ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 14 (389) - 30 июня 2007 г.
Издается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели или еженедельно, в зависимости от сезона.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 27 июля 2007 г.

Постсоветское пространство: что было

Олег Киреев18-28 июня в Москве мощно заявил о себе самый молодой из столичных джазовых клубов: "Союз композиторов" (арт-директор Олег Киреев) провёл уже второй по счёту в своей всего-навсего четырёхмесячной истории международный джазовый фестиваль под тем же названием, под которым работает и клуб. Больше недели битком забитого зала, где посетители, за отсутствием свободных сидячих мест, зачастую сидели на полу; первоклассные авторские (в большинстве случаев) и креативно, нешаблонно сыгранные программы; артисты из США, Франции, Польши, Нидерландов и России, большая часть которых выступала в Москве впервые - в общем, в летний период, который в прошлые годы традиционно считался в России джазовым межсезоньем, такого у нас ещё не было.
Эл ФостерПри том, что крепкие программы показали и поляки из коллектива Мачея Сикалы, и голландцы из Monsieur Dubois, основными событиями фестиваля стали все-таки выступления американцев: барабанщика Эла Фостера - из-за его долговременной работы с Майлсом Дэйвисом в 70-80-е (интересно, скоро ли в бой пойдут последние сайдмены, игравшие с Майлсом уже на рубеже 90-х, и будут собирать полные залы на основании того, что великий трубач давал им работу?), и тромбониста Розуэлла Радда - из-за высочайшего уровня его музыкального взаимодействия с российскими партнёрами из трио "Второе Приближение".
Эл ФостерФостер играл в "Союзе композиторов" три вечера подряд (25-27 июня) в трио с изобретательным израильским саксофонистом Эли Деджибри (Eli Degibri) и надёжным нью-йоркским контрабасистом Дагом Вайссом (Doug Weiss). В ходе продолжающегося мирового турне ветерана ансамблей Майлса он, вообще-то, играет с квартетом, но пианист Кевин Хэйз по какой-то причине в Москву не приехал. Тем не менее, Фостер доказал, что вполне способен удерживать слушательское внимание, играя в трио без гармонического инструмента, а его сайдмены - что вполне способны соответствовать высоким стандартам, устанавливаемым своим вспыльчивым и экспансивным лидером. Барабанщик Фостер и впрямь первоклассный, живое учебное пособие для молодых барабанщиков - "что такое настоящий грув и как им пользоваться". Беда в том, что, кроме чистого грува, чистой (и высочайшей) техники игры, показать Фостеру больше особо и нечего: музыкальный материал его программы представляет собой набор хрестоматийных стандартов, сыгранных, правда, в настолько филигранной, суперклассической американской музейно-джазовой традиции, насколько это возможно. Только образцом для музейной мумификации здесь взят не воображаемый свинг начала 40-х, как у Уинтона Марсалиса, а вполне реальный нью-йоркский коммерческий акустический джаз периода рецессии, конца 70-х - начала 80-х, когда высочайший исполнительский уровень был уже давно достигнут, а новое музыкальное содержание, принесённое затем поколением так называемых "молодых львов", ещё не проявилось, и Нью-Йорк продолжал пережёвывать идеи в лучшем случае 60-х гг. Что странно, поскольку Эл Фостер в молодости играл намного более креативную (в том числе и акустическую!) музыку, а прославился так и вовсе у Майлса Дэйвиса в течение двух его "электрических периодов" - начала 70-х и начала 80-х, когда Майлс играл джаз-рок и был космически далёк от музейного акустического консерватизма, пусть и не всегда брал творческие вершины, сопоставимые с его же находками 60-х и рубежа 70-х. Видимо, сработала тенденция "беспроигрышных ставок", подмеченная несколько лет назад британским исследователем джаза Стюартом Николсоном: поскольку заработки американских джазовых музыкантов в решающей степени зависят от европейских гастролей, многие гастролёры с родины джаза везут с собой в тур программы замшелой хрестоматийной классики, избегая авторской музыки, которая в Америке продаётся плохо - и, в их понимании, может настолько же плохо продаваться и в Европе, хотя на самом деле в Старом Свете публику в основном интересует именно авторская, нешаблонная музыка.

