ваш путь к джазовой аудитории России: реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #37 (47) - 13 октября 1999 г.
Слово
к читателям
Вернемся к интересному тезису о стратификации, т.е. расслоении. Будем сегодня иметь в виду расслоение музыкантов.
Когда видишь перед собой болонку, немецкую овчарку, добермана-пинчера и, к примеру, овчарку кавказскую, крайне трудно догадаться, что перед тобой - особи, принадлежащие к одному биологическому виду. Тем не менее - принадлежат и вполне способны производить друг от друга потомство. Больше того, интуитивно ты это понимаешь, при виде четырех столь различных существ уверенно произнося слово "собака" (ну, или "кабысдох", в зависимости от настроения и степени любви к этим животным).
Когда видишь и слышишь джазменов разных направлений, заметить глубинное сходство тоже бывает трудновато. Забубенный авангардист-собачатник, циничный клубный мэйнстримовец, жизнерадостный лабух-диксилендщик и Л.С.Д. (легенда советского джаза) не то чтобы непохожи внешне (внешне они могут практически совпадать) - они говорят на совсем разных языках и, в отличие от собачек разных пород, потомства друг от друга не дают практически никогда (то есть не способны всерьез музицировать совместно с произведением наружу удобоваримого и художественно значимого результата). Искусственные удачи типа курехинской "Поп-механики", когда, согласно нотам, после сурового фри-джаза "вдали проскакал диксиленд", только подтверждают это правило.
Свежий пример: совместное выступление в г.-герое Москве профессора Владимира Чекасина (Литва) и профессора Макото Такэнака (Япония - США). Говорят, сойдя со сцены, ЧеКа недоуменно произнес в пространство: "Если он - профессор, то кто я?". Подозреваем, что Такэнака-сан имел полное право про себя сказать то же самое (и наверняка сказал!). Дело в том, что ЧеКа изо всех сил старался подвигнуть японца на исполнение "новой штуки", на нечто, говоря отвратительным современным новоязом, "креативное" (хорошо рифмуется со словом "препротивное", хотя и не исчерпывает смысла в данном случае). Японец же каменно сопротивлялся, будучи стопроцентным и, опять-таки сбиваясь на новояз, стопудовым представителем чугунно-недвижного мэйнстрима, когда музицирование не просто не может не развиваться по канонам полувековой давности - оно теряет без этого смысл. "Два мира - два культура", ничего не сделаешь.
Владимир Чекасин и Макото ТакэнакаСо стороны это может восприниматься по-разному. Вот, например, строки из сообщения в форуме "Разговоры о джазе" на сервере "Джаз в России", посвященные этому концерту. Посетительница Дарья пишет: "Понятно, что тяжело играть сразу после перелета (Макото Такэнака из аэропорта приехал в "Дом"). Но, наверное, не только этим можно объяснить испуганные глазенки японского профессора, которые мелькали из-за крышки фортепиано. Чекасин был просто в ударе, выражая свою музыкальную мысль всякими нетрадиционными способами: стучал ногами, кричал, играл на двух саксофонах одновременно, даже гавкал и завывал - это лишь малая часть звуков и приемов, используемая Владимиром...Этот джем можно назвать встречей " штампа и импровизации". Казалось, пианист до конца так и не понял, что произошло". Другой посетитель, Вадим, вполне резонно отвечает, что для японского профессора ситуация более чем нестандартна: "отсутствие мэйнстрима в странной и непонятной стране"... Трудно, конечно, всерьез утверждать отсутствие мэйнстрима в России - просто оный мэйнстрим не водится ни в "Доме", ни в деятельности В.Н.Чекасина, но ситуация более чем показательна. Потомства не получилось... А могло?
Как это было
в Москве
