вы находитесь на архивных страницах портала «Dжаз.Ру»: перейти на новую версию | реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #29
Юрий Саульский: "На старых запасах не проживешь..."
С народным артистом России, композитором Юрием Саульским беседует обозреватель Михаил Митропольский

Юрий СаульскийНынешний джазовый сезон нуждается в подведении итогов. Какие новые тенденции проявились за последний год в нашем джазе?
- Во-первых, еще более громко заявили о себе молодые джазмены. Это очень радует. Начиная с самых маленьких, например, из ансамбля Петра Петрухина (они, кстати, вырастают, и уже саксофонист Костя Сафьянов учится на первом курсе училища) до, так сказать, бывших молодых. Иван Фармаковский музыкант молодой, но уже заявивший о себе, так же, как и Алексей Николаев или Феликс Лахути. Вот эта преемственность поколений джаза в России очень радует. Это первое. Теперь второе. Все больше о себе заявляют новые формации джаза, новые направления: фолк-джаз, фьюжн, который, правда, новым уже никак не назовешь, он давно вмонтировался в мировой джаз. У нас же он не всегда признавался джазовыми ортодоксами. Но сейчас даже они уже не спорят. Есть другие формы джаза, концептуального джаза, в котором сплавлены самые невероятные ингредиенты, раньше казавшиеся не сплавляемыми. И эти направления, о которых нельзя сказать, что они широко признаны любителями джаза, все больше и больше заинтересовывают широкую публику, в т.ч. и непредубежденных любителей джаза.
Создается такое впечатление, что обычная джазовая аудитория, знакомые нам всем лица, уж очень консервативна. И интерес к новой музыке обнаруживает чаще либо неджазовая публика, либо просто неотягощенная стандартными представлениями.
- ..Или это просто музыкальная публика, которая любит фольклор, классику, у которой открыта душа для восприятия. А что касается консерватизма, ну что ж, дайте людям любить то, что они хотят, здесь за волосы нельзя притягивать. Боюсь, что сделать что-то с человеком, который не вылезает из дискотеки, ничего нельзя. Может быть потом он станет постарше и увлечется джазом или фольклором или классикой, каким-нибудь видом классики, она ведь необъятна. Какие-то есть связи, какие-то дуги, которые объединяют через века вкусы людей. Или вот, скажем, в области рока, можно воспитывать людей на классическом британском роке, на МакКартни, на Элтоне Джоне, на Фредди Меркури - это настоящие высокие образцы, а если они будут слушать только песенки про "два кусочека колбаски" или "если ты разденешься, то куда ты денешься" и это будет единственным критерием музыки, то они даже не узнают, что такое хорошо. Чтобы узнать это, нужно сначала послушать. Тоже самое в области джаза. Конечно, обидно за любителей джаза, хочется, чтобы они пошли немножко дальше. Ведь это живое искусство. Это так же, как живые языки - русский, английский, французский - они развиваются, а есть языки мертвые - латынь, древнегреческий. И если джаз будет заниматься тем, что делалось 50, 60 лет назад и не будет развиваться, он превратится в мертвый язык.
Не так давно был эпизод в "Джаз-арт клубе" Александра Эйдельмана на концерте непростой, концептуальной музыки, когда сидящий рядом со мной знакомый обратился ко мне с вопросом: "Наверное, все это очень здорово, но как это надо понимать?"
- А надо ли только понимать искусство? Разумеется, существует рационально-интеллектульный способ усвоения музыки, а есть чисто чувственный уровень. Хорошо, когда это сочетается - рациональный и эмоциональный. Почему мы с вами заговорили о непредубежденных любителях музыки. Они воспринимают это на чувственном уровне. Я думаю, что языком современного джаза очень многое можно сказать. Ведь это движущаяся материя. Она более сложно, но и более просто организована. Дело не только в жестких звукосочетаниях или "фальшивых" нотах, это система мышления, новый взгляд на мир. И как интересны музыканты, которые совмещают исполнение мэйнстрима и современного джаза, нового джаза. Например, Андрей Разин или Даниил Крамер. Я вдруг вижу Даню в проекте с Владимиром Чекасиным. У него там совсем другая лексика, значит, он себя пробует и в этом. На сколько это стало его сущностью, я не знаю. А у Разина есть одно обстоятельство, которое отличает его от всех музыкантов. Он прекрасный и не только джазовый музыкант, у него огромная академическая эрудиция, он прикоснулся к различным слоям музыки и классической и старинной, мы все на ней учились, и, конечно, современной. Вот вам пример двух пианистов. Может быть, еще кого-то удастся вспомнить. Но дальше начинается абсолютный раздел. Вот, скажем, музыканты, играющие только новый джаз. И я каждый раз думаю, а могут ли они играть традиционный джаз. Кстати, это вечный вопрос на засыпку авангардистам от традиционных музыкантов. Скажем, я знаю, Чекасин может, но не хочет. А вот мой любимый ансамбль, скорее даже персонажный музыкальный театр Резицкого из Архангельска. Однажды я услышал, как они поиграли традицию. Но, вероятно, они уже были настолько в ином измерении, что стало ясно, что играть они это не хотят.
