502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
 
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
Выпуск # 18 (435) - 19 ноября 2009 г.
книга "великие люди джаза"Издается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 04.12.2009

Цитата номера
«Не играй то, что есть [в нотах]. Играй то, чего там нет!»

Майлс Дэйвис

Слово к читателям
Приближается декабрь. А значит, приближается очередной день рождения «Джаз.Ру». 12 декабря в ДомЖуре на Никитском бульваре мы проводим однодневный мини-фестиваль «12+3», посвящённый 12-летию портала «Джаз.Ру» и трёхлетию журнала «Джаз.Ру». Музыкальная программа почти сформирована — ясно, что примут участие и наши авторы, и звёзды московской джазовой сцены, и читатели портала и журнала.
Все подробности по программе, заказ билетов и дополнительная информация — на специальной странице портала.
Давайте праздновать вместе! Ждём вас в Доме журналистов 12 декабря!

Редакция "Джаз.Ру"

Специальный репортаж

Василий Аксёнов (АРХИВ)Практика показывает, что лучшие блюда создавались в результате умения сочетать, казалось бы, несочетаемое. Создание искусственных границ часто мешает новому и, возможно, интересному. Три года назад группа энтузиастов во главе с писателем Василием Аксёновым создала в Казани литературно-джазовый фестиваль «Аксёнов-фест». В его рамках планировалось вручать премию «Звёздный билет» за заслуги в литературе и джазе. Однако при жизни знаменитого писателя осуществить идею не удалось, и премия вручалась лишь за литературные достижения. В год смерти Аксёнова премия осталась в его семье, у его сына Алексея. Однако начиная со следующего года желание писателя будет исполнено, и премия, наконец, найдёт своего адресата в искусстве, которое было второй страстью Василия Павловича при жизни — в джазе. «Если в литературе Василий Павлович признанный мэтр и учитель, то в джазе — фантастический слушатель и описатель, — рассказывает режиссёр и ведущий фестиваля Сергей Миров. — Я не представляю, кто бы мог ещё так описать джаз, как Аксёнов, например, в «Ожоге». Мало того, что он любил джаз, он ещё и разбирался в нём».


Евгений Борец

Основную часть программы «Аксёнов-феста» составили, конечно же, литературные мастер-классы и встречи с писателями. Однако в гала-концерте в Театре оперы и балета имени Мусы Джалиля без джаза не обошлось. «Костяком» концерта стало трио уроженца Казани, пианиста Евгения Борца.


Евгений Борец и писатель Дмитрий Быков (справа)

Евгений как успешный джазовый музыкант (а вне джаза — и аккомпаниатор одного из вдохновителей фестиваля Андрея Макаревича) принимает участие в фестивале с самого его основания. Планируется, что вскоре всю музыкальную часть фестиваля будет возглавлять именно Борец.

Музыкальное сопровождение в течение концерта отличалось приятным разнообразием: от «When I Fall In Love» Ната «Кинг» Коула, «Four» Майлса Дэйвиса, «Out of Nowhere» Чарли Паркера — до традиционного репертуара Андрея Макаревича («Он был старше её», «Разговор на фоне бесконечной ночи», «От меня к тебе»). Как отмечает режиссёр фестиваля Сергей Миров, Андрей Макаревич каждый раз безумно не хочет петь, потому что любит играть джаз. Но не петь ему не разрешают. Впрочем, публика положительно приняла переход от классического джазового стандарта «Caravan» к классическим темам «Машины времени».

Азат БаязитовЭксперименты со стилями вообще свойственны фестивалю. В прошлом году саксофонистка Анна Королёва выступила в качестве полноправного партнёра молодых казанских актёров в трёх шестиминутных театральных эпизодах. В этом году эксперимент был несколько тяжеловат — получасовая декламация отрывка из произведения «Остров Крым» в исполнении Александра Лыкова в обрамлении джазовой импровизации молодого казанского саксофониста Азата Баязитова (на фото справа) выглядела несколько громоздко. Зато игра Азата гармонично вписалась в финальный джазовый состав вечера: пианист Евгений Борец, контрабасист Сергей Хутас, барабанщик Сергей Остроумов, гитарист Андрей Макаревич и приглашённый из Нью-Йорка трубач Валерий Пономарёв создали настоящую джазовую атмосферу.