Трио Эла Фостера

Надо отметить, что молодых российских музыкантов в зале на выступлениях Фостера было полно, так что можно надеяться, что его наглядные уроки в области того, "как надо", не пройдут даром - и что российские музыканты сумеют применить это "как" к своему (смеем надеяться!) оригинальному и небанальному "что", не копируя в содержательном плане те трюизмы, которые играло трио знаменитого барабанщика.
Розуэлл РаддНе так получилось с выступлением тромбониста Розуэлла Радда: банальностей практически не было, уровень музыкального материала был очень высок, а молодых музыкантов в зале при этом было заметно меньше - хотя, казалось бы, молодым духовикам, учитывая то состояние загона, в котором у нас уже многие десятилетия находится игра на тромбоне, стоило бы всем поголовно бежать на концерт Радда. Он принадлежит к тому музыкальному поколению, что предшествовало поколению Фостера, выйдя на нью-йорскую сцену на рубеже 50-60-х, и в массе своей не принимало участия в позднейшей "музеефикации" американского джаза, поскольку вполне довольно было своей ролью подлинных новаторов и революционеров 60-х. Ну, правда, градус радикальности новаторства большинства музыкантов этого поколения (за исключением разве что их вождя и пророка, саксофониста Орнетта Коулмана) изрядно понизился: достаточно вспомнить, какую традиционную, едва ли не полностью блюзовую программу показал в конце апреля этого года в Таллинне соратник и партнёр Розуэлла Радда в 60-е, саксофонист Арчи Шепп, с которым, кстати, Розуэлл до сих пор время от времени играет. Розуэлл Радд и сам давно отошёл от радикального фри-джаза, который он играл в начале 60-х с Джоном Чикаи и другими революционерами; впрочем, он утверждает, что никогда не рвал со своим корнями, лежащими в традиционном джазе (он дебютировал в 50-е как тромбонист университетского диксиленда), и только развивал те идеи, которые, по его мнению, заложены в традиционном джазе и легко встраиваются в самый радикальный фри-джаз. В последние десятилетия ветеран джазового тромбона, первым из тромбонистов в начале 60-х порвавший с монотонностью бибопа и освоивший очень широкий диапазон звуковых средств и приёмов, применяет эти средства и приёмы в области соединения джаза и "мировой музыки", записываясь с кубинскими, африканскими и даже бурятскими музыкантами: в Москву Радд приехал из Улан-Батора и Улан-Удэ, где выступал с бурят-монгольским фольклорным ансамблем.

Его взаимодействие с московским трио "Второе приближение" продемонстрировало не только огромный опыт Розуэлла и его мощный, временами - сокрушительно мощный звук, но и изрядную музыкальную гибкость как самого 71-летнего мастера тромбона, так и его гораздо более молодых российских партнёров. Временами Радд встраивался - и удачно встраивался - в музыку лидера "ВП", пианиста Андрея Разина; временами участники "ВП" встраивались в музыку самого Радда (после концерта сам маэстро сказал, что на него совершенно неизгладимое впечатление произвело то, как вокалистка "ВП" Татьяна Комова исполнила его собственную песню "The Light Is With Me"), временами все четверо объединялись в совместной спонтанной импровизации (на публику сильное впечатление произвела такая спонтанная вещь под названием "Лавина", действительно создавшая мощный образ неостановимого стихийного движения). Как ни странно, но самым спорным моментом совместного музицирования старейшины американской экспериментальной сцены и его российских коллег оказались моменты, когда все четверо пытались обратиться к американской джазовой классике: даже самая удачная из таких попыток, открывавшая концерт "Circle In The Round" Майлса Дэйвиса, далеко не дотягивала до уровня одухотворённости и взаимного обогащения музыкальными идеями, показанного российско-американским квартетом на авторском материале.

Мы планируем более подробно познакомить читателей с программой фестиваля в августовском номере нашего печатного журнала "Джаз.Ру", где, по всей видимости, рассказ о втором фестивале "Союз Композиторов" будет совмещён с рассказом о третьем: клуб не собирается останавливаться на достигнутом и уже в июле проведет третью версию своего фестиваля (см. рубрику столичных анонсов).

