ваш путь к джазовой аудитории России: реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #42
Джазовый хэппенинг в Тампере - три единства
Пер ЙоханссонТри дня музыки и любви - официальный слоган фестиваля нового джаза в Тампере (Финляндия)на этот раз были полны организационных проблем, возникавших отнюдь не по вине организаторов: Сначала оказался невыездным (в США, оказывается, такое тоже бывает) барабанщик трио Sync (но в печатную продукцию исправления успели внести). Потом слово "хэппенинг" стало приобретать первоначальной , а не художественное значение. Уже на полпути в Финляндию что-то не поделил со своим лидером Гэри Томас из "Renegade Way" и до Тампере не доехал. Буквально в день своего концерта заболел легендарный британский гитарист и теоретик свободной импровизации Дерек Бэйли. И со всем этим хэппенингом в прямом смысле слова пришлось иметь дело новому главному менеджеру - Аннемайе Саарела (до этого Фестивалем руководила - в последние годы из Нью-Йорка - его создательница, хорошо известная в европейских джазовых кругах Айла Маннинен).
Но Фестиваль в Тампере состоялся уже в 18-й раз и -в целом ни в чем не уступал всем предыдущим.
Почему же все-таки вот уже 18 лет подряд джазовые авангардисты со всего мира стремятся попасть в весьма удаленный от больших гастрольных маршрутов финский городок Тампере в начале ноября, на трехдневный фестиваль Tampere Jazz Happening? Ответ в общем простой - три единства, как в классической драме - места, времени и - главное- образа действия!
МЕСТО и в самом деле идеальное: все сосредоточено в одном месте - в двух соединенных привокзальных строениях (значит, в случае чего никаких проблем с транспортировкой) - наверное, в прошлом - пакгауз, соединенный с конторой. В плане они представляют собой три смежных помещения: а) зал мест так на четыреста, озвученный и освещенный -само собой - по последнему слову компьютерной техники; б) фойе, отделенное от зала только "световым занавесом" (впрочем, кажется, есть и бархатный черный, но на громких джазовых концертах в нем нет необходимости); в) из фойе можно попасть прямо в буфет (подают и горячее, не ресторанное, конечно, но вполне приличное). После окончания вечернего концерта буфет превращается в клуб с подиумом и неплохой акустикой; г) из буфета-клуба попадаешь сразу в офисное здание д) - конторы расположены на втором этаже: кроме "Джазового хэппенинга", в Тампере проводятся бьеннале по очереди хоровой (тоже весьма престижное мероприятие) и симфонической музыки, а также кино и театра; е) холл второго этажа на время Фестиваля превращается в перманентно действующий кафетерий с бесплатной едой и напитками для всех authorised persons (хотя никто ни разу не мою аккредитацию не взглянул). В свое время такой кафетерий был за кулисами Джаз Джембори в Варшаве, только там никто ничего не давал даром.
"honey b and the t-bones"Собственно, там, как и на Джаз Джембори, и происходит general getting together, или, по-нашему, тусовка. С той разницей, что артистам оплачивается пребывание на все три дня фестиваля, и кому интересно - могут клубиться (или как сейчас говорят?), сколько хотят. И -надо сказать - желающих не только себя показать, но и на других посмотреть - сколько угодно. Мало того, выдаются еще и талоны на полный обед (с одним "дринком") в соседнем ресторане. До любой из трех гостиниц - две-три минуты ходу или минут пять езды (всех, впрочем, размещают в какой-нибудь одной, местный звукорежиссер на время Фестиваля тоже переезжал туда, а в его квартире жили гости из Эстонии, включая менеджера Таллиннского Jazzkaar Анне Эрм).