А в качестве иллюстрации к словам Аксёнова о том, что жить надо как бы танцуя свинг, к музыкантам присоединилась танцующая пара — ученица писателя Юлия Бикбова и её партнер удачно вписались в финальное исполнение «My Melancholy Baby».

В следующем году организаторы обещают сделать не один общий концерт, а разнести джаз и литературу на разные площадки, дабы все могли найти исполнителя или автора по душе. Это даст шанс пригласить большее количество музыкантов, что ранее было невозможно из-за ограниченного концертного времени. Ведь за три года фестиваль задействовал лишь трио Евгения Борца, саксофонистку Анну Королёву, певиц Ирину Родилес и Ирину Долгину, ранее упомянутых Азата Баязитова и Валерия Пономарёва, а также Алексея Козлова, который, кстати, стал прототипом одного из героев романа Аксёнова «Ожог».


Валерий Пономарёв

После выступления Сергей Миров с удовольствием отмечает: «Однажды мэр Казани Ильсур Метшин обмолвился в прессе, что хочет вернуть Казани звание джазовой столицы. Теперь у нас есть повод напомнить ему о его обещании».

Гульнара Хаматова
фото автора

Как это было
в Москве

3 ноября в концертном зале Российской Академии музыки им. Гнесиных прошёл концерт необычного словацкого оркестра Bratislava Hot Serenaders. Музыканты из Братиславы — не новаторы и даже не консерваторы: они реконструкторы. На сцене примерно 1936 год. Перед оркестром установлен единственный старомодный ненаправленный микрофон, к которому при необходимости подходит солист. Весь остальной биг-бэнд (три трубы, тромбон, три скрипки, четыре саксофона, туба, гитара/банджо, фортепиано и барабаны) звучит естественным балансом, в акустике. Музыканты играют на старых моделях инструментов: гитарист — на акустической гитаре со стальным (для пущей громкости) резонатором, и даже барабаны в оркестре исторические, а не современная ударная установка:

Вокалисты выходят на авансцену, к микрофону, с совершенно серьёзными лицами (как было принято в довоенной эстраде), почти не улыбаясь, держатся строго и изящно, а девушки из вокального трио (в перьях и шелках, как полагается) дисциплинированно выстраиваются перед единственным микрофоном плечом к плечу, поскольку микрофон этот исторически "ловил" только то, что издавало звук непосредственно перед ним.
Что играют Bratislava Hot Serenaders? Играют джаз 20-х и начала 30-х гг., причём как «hot» (Эллингтона), так и «sweet» (Пола Уайтмана). Играют словацкие популярные песни 1930-40-х гг. (и немножко чешских), аранжированные в sweet-манере под 20-е годы (причём руководитель оркестра, трубач Юрай Бартош, говорит, что в 40-е в Словакии действительно всё звучало «под 20-е»). В «реконструкторском» воспроизведении интересен и Эллингтон (которого братиславцы играют не по «фирменным» печатным аранжировкам, а по собственноручно выполненным тщательным расшифровкам со слуха по грампластинкам, для соблюдения всех исторических нюансов игры. При таком исполнении главная задача современного джазового музыканта — а у большинства оркестрантов есть и параллельная карьера в современном джазе — это «задушить в себе модерниста», то есть играть в точности так, как играли 70-80 лет назад, избавившись от всех более современных приёмов и звучаний. Это крайне непросто, но братиславскому оркестру это удаётся.
Восточноевропейский репертуар Bratislava Hot Serenaders — это особенно интересно. Вот как звучат в исполнении Bratislava Hot Serenaders словацкие песенки 40-х (эта называется «Я ещё не так стар»; записано автором этих строк из зала на диктофон. Вокал — Йошка Куриляк, на фото справа; слева - лидер оркестра, Юрай Бартош):

Но самый блеск — это исполняемые Bratislava Hot Serenaders образцы... советского джаза 1930-х! В этом концерте было исполнено две такие пьески — Александр Цфасман («Неудачное свидание») и Леонид Утёсов. Вот — в исполнении второго вокалиста оркестра Милоша Станчика — утёсовский «Дядя Эля» (тоже записано на диктофон):

