ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 23 (398) - 27 декабря 2007 г.
Издается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 17 января 2008 г.

Слово к читателям

С наступающим Новым Годом вас, дорогие друзья.
С Новым вас джазовым годом!
«Джаз.Ру» вступил во второе десятилетие своей истории. Мы славно отметили 10 лет портала и первую годовщину печатного журнала в ДомЖуре (об этом ниже). У нас наполеоновские планы на следующий год. Надеемся, что пройдём этот год вместе с вами, причём вас будет становиться всё больше и больше!
Желаем вам новых музыкальных открытий, нового понимания привычного и непривычного, новых встреч с замечательной музыкой... и новых выпусков нашего журнала и его сетевой версии: уж это мы постараемся вам обеспечить!
Вот, кстати, и наш предновогодний печатный номер - двойной, толстый, с приложением CD, календаря и постера. Нам очень нравится!

От лица редакции «Джаз.Ру» -
искренне ваш
Кирилл Мошков

редактор "Джаз.Ру"

Новые альбомы
 

КУПИТЬ ДИСК В МАГАЗИНЕ OZON!В декабре 2007 г. впервые в истории российского джаза альбом живущего в России джазового музыканта выходит на одном из крупнейших мировых мейджор-лейблов: диск саксофониста Игоря Бутмана «Весёлые истории» (в международной версии - «Magic Land») выпустил лейбл Sony Classical, подразделение мирового концерна Sony BMG Music Entertainment (в России диск выпущен Sony BMG Russia).
Диск необычен по многим показателям: вместе с Игорем Бутманом (тенор- и сопрано-саксофоны) здесь играют пианист Чик Кориа, контрабасист Джон Патитуччи, вибрафонист Стифон Харрис, трубач Рэнди Бреккер и барабанщик Джек ДеДжонетт, который также выступил в роли продюсера этой записи. И вся эта блестящая сборная выдающихся джазовых музыкантов современности импровизирует на темы... песенок из советских мультфильмов и детского кино!

Из интервью Игоря Бутмана журналу «Джаз.Ру»:

Игорь Бутман- ...Разумеется, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: Чик Кориа записал множество альбомов как «приглашённая звезда» со, скажем так, не очень известными джазовыми музыкантами. Да, найти момент в его расписании непросто, но всё равно можно, и если ему предложить соответствующий гонорар - то он запишется, и запишется прекрасно. Он потрясающий музыкант, профессионал, всё он сделает. Но вот заинтересовать? Заинтересовать можно материалом. А материал здесь другой. Не просто какие-то джазовые стандарты, Чарли Паркер, Джо Хендерсон или тот же Чик Кориа. Здесь что-то такое, что уже имеет собственную потрясающую внутреннюю энергию. Эта музыка, может быть, и простая, но энергия в ней есть. Записал же, например, Сонни Роллинз пластинку «Way Out West» с темами из кантри-музыки - альбом, который у него считается одним из лучших и вообще одним из самых выдающихся в джазе.
И в музыке из мультфильмов есть вот эта энергия - ощущение, что эту музыку любят миллионы. В России ведь, если начинаешь играть какого-нибудь «Умку» или «Я на солнышке сижу» - все начинают хлопать. Называешь тему: «Водные лыжи» - все в недоумении: что ещё за «Водные лыжи»? Начинаешь играть - а-а-а, «Ну, погоди!»...

...Никто не ждёт джазовых музыкантов из России. Есть стереотип: джазовые музыканты едут из Америки, а из России едет балет. Из Бразилии - кофе, из Канады - хоккеисты, из Колумбии - кокаин... Поэтому будет сложно. Не имея много гастролей на Западе, продвинуться сложно. Что мы делаем со своей стороны? Во-первых, у нас есть поддержка российского представительства Sony BMG, Дениса Комаровского и Марии Весниной, которые с большим энтузиазмом относятся к этой пластинке и хотят продвинуть её на Западе. Во-вторых, мы и помимо Sony стараемся найти в России определённую поддержку, чтобы представить этот альбом на Западе хотя бы в ведущих мировых джазовых журналах (JazzTimes, Jazziz, DownBeat и т.д.). Понятно, что без рекламы ничего не получится, какая бы ни была музыка и кто бы ни играл. Но если будет реклама, то имена Чика и других, плюс моя скромная персона (всё-таки кто-то что-то обо мне слыхал)... В общем, есть какая-то надежда. И, конечно, есть огромная надежда на разбредшихся по миру русскоговорящих: если каждый русскоговорящий в мире купит мою пластинку, то... Sony BMG обязательно подпишет со мной контракт на второй альбом! (смеётся)

Полностью интервью, вместе с эксклюзивной фотосессией Игоря Бутмана, смотрите в двойном новогоднем выпуске журнала «Джаз.Ру» #8/9-2007!

Из интервью Игоря Бутмана радиостанции «Кино FM» (ведущий - Андрей Гаврилов):

...Какая-то мысль конъюнктурная тоже была, нельзя её отбрасывать. Если взять американские джазовые стандарты - они играют все знаменитые темы из кино, из мультфильмов, из мюзиклов, песни популярные... Получается, что это мировая тенденция, и мы ищем вдохновение для импровизации. Что нас может вдохновить больше, чем наши песни, которые в нас живут? Мы их можем сыграть вверх тормашками, в любой тональности - для нас они как родные. Допустим, американский джаз не так нам близок, как «Чунга-чанга» та же самая. Поэтому и возникла такая идея. Но хотелось, чтобы это звучало не вульгарно, а именно по-настоящему, по джазовому.

С кем записан альбом?

- Не со своим составом. Идея возникла внутри нашего состава, но чтобы музыка была интересна всему миру, я пригласил одних из лучших джазовых музыкантов в лице Чика Кориа (фортепиано), продюсером выступил барабанщик Джек ДеДжонетт, контрабасист Джон Патитуччи, трубач Рэнди Бреккер и вибрафонист Стифон Харрис. Вот такая выдающаяся группа музыкантов. Джек ДеДжонетт, продюсер, помогал выбирать музыкантов, помогал организовывать запись, мы вместе думали над аранжировками. В этом смысле его роль очень большая, и он внес очень важные нотки в этот проект...

Как это было
в Москве

Первый юбилей «Джаз.Ру» : попадание в десятку
(фестиваль «10+1», Дом Журналистов, 21-22 декабря)
Юбилеи, как правило, входят в нашу жизнь незаметно - подобно движению минутной стрелки, которая, совершая шаг за шагом полный оборот по кругу часов, не видный нашим глазам, достигает в конце концов часа Х. Этот час для единственного в России джазового интернет-портала - уникального явления на просторах Рунета - пробил: портал достиг своей первой круглой даты, как минимум подтвердив тем самым свою жизнеспособность. Впрочем, пройденные десять лет не были пассивным созерцанием джазовой действительности: за это время портал обогатился и форумом, и чатом, и регулярными подкастами - передачами интернет-радио - словом, всем, что способствует объединению вокруг издания аудитории любителей и ценителей джаза. Мощным шагом в развитии «Джаз.Ру» стал и выпуск джазового печатного журнала - опять-таки единственного в нашей стране: своеобразная материализация информационного источника в реальном мире, существующая уже год. И, конечно, трудно переоценить и вклад портала в концертную жизнь джазового сообщества: концерты, приуроченные к дню рождения «Джаз.Ру», превратились в полноценный ежегодный фестиваль, со своим уникальным лицом и - не побоюсь этого слова - со своим уникальным вИдением перспективы развития джаза в нашей стране. Два дня празднования десятилетнего юбилея в московском Доме журналистов, 21 и 22 декабря - тому ярчайшее свидетельство.