Алексей Баташев11 октября в зале им. Чайковского прошел концерт "Старые песни от джаза", посвященный придумавшим его Алексеем Баташевым 77-летию отечественного джаза (считаемому от первого документально зафиксированного джазового концерта в Москве в октябре 1922 г.). Идея концерта заключалась в том, что звезды нынешнего российского джаза должны исполнять темы, бывшие в 20-40-е годы основой для композиций джазовых звезд тех лет - от Блантера и Дунаевского до Цфасмана и Богословского. Зал был практически полон, и концерт открыло, как и планировалось, выступление Московского брасс-квинтета им. Тимофея Докшицера (коллектива академического, а не джазового, уморительно серьезно игравшего совсем уж архетипические мелодии - "По улицам ходила большая крокодила" и "Цыпленок жареный", своего рода поп-хиты начала 20-х). Вот только сам ведущий почему-то отсутствовал и выбежал на сцену уже после выступления самарского пианиста Григория Файна, который играл музыку лучшего пианиста предвоенного советского джаза - Александра Цфасмана. Впоследствии выяснилось, что Алексей Баташев по дороге на концерт попал в малоприятный дорожный инцидент, завершившийся, впрочем, достаточно благополучно. Так или иначе, но Баташев явился, и концерт вошел в запланированное русло. "Романтики джаза" - саксофонист Олег Киреев и гитарист Александр Виницкий - играли опять-таки Цфасмана и Богословского, причем Олег в пиковом моменте вынул изо рта саксофон, наклонился к микрофону и просто спел один куплет приятным баритоном, чем вызвал настоящую овацию. Прошлось по такому же репертуару "Супертрио" (Владимир Данилин - Алексей Кузнецов - Алекс Ростоцкий), к которому затем присоединился Георгий Гаранян на альт-саксофоне. Первое отделение завершилось всеобщим джемом, основанным на бессмертной "старушке", которая "не спеша дорожку перешла". Вот только почему-то наибольшее оживление аудитории вызывали наиболее ресторанные моменты, типа цитат из "Семь сорок", но это уж беда не музыкантов, а уровня восприятия истории нашего джаза не слишком-то джазовой, так называемой "широкой" аудиторией...
Теперь - вторая глава, точнее сказать - не вторая глава, а второе отделение концерта Чайковского, приуроченного к символической дате от рождения отечественного джаза. 77, конечно, не три шестерки, но все же... "Старые песни от джаза" - название, взывающее к поп-сознанию, взращенному всеми этими 77-ю. То есть не сам джаз, а именно песни от него. И, действительно, цель достигнута. Все песни знакомые: Цфасман, Полонский, Блантер, Утесов, Богословский, Дунаевский, Шолом Секунда, Харри Уоррен, ... ой, простите, это уже не наши. А впрочем, все наши. Еще и стиль. Старый, довоенный. Наивная вера, чистота помыслов, энтузиазм - в наше время очень трудно воспроизводимые качества. Во втором отделении концерта полегчало, поскольку "Горячая девятка" Всеволода Данилочкина была специально создана лет 15 тому назад, чтобы воспроизвести стиль "вашингтонцев" Дюка Эллингтона или Теа-джаза Генрика Варса из Львова.
Баритонист Всеволод Данилочкин этот стиль всегда спиной чувствовал, так что ансамбль уникален, а для такого концерта просто находка. Для Алексея Баташева, настоящего знатока истории нашего джаза, взаимодействие с таким составом - идеальная среда. Он весьма элегантно управлялся с музыкой и залом, который был готов окунуться в розовое прошлое. И здесь уже не важно, что оркестр не очень строит, что, за редким исключением, музыканты засыпают, что... Все это совершенно не важно, ведь звучат такие знакомые и чудные "старые песни от джаза". Сильно выручал совершенно не спавший Игорь Тертычный, абсолютно стильно управляясь с альт-саксофоном, кларнетом и собственным вокалом, который не совсем вокал, но зато какой трогательный! Впрочем, стилю прибавила еще и Татьяна Комова, которая лет 15 назад, в начале своего московского джазового пути, выступила пару раз с "десяткой" (тогда это была десятка) на сцене "Москворечья". Сейчас трудно было ожидать, что певица, известная на цыганском поприще и в новоджазовой среде в составе проекта "Второе приближение", так точно войдет в атмосферу довоенного Варса и Дунаевского. Но это произошло. Юрий Шихин, певший с "девяткой", оказался все-таки в большей степени певцом бродвейским, а не нашим ретро. Но это детали. Когда весь зал Чайковского в финале запел "ну что сказать вам, москвичи?", стало ясно, что во всем этом есть жгучая потребность, и пусть это будет, как бы оно ни было. С Днем Рождения Вас, Советский (российский)джаз!

