<% set DB=Server.CreateObject("ADODB.Connection") DB.Open "Ukho99",,1 %> П О Л Н Ы Й   Д Ж А З  - Выпуск # 7 (65) - 9 марта 2000 г.
        ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница
Выпуск # 7 (65) - 9 марта 2000 г.
Оглавление выпуска:
Слово
к читателям
Напоминаем, что и этот выпуск "Полного джаза" - сокращенный, поскольку редактор журнала все еще находится в США. Зато следующий номер, который должен выйти 15 марта, будет уже полноразмерным, и с этого момента нормальный режим выхода "Полного джаза" должен восстановиться.
Зато сегодня мы можем предложить вам первые материалы с XXXIII фестиваля Лайонела Хэмптона, прошедшего 23-26 февраля в Москве. Да-да, в Москве! Правда, в американской Москве, штат Айдахо...
Как это было
в Москве
Лайонел ХэмптонИтак, XXXIII джазовый фестиваль Лайонела Хэмптона стартовал в среду, 23 февраля. Начался он с не слишком радостного сообщения: 82-летний пианист Хэнк Джонс, член всемирно известной джазовой семьи Джонсов (его братья - барабанщик Элвин и бэндлидер Тэд), 19 февраля пережил несчастный случай. После сильного снегопада в штате Нью-Йорк, где пианист живет, Хэнк возле своего дома поскользнулся на льду, упал, повредил колено и очень сильно - спину. Как все понимают, в таком возрасте залечить такие травмы - дело не нескольких дней и даже не нескольких недель.
Хэнк ДжонсА в программе Хэнк был, как и в прошлом году, заявлен как основной пианист постоянной ритм-секции фестиваля. Директор фестиваля, доктор Линн Скиннер, провел два дня на телефоне, пытаясь найти пианиста сопоставимого уровня. Однако все подходящие кандидатуры (например, Сидар Уолтон или Кенни Баррон) оказались заняты. Наконец, выручить фестиваль согласился Ларри Уиллис, в настоящее время - постоянный пианист концертного ансамбля трубача Роя Харгроува. Он так и так должен был лететь в Москву (штат Айдахо), где проходит фестиваль, поскольку Харгроув участвует в фестивале; просто Ларри пришлось играть не только со своим ансамблем, но и буквально со всеми солистами фестиваля в составе штатной ритм-секции. И, надо сказать, ритм-секция получилась просто волшебная: Луис Нэш на барабанах, Крисчен Макбрайд на контрабасе (в некоторых случаях вместо него был Брайан Бромберг, басист совершенно иного плана, но, конечно, ничуть не ниже классом), Рассел Малоун на гитаре и Ларри на фортепиано. Как заведено на Хэмтоновском фестивале, в начале каждого концерта эта ритм-секция играет несколько вещей как самостоятельный квартет (судя по выражению лиц музыкантов, совместная игра в таком составе доставляла им немалое удовольствие - все четверо идеально владеют традиционной джазовой стилистикой и могут играть джазовую классику часами (что они и доказывали каждую ночь, после концерта играя еще долгие джемы в отеле).
Директор фестиваля, доктор Линн СкиннерОднако не будем забегать вперед: до собственно фестивальных концертов еще во вторник начались мероприятия серии "Джаз в школах" - ряд приехавших на день раньше музыкантов (в том числе и саксофонист Игорь Бутман) ездили по школам всей округи, играя небольшие концерты для школьников (а те, конечно, рады-радешеньки были отмене уроков по случаю приезда знаменитостей). Среда же - уже в рамках фестиваля - знаменовалась началом программы мастер-классов (так называемых "клиник"), которыми знаменит Хэмптоновский фестиваль.