Владимир Кольцов, Валерий Пономарёв, Давид Ткебучава

Уже где и кем только не сказано, что нынешний джаз представляет собой настолько неоднородное и сложное явление, что мало кто берёт на себя ответственность дать ему чёткое определение. Похоже, что времена активного развития так называемого straight-ahead jazz миновали лет тридцать, а то и сорок назад, и глупо в нынешние времена уподобляться Югу Панасье, называя лишь его «подлинным». Тем не менее, именно эта музыка исполняется на джазовых фестивалях повсеместно. Не избежал этой участи и наш фестиваль, причём «мэйнстрим» был представлен далеко не самым скромным образом - сам маэстро Валерий Пономарёв сотоварищи взялся отстаивать «вечнозелёность» хардбопа.
Дмитрий МосьпанПричём команда именитого трубача - тоже как на подбор, из сильнейших музыкантов: недаром она окрестила себя «русскими мессенджерами», подобно «посланцам джаза» Арта Блэйки. Музыка - соответствующая, горячая, экстравертная, виртуозная; можно (и даже нужно) отметить блестящую игру Дмитрия Мосьпана, чей сопрано-саксофон звучал на редкость стройно и выдавал сногсшибательные фиоритуры; прекрасные соло барабанщика Давида Ткебучавы, мощный свинг контрабасиста Владимира Кольцова-Крутова. Крепки и остальные участники ансамбля - пианист Владимир Нестеренко и тенорист Сергей Головня; можно, конечно, слегка придраться к жестковатому звуку первого и несколько беспорядочной фразировке второго, но это, в конце концов, не так важно. Важно и показательно другое: обилие шуток и шоумэнских приёмов Пономарёва составили с собственно музыкальной тканью некое единое целое. И это вполне естественно, если вспомнить, что первоначальное назначение straight-ahead jazz - исключительно оформительское, легко идущее под еду и питьё. Аскетичность и отсутствие видеоряда губит такую музыку на корню, если она исполняется в концертном зале. Поведение русского «мессенджера» в такой ситуации - вещь вполне обоснованная: перед нами не просто высокопрофессиональное исполнение стандартов, а погружение в атмосферу клубного джазового слушания.

Happy 55Совершенно иной способ восприятия музыки предложили публике юные воронежские музыканты, назвавшие свой проект Happy55. В их опусах, целиком написанных клавишником Ярославом Борисовым, «подлинно» джазовых элементов - минимум; музыка близка скорее к прогрессив-року, ну в крайнем случае к творениям The Bad Plus или знаменитому трио Medeski, Martin & Wood. Импровизаций тут - процентов десять, всё остальное - продуманный, выученный материал. Характерные признаки творческой юности - затянутые цепочки «белых» гармонических оборотов, пафосные тембры синтезатора, нарочито роковые ударные - здесь налицо; возможно, молодым исполнителям следует больше внимание уделять чувству формы, которое, в то же время, приходит только с опытом. Но стремление быть оригинальными видно невооружённым глазом - и это похвально. Если это чувство сохранится, то можно с уверенностью сказать: коллектив, нетрадиционный даже по составу (Борисов и барабанщик Александр Битюцких предпочли обойтись без басиста, а солирующий инструмент - кларнет Геннвдия Чухлова - прозвучал чуть больше, чем в одной пьесе), ожидает неплохое творческое будущее. Повторюсь - опять-таки в том случае, если в настоящем будет проведена серьёзная профессиональная работа.

Лев СлепнерВыступление московского ансамбля «Маримба Плюс» - ещё один повод обратить внимание на чувство формы, столь необходимое любому музыканту. Особенно - если речь идёт о музыке, в которой композиционное начало преобладает над импровизацией. Лидер группы Лев Слепнер специально для этого фестиваля собрал на редкость интересный состав - экзотичен редко звучащий на сцене бассет-горн (Сергей Нанкин), да и флейту (Илья Дворецкий) на джазовой сцене услышишь не так часто. К тому же баса опять нет - его функции переходят то к Нанкину, то к электронной маримбе Слепнера, которую последний использует также и как MIDI-контроллер (наиболее показательна в этом отношении сольная пьеса «Музыкальная шкатулка»). Использует «Маримба Плюс» и заранее заготовленные петли, записанные в процессор. И тут, похоже, музыканты попались на удочку технологии; линии процессора при злоупотреблении ими лишают музыку жизни, превращая её в звучание секвенсера и нивелируя человеческое начало. И даже весьма обаятельный вокал Натальи Блиновой и отчаянные брейки барабанщика Петра Талалая не спасли ситуацию: в пьесах, где господствовала технология, перебор с её использованием слишком бросался в глаза. Может быть, стоит подумать о сокращении некоторых петель в некоторых композициях? Впрочем, последнее слово в этой истории скажут только сами участники ансамбля.

Маримба Плюс

Хелен Блэдсоу, Николай РубановВ противоположность «маримбовцам», трио импровизационной музыки из Санкт-Петербурга (Николай Рубанов - бас-кларнет и бас-саксофон, Алексей Лапин - рояль, Хелен Блэдсоу - флейты) не удосужилось не то чтобы аранжировать свои композиции, но даже (по признанию самих музыкантов) отрепетировать их накануне исполнения. Но музыка при этом нисколько не пострадала - взаимопонимание между участниками было таким, что все спонтанные импровизации, ими сыгранные, напоминали большей частью отстроенные и продуманные работы современных академических композиторов. Именно академических - и здесь, думаю, сыграла свою роль блестящая профессиональная подготовка флейтистки Хелен Блэдсоу; от её фразировки и построения импровизационных линий отталкивались и крайне «неакадемичный» Рубанов, и чуткий Лапин. Временами возникали совершенно чарующие полифонические моменты, где все трое в равной степени плели замысловатую алеаторическую ткань. Некоторым диссонансом к такого рода полифонии прозвучали «риффовые» попевки Рубанова, с которыми, в силу мощи его бас-саксофона, музыкантам трудновато было тягаться (отсюда и невольное «скатывание» Лапина в кластерное фортиссимо, что не очень характерно для этого тонкого пианиста). Но в целом выступление трио - блестящая демонстрация современного подхода к импровизированию, и даже - не побоюсь этого слова - своеобразной альтернативы собственно «подлинному» джазу.