Удобство неоспоримое: все и все под рукой, никто никогда не потеряется по дороге, и -если "злоупотребит", то - на виду (кажется, где-то в здании есть и репетиционная база). В общем, тот, кто хоть раз сам "проехал по маршруту", даже в цивилизованной стране, не сможет не оценить всех этих мелких удобств. Между прочим, когда я спрашивал, почему такой Фестиваль устраивается в Хельсинки (все-таки для большинства вроде бы удобнее) ответ был однозначный - там нет такого места. Может, и в самом деле нет? Или, все-таки, дело и в "команде" тоже:? Я, например, не говорю о том, что представители media (как это формулируется в аккредитации) получают - кроме джентльменского набора из буклета, T-shirt, карты местности и путеводителя (мой был на русском - интересно, а если приедет журналист из Японии или Вьетнама?) еще и - толстенную тетрадь с газетно-журнальными вырезками, касающимися всех артистов, даже сайдменов - если о них, конечно, писали в прессе. Такой сервис приятно удивляет - тем более, сегодня в эпоху Интернета. Кроме того для прессы и гостей устроили прием - я ожидал, что где-нибудь в мэрии будут речи с фуршетом в конце. Ничего подобного! Нас просто повели в ресторан на 70-метровой башне с круговым обзором (вроде приснопамятного "Седьмого неба" в Останкино), и ничего не навязывали - если бы мы сами не задавали профессиональных вопросов (на 90% Фестиваль финансируется из городского бюджета, остальное - за счет частных спонсоров, промышленность в городе сворачивается, переходят на культуру и высокие технологии - и впрямь: из большого количества труб дымились только две - бумагоделательного комбината и электростанции). Заодно уж скажу, что самое заметное строение в городе (ночью его подсвечивают) - православный собор в псевдовизантийском стиле, типичный "конец прошлого века").
ВРЕМЯ - первый уикэнд ноября - казалось бы, не самое подходящее для страны у Полярного круга. Ненастье такое же, как в наших среднерусских широтах, темнеет еще раньше, чем в Петербурге. Но, все-таки, сезон уже в разгаре, но еще не зима (чего побаиваются теплолюбивые американцы). Момент выбран удачно: финны отмечают нечто вроде хэллоуина - все и так закрыто, и вместо субботнего шоппинга вполне можно предаться более культурному времяпровождению. Если измерять билетами, то в субботу два концертах из трех отделений, в пятницу и воскресенье - по одному. Выступления - по нашим теперешним меркам - очень длинные: больше 70 минут, фактически самостоятельный концерт. Плюс тут же, после концерта в 23.00 - клубное выступление. Билеты по 140-180 финских марок ($25-30), вход в клуб совсем недорог - марок 30-40.
"Джазовый хэппенинг в Тампере" возник в 1982 году - это, если помните, было время некоторого джазового оживления - и окончательного отделения мэйнстрима и "музыки для взрослых" (она же - smooth jazz, она же- самопровозглашенный contemporary) от нового джаза (к
этому периоду относятся первые выступления неоконсерваторов с будущим директором Линкольн-центра во главе). Собственно, самоосознание этого и привело к возникновению таких фестивалей, как в Тампере или Цюрихе или - а почему бы и нет? - в Архангельске. Иных уж нет...
ОБРАЗ ДЕЙСТВИЯ - то есть, собственно "Tampere Jazz Happening" -соответственно - складывается из своего рода авангардного мэйнстрима - постколтрейнизма - коллективная импровизация, реже- композиция, модальность с намеком на гармонические обороты, немного экзотического изыска, со всем чуть-чуть электроники, масштабные формы, перетекающие одна в другую.
Отступления - местный биг-бэнд Юрьяна Сауроса, так сказать, финская "Поп-механика", ничем, впрочем, не примечательная, кроме сценически выигрышной самодельной электроники Мики Ринтала -помесь старинного радиоприемника со швейной машиной, совсем в духе ранних терменвоксов с их загадочно мерцающими в клубном полумраке вакуумными лампами. И два техно-проекта - один амбиентный Meld американца Бена Нила и второй - британско-итальянский трип-хоповый "Interference 3". Бен Нил играл на какой-то миди-трубе, точнее - трех сросшихся трубах с тромбоновой кулисой. Эффектно, конечно, но по музыке мало чем отличалось от танцевальной киномузыки Джона Хассела. Два британца и "интерферирующий" итальянец ("Interference 3") порадовали интересными звуками, но на большое отделение этих звуков явно не хватало.