Константин Волков, Михаил Митропольский

Сергей Старостин, Слава Курашов, Кайгал-Оол Ховалыг и Владимир Волков7 октября в клубе "Дом" прошел вечер памяти музыковеда и телепродюсера Татьяны Диденко. Близкие ей люди - родные, друзья, коллеги и просто неравнодушные, помнящие ее музыкальные программы на Российском телевидении - приготовили ко дню рождению Татьяны маленький праздник. Татьяна покровительствовала проектам многих наших музыкантов. Так, например, именно у нее возникла идея создания трио Старостин-Шилклопер-Волков, идея выступления другого трио - Альперин-Старостин-Шилклопер (Moscow Art Trio) - с болгарским женским хором "Ангелите". Две ее последние музыкальные страсти - "Кронос Квартет" и тувинский коллектив "Хуун-хуур-ту". Татьяна внимательно следила за развитием их деятельности, и тувинские музыканты признались, что ее вклад в работу и успех "Хуун-хуур-ту" был огромен. Интересно было наблюдать за тем, кто и как в тот вечер появлялся на сцене. Все приходили со своим рассказом о Татьяне, все оставляли цветы у ее фотографии, и оказывалось, что известныеВладимир Чекасин композиции всех выступавших не просто посвящены Татьяне, а именно навеяны ее личностью, ее талантом. И еще. В память о ней звучали очень разные вещи - христианские песнопения ансамбля "Сирин", арабская лютня Каляма Балама, северный фольклор Старостина, музыка Чекасина, Шилклопера, Инны Желанной, ансамблей "НеТе" и "Хуун-хуур-ту"... На этом дне рождения встретились и пересеклись разные музыкальные жанры, течения, взгляды. И не только музыкальные. Дмитрий Александрович Пригов под аккомпанемент Владимира Чекасина читал стихи. Герман Виноградов представлял свои музыкально-художественные инсталляции... И во всем этом чувствовалась душа Татьяны Диденко.

Ася Мелкумова

Говорите,
вас слушают
Сегодня мы слушаем одного из самых популярных джазовых музыкантов России - валторниста Аркадия Шилклопера. Это не обычное интервью: 7 октября на сервере "Джаз в России" состоялся первый в русском Интернете джазовый чат - чат с Аркадием, в котором приняло участие аж пятнадцать интервьюеров - активных собеседников - и еще около двух десятков присутствовало в чате наблюдателями. Поскольку, как и большинство музыкантов, Аркадий не слишком силен в печатании на клавиатуре, технически чат строился так: Аркадий приехал в редакцию "Джаза в России", сидел перед монитором, читал вопросы и диктовал свои ответы редактору "Полного джаза" Кириллу Мошкову, который их набирал. Как первое мероприятие такого рода, чат продемонстрировал с наглядностью, что, во-первых, на такую форму интерактивного взаимодействия с музыкантом существует неутоленный голод, а во-вторых - что уровень такого общения весьма высок. Это подвигло администрацию "Джаза в России" дать обещание устраивать такие джазовые виртуальные толковища более или менее регулярно (среди ближайших кандидатов, говорят - американский саксофонист Майк Эллис, который приедет в Россию в ноябре, саксофонист Анатолий Герасимов, генеральный продюсер "Богемы" Андрей Феофанов, журналист Дмитрий Ухов и другие). На сервере опубликован полный транскрипт чата, но выглядит он малолитературно - непривычному к сетевому общению читателю и не разобраться, где вопросы, где ответы и что тут делают все эти десятки людей. Мы предлагаем вашему вниманию отредактированную версию чата, где ответы и вопросы притянуты друг к другу и удален весь "мусор" - технические сообщения, повторы и т.п...>>>>
Москва - это вам
еще не все
Осенний концертно-фестивальный сезон в России вошел в стадию разгара. 12 октября отметил свое 15-летие замечательный новокузнецкий джаз-клуб "Геликон", с чем мы от души поздравляем его бессменного президента - заслуженного артиста РФ пианиста Анатолия Берестова. В кратком телефонном интервью Анатолия рассказал нам, что поздравить "Геликон" с 15-летием съехались музыканты не только Новокузнецка, но и недальнего Новосибирска (во главе с директором джазового департамента Новосибирской филармонии барабанщиком Сергеем Беличенко). На юбилее играл гастролирующий сейчас по России японский пианист Макото Такэнака, который, впрочем, возлагавшихся на него надежд не оправдал. Видимо, он не очень правильно представлял себе джазовую ситуацию в России, так что для него неожиданностью стало и наличие в стране большого количества сильных музыкантов (иногда намного сильнее его самого - например, как это случилось в Москве, где он играл с Владимиром Чекасиным) и вполне искушенной публики, которую - пусть даже и в Сибири - не очень-то устраивают школьные изложения "Summertime" и неуклюжие обработки русских песен. Впрочем, заметил Анатолий Берестов, японский пианист осознал свою ошибку, но вряд ли успеет изменить свою программу до конца тура. Вежливая кузнецкая публика приняла его тем не менее очень тепло. Что ж, еще раз поздравляем с 15-летием клуба "Геликон" и Анатолия Берестова, и жителей Новокузнецка, и особенно - поддерживающего джаз-клуб новокузнецкого мэра Сергея Мартина! Так держать!