Кондаков - Гайворонский - Волков
Кондаков-Гайворонский-Волков

Совмещение импровизационного и компонированного начал составляет творческий метод другого питерского трио. Пианист Андрей Кондаков, трубач Вячеслав Гайворонский и контрабасист Владимир Волков представили на мини-фестивале пьесы, вошедшие в их свежий альбом «Рождественский концерт». Запись альбома осуществлена 25 декабря 2006 года - ровно год назад; и, слушая композиции трио, понимаешь, что в студии подобное не могло быть записано никогда. Но «родина» трио Гайворонский - Волков - Кондаков - не клуб, а концертный зал; именно тут возможен тот контакт с аудиторией, на который рассчитана их музыка. Острый гротескный марш и лирическая баллада, полиметрическое «танго» (на 15/8!) и энергичный арабеск - таков диапазон этого замечательного коллектива.
Трио перемешивает чуть ли не все известные жанры, не оставаясь последовательно ни в одном из них. Интересные тембровые приёмы - «плач» трубы Гайворонского и его полувнятное бормотание через мундштук, почти аутентично фольклорное трио сопилок в начале одной из пьес, демпфированное фортепиано Кондакова, агрессивная игра смычком Волкова - существуют не сами по себе, а строго в контексте идеи композиции. Здесь блестяще решены вопросы формообразования - ни одна нота не выглядит лишней, даже в импровизациях.
Но при таком сбалансированном подходе к форме музыка не лишается живости и естественности. Пожалуй, тут как нельзя более подходит слово «ирония» - при всей серьёзности замыслов музыканты подают весь материал так, будто всё, что происходит на сцене - лишь игра, в которую не может не втянуться даже самый взыскательный слушатель.

Андрей Кондаков
Андрей Кондаков

Вячеслав Гайворонский
Вячеслав Гайворонский

Владимир Волков
Владимир Волков

Своеобразный ответ Москвы на питерское трио - «Второе Приближение», созвучность которого петербургским коллегам проявляется по многим параметрам. Сравнивать эти два коллектива вполне правомерно: «приближенцев» тоже трое, они так же, как и питерцы, обходятся без ударных; здесь также соседствует композиция и импровизация и уделяется внимание форме. Но музыка, которую творят пианист Андрей Разин, контрабасист Игорь Иванушкин и вокалистка Татьяна Комова, несколько иного свойства. Если Волков - Гайворонский - Кондаков ироничны, то Комова - Иванушкин - Разин подлинно глубоки; у них более сильно проникновение в фольклор, их лирика более пронзительна, а академическое начало даже в нарочито рэгтаймовых соло Разина выходит на первый план. Много раз приходилось писать об уникальности этого коллектива - и прежде всего на фоне московской сцены, где господство «подлинного джаза» часто идёт вразрез с творческими устремлениями музыкантов. И если питерское трио можно считать типичным представителем (и даже, пожалуй, одним из зачинателей) санкт-петербургской новоджазовой школы, то «Второе Приближение» - исключение из правил в школе московской, но исключение подлинно творческого плана.

Андрей Разин
Андрей Разин

Татьяна Комова
Татьяна Комова

Игорь Иванушкин
Игорь Иванушкин

Роман СтолярИ напоследок - личное. Не имея возможности анализировать музыку трио (опять трио!) Dots & Lines, в составе которого ваш покорный слуга выступил на праздновании, я хотел бы лишь отметить двух молодых музыкантов - его участников. Для саксофониста Ильи Белорукова и гитариста Андрея Поповского фестиваль «Джаз.Ру» стал первым выступлением на профессиональной сцене.
Илья БелоруковЭтот факт - явственное свидетельство продуктивности фестивальных концертов российского джазового портала: ведь именно преемственность является залогом долголетия любого проекта. И очень символично, что эти молодые питерцы, творческая жизнь которых ещё только начинается, наравне с именитыми музыкантами сделали свой вклад в то, чтобы, подобно тому как нарастающий после 22 декабря день постепенно одерживает победу над сумерками ночи, развеялась тьма невежества, предрассудков и стереотипов, окружающих столь притягательно звучащее слово «джаз».

Роман Столяр
Москва - Санкт-Петербург

Событие, которое невозможно переоценить
21 и 22 декабря состоялся юбилейный фестиваль по случаю десятилетия всероссийского джазового портала «Джаз.Ру». Событие абсолютно знаковое в жизни России. Да, да, именно так оно и есть. Любой юбилей в культурной жизни нашей страны олицетворяет движение вперед тех идей, которые помогают развитию России в целом. Еще 10 лет назад никто не мог представить себе, что смелый, новаторский проект организатора и воплотителя в жизнь Кирилла Мошкова найдет отклик в сердцах множества людей. Скорее всего, многие подумали, что наверное, этого человека надолго не хватит. И правда, ну как объединить разрозненные интересы, настроения, переживания наших соотечественников, рассредоточенных по всей России, от Калининграда до Владивостока, да еще и после распада СССР? Да прибавьте к этому возможности самих музыкантов к получению образования в специализированных музыкальных училищах по джазовым направлениям, общению с единомышленниками, поездки для обмена опытом за границу в эпоху Советского Союза. О простом слушателе уже и говорить не приходится. Чтобы купить литературу, пластинку или поехать на какой-нибудь фестиваль, пусть даже в страну СЭВ... все это было нереально.
Музыкантам приходилось сидеть ночами, слушать волны заморских радиостанций, порой на самодельных приемниках, “увиливать” от глушилок для того, чтобы на слух записать ноты “неизвестных” композиций, написанных великими джазовыми музыкантами, про которых знали только понаслышке. Обменивались записями, впечатлениями или просто тут же садились за инструменты и играли. Но уж если кто-то (а это - единицы) вырывался «за бугор», то неминуемо был в центре внимания всего ближайшего окружения и не только: музыкантов, писателей, простых любителей музыки, одним словом - интеллигенции.
Это сейчас мы с вами можем спокойно сидеть за компьютером и, не выходя из дома, знать практически все, что происходило, происходит и будет происходить в джазовом и околоджазовом пространстве мира! А вспомните то время?! Сколько талантливейших музыкантов уехало на постоянное место жительство в другие, преимущественно, капиталистические, страны. Они уехали не просто так, они уехали по зову сердца.
Мы понимаем, как непросто было покинуть Родину и уехать в неизведанные края, в которых никого с распростертыми объятиями не ждали. Этих тяжелых испытаний хватило каждому музыканта, решившемуся бросить вызов времени.
По окончании времен лихолетья началось движение по новому пути. Россия оказалась на пороге очередного испытания. Очередному испытанию подверглась и культурная жизнь страны. Джаз, как часть культурной жизни нашей страны, также оказался в неопределенном состоянии.
Вот что происходило в начале 90-х годов. Но в это время, и благодаря ему, происходило формирование нового витка в развитии культуры в России. Это новые люди, свежие идеи. Таким образом сформировался новый «плодородный слой» интеллигенции
Все эти десять лет были не просто прожиты командой «Джаз.Ру», они были выстраданы. Наверное, могут сказать, что все начиналось на коленке, спонтанно. Но это только кажущиеся вещи. Любой человек имеет свои ценности, знания, предпочтения и, конечно, энергию. Вот благодаря этой энергии, неоспоримому желанию работать и созидать появился мощный 100% информационный портал, который объединил всех и вся джазового мира России и других стран, пусть небольших, но имеющих отношение к джазу.
Сегодня «Джаз.Ру» - это десятки выпусков в год электронного журнала «Полный джаз», информация о всех джазовых мероприятиях нашей страны и не только, страницы для музыкантов и слушателей, радио и видеоматериалы и многое, многое другое. Если вы впервые окажетесь на сайте, то вам потребуется не один день, чтобы изучить и «переварить» всю информацию. Этот портал популярен не только у нас в стране. Благодаря ему происходит объединение джазового мира: к нам приезжают зарубежные музыканты, происходит обмен опытом, встречи в режиме реального времени с людьми для возможности задать и получить тут же ответ на интересующий вопрос как для музыканта, так и для простого любителя джазовой музыки. «Джаз.Ру» - двигатель, который запустил и помог запустить множество проектов по всей стране, дал возможность выйти из неизвестности простым музыкантам, которых теперь знают во всем мире. А теперь «Джаз.Ру» - не только интернет-портал, но и цветное печатное издание, которое является свидетельством того, что интересы и желания простых слушателей, критиков, музыкантов полностью совпадают с потребностями развития джаза в России. Понятно: не каждый имеет в доме компьютер, а тем более интернет. А какое чувство испытываешь, когда держишь журнал в руках! Одновременно и гордость за людей, которые долгие годы шли сложным, но правильным путем, и чувство того, что любовь к джазу нельзя утратить, ею можно только воспылать с еще большей силой.
Доказательства того, что джазовая жизнь нашей страны развивается с каждым годом и является неотъемлемой частью джазовой жизни мира, можно было получить, придя на концерт, посвященный огромному событию в культурной жизни России - десятилетию «Джаз.Ру». Одни исполнители чего стоят! Это величины мирового масштаба: Валерий Пономарёв - легендарный трубач (США), который просто не нуждается в рекомендациях, запросто играл с московскими музыкантами. Известнейшее трио “Второе Приближение”: Андрей Разин, Татьяна Комова, Игорь Иванушкин - ежегодные гости фестиваля, играющие фантастические произведения, которые глубоко укоренены в фольклоре и близки по духу русскому человеку. А пианист Роман Столяр, с известным своим пристрастием к глубокой самостийной импровизации, которая начисто растворяет человека в его музыке? Это чувство у слушателя очень тонко ложится на форму собственного внутреннего мира, обретая глубокий и понятный смысл изведанного.