Джаз.Ру
фото: Павел Корбут,
Кирилл Мошков

Почти ГТЧ
Вячеслав Гайворонский, Владимир Тарасов21 июня в Петербурге, в Малом зале филармонии им. Д. Шостаковича, состоялся юбилейный концерт трубача Вячеслава Гайворонского, барабанщика Владимира Тарасова и саксофонист Владимира Чекасина - "180 на троих". 180, кто не догадался, - это три по 60. Чекасину 60 стукнуло еще в феврале, Гайворонскому - за два дня до юбилейного концерта, Тарасову оставалось "грести" еще восемь дней. Поэтому Гайворонский, исполнявший роль конферансье, открыто, чисто по-дружески лишил его пожеланий счастья и всего того, что тому сопутствует.
Отделения было два. В первом - Гайворонский со струнным квинтетом. Во втором - Гайворонский, контрабасист Владимир Волков, Тарасов, Чекасин, пианист Андрей Кондаков и все тот же струнный квинтет.
Нелепая и трогательная деталь: в программке перепутали Чекасина и Тарасова. Рядом с печально обнимающим "дуло" саксофона Чекасиным красовалось: "ударные". Напротив профиля Тарасова - "саксофон". Как они догадались, что Тарасов саксофонист - непонятно. А вот насчет Чекасина интуиция их и впрямь не подвела, если принять за ударный инструмент ногу, которой маэстро иногда отстукивает что-то.

Рекламный ход
Первое отделение Вячеслав Гайворонский начал с рассказа о забавном совпадении, постигшем его по дороге на концерт. "Конферансье" поведал, что видел рекламный щит, на котором написано: когда вы хмуритесь, у вас напрягаются 43 мышцы. "Capriccios" - 43 пьесы для струнного квинтета и трубы, один из последних релизов Гайворонского. Capriccios были сыграны, как по тексту: как это звучит и отчасти выглядит на сцене - подробно описано в репортаже с презентации диска в клубе "Дом" в предыдущем выпуске "Полного джаза". Чтобы не повторяться, скажу лишь, что восприятие музыки сильно зависит от зала. В Малом зале филармонии, в отличие от "домного", трудно сосредоточиться собственно на музыке (возможно, это проблема слушательского опыта) - здесь большой зал, общий свет, не позволяющий "отключиться" от интерьера, и рассеянный звук, парящий где-то над вами, как будто музыка предназначена для гипсовых ушей кариатид, молча сносящих у себя под потолком разные "эксперьянсы".
А то, что авторы выше упомянутого репортажа описывали как нечто захватывающее - во фламенко это называется palmas (отстукивание ритма ладоням) - здесь, к сожалению, больше напоминало вялые аплодисменты. Музыканты квинтета долго не могли решить, кто же на этот раз будет отстукивать compas (ритмический рисунок во фламенко, как правило, 12-дольный). Смешно было наблюдать за этим немым диалогом: "Опять я? - волновалась скрипачка. - Я же в прошлый раз отдувалась! И потом, я не помню, где вступать. Давай ты". - "Я? Вот наглость! - изумлялся скрипач. - Ну ладно, я начну. Но, чур, ты продолжишь!". - "Ребята, кончай там припираться!" - волновался виолончелист, чуя, что "оно" уже близко. В общем, если абстрагироваться от изображения, звучало это, как наказание всех времен и народов - звонкие шлепки. Впрочем, скрипачку винить в этом трудно: все-таки на скрипке играть - это вам не в ладоши хлопать. А может, акустика зала в очередной раз подкачала.
И еще один нюанс. Во время этого концерта в зале, где-то на галерке, плакал ребенок. Точнее - поплакивал время от времени, и правильно так поплакивал, "исполняя" на предельно напряженных связках нечто среднее между "ы" и "у". Когда практически то же на трубе делал Вячеслав Гайворонский, это походило на диалог.

Вячеслав Гайворонский

Вообще звучание трубы - то жалобное, то напряженное поскуливание, окутанное богатыми обертонами, превращающееся местами в чистый сильный голос - на фоне звучания струнного квинтета дает очень пластичную картину. Труба как бы все время отчуждена от оркестра. Во-первых, тембральная разница создает потрясающую пространственную дистанцию, которую можно сравнить с планами в кино: труба - это крупный план, квинтет - общий или панорама. Во-вторых, эта разница подчас создает и временную дистанцию, обусловленную, скорее, ассоциациями каждого слушателя индивидуально: труба - это как бы здесь и сейчас, это вы, а квинтет - история, рассказанная вам, например, бабушкой или описанная в книге. Но она созвучна вам: то вы ее слышите через толщу времен, то - она вас. В этом смысле музыка, бесспорно, искусство изобразительное, оно же - пластическое, оно же - сродни архитектуре. Впрочем, об этом уже много написано, и тема давно закрыта.

