ВЫШЕЛ В СВЕТ №57/58 (№4/5-2014) журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА - ТЕПЕРЬ ДЕШЕВЛЕ И ПРОЩЕ, ЧЕМ КОГДА-ЛИБО!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #33
Новокузнецк: осенний апофеоз у Старой крепости
Анатолий БерестовСибирь - все-таки совсем особенная часть России. Природа другая, люди особенные, джаз своеобычный и джазовые фестивали тоже удивительные.
Новокузнецк - один из немногих городов России, где джаз-клуб - муниципальное учреждение культуры. "Геликон", так называется городской джаз-клуб, был создан в октябре 1984-го и, следовательно, в ближайшее время отметит свое 15-летие - удивительный пример долголетия для заведения подобного рода в России. И, как это обычно бывает, своему долголетию и самому факту существования "Геликон" обязан одному энтузиасту - замечательному пианисту Анатолию Берестову. Он - бессменный президент "Геликона", он - организатор и катализатор гастролей в Новокузнецке десятков ведущих джазменов России и зарубежных гостей. Кстати, "Полный джаз" с огромным удовольствием поздравляет Анатолия Берестова с присуждением ему звания заслуженного артиста России (это произошло летом, в период отпусков, так что мы своевременно не уследили).
В текущем году в Новокузнецке уже было два фестиваля: апрельский XIV "Джаз у старой крепости" (см. "Полный джаз" #16-99) и летний "Жара. Геликон-99" (конец июня - см. "Полный джаз" #27-99). И вот 10-12 сентября "Геликон" провел третий - II "Сибирскую ассамблею современного искусства".
Первая "Ассамблея" состоялась в сентябре прошлого года и собрала множество джазовых, авангардных и фольклорных музыкантов и других представителей искусства (художников, танцоров...). На вторую Анатолий Берестов Сергей Беличенко, Дмитрий Аверченков и Ногон Шумаров пригласил еще более широкую компанию с задачей выйти как можно дальше за границы джаза как такового и постараться найти там как можно больше интересного.
Первый день Ассамблеи ознаменовался открытием выставки современного искусства в галерее "Сибирское искусство" - там играл сам Берестов с многообещающей новокузнецкой певицей Ольгой Юшковой. Кстати, выставка была весьма интересная - вашего корреспондента особенно впечатлили работы художника Сергея Дыкова, черпающего вдохновение в горно-алтайском фольклорном искусстве. Но основные события развернулись вечером в джаз-клубе "Геликон", где играл Моцарта и Шостаковича блистательный новосибирский струнный квартет "Филармоника". Вторым же отделением был московский проект "Второе приближение". Соратники пианиста Андрея Разина на этот разНогон Шумаров и Болот Байрышев выступали вчетвером (сам Разин, басист Игорь Иванушкин, перкуссионист Иван "Вано" Авалиани и певица Татьяна Комова). Очередной случай убедиться, что "Приближению" удается делать доступными, привлекательными и увлекательными для публики весьма сложные музыкальные идеи. И - очередное подтверждение того, что "Приближение" очень хорошо играет. Это отчасти примиряет с их сложными долгими музыкальными полотнами даже самых закоренелых приверженцев традиции. Во всяком случае, публика устроила овацию, а музыкантов долго терзали местные журналисты.
Второй вечер "Ассамблеи" был полностью отдан совершающему длительный гастрольный "чес" по России немецкому студенческому джазовому оркестру Windmachine из Ганновера (земля Нижняя Саксония). Благодаря партнерству Нижней Саксонии (или, на языке оригинала, Нидерзаксен) и Пермской области, а также финансовой поддержки правительства Нидерзаксена оркестр безгонорарно, за свои деньги едет по сложнейшему маршруту через всю Россию. Начав с Новосибирска, после Новокузнецка они отправились в Кемерово, далее - в Омск, на Урал, в Пермь и по европейской части страны. В Москве, кстати, они будут играть 24 и 25 сентября (см. "Московские анонсы"). В Новокузнецке оркестр, состоящий из 24 очень молодых людей и очень юных барышень, уверенно и хватко отыграл программу из весьма непростых (не только по студенческим меркам) аранжировок. Обладающий истинно сибирскоРабота художника Сергея Дыкова - "Глаза солнечного озера"й окладистой бородой и вообще очень русопятой внешностью руководитель, профессор Бернхард Мергнер, железной, хотя с виду и мягкой, рукой вел своих подопечных, давая им возможность продемонстрировать по-немецки безупречную исполнительскую дисциплину и ровность игры. Правда, сильных импровизаторов в оркестре немного - молоды ишшо. Хотя вашему корреспонденту очень понравились недолгие, но изощренные и композиционно нешаблонные соло юной альт-саксофонистки по имени Зузанна. Еще более мощные аплодисменты срывал один из юношей-тромбонистов. но тут, боюсь, в основном за счет сценической раскованности и подвижности.