Джем: Слепнер, Кондаков, Белоруков, Столяр, Иванушкин, Гайворонский
Джем: Слепнер, Кондаков, Белоруков, Столяр, Иванушкин, Гайворонский

Подводя итог, хочу высказать отдельную благодарность крепкой четверке команды «Джаз.Ру»: Кириллу Мошкову, Анне Филипьевой, Юрию Льноградскому, Татьяне Балакирской - как идейной основе портала. И, конечно, всем людям, без которых невозможно было воплощение в жизнь всего задуманного: это и обозреватель Михаил Митропольский, известнейший фотограф Павел Корбут, самый популярный в нашей стране саксофонист Игорь Бутман, чью способность к объединению джазовых музыкантов всего мира невозможно переоценить... Да и многим, многим другим, кто не жалеет сил и средств для достижения важнейших целей в развитии джаза в России и мире.


Джем: Белоруков, Столяр, Иванушкин, Гайворонский

Владимир Ушаков
(a.k.a. PETERSON)

Фото к обоим материалам: Павел Корбут

Роберта Гамбарини в Москве
Дом Музыки, 16 декабря

С октября 2007 по май 2008 г. Дом Музыки представляет московским слушателям цикл концертов лучших джазовых вокалисток мира. В рамках программы «Джазовый Олимп. Примадонны» выступили уже три дивы: две уроженки США - Стефани Накасян (в октябре) и Тэсса Соутер (в ноябре) – и уроженка Италии Роберта Гамбарини (в декабре), порадовавшая московскую публику своим приездом уже второй раз в этом году (первый раз она приезжала в мае с оркестром Dizzy Gillespie All-Stars). В данный момент Роберта, так же как и две названные выше вокалистки, живёт в США. Среди лучших джазовых певиц мира можно встретить не так много неамериканских, так что Роберта - «итальянский эксклюзив», и критики уже лет 15 сравнивают её с Эллой Фицджералд, хотя, конечно, и не ставят Гамбарини выше легенды джазового вокала. Итальянская певица уже достаточно американизировалась, чтобы разговаривать без акцента, но (что, возможно, и к лучшему) не утратила совсем уж всё итальянское.
Роберту нельзя назвать импульсивной итальянской дамочкой с кипящей кровью и страстным темпераментом львицы; тем не менее, в ней нет величественности Эллы Фицджералд. Приписывать ли это к недостаткам певицы или к её достоинствам, каждый решит сам; в любом случае, в профессионализме Роберте Гамбарини (Roberta Gambarini) не откажешь - она привела московских зрителей в полный восторг, демонстрируя свои отличные вокальные навыки. На этот раз Роберта привезла с собой трёх замечательных музыкантов: пианиста Тамира Хэнделмана (Tamir Hendelman), контрабасиста Нила Суэйсона (Neil Swaison) и потрясающего барабанщика Джейка Ханну (Jake Hanna). Последний из музыкантов заслуживает особенного внимания: он в свои уже немолодые годы (76 лет) является первоклассным мастером игры на ударных, активно гастролирует и записывается. За свою творческую деятельность он поработал с Мэйнардом Фергюсоном, Мэриан Макпартланд, Тосико Акиёси и многими другими известными музыкантами.
Первым на сцене появилось трио музыкантов без Роберты. Несколько минут они исполняли то, что в джазе называют стандартом, а я бы назвала незатейливой мелодией, которая возникает в сознании обычного человека при слове «джаз». Затем на сцену вышли Роберта и ведущий, который принёс музыкантам ноты (можно подумать, они были им так уж необходимы) и произнёс: «Я раздал музыкантам ноты, так что, не сомневайтесь, концерт продолжится». Зал хихикнул.
Концерт продолжился композицией уже с участием Роберты, после которой она с чувством призналась российским слушателям в любви (вот какая она ветреная, эта Роберта Гамбарини). Публика тоже в долгу не осталась и одарила певицу мощными волнами рукоплесканий. Коль скоро публика и певица поладили друг с другом (видимо, они успели подружиться ещё в прошлые приезды Роберты в Москву - весной этого года и в 2002-м), московская публика не жалела ладоней в течение всего концерта. Ситуация живо напоминала детскую песенку «Синеглазка» из мультфильма «Незнайка»: «До чего ж быть приятно звездою, каждый всюду тебя узнаёт...».
Роберта с удовольствием принимала знаки внимания от публики, а публика с удовольствием слушала, как певица импровизирует. Надо отметить, что появлению вокалисты на сцене обрадовались не только слушатели, но и музыканты. С появлением Роберты они с плохо скрываемым рвением и энтузиазмом принялись за игру, тут не только Джейк Ханна, но и Тамир Хэнделман и Нил Суэйсон показали себя виртуозами; певица оказала на трио стимулирующее воздействие, как будто дирижёр пришёл в покинутый оркестр. О самой Роберте было сложно сказать то же самое: она то ли не распелась перед выступлением, то ли просто стала жертвой промозглой московской зимы, но в первом отделении голос мне показался слабым, певица периодически «ползала» вверх-вниз, причём пару раз голос просто срывался. И всё-таки изобретательная итальянка нашла способ спасения. Как говорится, «в воде вся жизнь», вот и Роберта Гамбарини спасла свой голос водой. Даже не знаю, будет ли прилично назвать итальянско-американскую леди исконно русским словом «водохлёб», но я уверена, все россияне согласятся с таким эпитетом. Роберта осушила 8-9 полулитровых бутылок воды за концерт (даже Вячеслав Гайворонский, играя на трубе, пьёт куда меньше), зато во втором отделении голос прорезался, и я смогла услышать эти хваленые «фицджералдовские» нотки. Впрочем, слушатели в зале, кажется, и не заметили каких-либо изменений: во втором отделении овации были такими же, как и в первом.