Дело тут в том, что Москва (будем говорить "Москоу", чтобы не вздрагивать каждый раз) - город очень маленький, собственного населения в ней всего восемнадцать тысяч. Ну да, в Москоу расположен университет Айдахо, это еще столько же народу. Однако даже эти тридцать шесть-семь тысяч человек не могут образовать сколько-нибудь значительной аудитории для джазового фестиваля. Ее, эту аудиторию, образуют тысячи студентов и школьников из десятков, сотен школ, колледжей и университетов. Каждый год в дни фестиваля они съезжаются в Москоу, чтобы поучаствовать в самой, возможно, важной части фестиваля - студенческом джазовом конкурсе. В 2000 году их пятнадцать тысяч - почти повторение прошлогоднего рекорда! С утра до вечера они бродят по городку со своими черными футлярами, сметают в местных бигмачных и гамбургерных годовой запас американской псевдопищи, толпятся сотнями в холлах отведенных под фестивальные мероприятия зданий университетского кампуса (здания Музыкальной школы Лайонела Хэмптона, Студенческого союза, театр имени Хартунга и др.). Они участвуют в конкурсе, и победители по каждому направлению (вокал, хор, ансамбль, инструментальное исполнение) каждый вечер играют, наравне со звездами, один сет в главном концерте. Но главное - они посещают "клиники", вход на которые бесплатен, слушают выдающихся музыкантов (кто-то из них просто играет для студентов мини-концертик, кто-то дает полезные советы и даже демонстрирует какие-то свои фирменные секреты). Для обучающихся музыке подростков, основная масса которых - из глухой американской или канадской глубинки, это очень важный момент: лично увидеть тех, на чьих пластинках они учатся, и не просто послушать концерт и взять автограф, но и задать какой-то серьезный вопрос и получить на него серьезный ответ.
Ну, а вечером многие из этих подростков приходят на гигантский (полная вместимость - почти 17000 мест!) крытый стадион "Кибби Дом", чтобы слушать звезд джаза в их, так сказать, полном блеске.
Клаудио РодитиВернемся к вечерним концертам. Что из показанного особенно запомнилось? Например, The Trumpet Project - вышеуказанная ритм-секция, тенор-саксофон и три трубы. Инициаторы проекта - два американских трубача, Джо Джорджиано и Джон Олмарк; третий (впрочем, по искушенности и тонкости игры все-таки, наверное, первый) - бразильский (но с 1970 г. живущий в Нью-Йорке) трубач Клаудио Родити. На тенор-саксофоне, что приятно - Игорь Бутман. Ансамбль с первых остро свингующих звуков захватил внимание аудитории и так и не отпускал до конца своего двадцатиминутного сета. Это не Бог весть какая свежая или новаторская музыка. Впрочем, особенности Хэмптоновского фестиваля таковы, что остро новаторской музыки тут нет по определению: это все-таки очень традиционный фестиваль, фестиваль джазового мэйнстрима во всей его красе. Но яркость и легкость подачи, но эмоциональный жар и превосходные качества всех солистов просто восхитительны.
Как и в прошлом году, со своим квинтетом играл трубач Рой Харгроув. Он производит впечатление "настоящей нег... простите, африканско-американской звезды" - невысокий, подвижный, ультрамодно одетый, в "страшных" черных очках и с "дрэдом" (толстыми, торчащими во все стороны косичками) на голове. Но, в отличие от прошлого года, Рой почти не играл на концерте сверхэмоционального хард-бопа - напротив, это был почти что "кул", хорошо подготовленный, изысканный, временами балладно-мягкий, чего никак нельзя было ожидать, исходя из прошлогодней фестивальной программы Харгроува. И сам он как трубач раскрылся по-новому, и по-новому прозвучал его ансамбль - пианист Ларри Виллис, басист Джералд Кэннон, альт-саксофонист Шерман Ирби и барабанщик Вилли Джонс III.