27-28 ноября состоится джазовый фестиваль в Калининграде - крайней западной точке России. Фестиваль приурочен к 140-летию местного Музыкального общества (видимо, созданного еще в те времена, когда город назывался Кенигсбергом и был, напротив, самой восточной точкой Германии!). Участвовать будут Алексей Козлов (когда-то его "Арсенал", в самом начале своего пути, был приписан к Калининградской филармонии), ряд местных музыкантов, планируется также приезд нью-йоркской вокалистки Дженн Паркер.

Что намечается:
московские анонсы
Валерий Пономарев25 октября в Москве выступят нью-йоркские звезды. Вновь приезжает наш именитый зарубежный соотечественник - нью-йоркский трубач Валерий Пономарев, в 70-е годы - участник Jazz Messengers легендарного барабанщика Арта Блэйки, а в последние два десятилетия - уважаемый солист. На это раз он приезжает с подлинной легендой, знаменитым нью-йоркским барабанщиком Джимми Коббом. Концерт пройдет в Большом зале консерватории в рамках абонемента Георгия Гараняна, будет называться "Джаз: тема с вариациями", а сопровождать нью-йоркских гостей будут Георгия Гаранян (альт-саксофон), Андрей Иванов (контрабас) и Михаил Иванов (фортепиано).
Джимми КоббВалерий Пономарев (родился в Москве 21.01.1943) был, наряду с саксофонистом Анатолием Герасимовым, среди первых советских джазменов, выехавших в США в 1973 г. Через несколько месяцев после приезда в Нью-Йорк трубач прошел прослушивание у ударника Арта Блейки и впоследствии стал постоянным членом Jazz Messengers, с которыми проработал четыре года (1977-81) и принял участие в записи более десяти альбомов (его игру в составе Messengers, например, можно услышать на сборнике "Monterey Jazz Festival - 40 Legendary Years" (Malpaso/Warner Bros, 1997). Американская критика называет Пономарева "первым значительным музыкантом из России, вошедшим в высшую лигу мирового джаза" (Скотт Янов). С середины 80-х трубач ведет сольную работу, выпустил около 10 сольных CD, на которых в составе его ансамбля играют Джо Хендерсон, Кенни Баррон, Боб Берг и др. В 1990 г. выступал на I Московском международном джазовом фестивале, осенью 1996 вновь посещал Москву, дав несколько клубных концертов. В декабре 1997 года совершил турне по России вместе с другим легендарным участником Jazz Messengers - саксофонистом Бенни Голсоном. Впоследствии приезжал с саксофонистом Бобби Уотсоном, тромбонистом Кертисом Фуллером, пианистом Сидом Симмонсом и другими известными американскими музыкантами.
Джимми Кобб (1959)Джимми Кобб (р. 20.01.1929 в Вашингтоне) прославился в составе ансамблей великого трубача Майлса Дэвиса в 50-е гг. (в частности, именно его игра звучит на этапном альбоме "Kind Of Blue", 1959). Один список тех, с кем Кобб выступал и записывался, вызывает дрожь уважения у всякого, кто хоть немного знаком с историей джаза: Билли Холидей, Дайна Уошингтон, Кэннонбол Эддерли, Стэн Гетц, Диззи Гиллеспи, Уинтон Келли, Пол Чэмберс, Уэс Монтгомери, Кенни Беррел, Джей Джей Джонсон, Сара Воэн... В последние годы он не выпускает сольных записей, однако не снижает активности выступлений (хотя ему уже семьдесят).

