ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #6
Рецензии
"Sky Piece"
Thomas Chapin Trio
"Sky Piece"
(Knitting Factory Records, 1998)
Год назад, 13 февраля, в возрасте 40 лет скончался от лейкемии саксофонист Томас Чапин. Совершенно неизвестный в России и не очень признанный у себя на родине в США, музыкант вел двойную жизнь. С одной стороны, он - музыкальный директор оркестра Лайонела Хэмптона, сайдмен ансамбля Чико Хэмилтона, а с другой - безумный экспериментатор-мультиинструменталист, активный участник нью-йоркских фриджазовых джемов, записывающийся вместе с Энтони Брэкстоном, Джоном Зорном и Марти Эрлихом. Сложно представить себе клуб Knitting Factory без его яростного альт-саксофона и без его же контрастирующей по интонации и тембру с саксофоном флейты. Sky Piece - последний альбом Томаса Чапина, до выхода которого он не дожил буквально нескольких дней. Основу альбома составляют авторские произведения (кроме "Ask Me Now" Телониуса Монка) в исполнении трио: Томас Чапин - саксофоны и флейты, Марио Павон - контрабас, Майкл Сарин - ударные и перкуссия. Хотя альбом записан в середине 1996-го года, когда о болезни Чапина еще не было известно, он звучит как эпитафия самому себе. На самом деле это лишь отражение впечатлений музыканта от путешествия по Африке, хотя фотографии пустыни, сделанные Томасом в Намибии, и его замечания о Времени и Музыке на обложке усиливают это ощущение. Сложно передать словами экспрессию этой музыки. Основанная на импровизации, но подкрепленная огромным опытом и чувством меры, она создает совершенно индивидуальный образ джазового музыканта, соединяющего в себе и традицию, и народную музыку, и авангард. Пожалуй, это одна из немногих работ трио, в которой музыканты смогли полностью реализовать свое видение импровизационной музыки. В основном это связано с тем, что в предыдущих работах было много экспериментов со стилями и формами, включая концертные записи с более известными музыкантами, участие в сессиях струнной и медной духовой групп, исполнение стандартов. С одной стороны, это требовало от музыкантов большей подготовленной работы, но с другой - все-таки не до конца раскрывало именно импровизационную часть музыки. Здесь же каждый смог играть именно то, что в данный момент думал, а семилетний опыт совместной работы не дал превратить запись в обычный малоинтересный джем. Именно так и должен звучать джаз в конце 90-х. Увы, но нам не суждено вновь услышать замечательного музыканта Томаса Чапина.
"Watch Out"
Misako Kano Quartet
featuring Thomas Chapin
"Watch Out"
(Knitting Factory Records, 1998)
Что мы знаем о японском джазе? Честно говоря - немного, если не сказать ничего. Не знаю, как у вас, а у меня Япония не вызывает никаких ассоциаций с джазом. Ну или "почти" никаких ассоциаций. В это "почти" укладывается довольно много всего. Тут и совершенно непонятная, а порою и досадная активность японцев в области производства джазовых и не только компакт-дисков, доступность которых по-прежнему оставляет желать лучшего, что и вызывает некоторую досаду. Тут и абсолютная авантюрность проектов, которыми занимаются именно японцы. (Достаточно вспомнить бессменного продюсера большинства безбашенных проектов Зорна и компании - Кадзунори Сугияму.) Ну и, конечно, не стоит забывать и тех немногих японских музыкантов, которые принимают участие в этих проектах. Вот как раз об одном из них и пойдет речь. Дабы не вводить читателя в заблуждение, сразу поправлюсь - речь пойдет об "одной" из них - о пианистке Мисако Кано. К сожалению, я не знаком с другими ее записями, поэтому не смогу подтвердить или опровергнуть мнение западной критики о том, что она - одна из самых сильных джазово-авангардных пианистов в мире. Но вот то, что этот альбом квартета Мисако Кано достоин внимания - не вызывает никакого сомнения. Сам квартет - это Мисако Кано - фортепиано, игрушки; Томас Чапин - альт-саксофон, флейта; Киото Фудзивара - контрабас и Мэтт Уилсон - ударные, перкуссия, игрушки, губная гармошка. Как и на альбоме Чапина, все композиции авторские, кроме "Well, You Needn't" Телониуса Монка. Лирика совершенно естественно переходит в откровенную "собачатину", которую так любят все участники ансамбля. Не обошлось и без активного цитирования стандартов, использовать которое обожают авангардисты всегда и везде, и которое мне очень напомнило спонтанные концерты Профессора Чекасина. Это сходство еще больше подчеркивает не только цитата из сюиты "Картинки с выставки" Мусоргского, но и использование всевозможных игрушечных инструментов, создающих особую празднично-балаганную атмосферу некоторых композиций. Не стоит, однако, думать, что этим все и ограничивается. Вторым источником вдохновения стала европейская фортепианная школа, влияние которой особенно ощущается в последней сольной вещи альбома. Волею судеб эта запись стала одной из последних работ Томаса Чапина. Этот альбом Мисако Кано посвятила его памяти. Давайте вспомним его еще раз, слушая эту замечательную работу.
"Dancers Tales"
Mario Pavone
"Dancers Tales"
(Knitting Factory Records, 1997)
Джаз от Knitting Factory - это всегда не совсем джаз. Так случилось и на этот раз. Марио Певон начал заниматься музыкой довольно поздно - в 24 года, выучившись самостоятельно играть на контрабасе. Получив в начале 60-х диплом инженера, он не относился к своим занятиям музыкой серьезно, хотя и гастролировал в то время с ансамблем Пола Блея. Однако после смерти Джона Колтрейна и после посещения его похорон Певон окончательно решает бросить работу инженера и заниматься только музыкой. Некоторое время проработав с Альбертом Айлером и Арчи Шеппом, Марио Певон становится соучредителем Форума Созидающих Музыкантов и Импровизаторов (Creative Musicians' Improviser's Forum), организации, аналогичной ААСМ, в которой он активно сотрудничает с такими музыкантами, как Дьюи Редман, Марти Эрлих и Энтони Брекстон. Кроме этого, Певон постоянно работает с саксофонистом Томасом Чапиным. В записи альбома "Dancers Tales" контрабасисту помогали Марти Эрлих - альт саксофон и флейта, Томас Чапин - саксофоны и флейта, Питер МакИчерн - тромбон, Питер Медсен - фортепиано и Стив Джонс - ударные. Сам состав, в котором контрабас, а значит - и ритм, играют главную роль, не совсем обычен. Кроме того, вещи на альбоме скорее можно назвать инструментальными пьесами, а не джазовыми композициями. Здесь почти нет импровизаций, все очень точно отрепетировано, хотя Чапин не был бы Чапином, если бы не позволил себе сыграть несколько ладовых вариаций на основную тему. Музыка с четким ритмом хорошо запоминается, а сами мелодии по-европейски иллюстративны, что говорит и о таланте Марио Певона как композитора. Особенно стоит отметить очень плотный и насыщенный звук ансамбля, который достигается тем, что музыканты много играют в унисон. Этому же способствовало и то, что безукоризненная запись была сделана в студии Sound on Sound. Будем надеяться, что первый сольный альбом Певона на Knitting Factory не будет его последней работой на этой фирме.

Иван Шокин

На первую страницу номера