Боевик с элементами комедии
Вячеслав Гайворонский, Владимир ЧекасинВторое - долгожданное - отделение началось с монотонного Чекасинского "ахх-ха-ха-ха". Гайворонский пытался вывести его из этого упоительного транса вопросами вроде "как добрался?" или "как самочувствие?" - но напрасно. Вооружившись сэмплером (и, кажется, не одним!), Владимир Николаич записал прямо на сцене несколько вокальных партий и, прежде чем остальные музыканты успели что-либо сообразить, уже пел хором. Так перформанс начался без предисловий. Пересказывать, что было дальше - даже не "как танцевать об архитектуре", а как пересказывать боевик. Роль злодея вполне мог бы сыграть Чекасин; Гайворонский, конечно, - героя. Кондаков мог бы олицетворять силы Добра и Света, Волков с Тарасовым - силы Природы.
Сотворение музыки на глазах у публики шло рывками. Таким рывком, точнее прорывом, всякий раз становилось перехватывание инициативы. "Так, все! Поиграл - дай другим". Или: "Володя, дорогой, ты только послушай, что я тебе скажу…". Или: "Вот-вот! И я про то же". По характеру это было похоже то на драку, то на застольные песни, то на "песни" Бернстайна. На чекасинское "тувинское" горловое пение Тарасов откликнулся раскатами литавров: металлический диск, установленный прямо на мембране (если автора не подвело зрение), выдавал раскатистое вибрато, созвучное "гудению" ЧеКа. Так на какое-то время образовалась база, на которой разворачивалась напряженнейшая часть действия. Чекасин медленно курсировал через всю сцену до Кондакова и обратно, как будто старался удержать музыкантов в пределах заданной темы, не давал им с нее "соскочить". Некоторые его вокальные партии играли ту же роль, что радио в доме одинокой старушки - атмосфера, необходимый фон, на котором происходит много интересного за окном или за стеной. А еще - очень слышна тишина.
Гайворонский, Владимир ВолковРазвитие темы могло идти перекрестно: например, Волков&Чекасин и Кондаков&Гайворонский. А могло - последовательно: начали одни, потом одеяло (точнее, полотно!) перетянули на себя другие. Точку поставили единодушно. После такой горячки несколько поистине освежающих фортепианных пассажей были встречены аплодисментами.
Спонтанных композиций построили две. Первая совсем недолгая - только разогреться. Вторая - уже до победного.
Под конец на сцену снова вышел струнный квинтет: во главе с Гайворонским они "сделали" всемогущего ЧеКа так, как будто уже давно об этом мечтали. К тому моменту зрители больше походили на болельщиков. Проигравших, разумеется, не было. Победила музыка.

День второй

Владимир Тарасов, Владимир Чекасин

На следующий день "свадьба" продолжалась в галерее дизайна "Builthaup". Увы, автор тому свидетелем не был, но по свидетельствам очевидцев, это было куда как круче, чем в филармонии. К слову сказать, джазовые концерты для этой галереи - дело обычное. Она регулярно принимает в своих модных кирпичных стенах дорогих (в прямом и переносном смысле) гостей от джаза, проводит концерты достаточно высокого уровня.
Первое отделение "180 на троих", как и в филармонии, было отдано Гайворонскому с квинтетом. Однако, свидетельствуют очевидцы, "Каприччио" звучали "гораздо экспрессивней и с большим эмоциональным подъемом". Это лишний раз подтверждает тезис о том, что ни большие, ни малые залы филармоний не приспособлены для джазовой музыки.
Во втором отделении звучало "Музыкальное жертвоприношение" Владимира Чекасина. Комментировать не могу, но могу предположить, что филармоническая версия юбилея на фоне бултхаупской выглядела просто репетицией. Слова все тех же очевидцев о том, что "это было нечто потрясающее", что "этот концерт был заметно мощнее и концептуально органичней" и "в традициях Чекасина", я просто опускаю. И обливаюсь слезьми от досады, что не было возможности увидеть все это лично. Понятно, что в классе ЧеКа сомневаться не приходится. Но в этом конкретном случае следует сказать также о мужестве музыканта, который играл в полную силу при том, что у него еще не зажила рука после перелома, который он заработал при падении с велосипеда (слухи, слухи!).