Умение оркестра играть натуральным балансом поражает: казалось бы, за четыре-пять десятилетий всеобщей «микрофонизации» (перехода к игре только усиленным звуком) такое умение должно было повсеместно совершенно пропасть. Но это, конечно, дело опыта. Братиславские музыканты — вернее, ядро оркестра — вместе уже лет 15 и постоянно репетируют, у них огромная программа (167 пьес, и все «рабочие», то есть могут быть исполнены в любом концерте без дополнительной подготовки!).


Юрай Бартош

Сильных солистов, которые импровизируют в соответствующем стиле, а не играют заученные транскрибированные соло, в оркестре немного. Первейший из них — сам лидер, трубач Юрай Бартош, музыкант огромного вкуса и точнейшего стиля; обязательно надо отметить также великолепного кларнетиста и саксофониста, которого зовут Павол Ходя (Pavol Hod’a) — это вообще мастер европейского уровня, обладающий, несмотря на молодость (ему 32), большим опытом как в академической музыке, так и в различных стилях джаза. Помимо «Горячих братиславских серенадеров», Павол играет ещё в полудюжине свинговых и джазовых составов — не только в Братиславе, но и в Брно, Велке-Биловице (там он живёт) и других городах.


Секция саксофонов (слева - Павол Ходя)

Впрочем, при таком «реставраторском» подходе важнее именно хорошо заучить транскрибированные соло, нежели импровизировать. И очень здорово, что импровизация в этом условном, весело и иронично поданном мирке старого джаза всё-таки находит место — и что импровизаторы точно знают и умело применяют язык импровизации 70-летней давности, а не подменяют его современной, пусть даже и более продвинутой импровизационной техникой.
В академической музыке есть движение Early Music, где люди сознательно играют на старинных, неравномерно темперированных инструментах приёмами, которые существовали до симфонизма и полифонии (то есть до второй половины XVIII в.), а ничего более современного принципиально не используют и музыки «после Баха» не играют. Есть такие «реставраторы» и в джазе — играют точно как в 1920-е, специально исключая из своего вокабулярия приёмы и ходы бибопа и более поздних стилей, не используя исполнительской техники более позднего времени и даже современных инструментов. Вот и Bratislava Hot Serenaders таковы. Маленький пример: они отказались в финале концерта играть затребованный раздухарившимся слушателями «Караван». Юрай Бартош бескомпромиссно сказал — «нет, это слишком современно». «Караван» же, на минуточку — это не 60-е, не 50-е и даже не 40-е: это 1936 год, но это уже зачатки более поздней стилистики. Авторы — Хуан Тизол и Дюк Эллингтон — в оригинале этой пьесы новаторски выходили далеко за пределы раннего свинга. Братиславский оркестр играет Эллингтона, но только репертуар конца 1920-х — «The Mooch» (великолепно «снято» и сыграно излагающее тему трио кларнетов!), «Cotton Club Stomp» и т.п. Именно в этом периоде ими брошен стилистический «якорь» — и надо сказать, за этот якорь они держатся надёжно и очень, очень убедительно.

Кирилл Мошков
фото автора

«Крёстный отец» российской системы джазового образования, народный артист России Игорь Бриль отметил в конце октября полвека своей работы на джазовой сцене. О прошедшем в Центре Павла Слободкина концерте «50 лет в джазе. Джаз вчера, сегодня... Игорь Бриль приглашает» рассказывает наш автор Николай Богайчук...>>>>
Постсоветское пространство: что было

В предыдущем выпуске «Полного джаза» мы опубликовали обширный текст нашего обозревателя Михаила Митропольского, в котором достаточно подробно было рассказано о прошедшем в Екатеринбурге фестивале «Джаз, рождённый в СССР». Сегодня наш екатеринбургский автор Вероника Грозных продолжает эту тему: знакомимся с отчётом с открытия фестиваля (на котором не было московских авторов), а также с интервью трёх важных участников фестиваля - барабанщика Джоша Диона, пианиста Алекса Нахимовского и финского контрабасиста Юрки Кангаса (до недавнего времени — руководитель джаз-фестиваля в Пори)...>>>>