Тем больше было удивление вашего корреспондента на следующий день, когда Рой проводил мастер-класс. Он почти ничего не рассказывал (кроме общей для множества джазменов и, в общем-то, совершенно правильной идеи, что играть надо сердцем и вкладывать в это дело всего себя), зато много играл, и его ансамбль показал себя с еще более интересной стороны. Сложные, изощренные аранжировки, отрепетированные до состояния "отскока от зубов" - при этом далеко не столь сдержанные и далеко не столь традиционные, как то, что звучало на стадионном концерте. В этом есть и камерность, и яростная страсть современного африканско-американского искусства, и боп, и блюз, и даже (а временами - и подчеркнуто) фанк и ритм-н-блюз. Удивительный ансамбль, примечательный лидер.
Как и в прошлом году, в фестивале принимало участие трио контрабасиста Рэя Брауна. Бывший участник легендарного квинтета Гиллеспи - Паркер - Пауэлл - Браун - Роуч, бывший муж Эллы Фицджералд, бывший штатный басист Оскара Питерсона уже много лет возглавляет собственное трио, через которое прошло множество отличных пианистов и барабанщиков. В настоящее время в трио играют 29-летний пианист Джефф Кизер и 24-летний барабанщик Карим Риггенс. Трио звучало ничуть не менее впечатляюще, чем год назад. Руки 73-летнего Брауна по-прежнему обладают способностью играть с невероятной легкостью и могучим свингом, он по-прежнему обладает несколько старомодными, но убедительными концепциями соло. Еще более интересной стала игра юного Риггенса. И по-прежнему превосходна игра Джеффа Кизера, в которой джаза как такового ничуть не меньше, чем импровизационного музицирования в духе европейского академизма. Однако что-то словно потухло в музыке трио. Нет, все осталось на месте, ансамбль по-прежнему прекрасно взаимодейстует, но исчез некий блеск... некая малость, которая еще год назад делала это трио истинно великим коллективом. Так что ваш корреспондент совсем не был удивлен, когда узнал, что пианист Джефф Кизер покидает трио и это буквально последние его выступления с Рэем Брауном. Говорят, что он уходит по своей инициативе, но что он собирается делать дальше - он не сообщает...
Среди других заметных участников фестиваля - популярная ныне певица Дайен Ривз, лауреат "Грэмми" и т.д. Ее выступление, как и сет Фредди Коула (брата покойного Ната Кинг Коула), было принято с огромным энтузиазмом, хотя с музыкальной точки зрения ни то, ни другое не отличалось ни особым блеском, ни особой новизной. Все-таки законы популярности очень странны, и на вершине любви масс (пусть даже и столь ограниченных масс, как джазовые) оказываются не всегда самые передовые или самые совершенные исполнители.
Зато очень интересным было совместное выступление двух тенор-саксофонистов - живущего в Нью-Йорке пуэрториканца Давида Санчеса и нашего соотечественника Игоря Бутмана. Они совсем разные - и в физическом плане (Давид - темнокожий "латино", Игорь - понятное дело, нет), и в поколенческом (Давид на шесть лет моложе Игоря), и особенно в стилистическом. Как ни странно, но россиянин, понимешь, Бутман звучит с куда большим огнем и страстью, чем знойный латино Санчес. Санчес - исследователь, едва ли не математик; Игорь - визионер, его игра идет от страсти, а не от расчета. У обоих есть своего рода огонь, пламя, которое делает их игру незабываемой; но пламя Давида - сродни току электронов в мощном генераторе, а огонь Игоря - скорее ближе к факелу ракеты, поднимающейся в стратосферу. Поэтому их совестная игра была очень интересной, особенно учитывая высочайшие качества ритм-секции Нэш - Макбрайд - Малоун - Уиллис. И, надо сказать, прием был отличным: восьмитысячная аудитория стоя провожала обоих.
