ваш путь к джазовой аудитории России: реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1998 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #33 (43) - 15 сентября 1999 г.
Слово
к читателям
Когда читаешь какую-нибудь умную литературу о музыке, особенно - не историческую, а музыковедческую, все кажется ясно и понятно. Понятно, кто играет музыку, как, а главное - зачем. Ну просто насквозь видно: вот исполнитель, вот автор, вот эстетические задачи, вот так они их совместно решают, вот нисходящая гамма, вот миксолидийский лад, а вот форшлаг с двумя мордентами. 
Еще очень приятно, не будучи самому музыкантом, слушать в обществе музыкантов (или, того паче, музыковедов) какую-нибудь сложную музыку. Ты сидишь и радуешься, слушая, как тот парень на ленте забирается в какие-то увлекательные дебри, а эти два специалиста рядом вдруг начинают обмениваться репликами. "Высит", - внезапно произносит один. "Из доли вылетел", - эхом отзывается другой. Полминутки проходит в молчании, парень на ленте вырывается на сияющий простор. "Ну, это он зря - запахло Бобом Джеймсом, нельзя же так вульгарно передирать", - произносит специалист. "Да нет, не Бобом Джеймсом, а Пэтом Мэтини", - эхом отзывается другой. и они с удовольствием начинают обсуждать, как Мэтини в 198... лохматом году играл на джеме в "Синей птице", хотя из двоих там тогда был только один.
Но, столкнувшись с исполнением джаза в, так сказать, полевых условиях, начинаешь чувствовать, как до сих пор весьма четкая картина мира - форшлаг с двумя мордентами, вылет из доли и Пэт Мэтини - начинает колебаться. Немедленно обнаруживается, что эти революционеры не то чтобы страшно далеки от народа - просто узок их круг (надо ссылаться на источник цитаты?..). Что, оказывается, твою любимую музыку в реальности играют два с четвертью человека (третий сегодня играет в кабаке, но внес неоспоримый вклад в историю жанра). Что большая часть твоих знакомых при слове "джаз" улыбается и выпаливает словосочетание "Луи Армстронг" с ударением на последний слог, меньшая же пожимает плечами.
Что там говорить, мы представляем собой неоспоримое меньшинство в природе: даже если смотреть на цифры продаж по всему миру, то меньше, чем джаза, продается только записей аутогенной тренировки для лиц, злоупотребляющих алкоголем. А уж если говорить о России, то за безусловным отсутствием таковых записей (потому что бесполезно) меньше джаза не продается ничего. Нам уже случалось подчеркивать, что по всей стране джазом на жизнь зарабатывает вряд ли больше полутысячи человек.
И тем не менее давайте разумно балансировать. Помнить о собственной исключительной малочисленности (и о малочисленной исключительности тоже!) - и получать от этого удовольствие. В конце концов, разве не приятно сознавать себя ценителем того, что, кроме тебя, в твоем родном городе более или менее понимает еще двадцать три человека? И при этом точно знать, что ты не маргинал, который упорно тащится от какой-то недомузыкальной гадости, что ты ценишь и любишь (и получаешь несомненное удовольствие, слушая) то, что безусловно можно назвать одной из вершин мировой музыкальной культуры. И что, даже если вот эту экспериментальную и на первый слух малоприятную работу ты не понял сразу, то потом, обладая определенной гибкостью и открытостью, ты обязательно поймешь и примешь (или же не примешь, но уже по сознательным соображениям).
Балансируя таким образом, можно с убедительной приятностью чувствовать себя очень разумным индивидуумом.