Давайте обратимся к другой стороне современной музыкальной атмосферы, связанной со сменой времен. В последние годы в обстановке, когда все можно и в то же время очень трудно, сложилось несколько организационных центров, в число которых входит МДА(Московский джазовый ангажемент), они конкурируют друг с другом, и не всегда эта конкуренция приводит к положительным результатам. Что вы можете сказать в связи с этим?
- Вы задали хороший вопрос, и даже своевременный. Хотя он решается для меня немного проще. Конечно, нормальная конкуренция, безусловно, существует. И она естественна. Но есть разный тип конкуренции. Бывают антагонистические отношения, когда люди начинают высказывать свою личную неприязнь. Я против такой конкуренции. Джаз это наше общее дело. Вспомним 60-е годы, первые джаз-клубы. Первые после полного застоя джаз-фестивали. Мы все были очень дружны, объединены и радостно настроены по отношению ко всему хорошему, что делалось. Меня огорчает, когда, как говорил Станиславский, актер любит не искусство в себе, а себя в искусстве. Когда проявляются такие тенденции, меня они очень огорчают. Я вообще по натуре человек мирный. Не обязательно дружить домами и ходить друг к другу в гости. Но объективно оценивать то, что делает кто-то другой, необходимо. Я вам скажу, что наша организация МДА абсолютно не стремится к какой-то монополизации в джазовой деятельности. Слава Богу, существует разнообразная джазовая жизнь в различных городах, существуют очень интересные фигуры, которые преданы джазу десятки лет - Алексей Баташев, Владимир Фейертаг, джазовые клубы - "Джаз-арт клуб" Александра Эйдельмана, "Birdland" Михаила Грина и Алекса Ростоцкого. Наши известнейшие музыканты Алексей Козлов и Георгий Гаранян ведут и огромную музыкально-просветительскую деятельность. Конечно, нужно назвать компанию "Богема Мьюзик", которая не только занимается концертной деятельностью, но и выпускает компакт-диски, а ее руководитель Андрей Феофанов чрезвычайно активный человек. И еще Игорь Бутман. Я уже не говорю о нем, как о музыканте - это и так понятно. А ведь он еще с какой-то легкостью, знаете, с такой шампанской легкостью все организовывает. Жизнь джазовая чрезвычайно разнообразна. Я уже не говорю сейчас об очень интенсивной джазовой жизни во многих городах России - это тема для отдельного разговора.
Я очень дружу с Аликом Эйдельманом и очень люблю его и по человечески и то, что он делает. У него в клубе очень хорошо и демократично. С другой стороны, сейчас мы вместе с Михаилом Грином проводим Второй Московский международный джаз-фестиваль на открытом воздухе "Джаз в саду Эрмитаж". Разве это не сотрудничество? Я стараюсь со всеми сохранять интеллигентные отношения. Это все положительные моменты. Поэтому я крайне расстраиваюсь, когда возникают какие-то непорядочные ситуации, а они все-таки иногда возникают.
Это касается музыкантов?
- И музыкантов, но больше комментаторов. Однажды я пришел с Билли Тейлором в один московский джаз-клуб после его выступлений в Ленинграде. И какие-то люди странным образом отреагировали на мое появление, а один незнакомый человек сказал - а что здесь делает Саульский, какое он отношение имеет к джазу. Я был просто потрясен. Были у нас разные акции непорядочности, но останавливаться я на этом не хочу. Я все-таки склонен такие вещи забывать и вести себя по-светски с коллегами ради нашего общего дела.
В последние годы добавляется и существенный фактор, связанный с финансами, с дележом спонсорских вложений. Быть может, у вас лично особое положение. С вашей известностью, авторитетом, с вами, видимо выгодно сотрудничать. Вы это ощущаете?
- Ну приглашают еще и потому, что я ведь и функционер. Приглашают, зная, что я кое-что умею делать и я не сноб. Я буду заниматься любой работой, чтобы джаз-фестиваль был. Но наверное, за жизнь накоплен какой-то авторитет. Хотя я считаю, что человек должен всю жизнь доказывать право на то, чем он занимается. На одних старых запасах не проживешь. Поэтому я могу и как клерк писать любые бумаги, заниматься рутинной работой, я абсолютно не пижон и, несмотря на возраст, все-таки 70 лет, куда тут денешься, я, по-моему, динамичен, и у меня сохранилось безынерционное мышление. Ну а если есть авторитет, я опять пользуюсь им, чтобы помочь делу. Это все работает на дело, а не на меня лично.
Как вы оцениваете прессу, радио, телевидение по отношению к джазовому процессу в настоящий момент?
- Я считаю, радио, телевидение и пресса, особенно пресса, работают адекватно повышающемуся интересу к джазу. Будем осторожными оптимистами. Бума вокруг джаза нет. Но интерес огромный. Среди тех, кто заполняет зал Чайковского на джазовых концертах, может быть 5% той публики, которую можно назвать специалистами. Остальные - это те непредубежденные люди, о которых мы говорили вначале. У них нет этих сложностей, взаимоотношений ни с музыкантами, ни с этой околоджазовой средой.