Вячеслав Гайворонский

Переход к последнему осеннему месяцу года с его внезапными погодными сюрпризами ознаменовался выступлениями в Петербурге настолько же непредсказуемого трио Андрея Кондакова, Владимира Волкова и Вячеслава Гайворонского. Это трио всегда тепло встречают как на академических, так и джазовых площадках Петербурга, Москвы и других городов России. Но география его выступлений Россией не ограничивается, и простирается от Гааги и Дубаи до Лос-Анджелеса и Нью-Йорка.
28 октября прошел концерт в питерском клубе JFC, где музыкантов трио можно услышать довольно часто — там, например, был записан их совместный с перкуссионистом Владимиром Тарасовым альбом «Ceremony».
Каждый раз выступления этого коллектива воспринимаются по-новому. Музыканты играют вместе очень давно, и трио не перестаёт удивлять яркими музыкальными находками. А началось всё, на самом деле, с дуэта.
Выступления Вячеслава Гайворонского и Владимира Волкова занимали особую нишу в отечественном джазовом авангарде ещё с 1979 года. Контрабасист Владимир Волков - экспрессивный музыкант и талантливый импровизатор, участник многих проектов в разных стилях от этно-джаза до авангарда и рока в разных сочетаниях. С 1995 года он руководит собственным коллективом «Волковтрио». Трубач Вячеслав Гайворонский - хорошо известный композитор, автор «Школы для трубы» (1996), а также создатель оригинального артистического проекта новой импровизационной музыки вместе с Эвелиной Петровой (аккордеон, голос). Дуэт Волкова и Гайворонского существовал до середины 90-х, но с начала 2000-х то и дело стал вновь появляться на джазовой сцене. Позже с Волковым и Гайворонским начал выступать Андрей Кондаков – энергичный джазовый пианист, участник и создатель таких международных проектов, как ансамбль Кондакова-Рябова, российско-американский проект Blues for 4 с контрабасистом Эдди Гомесом, барабанщиком Ленни Уайтом и саксофонистом Игорем Бутманом, а также «Бразильский проект» с басистом Серджио Брандау, перкуссионистом Эдсоном «Кафе» да Сильва и барабанщиком Пауло Брага.
Как говорилось выше, нередко к трио присоединяются и другие музыканты. Например, выступление 31 октября в ЦВЗ «Манеж» на втором фестивале нонконформисткого искусства «Уровень моря» было расцвечено сильными соло на ударных Владимира Тарасова.
Но именно связка Кондаков-Волков-Гайворонский является тем целым, в музыке которого проявляются все направления деятельности входящих в его состав музыкантов. Хорошо продуманная эклектика в рамках джазового авангарда. Это и настроения Востока, например, в произведении Гайворонского «Верблюд», это и лирические произведения. Так, баллада Волкова с альбома «Рождественский концерт» (2006) стала частью не только рождественской программы трио. Во вступлении к пьесе, по идее автора, «труба играет в рояль», и Гайворонский исполняет соло у фортепиано, а затем контрастом следует красивая глубокая тема.
Трио обращается и к джазовым стандартам, которым придается новое, современное звучание с постоянной сменой настроения. Как сказали в шутку сами музыканты, «это уже надругательства над джазовыми стандартами». Они так подсмеиваются над «Sophisticated Lady», что ей ничего не остаётся, кроме как расстроиться и похныкать, что и изображает на трубе Вячеслав Гайворонский. Или другая пьеса - «Караван» Дюка Эллингтона с сильным контрабасовым соло, в ходе которого Владимир Волков извлекает звуки не только привычным образом — из струн, но и иначе — например, используя корпус инструмента. Широк и спектр выразительных средств, которыми пользуется Андрей Кондаков: от постукивания по клавишам до создания ритма с использованием настоящего барабана. Особо хочется отметить авторскую пьесу «В поисках стандарта», ставшую заглавной композицией нового альбома, записанного в Англии и вышедшего на знаменитом британском лейбле Leo Records. Кстати, презентация альбома состоялась 15 ноября в Москве в культурном центре ДОМ.
Конечно, после звуковой феерии трио публика не хотела отпускать музыкантов и вызвала их на бис. Концерт пролетел на одном дыхании. Казалось, что ощущение необыкновенной лёгкости преследовало всех, кто в этот вечер наслаждался концертом, будь то студенты художественных и музыкальных отделений вузов, деловая элита Петербурга и Москвы или просто ценители петербургской культуры, зашедшие за новой порцией творческого вдохновения.