Как это было
в Москве
В недрах клуба "Дом" (что в Доме самодеятельного творчества) вырос почти что небывалый в Москве проект - фестиваль голоса "Глубокая глотка, или опасные связки". Неглянцевую музыку в "Доме" играют со дня открытия, но к авангардному вокалу так близко, кажется, подобрались впервые. Посудите сами - из Лондона впервые за много лет выписан основатель жанра, сам Фил Минтон. Его тридцатиминутное сольное выступление в первый день фестиваля (10 сентября) показалось многим деликатесом. Зарубежный гость приехал один, но в Москве его ждали наши музыканты - Алексей Айги (скрипка) и Михаил Юденич (ударник из Смоленска). Первое впечатление мистическое: "ОН материализовался из воздуха и запел". Конечно, песней это действо не назовешь, но более точное определение в нашем языке пока (или уже) не существует. Помню, что еще перед концертом организатор фестиваля и директор клуба Николай Дмитриев призвал зрителей расслабиться и представить себя теми англичанами, что после пятичасового чая сидят у камина и слушают записи Фила Минтона. Перед англичанами у нас было большое преимущество - Минтон был не в записи. Но его звуки отнюдь не расслабляли, а совсем наоборот: заставляли непрерывно о чем-то думать. Страшная вещь. Минтон пел связками, животом, и, казалось, даже мышцами. Он жонглировал хрипом, свистом, стоном, иногда срывался на человеческие голоса. Именно голоса - хриплый, низкий и тоненький, детский одновременно. Импровизационному потоку Минтона тишина была необходима как воздух, и по его просьбе выключали даже гудящие осветительные приборы. Атмосферу напряжения разрядило появление на сцене во втором отделении Аркадия Кириченко, Аркадия Шилклопера и примкнувшего к ним перкуссиониста Марио. Аркадий Кириченко на своем коронном тарабарском наречии благословил всех присутствующих в зале, пиво в баре и свою тубу, оставленную в Нью-Йорке, и так душевно запел! Перед этим Аркадий Шилклопер участвовал в переходе наших музыкантов через Альпы по следам Суворова, и первые композиции были на альпийскую тему. У всех на глазах он разобрал свой огромный альпийский рог и играл на разных его частях по отдельности. А Кириченко ввязался в музыкальную перепалку с Филом Минтоном и еще весь зал взял себе в свидетели: "I say YES, he says NO". Остальные музыканты поочередно принимали сторону то одного, то другого. Но джем-сейшн все-таки закончился миром.
Второй фестивальный вечер был спокойнее. Может быть, московская погода повлияла на это. Десятого как будто провожали последний теплый день, а одиннадцатого сидели в тепле и слушали дождь, ветер и прочие осенние штучки. Трио "Северное сияние" было по-северному сурово. В центре музыки оказался не Владимир Резицкий, который на саксофоне играл почти за сценой, а английский ударник Кен Хайдер. Ядром этого выступления "Северных легких" (так трио окрестил Николай Дмитриев) оказались пианист Владимир Миллер и весь концерт отыгравший с закрытыми глазами Кен. Каждый как будто был сосредоточен только на своей собственной игре, а состыковка происходила только за счет неведомых сил природы. Ираида Юсупова и Ансамбль Дмитрия Покровского выступали вслед за ними. Когда-то ансамбль Владимира Резицкого "Архангельск" (первый коллектив в РСФСР, играющий фри-джаз) неоднократно выступал вместе с фольклорным коллективом Покровского. Но теперь певцы Покровского пели на стихи Александра Пушкина и Александра Введенского, а Владимир Резицкий играл в новом коллективе. Время новое.