И еще одно вторжение на фестивальную сцену - еще одно имя, новое для фестиваля, но привычное для нас. Mansound! Именно так, в одно слово, пишется теперь название великолепной киевской вокальной группы. Познакомившись с директором Хэмптоновского фестиваля доктором Линном Скиннером во время фестиваля "Джазовая провинция-98" в России, шесть украинских хлопцiв уже тогда получили от него заверения в том, что они выступят в Москоу. Однако годом спустя что-то не срослось, и их визит был назначен на 2000-й. Надо отметить, что "Мэнсаунд", как и Леонид Винцкевич год назад, попали на фестиваль чудом; но если Винцкевич тогда получил от маниакально подозрительного американского посольства в Москве визу за полтора дня до вылета, то посольство в Киеве рекорд этот побило с легкостью - ансамбль получил визы за ПОЛТОРА ЧАСА до своего рейса! В результате "Мэнсаунд" оказался в Москоу за два часа до начала концерта - что, впрочем, нисколько не отразилось на качестве пения (хотя сами музыканты думают иначе) и произведенном на айдахоанскую аудиторию впечатлении. Получасовое выступление "Мэнсаунд", состоявшее из нескольких джазовых стандартов, госпелов, а также нескольких украинских песен в собственных аранжировках группы, вызвало настоящую овацию. Три следующих дня украинские вокалисты давали мастер-классы в Школе музыки Лайонела Хэмптона, на которые народ буквально ломился. Ваш корреспондент беседовал с сотрудниками Университета Айдахо, которые на следующий день после концерта "Мэнсаунд" отпрашивались с работы, чтобы попасть на их "клинику"! Как результат, на заключительном концерте фестиваля ансамбль получил незапланированное дополнительное отделение из двух песен, которое вызвало стоячую овацию зала и многочисленные поздравления за сценой, в том числе и от самого Лайонела Хэмптона.
Да, патрон фестиваля, 91-летний вибрафонист Лайонел Хэмптон присутствовал в Москоу и на этот раз. Однако о его выступлении - в следующем выпуске.
Ал ГрейЛайонел не был единственным ветераном на фестивале. Среди других легендарных музыкантов был 75-летний тромбонист Ал Грей, вышеупомянутые Рэй Браун и Фредди Коул, трубачи-братья Пит и Конте Кандоли (первый - композитор, аранжировщик и даже классический музыкант, записывавшийся с самими Стравинским; второй - участник оркестров Вуди Хермана, Стэна Кентона, Дока Северинсена и др.), а также саксофонист и флейтист Джеймс Муди (многолетний партнер Диззи Гиллеспи).
В следующем выпуске 15 марта читайте полный репортаж с фестиваля Лайонела Хэмптона. В последующих выпусках "Полный джаз" планирует публикацию еще целого ряда материалов с фестиваля.

Кирилл Мошков

15 февраля в центре "Дом" прошел первый и пока единственный концерт в России известного в Европе необычного дуэта певицы Анни Эбрель и контрабасиста Риккардо Дель Фра.
В своем творческом поиске Анни Эбрель обращается к архивам "Дастюн", то есть центра изучения бретонской культуры. Новые "старые" песни ей приносят современные поэты-песенники. Репертуар отчасти пополняется композициями, несколько десятилетий считавшимися чуть ли не родовым гимном какой-нибудь старинной французской семьи. Что-то привозится, что-то дарится. Анни Эбрель исполняет gwerz - фольклорный жанр длинных песен-легенд о любви и смерти.
Контрабасист Риккардо Дель Фра известен многолетним сотрудничеством с Четом Бейкером, вместе они играли девять лет. С начала девяностых он живет во Франции, где записал сольный альбом, посвященный знаменитому трубачу -- "A sip of your touch". С 1996 года он выступает вместе с Анни Эбрель и аранжирует песни, которые она исполняет.
Анни Эбрель прошла интересный музыкальный путь. Подчиняясь сильному желанию петь, она училась этому искусству со слуха, как когда-то в старой Франции. Была голосом известного французского коллектива "Dibenn", вместе с которым выступала на крупных фестивалях кельтской музыки в Европе. В 1997 году красивый тембр Анни Эбрель был назван "женским голосом XX века". В 1999 в дуэте с Риккардо Дель Фра она записывает альбом "Voulouz Loar" ( "Лунный бархат" ). После заговорили о явлении "традиционной музыки в джазовых одеждах" европейской публике.