Екатерина Каржонкова
фото: Роман Воробьев

Что намечается:
столичные анонсы

НЕ ЗАБЫТЬ:
28.11 - С.-Пб;
30.11 - Москва:

Дайана Кролл

22.11,
Еврейский КЦ
на Никитской: Kaulakau
(Барселона -
Жирона)

29.11, ЦДРИ -
60-летие
Александра
ОСЕЙЧУКА

Moscow Art Trio: джазовая дорога в будущее
24 ноября, Дом Музыки


Moscow Art Trio, 2002

Так получилось, что музыканты разных жанров живут в разных музыкальных мирах. Академисты в своём, джазмены в своём и народники — в своём. И каждый мир настолько самодостаточен, что музыканты разных жанров мало интересуются происходящим у соседей.
Но вот что интересно: если академисты и народники востребованы во всём мире и выступают во всех столицах, то наших джазменов-мейнстримщиков практически никуда не зовут. Выход из этого заколдованного круга нашли музыканты Moscow Art Trio (пианист Михаил Альперин, валторнист Аркадий Шилклопер, вокалист Сергей Старостин), которые выступают на лучших европейских площадках и записываются на самых известных европейских лейблах. Этот феномен принятия европейцами музыки российских музыкантов зафиксирован на последнем альбоме группы «Moscow Art Trio Live In Holland».
В чём же секрет такого успеха Moscow Art Trio? На этот вопрос отвечает музыка альбома. Дружина Михаила Альперина в этом проекте сломала стены, разделяющие разные жанры и смогла сплавить в один музыкальный поток академические, джазовые и фольклорные идиомы.
В первой композиции «His 33 Years In The Village Of Karacharovo» фортепиано начинает играть фигурации, которые отсылают к лучшим опусам Дебюсси и в тоже время напоминают бряцание гуслей звончатых. На этом мерцающем фоне разворачивается неторопливый сюжет русской былины об Илье Муромце, которую поёт Сергей Старостин, блестяще владеющий аутентичной фольклорной манерой исполнения.
Замечательным образом решена композиция «Easy, When You’re 3 1/2», в которой рифф на 9/4 сделан из восходящего гаммаобразного хода, который играет валторна, а в левой руке фортепиано играет гаммаобразный фанк-бас. И на всё это ложится русская песня «Ой, да вы девки, любушки мои». Но подложить модную фактуру под народную мелодию — это полдела, сейчас только ленивый так не аранжирует. Вся соль в том, как автор сможет развить мелодический потенциал темы в разработке. И Альперин это делает самым парадоксальным образом, привлекая в разработке такой необычный материал, как протяжная песня, которая звучит на фоне синкопированных аккордов в верхнем регистре. Но далее материал «взрывается» сполохами рваных пассажей, которые приводят к кульминации, построенной на пуанталистических «точечных» синкопированных рисунках, когда рояль трактуется как перкуссионный инструмент, и на нём выстукивают барабанные парадидлы. Очень комично звучит диалог двух флейт, которые, играя нелепые скачки, трели и морденты, создают образ двух кумушек, судачащих на завалинке. Но далее вступает валторна, и она, как в каденции классического концерта, показывает все мыслимые и немыслимые диапазонные, артикуляционные и технические возможности инструмента. Реприза вновь возвращает нас к первому риффу и к русской песне «про девок». Выходит, что Альперин, вместо джазовой формы («тема — вариации-импровизации»), которая напоминает связку сосисок, создал разработку, которая присуща симфонической крупной форме. Такой музыкальный материал можно встретить в сонатах академических мастеров XX века — Прокофьева или Шостаковича. Известно, что Альперин всегда идёт нетореными путями и прокладывает свой путь по целине, что всегда даёт очень интересный результат. Но эта композиция — настоящий шедевр, достойный встать в один ряд с лучшими композициями века XXI.