Роберта Гамбарини - артистичная вокалистка: во время пения она подпрыгивает, щёлкает пальцами, помахивает рукой, и во всём этом есть милое, почти наивное самолюбование. Не странно ли для взрослой женщины? Всё-таки сказывается игривая южная кровь, от корней не убежишь в спокойную стабильную Америку.
В первом отделении Роберта исполнила несколько известных джазовых композиций, например, «I Get A Kick Out Of You», которую в свое время с успехом исполняла Элла Фицджералд, и пару стандартов из своего нового альбома «You are there» - «When Lights Are Low» и «Lush Life». Последняя произвела на меня впечатление в основном благодаря виртуозной игре Джейка Ханны. Теперь я знаю, что можно бесконечно смотреть на четыре вещи: воду, огонь, то, как работают другие, и то, как Джейк Ханна «гладит» палочками барабан, воспроизводя приятный шуршащий звук. Такое нежное обращение с ударной установкой редко встретишь, особенно в современной музыке, где, чем громче вдаришь, тем лучше.
Одним из общепризнанных достоинств Роберты является её умение работать с музыкантами: она проявляет себя хорошим дирижёром - певица хорошо чувствует музыкантов, а музыканты - певицу. На концерте «парадом» руководила именно Роберта: указывала на вступления, добивалась синхронности общего исполнения, задавала ритм, временами действительно дирижируя руками.
Второе отделение в основном состояло из композиций альбома «Easy To Love» и нового «You Are There». Вообще второе отделение произвело на меня куда более приятное впечатление, чем первое: во-первых, Роберта наконец-то запела «своим» голосом, во-вторых, каждый из музыкантов успел исполнить короткие, но великолепные соло.

Композиции из альбомов музыканты играли с невероятной лёгкостью, отдыхали на них. Даже Роберта настолько оживилась после перерыва, что буквально запрыгала по сцене, исполняя композицию «Easy to love». Вершиной концерта стала песня «Porgy, I’s Your Woman Now» братьев Джорджа и Айры Гершвинов из «народной оперы» «Порги и Бесс». Роберта вложилась в песню, спела с душой, дополнив исполнение итальянским темпераментом - получилось очень проникновенно. Некоторые слушатели рядом со мной даже прослезились. «My man, Porgy» было спето из глубины души и, я думаю, каждый мужчина в зале в этот момент захотел стать Порги, даже Суэйсон разомлел и буквально улегся на свой контрабас.
Перед следующей композицией Роберта заговорщицки переговорила с пианистом, как позже выяснилось, она собиралась продемонстрировать свою великолепную скэтовую технику. Композицию завершило уже не трио музыкантов, а квартет: добавилась труба в лице... Роберты Гамбарини, чей скэтовый распев был искусно окрашен имитацией характерных тембровых красок духового инструмента. Зал был в восторге, аплодисменты ещё долго не смолкали, а с правого балкона то и дело доносилось раскатистое мужское «брррраво!».
Завершающей песней концерта стала знаменитая композиция композитора Матта Дэнниса и текстовика Тома Эдэйра «Everything Happens To Me», прославленная исполнением великой джазовой певицы Билли Холидей. Зажигательный финал заставил забыть обо всех недочётах первого отделения. Итог выступления подвёл вовремя появившийся на сцене ведущий Владимир Каушанский: «Соло Италии и хороший американский свинг. Всё остальное зависит от вас».
От концерта у меня осталось приятное впечатление, но, судя по реакции публики, он и вовсе прошёл отлично. Можно сказать, что Роберта пользуется успехом у московской публики, и пожелать ей почаще приезжать к нам. И что-то мне подсказывает, что она приедет в Москву ещё не раз.

Ольга Ягова
Фото: Владимир Коробицын

 

8-9 декабря в Центральном Доме литераторов прошёл XIII международный фестиваль вокального джаза «Джазовые голоса». За 13 лет проведения этот фестиваль устойчиво занял весьма своеобразную нишу: он почти не показывает крупных международных звёзд, которых и без того неплохо знают в российской столице, но представляет московской публике новые имена, не самых известных музыкантов, неожиданных гостей из-за рубежа, которые потом, год за годом, становятся регулярными гостями московских сцен.
О том, как прошёл фестиваль в 2007 г., рассказывают его участники и слушатели...>>>>

Постсоветское пространство:
что было

 

С 5 по 16 декабря по России гастролировала известная импровизирующая скрипачка из Канады, ныне живущая и работающая в Нью-Йорке - Таня Калманович (не имеющая, несмотря на имя и фамилию, отношения к «русской диаспоре» - из бывшей Российской империи происходили только её дедушки и бабушки). Большая часть её российских выступлений, в том числе весь (достаточно обширный!) тур по Сибири, проходила в партнёрстве с известным новосибирским пианистом-импровизатором, а заодно и нашим постоянным автором - Романом Столяром. О том, как проходило открытие Сибири Таней Колманович, Роман рассказывает читателям «Полного джаза»...>>>>

В декабре проходили важные джазовые мероприятия и в Ростове-на-Дону: очередной концерт фестиваля «Центр им. Кима Назаретова представляет», который продолжается весь концертный сезон, а также концерт в честь юбилея замечательного ростовского педагога и исполнителя - контрабасиста Адама Терацуяна. Марина Мухаметова рассказывает об обоих событиях...>>>>

Постсоветское пространство:
что будет
Тольяттинская филармония представляет свои джазовые программы: редакция "Джаз.Ру" всячески поддерживает этот почин и призывает и другие филармонические и клубные площадки России активнее анонсировать свои джазовые мероприятия в "Полном джазе"!..>>>>
Джазовые путешествия
Джаз на Манхэттене: первый взгляд
Нью-Йорк - город джаза. Это утверждение родилось ещё в 20-е, а окончательно утвердилось в начале 40-х, когда в гарлемском клубе Minton’s Playhouse начала собираться бибоп-компания - Телониус Монк, Чарли Паркер, Диззи Гиллеспи и других молодых музыкантов, впоследствии ставших важнейшими фигурами в истории джаза. За неполные семьдесят лет, отделяющих современный мир от тех времен, человечество наблюдало немало потрясений: тут вам и войны, и крах держав, и полёты в космос, и изобретение интернета. Однако Нью-Йорк так и остался городом джаза. Конечно, такие явления в истории музыки XX века, как распространение рок-н-ролла в 60-е, диско в 70-е и хип-хопа в 80-е, могли нанести намного больший удар по джазу в Америке, чем вышеперечисленные события, но- не тут-то было. Что же происходит сейчас, в начале XXI века, на родине джаза?

- Джаз в Америке не популярен, - объясняет мне Ховард Мэндел, президент Ассоциации джазовых журналистов, в ходе нашей беседы в его нью-йоркском офисе в Гринвич-Вилледж. - Он просто есть. Это почти то же самое, что у вас в России - водка. Она есть, и от неё никуда не денешься... Хотя водка всё-таки популярна, да?