Марина Евсеева,
Санкт-Петербург
фото: Владимир Пешков

Герман Лукьянов18 июня в Пятой студии ВГТРК на Малой Никитской в прямом эфире "Радио Культура" прошел концерт из цикла "Музыкальные редкости", в котором ведущие, продюсер Михаил Грин и редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков, представили собравшимся в студии двум сотням зрителей и тысячам слушателей "Культуры" ансамбль "Каданс Миллениум" под руководством одного из самых строгих, серьёзных и авторитетных ветеранов советского джаза - легендарного трубача и композитора Германа Лукьянова. Герман Константинович, впрочем, уже давно не играет на трубе: перейдя в своё время на флюгельгорн, он в новом тысячелетии осваивает новые тембры редчайших инструментов - медных духовых альт-горна и тенор-горна, а также уникальной двуствольной цуг-флейты - которые он конструирует и изготовляет сам (например, на своих горнах он играет через сделанный им самим мундштук с изменяемой геометрией чашечки).
"Каданс Миллениум"В составе "Каданс Миллениума", впервые представленного публике семь лет назад, работают музыканты в среднем на 40 лет младше 70-летнего Лукьянова - альт-саксофонист Алексей Круглов, который играл также на редком деревянном язычковом инструменте бассетгорне; тенор-саксофонист Роман Соколов, чьим вторым инструментом была продольная флейта; контрабасист Макар Новиков, пианист Иван Фармаковский и ещё один пианист, Алексей Беккер, который, впрочем, в этот вечер выступал исключительно в амплуа барабанщика, играя опять-таки на необычном инструменте - "неконвенционной" ударной установке, в которую входили два принадлежащих Лукьянову больших африканских барабана с красивым низким звуком.
Лукьянов не исполнил ни одной "старой" пьесы, знакомой по альбомам или концертным программам классического состава "Каданса" 1970-80-х гг., но в изобилии играл новый, весьма насыщенный идеями и интересно аранжированный авторский материал ("Прыжки в снегу", "Год Чёрной лошади", посвящение Уэйну Шортеру - "Медленный вальс", "Двойное гражданство" и др.), а также необычные аранжировки джазовой классики ("Manteca" Диззи Гиллеспи - Чано Посо и "My Melancholy Baby" Эрни Бёрнетта) и... эстрадных хитов 80-х ("You're In The Army Now" голландской группы Bolland & Bolland, впоследствии перепетая британцами Status Quo).

"Каданс Миллениум"

Музыка Лукьянова никогда не была в "авангарде" (с которым у маэстро всегда были непростые отношения), но никогда не была и частью мэйнстрима, делая Германа Константиновича одним из самых необычных мыслителей в отечественном джазе, находящимся не впереди и не позади основного течения, а где-то в стороне. Эту репутацию Лукьянов полностью подтвердил и на концерте в прямом эфире "Культуры", не сыграв, впрочем, ничего настолько радикального, как его собственная музыка 60-х (которая исполнялась по большей части в составах трио без басового инструмента и с ударными, игравшими множество звуков, но не отбивавшими свингового ритма).
С другой стороны, если взглянуть на эволюцию других революционеров 60-х - например, Арчи Шеппа, показавшего этой весной в Таллинне сугубо традиционную, едва ли не блюзовую программу - то эволюция Германа Лукьянова к нешаблонному, оригинальному, но вполне доступному варианту "камерного джаза" не кажется чрезмерно радикальной.

Фото: Павел Корбут,
Кирилл Мошков


ПРОДАМ гитару GIBSON ES-175
USA, 2001 г., цвет тёмно-бордовый с прожилками, кейс, идеальное состояние. Цена 109000 руб. Контакты:
+7(903)459-9425 svkorenev@mail.ru. Инструмент находится в Новороссийске (Краснодарский край).