Необычно решена композиция «Dream». Начинается она с медитативного наигрыша кларнета на педали валторны. Непрерывность педали обеспечивается за счёт использования приёма «цепного дыхания», которым блестяще владеет Шилклопер. Затем вступает Старостин с русской песней «По дому ходит дрёма». Но вот что интересно. Если в интродукции рояль в аккомпанементе создаёт настроение ночного оцепления, то в разработке соединение синкопированной аккордовой фактуры с «шагающим басом» в левой руке приводит к мощной кульминации, в которой певец на словах «откопаем ямоньку, закопаем маменьку», с пения срывается на крик, и создаётся потрясающий образ безысходного человеческого горя. Эта композиция заставляет нас вспомнить цикл Модеста Мусоргского «Песни и пляски смерти». И пьеса «Dream», по силе воздействия, соразмерна музыке гениального русского композитора, ибо в ней, как и у Мусоргского в его цикле, создаётся потрясающий по силе образ блуждания души по фантасмагорическим мирам, созвучный рисункам Гойи.
Композиция «Folk Novel», построенная на молдавском лидийском ладу (дань Альперина его молдавским корням) в репертуаре трио уже давно. Но каждый раз восхищаешься тем, как Альперин играет импровизацию на двухтактовый гармонический рифф. Начиная с очень изысканно ритмически построенных фраз с применением полиметрии, он постепенно переходит к «подпрыгивающим» фразам молдавского танца дойна. Фантазии Альперина нет границ — это выражается, например, в том, как он, постепенно наращивая динамику, темп и накал, приходит к кульминации, которую уже выстукивает по роялю кулаками. Заканчивается композиция скэт-вокалом всего трио, причём в коде Миша переходит на клавишную духовую гармонику и музыканты, выходя на авансцену, начинают танцевать, выстукивая ритм башмаками.
Такими изобретательными парадоксальными находками музыкантов наполнен весь диск. Это и валторновый приём игры аккордами — когда музыкант, играя один звук, начинает петь другой и тем самым создаёт резонанс обертонов, в результате чего начинают звучать аккорды (вот почему валторна может одна справиться с аккомпанементом) — в пьесе «Russian Raga». Это и приём соединения контрастных фактур — например, фортепианное арпеджио в высоком регистре, создающее образ ручейка, и протяжные фразы валторны и певца, от столкновения которых возникает образ огромных пространств, которые открываются только c вершины высокой горы (пьеса «Talk For Trio»). Это и соединение играющей фольклорный рифф жалейки с клавишной гармоникой на фоне «вытаптывания земли» музыкантами, когда они выбивают ногами рок-грув («Wedding In The Wild Forest»).
Конечно, нужно отметить тот факт, что сегодня музыканты находятся на пике своих творческих возможностей, показывают феерическую инструментальную технику и при этом поют и одновременно танцуют. А главное, что бывает только в концертном исполнении, музыканты поймали тот кураж, который превращает все пьесы в маленькие шедевры.
Все эти составляющие позволяют сказать, что диск «Moscow Art Trio Live In Holland» можно назвать настоящим событием российского джаза. Альперин и его друзья показали, какими путями пойдёт завтра отечественный джаз — вобрав в себя лучшие образцы русской народной и классической музыки, встанет в один ряд с шедеврами Паркера и Колтрейна, как в один ряд с операми Моцарта и Бизе встали оперы Чайковского и Мусоргского.
Конечно, некоторые могут возразить: мол, музыкальная революция, которую совершило Moscow Art Trio, не что иное, как голословные измышления автора. Чтобы убедиться в том, что это не так, достаточно приобрести альбом в клубе «ДОМ» у метро «Новокузнецкая» или сходить на концерт трио, который состоится в Московском международном Доме музыки 24 ноября (начало: 19:00). И тогда, я уверен, вы присоединитесь к голландским слушателям диска «Moscow Art Trio Live In Holland», которые, хоть не понимали русского текста песен, были так потрясены музыкой трио, что трижды заставляли музыкантов выходить на бис.