Но джаз на Манхэттене не стоит на месте, развивается?

Ховард Мэндел- Развивается. Здесь много джазовых школ: школа джаза при Нью-Йоркском университете (NYU), «Новая школа» - New School for Jazz and Contemporary Music, Манхэттенская школа музыки, и через них проходит масса молодых людей. Я знаю огромное количество местных музыкантов, которые еженедельно дают концерты, регулярно записывают альбомы.

Главное, что у них есть возможность выступать и записываться...

- Главное, что у них есть аудитория, для которой они выступают и записываются.

А средства массовой информации заинтересованы в том, чтобы писать о джазе?

В New York Times, одной из авторитетных, я бы даже сказал - национальных газет, есть два человека, которые постоянно пишут о джазе. Конечно, их иногда просят подготовить материалы, посвященные и другим жанрам, например, рок-н-роллу, хип-хопу или более попсовой музыке - как бы там всю эту современную мешанину стилей ни называли. Их мнению можно доверять, хотя коммерция, по-моему, там многое решает. Они пишут о музыке в Америке, о музыке за океаном, но так или иначе остаются джазовыми журналистами. Иногда работают на фри-лансе и для других изданий. Ну, а другие нью-йоркские газеты - по сути своей таблоиды, этакие «схватил и пошёл» - не для вдумчивого чтения. Они джазом не интересуются, по большому счёту.

А помимо газет?

- У нас есть джазовая радиостанция, WBGO, она базируется в Ньюарке в Нью-Джерси, но и в Нью-Йорке её слышно в том числе. Ещё есть WKCR, радиостанция Колумбийского Университета, которая очень щепетильно относится к тому, какой джаз ставить в эфир. Ну а телевизионных каналов такого направления у нас нет. Зато целое море блогов в интернете! Джаз здесь - своего рода национальное достояние, и нет места в Америке, где он бы не оказывал своё влияние. Люди уделяют ему внимание, газеты, звукозаписывающие компании - тоже. Это дело элиты. Если у тебя есть деньги, ты идёшь слушать джаз, пусть ты и не самый ярый его почитатель.

Вы знаете, где-то год тому назад мы попали на концерт известного аргентинского саксофониста Гато Барбиери в Энглвуде в штате Нью-Джерси. То есть Энглвуд - это от силы шесть улиц, и чуть ли не единственная достопримечательность там - концертный зал, хотя и немаленький. Но на меня произвел огромное впечатление тот факт, что в крохотном городке выступает с гастролями музыкант мировой величины.

- На самом деле в Энглвуде живет много джазовых музыкантов, это известное джазовое место. К тому же это не маленький городок, он всего в нескольких минутах езды от Нью-Йорка, почти его пригород. Впрочем, я знаю действительно крохотные города, например Вудсток (город в штате Нью-Йорк, "колония искусств" XIX века, дал название нескольким музыкальным фестивалям, в т.ч. Woodstock-69 - прим. авт.). На машине отсюда до него добираться где-то часа два. Но американская культура - культура дорог, вы знаете? В Европе расстояния между выступлениями, скажем так, очень короткие. Здесь же от Нью-Йорка до Сан-Франциско надо ехать двое суток. В 20-30-е годы ансамбли путешествовали по стране на автобусе, делали остановки каждые 100 миль и играли в этих городах. Похоже, что у вас в России населенные пункты более рассеяны по стране, в ней такое невозможно.
Постойте, был однажды случай... Это было в начале 90-х, в Нью-Йорк приехали мои друзья из Санкт-Петербурга - Алекс Кан, известный музыкальный журналист, и музыкант Сергей Курёхин. Мы сидели в баре, выпивали, разговаривали, и тут Сергей говорит: «Слушайте, а в нескольких кварталах отсюда сегодня играет Гато Барбиери!» А мы ему отвечаем: «Не, неохота идти». Он воскликнул: «Вы можете себе такое представить: если бы Гато выступал в Петербурге, и мы бы не пошли! Конечно, мы бы пошли!». Но поскольку дело происходило в Нью-Йорке, мы всего лишь пожали плечами: мол, в следующий раз. Джаз - это в такой степени музыка Америки!.. Я преподаю в NYU и всегда говорю своим студентам, что все, кто так или иначе играл в Америке после 1900-го года, испытывал влияние джаза. Это относится и к композиторам классической музыки, к Джорджу Гершвину, например. И к представителям авангарда, вроде Мортона Суботника (Morton Subotnick). Все современные классические композиторы слышали джаз, все так или иначе должны считаться с ним.

Понятно. То есть вы хотите сказать, что в Америке джаза столько, что в том же Нью-Йорке порой тяжело выбрать, куда пойти?

- Да, бывает и так.

Но самые главные мероприятия проходят в крупных клубах, типа Blue Note или Dizzy’s Club Coca Cola? Или это туристические места с завышенными ценами?


Новое здание Jazz at Lincoln Center (где находится и Dizzy’s Club Coca Cola)

- Да, такие клубы, как Blue Note, Dizzy’s Club, Village Vanguard, Birdland, Iridium - это чисто туристические места. Они дорогие даже по джазовым стандартам. Да, иногда там можно услышать хорошую музыку. Да, там можно вкусно поесть. Но есть масса других достойных и, кстати, известных мест, где за небольшие деньги можно услышать интересную экспериментальную музыку.

Но денежный вопрос оставляет свой отпечаток на музыкальной жизни Манхэттена?

- Да, возможно. Экономическая ситуация сильно поменялась в Нью-Йорке за последние пять лет. Много музыкантов переехали в Бруклин, за ними потянулись и слушатели. И на музыке это, конечно, тоже сказалось. Появилось больше экспериментальной музыки - и коммерческой музыки. При этом нельзя забывать, что всегда присутствует консервативный элемент: люди часто возвращаются к тому, что они хорошо знают. Джазовым музыкантам в какой-то степени повезло: они делают то, что им нравится, а не живут под натиском коммерции. Да, есть такие люди, как Джордж Уэйн (George Wein), он организатор концертов и международных фестивалей и получает немалый доход от своего бизнеса. Есть Квинси Джонс (Quincy Jones), но Квинси, по-моему, отошел от джаза. Те люди, которые владеют клубами Blue Note и B.B. King’s по всему миру, возможно, делают хорошие деньги. Но команда, которая стоит за какими-нибудь Rolling Stones, всё-таки получает больше. Так что экономическая сторона вопроса в джазе, конечно, важна, но как мне кажется, джаз в большей степени поддерживают личные желания и потребности людей.
По моему убеждению, джаз - это универсальный язык. Для людей из разных социальных кругов, с разным этническим прошлым, джаз - вроде как платоническая идея самовыражения, взаимодействия людей. В Америке много индустриальных центров, торговых центров. И их главной ценностью всегда была музыка.