Каков уровень компетентности прессы широкого круга журналистов? Я не имею в виду тех нескольких профессионалов, которых мы все знаем - А.Баташев, Д.Ухов, А.Петров еще 1 - 2 человека. Этот узкий круг прессу не делает.
- А этот уровень компетентности такой же, как у людей, которые приходят в зал Чайковского. Они еще не знают что такое джаз, но у них уже души настроены в сторону джаза. Не может быть среди обычных журналистов, даже высокопрофессиональных, талантливых, таких же знатоков джаза, как в том узком круге, который вы обозначили. Они скорее пишут информацию об этом. А если они восторгаются, то словами, которые, быть может, не устроили бы людей, близко связанных с джазом. А что касается радио, то, скажем "Эхо Москвы", интеллигентная радиостанция, во время эллингтоновского фестиваля оно было нашим информационным спонсором, там есть джазовые программы Бориса Алексеева и Моисея Рыбака. Борис Алексеев сделал большое интервью, интересно иллюстрировал фестиваль. Разумеется ваша программа "Соло для джаза", которая идет седьмой год прежде на радио "Надежда", а теперь на "Говорит Москва". Но это люди, которые занимаются этим пристально и профессионально. Если брать другие радиостанции, редко, редко услышишь джаз. Было у нас радио "Ракурс", теперь нет ее. Была еще пара радиостанций, посвящавших время джазу - теперь тоже нет.
Даже учитывая, что еще остались на "Радио России" программы Дмитрия Ухова и Алексея Колосова и возродилась программа Михаила Иконникова на радио "Классика", этого мало.
- Что же касается телевидения, то кроме "Джазофрении" на канале "Культура" у нас другой программы нет. Вообще, я должен сказать про отношение к тем формам искусства, которые требуют работы души, ума. На телевидении их становится все меньше и меньше. Даже на таком, претендующем на интеллигентность канале, как НТВ. Все они гонятся за рейтингами. А рейтинг это страшная штука. Я понимаю, что касается информационных, развлекательных, спортивных программ, там сам бог велел использовать такие критерии. Но в элитных программах его величество рейтинг не проходит. Ведь тогда Святослав Рихтер по рейтингу будет гораздо ниже, чем плохая рок-группа. Здесь совсем другие критерии. Ведь есть программы рейтинговые, а есть программы влияния. А программы влияния иногда важней для престижа канала, чем просто количественные показатели.
С телевидением трудно что-либо сделать. С прессой проще.
- Да, и я хотел бы вот что заметить. Бывает иногда досадно от некоторых комментариев. Я всегда с удовольствием отмечаю сначала хорошее, а уже затем плохое. А у меня такое ощущение, что некоторые наши критики с радостью отмечают недостатки и замалчивают или почти замалчивают достоинства. Конечно, критика должна замечать критиковать. Но я вспоминаю один случай. Я дирижировал в одном концерте своим оркестром. Ко мне прибегает один мой товарищ и говорит "Юра, вот это не то и это не так". Я говорю, что, все так плохо. А он: "Да нет, очень понравилось, я просто начал с недостатков".
Я так понимаю, что это камень и в мой огород...
- Ну почему, не только... Это и Кирилл Мошков, и Дмитрий Ухов... Понимаете, в стремлении критиковать мы иногда с водой выплескиваем ребенка. Ведь у нас должна быть общая позиция. Люди читают о том, что есть некие организаторы, которые провели концерт, фестиваль. Это в наше-то время, на безденежье. И, когда после с большими усилиями прошедшей и, в общем, вполне приличной акции, видишь, что обозреватели отмечают только недостатки, совершенно забывая о достоинствах, обидно. Нужно ведь хотя бы как-то сбалансировать. Белинский очень хорошо сказал: "Прежде, чем что-то критиковать, нужно это очень полюбить". Иной раз слушаешь отдельных наших комментаторов, скажем Лешу Колосова... Они будто бы и не знают о том, что происходило. Кстати, это еще один прием - фигура умолчания. Если человек по каким-то причинам, может быть личным, не хочет кого-то упоминать, то будто этого и не было. Все-таки нужно относиться к жанру, который мы так любим, более объективно. Иначе получается келейность, все распадается на какие-то пенальчики, каждый в нем сидит, а общее дело страдает.
Я сам часто бываю критично настроен, в том числе и к себе, я самоед, имею большой в этом опыт. Но когда я пишу, я понимаю, что не все можно выносить на общественный суд. А главное, чтобы нас поодиночке не били. Не надо давать повода людям считать, что у нас что-то происходит, несмотря на, иной раз, довольно сложные отношения.

Беседовал Михаил Митропольский
Полностью интервью будет опубликовано в журнале "Jazz-квадрат". Публикуется с разрешения редакции.

На первую страницу номера