Наконец, третий день Ассамблеи проходил не в клубе, а на открытом воздухе - у той самой "Старой крепости", господствующего над городом казачьего острога XVII столетия. Внутри крепости, на фоне заново Аркадий Шилклопер отстроенных в прошлом году к 380-летию города стен и полубастионов (откуда русские колонизаторы во времена оны громили из установленных тут же хорошо сохранившихся пушек местные непокоренные народы), построена сцена. Там, начиная с двух дня, в изобилии пели, играли и танцевали представители потомков тех самых народов вперемешку с потомками тех самых колонизаторов. Все это назвалось "Конгресс жителей Сибири".
Впечатления от участников остались разнообразные. Уж больно разного они были уровня. Впрочем, откровенная лажа была только одна: два длинноволосых новокузнецких алкоголика, именующих себя "шаманами племени сибиргинов". Эти, приняв для сугреву на грудь, разделись до пояса и стали орать дурными голосами, вызвав в публике радостное суждение: "хороший шаман - это бухойБолот Байрышев шаман". Зато фольклорный ансамбль из Таштагола (Горная Шория) упрекнуть не в чем - нормальная колхозная самодеятельность, неплохая даже для своего уровня. Возможно, у шорцев - маленького алтайского народа - есть и более мощные артисты, но для знакомства с культурой Шории и таштагольцы были недурны. 
Зато прекрасно был представлен Горный Алтай и населяющие его алтайцы (последний осколок когда-то великого народа кок-тюрк, между временами гуннов Аттилы и монголов Бату-хана повелевавшего всей Азией, от восточных границ Ирана и даже Византии до западных границ Китая). Из Горно-Алтайска приехал великолепный дуэт - Ногон Шумаров и Болот Байрышев. Ногон - седой, мудрый, опытный и изощренный - сотрудничает со швейцарским авангардистом Вернером Люди... Да что там говорить - это он пел Мужчину в культовом мультфильме "Кошка, которая гуляла сама по себе" с музыкой Софьи Губайдулиной - а Женщину там пела, напомню, Валентина Пономарева. А Болоту, напротив, искушенность пока "Всероссийская Антиджазовая концессия" заменяет молодая мощь и напор, позволившие ему неоднократно проехать с гастролями всю Европу и даже поучаствовать в записи альбома "My People" звездного фьюжн-клавишника Джо Завинула (кто помнит, Болот там поет грустную песню под названием "Очы-Бала/Пазырык"о своей родной земле - Алтае). Болот - не профессиональный музыкант, он учился на тракториста, но несомненный талант позволил ему встать на сцене рядом с Ногоном, увенчанным всеми возможными для фольклорного артиста видами признания, включая звание заслуженного артиста России. Дуэт обрушил на слушателей весь свой арсенал - горловое пение нескольких разных техник, прекрасное пение обычным открытым голосом, игру на хомузах (то же, что варган - древнейший музыкальный инструмент, металлический язычок, зажимаемый во рту) и национальных алтайских струнных инструментах. Слушатели - в том числе и ваш покорный слуга - в первый раз"Всероссийская Антиджазовая концессия" за весь концерт притихли и слушали как загипнотизированные.
Интересно выступил также русский фольклорный ансамбль "Скоморохи", несколько слишком эстрадный, но очень здорово играющий. Но гвоздем дня было все-таки выступление человека джазового: впервые за несколько лет в Новокузнецке играл Аркадий Шилклопер. Он рассказал, что только что вернулся с многодневной акции "Переход через Альпы", совершавшейся русскими и швейцарскими музыкантами на местах боевой славы графа Суворова-Рымникского. Все это время Аркадий играл только на альпийском роге - местность обязывала - так что в Нововкузнецке взял в руки валторну даже с некоторой опаской (сам сказал, что отвык) и потом с облегчением переключился на тот же альпийский рог и на флюгельгорн. Принимали сольную программу Аркадия (как обычно, украшенную электронными многоголосиями и изощренным взаимодействием с собственными виртуальными копиями) на ура.
Ноты Антиджазовой концессии И "Конгресс жителей Сибири", и всю "Ассамблею" в целом венчала "Всероссийская Антиджазовая концессия" - придуманная Анатолием Берестовым эдакая сибирская "Поп-механика", где слились и фольклорные артисты (и шорцы, и алтайцы, и "Скоморохи"), и модерновые новосибирские танцовщицы из трио "Вампитер", и Шилклопер, и сам Берестов, и новосибирская джазовая бригада - барабанщик Сергей Беличенко, контрабасист Дмитрий Аверченко и саксофонисты Андрей Турыгин и Владимир Тимофеев. Все это (примерно сорокаминутное) действо развивалась по нотам, точнее - по выписанной музыкантами словесной инструкции, имело свои драматургические перепады, подъемы и спуски и завершилось всеобщим радостным плясом, хороводом и апофеозом.
А впереди у новокузнецкого джаза - пятнадцатилетие "Геликона", которое неутомимый Берестов готовится отметить тоже не без размаха!

Кирилл Мошков

На первую страницу номера