Несколько главных джазовых клубов Манхэттена

Blue Note: 131 West 3rd St.
Открывшийся в 1981 году, клуб Blue Note - всемирно известное заведение с филиалами в Италии и Японии. Примерно такая же достопримечательность Нью-Йорка, как Рокфеллер-Центр. Ежедневные выступления известных джазовых ансамблей приходятся на 20.00 и 22.30. По пятницам и субботам в клубе также имеет место ночная программа, начинающаяся через полчаса после полуночи. В качестве изысканного дополнения - воскресные утренники, больше кулинарного, нежели музыкального толка. В программе преимущественно классический джаз и блюз и легкие поджанры типа smooth jazz, зато частенько можно застать настоящих звезд джазовой сцены. Имена Лайонела Хэмптона, Диззи Гиллеспи, Рэя Брауна, Оскара Питерсона - лишь часть в ряду тех, кто регулярно выступал в Blue Note.

Iridium: 1658 Broadway (West 51st St).
Открытый в самом центре Манхэттена с 1994 года, Iridium- одно из тех элитных мест, куда стоит идти с деньгами и желанием комфортно провести вечер, выпивая шампанское, закусывая креветками и слушая именитых джазовых музыкантов преимущественно в возрасте за пятьдесят. Здесь записывались живые выступления пианиста Джеки Террассона, трубача и саксофониста Бенни Картера, ансамбля Арта Блэйки The Jazz Messengers и многих других выдающихся музыкантов мировой джазовой сцены. Сеты здесь проходят, как полагается, дважды: в 8.30 и 10.30 вечера ежедневно (по вторникам - на тридцать минут раньше, в 8 и 10). Перед тем как попасть в сам клуб, можно вдоволь насмотреться на ночной Бродвей и с чувством выполненного долга узнать тот самый Нью-Йорк из черно-белых фильмов середины XX века. Каждый понедельник в клубе играет 92-летний изобретатель электрогитары и многоканальной звукозаписи Лес Пол.

Birdland: 315 West 44th St.

По уровню и классу совпадает с предыдущими двумя, но несколько отличается разнообразием программы. В частности, посетитель клуба Birland может услышать афро-кубинский оркестр, классику Дюка Эллингтона в исполнении брасс-биг-бенда, так и, скажем, квартет Джоржда Коулмана. По воскресеньям, кстати, здесь в биг-бэнде Артуро О'Фаррила выступает трубач Валерий Пономарёв, некогда участник вышеупомянутых Jazz Messengers. Ценовая категория, как и в случае с двумя вышеназванными клубами - не слишком демократичная: вечер здесь обойдётся в 50-60 долларов.

Smalls: 183 West 10th St.
New York’s Cutting Edge Jazz Club, «передовой край джаз-клубов Нью-Йорка» - именно так называет себя клуб Smalls. Это - в большей степени молодежное, студенческое место со своим антуражем, собирающее за один вечер несколько разных выступлений, которые продолжаются до поздней ночи или даже до раннего утра. В основном здесь выступают резиденты, зато покупка билета на один день даёт право уходить из клуба, возвращаться в него и слушать по два-три музыкальных коллектива совершенно свободно.

The Jazz Gallery: 290 Hudson St.

Бюджетный культурный центр, как они сами себя называют; миссия The Jazz Gallery - дать возможность молодым и талантливым быть услышанными, известным музыкантам - играть то, что они хотят, а художникам, поэтам, режиссерам и другим деятелям от искусств - продемонстрировать творческие идеи, навеянные джазом. Открытый в 1995 году в тихом и милом районе в нижнем Вестсайде, с 2000 года клуб стал уделять больше внимания музыке как таковой, хотя и график выступлений здесь немного сбивчивый, обычно по два «захода» за вечер - в 21 и 22.30. Билеты на концерты - от $12 и выше.

The Stone: угол Ave C и East 2nd St.
В аскетический клуб авангардной и экспериментальной музыки, расположенный в некогда не совсем благополучном районе Манхэттена, как правило, лишние люди не попадают. Небольшое помещение, метров пятьдесят от силы, - одновременно и сцена, и зрительный зал с раскладными стульчиками и дополнительными местами на полу на подушках. Здесь нет предварительной продажи билетов, бара или кухни. Зато постоянно происходят крайне интересные выступления как молодых, так и именитых джазовых музыкантов, от которых никогда не знаешь, чего ожидать. При этом плата за вход приятно низкая, особенно по нью-йоркским меркам - $10, только если на вечер не заявлено что-то совсем из ряда вон выходящее. Играют в The Stone каждый день, кроме понедельников, дважды - в 20.00 и 22.00.

Nublu: 62 Ave C
Находится в минуте ходьбы от The Stone. «Это место примечательно тем, - объясняет Ховард Мэндел, - что представляет собой маленький бар, в котором «Бутч» Моррис выступает со своим ансамблем, который так и называется- The Nublu Orchestra. Он там на правах импровизирующего дирижёра. Они играют на электрогитарах, на барабанах - очень интересно». Помимо прочего, семь дней в неделю в Nublu происходит по два живых сета в 10 и 12 ночи, между которыми местные диджеи крутят пластинки самых разнообразных жанров, «от жесткого техно до world beat», как сообщает официальный сайт клуба. В качестве непременного атрибута интерьера - синяя лампа.

Диана Кондрашина

А в это время
за бугром...

В ночь c 23 на 24 декабря в Канаде, в городке Мисcиссауга близ Торонто, умер один из самых популярных джазовых пианистов XX столетия. Его звали Оскар Питерсон. Ему было 82 года.
Оскар Питерсон (р. 15 августа 1925) - наверное, один из самых обожаемых и самых критикуемых джазовых пианистов в мире. Широчайшую публику буквально гипнотизировало его невероятное владение инструментом, его фантастическая техника игры и его потрясающий свинг, который просто не с кем сравнить. При этом джазовые критики привычно ругали Питерсона за то, что он играл чрезмерно много нот, использовал одни и те же приёмы и вообще говоря - совершенно не изменился в своей игре с 1950-х гг., записывая десятки и сотни альбомов с абсолютно похожей игрой, репертуаром и идеями, точнее, по оценке критиков - отсутствием свежих идей. Обо всех этих противоречиях хорошо написал историк джаза Скотт Янов: «Конечно, можно смело утверждать, что Питерсон играет сто нот там, где другой пианист обошёлся бы десятью; но все сто обычно оказывались на нужном месте, и ничего нет зазорного в том, чтобы демонстрировать технику игры, если это служит музыке. Питерсон не шёл от стиля к стилю, а рос внутри той стилистики, которую однажды нашёл, и в этом тоже ничего зазорного нет».
Огромное количество альбомов, которые записал Оскар Питерсон, объясняется тем, что он был любимым пианистом легендарного продюсера Нормана Грэнца, который записывал Питерсона буквально километрами. Впервые 25-летний Оскар Питерсон, приехавший в Нью-Йорк из Канады, записался в 1950-м году, а к середине 50-х уже был одним из самых популярных джазменов и со своим трио, куда входил гитарист Херб Эллис и контрабасист Рэй Браун, играл буквально со всеми, кто участвовал в знаменитых гастрольных турах Нормана Грэнца «Джаз в филармониях».
Трио с гитарой и контрабасом просуществовало пять лет, до 1958 г. После ухода Херба Эллиса Питерсон решил, что ни один другой гитарист не сможет заменить его, и третьим членом трио стал барабанщик Эд Тигпен. И вот это-то трио, Оскар Питерсон, Рэй Браун и Эд Тигпен, стало, наверное, самым популярным ансамблем Оскара Питерсона, успех которого можно сравнить только с более поздним его трио без барабанов - с участием датчанина Нильса-Хеннинга Эрстеда Педерсена на контрабасе и Джо Пасса на гитаре.
С середины 60-х состав ансамблей Оскара Питерсона начал довольно часто меняться, в отличие от его стиля: действительно, этот пианист на протяжении полувека сохранял верность раз найденному сочетанию мощного свинга, роскошной техники игры, позволявшей Питерсону играть действительно огромное количество нот на единицу времени, и репертуара, состоявшего в основном из джазовой классики, изложенной в промежуточной стилистике между свингом и бибопом, точнее - с элементами и того, и другого. В разные годы участниками трио Питерсона были такие разные музыканты, как чешский басист Джордж Мраз и его датский коллега Нильс-Хеннинг Эрстед Педерсен, шведский гитарист Ульф Вакениус, барабанщики Бобби Дюрэм, Луис Хэйз, гитарист Джо Пасс и другие. Кроме того, Питерсон записывал колоссальное количество альбомов совместно с другими музыкантами: достаточно вспомнить трубачей Диззи Гиллеспи, Роя Элдриджа, Кларка Терри, саксофонистов Сонни Ститта, Стэна Гетца, Коулмана Хокинса, Лестера Янга, вокалистов Эллу Фицджералд и Билли Холидей и других. Записывал он и дуэты с другими пианистами, например Каунтом Бэйси, писал авторские сочинения крупной формы, среди которых выделяется посвящённая родной стране сюита 1964 г. «Canadiana», в общем - был одним из самых плодовитых, самых трудолюбивых и самых известных джазовых музыкантов своего времени.
Оскар Питерсон много болел. С молодости его мучил артрит, болели руки, он перенёс тяжелую операцию на костях бедра, а в 1993 г., в возрасте 68 лет он перенёс инсульт, после которого функции левой руки пианиста так никогда и не восстановились до конца. Однако он продолжал выступать и записываться, и одно его появление на сцене вызывало стоячую овацию, ведь именно Оскар Питерсон с его легко воспринимаемым, ясным и при этом исключительно виртуозным стилем игры привёл к джазу огромное число слушателей.
В июле 2005 г. в репортаже с фестиваля North Sea в Нидерландах наш автор Дмитрий Булычев писал о концерте Оскара Питерсона на этом самом известном в Северной Европе джазовом празднике:

«Концерт титана джаза пианиста Оскара Питерсона многими воспринимался, без сомнения, как главное блюдо фестиваля. Оно и понятно - оказавший огромное влияние на развитие джаза музыкант, чье гармоническое мышление и импровизационная манера стали уже хрестоматийными, являет собой пример живого классика в прямом смысле слова. Побывать на концерте Питерсона для любителя джаза - все равно, что побывать на концерте Шопена для любителя классики, даже если музыкант ничего не будет играть, а просто будет сидеть на сцене и, улыбаясь, смотреть в зал...
...Эти знаменитые пассажи, рассвингованные до самых мелких долей метра, эти безумные темпы, эти синкопированные секвенции - все осталось в прошлом, застыло на бесценных записях, растворилось в беге времени. Оставаясь метрически безукоризненно точным, но безуспешно пытаясь вернуть былую свободу непослушным пальцам, Питерсон мог только обозначать ход своих мыслей, от прихотливо украшенного фасада остались грубые леса, от пассажей - опорные ноты. Вся внутренняя "кухня" его исполнительского метода выступила наружу, но то, от чего захватывало дух - ушло навсегда.
Зато, лишенный своей ошеломляющей техники, Питерсон обрел такую сосредоточенность исполнения в балладах, которую мы прежде в нем и не подозревали. В этих балладах, написанных им в классической манере и классической гармонии, был другой, неизвестный Питерсон - созерцатель, философ, минималист...».

26 ноября - 3 декабря 2007 г. в Иерусалиме в четвёртый раз прошёл фестиваль "Джаз-глобус" - не единственный, но весьма своеобразный джазовый форум Земли обетованной, фестиваль, ориентированный на импровизирующих музыкантов из бывшего СССР (которых в Израиле очень много). О том, что и как звучало на фестивале, рассказывают наш иерусалимский автор Владимир Мак и обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский...>>>>

Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.

Бесконечное приближение-380: 29 декабря
Довольно легкомысленная программа, эксплуатирующая разную новогоднюю и рождественскую музыку, но хорошую.

Бесконечное приближение-381: 5 января 2008 года
События года ушедшего с точки зрения автора, которым автор был свидетелем или что-то слышал. В списке Орнетт Коулман, супруги Типпетты, Курт Эллинг, Розуэлл Радд и "Второе приближение", Эл Фостер и Бастер Уильямс

Бесконечное приближение-382: 12 января 2008 года
Что год грядущий нам готовит - некоторые из номинантов Грэмми - Хэрби Хэнкок, Патти Остин, Майкл Бреккер, Брайан Бромберг и Хэнк Джонс

Бесконечное приближение-383: 19 января
Программа из серии персоналий заканчивает цикл, посвященный Кенни Уилеру и плавно переходит к пианисту Джону Тейлору.

Подкаст "Слушать здесь":
25.12.07 - #205: памяти пианиста Оскара Питерсона (1925-2007) - главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы "Happy Go Lucky Local (Night Train)" с альбома "Night Train" (Verve, 1962) и "My Romance" с альбома "The Lost Tapes" (Verve, 1999).

22.12.07 - #204: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Railbread" с альбома "Real and Imagined Time" ансамбля Ned Rothenberg Double Band саксофониста Неда Ротенберга (Moers, 1995).

18.12.07 - #203: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "P.S." тромбониста Розуэлла Радда и московского трио "Второе приближение" со сборника "О ком мы пишем" ("Джаз.Ру" - PrCD, 2007) и приглашает на 10-летие "Джаз.Ру"

15.12.07 - #202: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Hotel Uverture" с альбома "Escalator Over The Hill" композитора Карлы Блэй и поэта Пола Хэйнса (ECM, 1971).

12.12.07 - #201: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "The Low Road" с альбома "This Meets That" трио гитариста Джона Скофилда (EmArcy/Universal Russia, 2007)

07.12.07 - #200: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесы "Multiples" и "Koolbonga" с альбома "Soul on Soul" трубача Дейва Дагласа (RCA Victor, 2000).

05.12.07 - #199: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "Vrstan Bubnar" с альбома "3" сербской джаз-рок-группы клавишника Васила Хадзиманова Vasil Hadzimanov Band (специальный гость - болгарский трубач Росен Захариев-Роко) - Sokoj, 2007.

01.12.07 - #198: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Three Blind Mice" с альбома "Live at the Golden Circle" шведской группы раннего джаз-рока Made In Sweden (CD-переиздание: Sonet, 2006).

28.11.07 - #197: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы "What'cha Call'em Blues" (1925) и "Christopher Columbus" (1936) оркестра пианиста Флетчера Хендерсона (1897-1952, к 110-летию со дня рождения).

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Михаил Митропольский,
Диана Кондрашина,
Роман Столяр,
Владимир Ушаков,
Марина Мухаметова,
Владимир Мак,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Владимир Коробицын,
Григорий Хатин,
Павел Корбут,
Михаил Митропольский,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.

        

body> html>