ваш путь к джазовой аудитории России: реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #36
Литовцы в Москве: секретная сенсация
Витас ЛабутисПочему секретная? Несмотря на то, что кое-какая реклама концерта была, в зале было всего человек сорок-пятьдесят, из них четверть составляли музыканты и журналисты. Поэтому выступление ансамбля Лабутиса-Молокоедова (забегая вперед - блистательное) для широкой джазовой публики осталось секретом - хотя вход в клуб в этот день стоил едва три доллара.
Олег МолокоедовПочему сенсация? А потому, что выступления такого уровня в Москве случаются редко, очень редко, да и выступают на таком уровне обычно американцы. А тут...
Перове отделение, впрочем, особой сенсации не предвещало. Ну, отличные, нешаблонные, неожиданные аранжировки небанальных джазовых стандартов - например, Tuxedo Junction или I Don't Mean A Thing (If It Ain't Got That Swing). Превосходный голос Неды (одной из лучших джазовых и джаз-роковых певиц Литвы; фамилия ее не упоминается - трудновата: Малунавичюте). Мощные исполнения эдакого соул-блюзового репертуара - то, что в России вообще умеют с трудом. Яркие аранжировочные решения: например, долгое вступление, в котором Неда вдруг достает из футляра флейту и вместе с играющим на сопрано-саксофоне Лабутисом играет нечтоАнсамбль Витаса Лабутиса странновато-смешное, гибрид барокко с "Петей и Волком" в одном флаконе. Неожиданные сценические моменты - все-таки, хотя в обуржуазившемся после возврата к капитализму литовском джазе возобладала внешняя солидность, уши (и рога) прежних авангардистских выходок все одно торчат: например, Лабутис играет левой рукой на альт-саксофоне, а правой - в унисон - на синтезаторе; или Молокоедов, закончив трудное соло на двух синтезаторах сразу, вместо коды обрушивает противный кластерный аккорд на рояль и ехидно ухмыляется в зал. Превосходное чувство времени и завидная техническая свобода барабанщика Лауринавичуса. Надежная, изощренная басовая основа в звуке безладовой бас-гитары Шинкаренко. Все это имеет место и заслуживает всяческих. Больше того скажем: этот уровень выше иного американского - во всяком случае, в том, что касается динамической дисциплины. ПриАнсамбль Витаса Лабутиса том, что аранжировки все авторские и очень сложные, мгновенные переходы от фортиссимо к пиано и обратно осуществляются захватывающе синхронно, по одному жесту дирижирующего всем телом Лабутиса. А главное - при этих переходах не теряется музыкальная ткань, не расходуется два-четыре лишних такта на то, чтобы все завершили перестроение. Это как парадный полк, проводящий на плацу за строевой подготовкой восемь часов в день: на радость отцам-командирам, самые сложные эволюции совершаются мгновенно и никто не теряет пилоток и не сцепляется автоматами. Таким было первое отделение, таким было и третье, когда снова пела Неда.
Олег Молокоедов и  Витас ЛабутисНо главное случилось во втором отделении, представлявшем собой единую, примерно сорокаминутную сюиту в исполнении квартета Лабутис-Молокоедов-Шинкаренко-Лауринавичюс. Во-первых, ничего подобного в отечественном джазе не слышно что-то. Исполнение стандартов, авторских композиций, биг-бэндовых опусов и даже джазовых опер на русском языке - не в счет. Здесь - связное, логично развивающееся музыкальное действо, в котором равно сочетаются тщательно выписанные композиторские эпизоды с длинными сложными пост-боповыми мелодическими линиями, участки отчаянной "собачатины" на пределе энергетических и темповых возможностей, вполне "конвенциональные" джазовые соло, внезапно перемежающиеся какими-то галопами и польками, а те, в свою очередь - тяжкими восьмидольными ритмами (едва ли не Гядиминас Лауринавичусхард-роком), и, наконец, просто-таки театральные эпизоды, в которых Лабутис играет в два саксофона сразу, Лауринавичус в середине барабанного соло вдруг перестает звучать и только беззвучно, но рьяно машет руками над барабанами, а все вместе ему громким хором подсказывают, где кода. Во-вторых, это совершенно необычный для нашей сцены джазовый язык - стопроцентно джазовый и стопроцентно не американский при том. Европа, одним словом, хотя Молокоедов и утверждает, что в Литве нет джазовой жизни в том смысле, в каком она есть, например, в Германии, а есть в том, в каком она в Литве и была.
Что ж, по крайней мере в одной экс-советской стране есть джаз стопроцентно мирового уровня - не только по уровню игры, и не столько по уровню игры, а - по уровню музыкального мышления. И то приятно.
А Игорь Бутман договаривается с этим же ансамблем, чтобы в ноябре они приехали на два концерта. Неужели опять сенсация останется секретной?
На первую страницу номера