пространное, суперэнергичное и высокотехничное соло на барабанах, что в глазах значительного числа публики в практически любой географической точке является одним из главных развлечений, за какими вообще ходят на джазовый концерт.
Так прошла "Джазовая провинция" в Курске. На следующий вечер фестиваль продолжился уже в Воронеже, с тем чтобы затем двинуться в Липецк. Мы надеемся, что авторы из других городов маршрута "Джазовой провинции" тоже внесут свою лепту в описание одного из важнейших российских джазовых фестивалей последнего десятилетия.

Евгения Бирюкова (текст),
Константин Волков (текст, фото)

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service