Андрей Разин28 октября компания Boheme Music устраивает в Центре искусств "Столица" (Центральный Дом художника) презентацию недавно вышедшего на "Богеме" альбома "Пьеро" пианиста Андрея Разина и проекта "Второе приближение". Это будет наиболее крупный (и, видимо, один из наиболее интересных) концерт проекта в первой половине нового сезона, так что мы настоятельно рекомендуем его посетить - это все-таки наиболее быстро и интенсивно развивающийся коллектив на грани новой импровизационной музыки, world beat и академического авангарда! Музыканты "Приближения" - Андрей, вокалистка Татьяна Комова, трубач Владимир Галактионов, басист Игорь Иванушкин и перкуссионист Вано Авалиани - будут играть как материал альбома, так и композиции, появившиеся в самое последнее время. Планируется также участие музыкантов-гостей, однако кто именно будет играть - пока тайна.

19 октября в Центральном Доме композиторов пройдет очередной концерт джаз-клуба Дома композиторов (в рамках проводимого Московским джаз-ангажементом Юрия Саульского цикла "Молодые в джазе"). Состоится выступление учеников класса педагогов Эстрадно-джазового колледжа "Консорт" Инги Яник, Вячеслава Сорокина и Юрия Чугунова. Среди выступающих - Эдуард Глейберман, Вадим Тисанчин, Олег Головнев, Петр Туманян, Анна Филипьева, Роман Соколов, Ася Шакирова, Ольга Захарова, Елена Золотухина, Анна Брагина, Елена Якушкина, Ксения Шабельникова, Татьяна Бланка, Анжела Абелян, Гаяна Саакян, Оксана Сандурская. Вступительное слово произнесет президент МДА Юрий Саульский, вести концерт будет журналист Владимир Каушанский. Справки по телефонам: 229-1365, 229-7667, 953-1725 (МДА).

Чтение
Арт БлэйкиЧуть выше вы можете обнаружить анонс московского концерта трубача Валерия Пономарева, который играл в 70-е годы в ансамбле Jazz Messengers великого барабанщика Арта Блэйки. В эти дни - две памятные даты, связанные с этим именем: Арт Блэйки родился 10 октября 1919 года. то есть 80 лет назад, а девять лет назад - 16 октября 1990-го - ушел из жизни. В память об этом музыканте, чей ансамбль несколько десятилетий был подлинным "университетом джаза" для десятков самых именитых джазменов, сегодня мы публикуем материал о нем, впервые опубликованный журналом Down Beat в 1985 г., а в обиход русского читателя попавший благодаря переводу, опубликованному журналом "Америка" в 1987 г...>>>>
А в это время
за бугром...
Арт Фармер4 октября в Нью-Йорке скончался от сердечного приступа трубач Арт Фармер, в прошлом участник легендарных составов - ансамбля Джерри Маллигена и "Джазтета" Бенни Голсона. Ему был 71 год.
Арт Фармер родился в 1928 г. в поселке Каунсил Блаффс, штат Айова. В детстве он учился играть на фортепиано, потом играл с местными танцевальными оркестрами. В конце сороковых он вмместе со своим братом - близнецом, контрабасистом Аддисоном, перебрался в Лос-Анджелес. Там он работал с Хорасом Хендерсоном и Джонни Отисом и записал ставшую классической пьесу "Farmer's Market'' (в названии обыгрывается его фамилия: это одновременно "Рынок Фармера" и "Фермерский рынок"). Живя в Лос-Анджелесе, он неоднократно гастролировал с биг-бэндом Лайонела Хэмптона. В начале 50-х Фармер переехал в Нью-Йорк, играл там в ансамбле пианиста Хорэса Силвера, затем вплоть до 1962 г. был членом "Джазтета" саксофониста Бенни Голсона. Группа была восстановлена двадцать лет спустя и активно работала в течение всех 80-х гг.
Арт Фармер блестяще владел и трубой, и флюгельгорном и в начале 90-х изобрел гибридный инструмент, названный им "флампет" (от flugelhorn+trumpet). Начиная с 1968 г., Арт Фармер жил то в Нью-Йорке на Манхэттене, то в Вене (Австрия) - он работал в оркестре Австрийского радио. Его сольные альбомы выходили на самых известных джазовых лейблах - Blue Note, Arabesque, Soul Note. Последний альбом, "Silk Road", вышел в 1997 г.