На сцене Анни не смотрит в сторону публики. Она смотрит только на Риккардо. Он тоже не отрывает от нее глаз, шаг за шагом следует за ее голосом. Диалог народной песни и джаза исключителен по своей эмоциональной и музыкальной насыщенности. Анни Эбрель говорит, что не может позволить себе джазовых импровизаций на темы, что написаны в веках. С другой стороны, в каждой ее музыкальной фразе появляется новая деталь ("хитроумное превращение" - Ани Эбрель). И в этих деталях, по мнению самих музыкантов, гораздо больше свободы, чем в бесконечных джазовых повторах.
Анни Эбрель вела московский концерт на бретонском языке. Европейские концерты дуэта представлены как театрализованное представление народного гуляния - танцевальные номера, десятки костюмов. Анни говорит, что все начиналось с огромного желания петь, а теперь, кроме всего прочего, она занимается сохранением традиционных видов искусств Бретани.

Ася Мелкумова

Как это было
в Нью-Йорке
Три недели - срок немалый, особенно когда речь идет о Нью-Йорке. Дейв Дуглас, Ури Кэйн, Энтони Колмэн, Марк Рибо и многие другие выступили за это время в клубах города. Читайте очередные (не)джазовые новости в обзоре нашего собственного корреспондента Ивана Шокина....>>>>
Новые альбомы
Новые альбомы
(в продаже с 14 марта)
  • "Riverman" - Afrika Mystika, Koch Jazz
  • "A Brighter Day" - Ronny Jordan, Blue Note
  • "McGriff's House Party" - Jimmy McGriff, Milestone
  • "Michele Rosewoman" - Michele Rosewoman, Enja
  • "Bump" - John Scofield, Verve
  • "The Border of Dusk" - Michael Whalen, Koch Jazz
Переиздания
(в продаже с 14 марта)
  • "Modern Window Suite" - Bill Barron, Savoy Jazz/Atlantic
  • "Chris" - Chris Connor, Avenue Jazz
  • "Breath of Life" - Louis Hayes, 32 Jazz
  • "Last Savoy Sessions" - Yusef Lateef, Savoy Jazz/Atlantic (two CDs)
  • "Givin' Away the Store 3" - Pat Martino, 32 Jazz
  • "On 52nd Street" - Marian McPartland, Savoy Jazz/Atlantic
  • "East Coasting" - Charles Mingus, Avenue Jazz
  • "Another One" - Oscar Pettiford, Avenue Jazz
  • "The Freelance Years: The Complete Riverside and Contemporary Recordings" - Sonny Rollins, Riverside (five CDs)
  • "Givin' Away the Store 2" - Woody Shaw, 32 Jazz
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Ася Мелкумова,
Кирилл Мошков,
Иван Шокин

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация:
Rolling Stone

Воплощение:
Павел Абраменков

Читательское жюри премии "Джаз'Ухо-99" (наивысшие достижения российского джаза за 1999 г.)
Музыкант года
выбрать из списка <% str = "SELECT DISTINCT name FROM favorit ORDER BY name" set rec = DB.Execute(str) Response.Write "" %>
добавить нового
Альбом года
выбрать из списка <% str = "SELECT DISTINCT name FROM album ORDER BY name" set rec = DB.Execute(str) Response.Write "" %>
добавить новый
Музыкант, заслуживающий более широкого признания
выбрать из списка <% str = "SELECT DISTINCT name FROM autor ORDER BY name" set rec = DB.Execute(str) Response.Write "" %>
добавить нового
Представьтесь, пожалуйста:
Ваше имя
Ваш e-mail
 

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!
         <% set rec = nothing set DB = nothing %>