Ася Мелкумова

Как обычно, особо значимые мероприятия предстают в "Полном джазе" в освещении сразу нескольких человек. Так и в этот раз: о "Глубокой Глотке" рассказывает сегодня не только наш корреспондент Ася Мелкумова, но и джазовый критик Дмитрий Ухов....>>>>

Вячеслав ГайворонскийИ, как обычно, наиболее значимые события порождают в "Полном джазе" многонедельные круги на воде. А наиболее значимое событие начала нового сезона в Москве - это, безусловно, фестиваль новой музыки "Джаз Off", проходивший 3-4 сентября. В предыдущем номере его уже описывали два автора; сегодня - очередь еще двух, в совместном материале излагающих свои впечатления. Для нас особенно ценно, что этот текст создан не джазовыми критиками, то есть мы можем в очередной раз расширить собственный взгляд на мир за счет отсутствия у этих авторов наработанных штампов в восприятии и оценке джазовых явлений. Материал любезно предоставлен нам базирующимся в Твери сетевым журналом EverHeaven Look ...>>>>

Говорите,
 вас слушают
Сегодня мы слушаем удивительного музыканта, которого джазовым назвать никак нельзя, хотя тысячи людей в России и за рубежом знают его как участника новоджазового Moscow Art Trio (кроме него, в его состав входят ныне живущий в Норвегии пианист Михаил Альперин и московский валторнист Аркадий Шилклопер). Это - неутомимый энтузиаст и исследователь русского музыкального фольклора вокалист Сергей Старостин. Интервью у него взял известный музыкальный журналист Артем Липатов (впервые оно было опубликовано в газете "Алфавит")...>>>>
Москва - это вам
еще не все
Ассамблея современного искусстваСезон начинается везде - в одном городе раньше, в другом - позже... Одним из первых концертный джазовый сезон 1999-2000 года открыл Новокузнецк. О любопытнейшем событии под названием "Ассамблея современного искусства" рассказывает наш специальный корреспондент, побывавший в этом сибирском городе...>>>>
Что намечается:
московские анонсы
Игорь Бриль16 сентября в клубе "Форте" пианист Игорь Бриль (народный артист РФ, профессор, деканд джазового факультета Российской академии музыки им. Гнесиных) представляет свой новый альбом "Время воспоминаний", минувшим летом выпущенный компанией Boheme Music. В альбом вошли ранее не издававшиеся записи 1965-1993 гг., но Игорь Михайлович будет играть эти композиции в совершенно новых версиях - в трио со своими сыновьями Александром (тенор-саксофон) и Дмитрием (сопрано-саксофон).

19 сентября в клубе "Вермель" на Раушской набережной играет клавишник Одиссей Богусевич со своим эйсид-джазовым проектом "1001 ночь". Кстати, Одиссей только что вернулся из Детройта (США), где успешно принял участие в крупном джазовом фестивале (играли Дейв Брубек, Кенни Гаррет, Кит Джаррет, Элвин Джонс, Боб Джеймс и др.). По словам Одиссея, направленность фестиваля сами организаторы определили как "днем мэйнстрим, вечером пиво", а достаточно камерная музыка Богусевича из этой направленности несколько выпадала. И тем не менее его программа была принята вполне благожелательно.

24 сентября открывается сезон в джаз-клубе Московского Дома композиторов (Брюсов переулок, 8/10). В этот вечер Московский джаз-ангажемент Юрия Саульского представляет в МДК молодежный джаз-оркестр Windmachine из Ганновера (земля Нижняя Саксония, ФРГ). Под руководством профессора Бернхарда Мергнера оркестр, участники которого в массе своей младше 22 лет, совершает сейчас турне по Сибири, затем пересечет Урал и проедет по европейской части России. Оркестр представляет лучшие традиции европейского джазового образования. Кстати, 25 сентября оркестр Windmachine играет в клубе "Дом" (Б. Овчинниковский пер., 24, строение 4).

Чтение
На русском языке в прошлые, доинтернетовские годы о джазе писали и даже публиковали довольно много. не так, конечно, много, как на английском, но тоже прилично. И много переводили - как у нас, так и для нас. Многие из таких текстов очень хотелось бы сохранить в джазовом обиходе или заново ввести в него. Вот один из них: очерк о великом трубаче Майлсе Дэвисе (1926-1991), написанный в 1985 г. для "Нью-Йорк Таймс Мэгезин" афроамериканским культурологом, имамом Амири Барака. Русский перевод этого очерка был опубликован в 1985 г. выпускавшимся (до 1991 г.) американским правительством на русском языке журналом "Америка". Мы посвящаем эту перепечатку памяти Дэвиса, со дня смерти которого 28 сентября исполнится восемь лет...>>>>
А в это время
за бугром...
Мэйнард Фергюсон 8 сентября совет университета Роуана (Глассборо, штат Нью-Джерси) объявил об открытии при своем учебном заведении Института джазовых исследований имени Мэйнарда Фергюсона. Имя выдающегося джазового трубача институт получил, как явствует из сообщения, для того, чтобы отметить устремленность новой джазовой школы к такому же совершенству в обучении, исполнительстве и композиции, какого всю жизнь добивается канадский вундеркинд Фергюсон (ныне живущий в основном в Лондоне). Почему институт имени Фергюсона открылся именно при университете Роуана? Все просто: директор джазовых программ в этом университете - баритон-саксофонист Денис ДиБласио, многолетний партнер Фергюсона и музыкальный руководитель его оркестра в 1982-87 гг.
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Ася Мелкумова,
Дмитрий Ухов,
Игорь и Елена Шакун,
Артем Липатов,
имам Амири Барака,
Кирилл Мошков

Зарубежная информация:
PRNewswire 

Редактор:
Кирилл Мошков

Фото:
Павел Корбут,
Кирилл Мошков,
архив сервера "Джаз в России",

Воплощение:
Павел Абраменков

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать!
Материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!