Милт ДжексонВибрафонист Милт Джексон, участник легендарного Modern Jazz Quartet, скончался в Нью-Йорке 9 октября. Ему было 76 лет. По словам представителя расположенной на Манхэттене клиники "Сент-Люк - Рузвельт", причина смерти музыканта - рак печени.
В последние годы жизни Милт Джексон (которому, кстати, посвящен только что вышедший в свет ноябрьский номер журнала Down Beat) жил в городе Тинек. штат Нью-Джерси, недалеко от Нью-Йорка. Он родился 1 января 1923 г. в Детройте, в детстве учился играть на гитаре и фортепиано, а первые шаги на музыкальной сцене сделал после второй мировой, отслужив в армии - как певец в госпел-квартете. В это же время он обучился игре на вибрафоне, с которым он произвел новаторский эксперимент - затормозил скорость электромотора своего Deagan Vibraharp до трети от той, что применяли другие электровибрафонисты, например - Лайонел Хэмптон. Это новшество позволило ему добиться совершенно нового звучания электрического вибрафона - мягкого, глубокого, приближающегося к тембру человеческого голоса. Язык его соло шел от новаций Чарли Паркера - Джексон играл продолжительные, новаторски альтерированные мелодические линии двумя молоточками-маллетами (в противоположность тем вибрафонистам, которые играют четырьмя, более широко используя гармоническую, а не мелодическую функцию инструмента). У него был собственный джазовый квартет под названием Four Sharps, в составе которого в Детройте его услышал один из отцов бибопа - трубач Диззи Гиллеспи - и пригласил присоединиться к своему нью-йоркскому ансамблю (таким образом Милт, уже получивший свое музыкантское прозвище "Бэгз", стал первым вибрафонистом бибопа). Джексон участвовал в классических записях ансамбля Диззи Гиллеспи (в том числе в легендарной пластинке "A Night In Tunisia"), а заодно записывался с ритм-секцией Гиллеспи - пианистом Джоном Льюисом, барабанщиком Кенни Кларком и басистом Рэем Брауном - под собственным именем. Он записывался также с Майлсом Дэвисом, Телониусом Монком и другими гигантами джаза тех лет, его перу принадлежат популярные джазовые стандарты - "Bluesology", "Bag's Groove" и др.
Милт ДжексонОдновременно - в начале 50-х - вместе с Кларком и басистом Перси Хитом Джексон вошел в состав созданного Доном Льюисом Modern Jazz Quartet, одного из самых популярных составов в истории джаза, обретшего успех далеко за пределами обычной джазовой аудитории. Секрет этого успеха заключался в том, что наряду с квартетом Дейва Брубека MJQ был одним из первых коллективов, сделавших ставку не на клубное исполнительство, а на серьезную концертную сцену, на выступления в концертных залах и театрах. MJQ просуществовал без перерыва до 1974 г. (правда, Джексон регулярно выступал и записывался в эти годы и как солист, и как сайдмен с другими музыкантами). В 80-е и 90-е годы MJQ еще несколько раз объединялся, выступив последний раз вместе в 1995 г. В 90-е Джексон работал с продюсером Куинси Джонсом, благодаря которому, например, в 1999 г. вышли пластинки "Explosive!'' (с биг-бэндом Клэйтона - Хэмилтона) и "The Very Tall Band" (с пианистом Оскаром Питерсоном и басистом Рэем Брауном). Милт Джексон выступал и записывался еще летом текущего года.

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Михаил Митропольский,
Константин Волков,
Ася Мелкумова,
Кирилл Мошков

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация:
Down Beat,
Associated Press,
Reuters

Фото:
Павел Корбут,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать!
Материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!