Нед РотенбергТрио "Sync" Неда Ротенберга, несмотря на название, было акустическим настолько, насколько можно (акустической была даже бас-гитара), и изображало путешествие бывшего авангардиста вокруг света - в основном это были эффектные авангардные раги (более конструктивные, чем у Махавишну), гамеланы и гагаку (см.). Генетически - главный инструмент - саксофон, больше колтрейновской школы, чем орнетт-коулмэновской. Из одиннадцати коллективов в семи - формально лидировали саксофонисты, хотя далеко не всегда именно они были featured soloists. Например, квинтету молодого да раннего шведа Пера "Texas" Юханссона - неповторимый саунд придавала гавайская гитара Йохана Линдстрема. И у Юханссона и в квартете Akosz S. Unit модного венгра (ныне живущего в Марселе) Акоша Севелени второй голос тоже был в основном саксофоновым.
Еще одно общее - за исключением Майры Мелфорд, выступившей сначала со своим (не очень, на мой взгляд, удачным) квартетом Circle Squared (ее валторнист Марк Тэйлор - отнюдь не Шилклопер), а на следующий день отыгравшей сольный set вместо заболевшего (увы, увы, увы!!!) Дерека Бэйли, никто не играл ни на рояле, ни, кажется, даже на клавишных вообще. Функцию аккордовых инструментов выполняли или гитара или даже контрабас. В данный момент объяснение этого феномена я нахожу только в том, что в новоджазовом мэйнстриме торжествуют экзотические лады, причем такие, какие на рояле вообще не сыграешь - как у Неда Ротенберга. Зато какие гитаристы и контрабасисты! Точнее даже контрабасистки! Элен Лябарьер из французского квартета Сильвана Кассапа по энергетике ничем не уступала ни Кену Филиано (Circle Squared), ни Уилберу Моррису (BMN). При этом во Франции уже есть одна фри-джазовая контрабасистка и такая же напористая - Жоэль Леандр! Из гитаристов больше всех запомнился Джером Харрис из трио Ротенберга, без проблем переходивший с шестиструнки на акустическую бас-гитару, и датчанин Хассе Пульсен из датско-финского трио известного басиста(!) и весьма уважаемого композитора Теппо Хаута-Ахо (говорят, что его музыку для детей хорошо знают в Финляндии, а это значит, знают почти все: в этой стране музыка - обязательный предмет в общеобразовательной школе). И, наконец, drum-театр швейцарца Фритца Хаузера, если воспользоваться каламбуром Владимира Тарасова. Хотя они и Хазер - полные антиподы. Если наш именитый барабанщик привносит в музыку для ударных всю постмодернистскую смесь - от якобы текстов Ильи Кабакова до лотереи, у Хаузера господствует ритм, еще раз ритм и только ритм. И вся сценическая пластика, свет, звуковая панорама рождаются только из внутренней сущности самой музыки. Пожалуй, Хаузеру аплодировали не меньше, чем суперзвездному Renegade Way. Второе, по иронии судьбы, пророческое название Cicle Squared можно перевести не только как "круг ставший квадратом", но и "не наш круг"(вспомните джазовое значение слова square). В "Renegade Way" в полном соответствии со значением слова "ренегат" нашелся-таки отступник - Гэрри Томас, свернувший с пути истинного прямо перед Фестивалем. И вместо квартета саксофонов перед публикой в Тампере предстали всего трое - Грег Осби, Рави Колтрейн и лидер Стив Коулмэн (плюс бас-гитара Энтони Тидда и ударные "Рика"). И - все-таки - суперзвезды остаются суперзвездами: они еще только начали свое one, two, three, но уже стало ясно, что все будет, как надо и никто не уйдет обиженным. Что у этого фанк-ритма - джазовый свинг, что полифония трех саксофонов может звучать и как Body&Soul, и как модная world music. И что на самом деле "регенаты" никакими принципами не поступаются. В конце концов, настоящий художник, как говорил композитор Эдгар Варез, "не может быть впереди своего времени, это большая часть публики - позади".

Дмитрий Ухов

Автор приносит благодарность Министерству иностранных дел Финляндии и лично г-же Ханнеле Малмс из Посольства Финляндии в России за организацию поездки в Тампере.

На первую страницу номера