Композитор Олег Степурко

5 декабря в московском ДомЖуре состоится XV международный фестиваль вокального джаза «Джазовые голоса». Все подробности — в сообщении организаторов...>>>>
Конкурсы
4 декабря в Клубе Игоря Бутмана пройдёт джазовый конкурс «CinemaJazz Awards: Первый конкурс живых саундтреков к немому кино».
Пять джазовых коллективов создадут на сцене живые саундтреки к фрагментам из классических немых фильмов, которые будут показаны на экране над сценой во время выступлений.

Конкурсанты:
  • Валентин Лакодин (вокал, контрабас) и группа Cigar Hall
  • Мариам (вокал) и группа «Мирайф»
  • Николай Моисеенко (саксофон) и его группа
  • Группа Swing Couture (Санкт-Петербург)
  • Трио Владимира Нестеренко (ф-но, флейта)

В течение двух часов этого конкурса российские исполнители джазовой музыки будут бороться за премию CinemaJazz Award и звание «Лучшего тапёра страны».
Программа составлена из пяти отрывков немых фильмов различных жанров — от комедии до мелодрамы. По условиям конкурса, каждая из групп, участвующих в конкурсе, заранее готовит авторскую программу — саундтрек к предлагаемому фильму и представит его 4 декабря на суд публики и жюри. Хронометраж каждого выступления — 15-20 минут.
Насколько точным и успешным окажется сочетание музыки и видеоряда — оценит жюри, в которое войдут главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков, теле- и радио- ведущая Ольга Шелест, а также ведущие представители российского кино, знаменитые музыканты и артисты. Зрители смогут выбрать лучшую, с их точки зрения, группу, которой будет вручен приз зрительских симпатий.
Клуб Игоря Бутмана: Уланский переулок, д. 16 (в здании гостиницы «Уланская»), м. «Чистые Пруды» или «Тургеневская»
Заказ столиков по телефону (495) 632-9264
Начало: 20.30

Радио
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

Подкаст "Слушать здесь":
18.11.09 - #387. К 105-летию со дня рождения пионера джазового саксофона Коулмана Хокинса - главный редактор журнала "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы в исполнении Хокинса: «The Stampede» (оркестр Флетчера Хендерсона, 1926), «Body and Soul» (1939) и «Midnight Sun» (1952).

13.11.09 - #386. Нью-йоркский пианист и композитор Мэтью Шипп: к выступлению в Москве 28 ноября (клуб ДОМ) - трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Take the A Train" с альбома Мэтью Шиппа "Multiplication Table" (HatHUT, 1997).

11.11.09 - #385. Главный редактор журнала "Джаз.Ру" Кирилл Мошков анонсирует начало публикации избранных треков из архива советского джаза радиопрограммы "Радиоклуб Метроном", спасённого ведущим Аркадием Петровым (1935-2007) от уничтожения в 1973 г. Слушаем уникальный трек - пьесу Геннадия Гольштейна "Кумушки" в исполнении квартета саксофониста Геннадия Гольштейна и трубача Константина Носова (1970).

07.11.09 - #384: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесы швейцарского композитора, музыканта и певца Эдди Орини "Genius Song / Twist In The Studio Of Velasquez", "Come up and See Me Sometime" и "Galadesoxyribonucleic" с альбома "Divine Mustache: A Musical Tribute To The Genius Of Salvador Dali" (TCB, 2004)

04.11.09 - #383. Джазовый флейтист Хьюберт Лоуз: к концерту в Москве 13 ноября и 70-летию - главный редактор журнала "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу «Morning Star» с одноименного альбома Лоуза (CTI, 1973)

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ
сетевое приложение к журналу "Джаз.Ру"
в сети с 1998 г.

Авторы:
Олег Степурко,
Вероника Грозных,
Екатерина Каржонкова,
Юрий Марцевич,
Юлия Воронина,
Николай «Big Nick» Богайчук,
Гульнара Хаматова,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Гульнара Хаматова,
Роман Воробьев,
Дмитрий Лошагин,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

                         здесь написано про джас джас джас