In Memoriam
Виталий Долгов (1999)30 июня на 71-м году жизни скончался один из лучших аранжировщиков в истории отечественного джаза - рижанин Виталий Долгов. Аранжировки Виталия Долгова составили золотой фонд советского и российского джаза; их исполняли лучшие российские оркестры - биг-бэнды Олега Лундстрема, Игоря Бутмана и др.
Виталий Васильевич Долгов родился 9 января 1937 в г. Аягуз в Северном Казахстане. В 1957-61 гг. учился в музыкальном училище в Лиепае (Латвия) по классам композиции и хорового дирижирования. Самостоятельно освоил тенор- и баритон-саксофон. В 1962-65 Долгов был саксофонистом и аранжировщиком Рижского эстрадного оркестра (РЭО), в 1965-66 играл в ансамбле "Чанги" Бориса Рычкова.
С 1967 г. Долгов в основном писал музыку (авторские композиции и аранжировки) для московских и рижских коллективов - оркестров Эдди Рознера, Вадима Людвиковского, Олега Лундстрема, Гостелерадио Латвии. В 1999 г. стал музыкальным руководителем и дирижером биг-бэнда Игоря Бутмана. Им были написаны аранжировки десятков музыкальных номеров, вошедших в репертуар оркестра, с которым он неоднократно гастролировал по России, Европе и США.

17 июня на 72-м году жизни в США скоропостижно ушёл из жизни ветеран ленинградской джазовой сцены - пианист и саксофонист Аркадий Мемхес. Он родился 9 мая 1936 г. С августа 1992 г. Мемхес жил в городе Сент-Пол (штат Миннесота).
Аркадий Мемхес входил в правление первого джаз-клуба в бывшем СССР - ленинградского ”Д-58”. Музыканты, по воспоминаниям ветерана питерского джазового сообщества Владимира Гринберга, называли его ”отчаянный блюзмен” и говорили: ”без Мэма - нет джема!”.
Слева - В.Фейертаг, справа - А.МемхесНародный артист России Давид Голощёкин в книге Владимира Фейертага "Диалог со свингом" говорит: "...могу вспомнить Аркадия Мемхеса. Это был один из моих духовных наставников. У Аркадия был безупречный вкус, он обладал прекрасным чувством свинга. Он сумел развить это чувство во мне, был неплохим пианистом. Во всяком случае, сам играл с адским свингом. Обращал внимание именно на чувство свинга, когда слушал Телониуса Монка или Сонни Роллинза. Всем ведь хотелось играть быстро, заполнять собой всё пространство, а Аркадий занимался не скоростью, а свингом. Я играл с ним на халтурах, когда он брал в руки саксофон. Он был для меня крупным авторитетом. Восемнадцать и двадцать восемь - большая разница в возрасте. Но, видимо, он меня ценил... Он всегда был нравоучителен, любил говорить, поучать, философствовать. Но многие прелести свинга открыл мне именно он. И сам порой просто великолепно играл..."
Аркадия Мемхеса похоронили в Сент-Поле 24 июня.
На фото: заседание правления первого ленинградского джаз-клуба, конец 50-х. Слева - Владимир Фейертаг, справа - Аркадий Мемхес.
Что намечается:
 столичные анонсы
Эрик Трюффа7 июля в московском клубе "Б1 Maximum" играет известный французский трубач Эрик Трюффа (или, как его называют в США, Трюффаз - Eric Truffaz). Эрик выступит со своим постоянным квартетом последних лет: Erik Truffaz (труба), Патрик Мюллер (Patrick Muller - Fender Rhodes, Hammond, фортепиано), Марчелло Джулиани (Marcello Giuliani - контрабас, бас-гитара) и Марк Эрбетта (Marc Erbetta - барабаны).
Сегодня Трюффа считается одним из самых оригинальных и при этом коммерчески успешных исполнителей импровизационной музыки в Европе. Эрик родился в 1960 г. в Швейцарии в семье джазового саксофониста. Уже в восемь лет маленький вундеркинд начал выступать на сцене, а в тринадцать собрал собственную группу. Легендарный альбом Майлса Дэйвиса "Kind Of Blue" повлиял на становление Трюффа как исполнителя джаз-рока и фьюжн. Эрик следует "майлсовской" минималистичной манере игры на трубе, но его игра - не копия звучания Дэйвиса, а вполне индивидуальное и нешаблонное искусство.
В 1978 г. Трюффа присоединился к женевскому AMR Big Band, а в 1980 г. встретил барабанщика Марка Эрбетту, с которым организовал панк-джаз-бэнд Orange. В 1991 г. Трюффа создал вместе с Эрбеттой ансамбль, с которым работает и по сей день. В 1996 г. Эрик первым среди французских исполнителей подписал контракт с легендарным джазовым лейблом Blue Note.
Основная слава пришла к Трюффа, когда его альбомы стали выпускаться на Blue Note. На пластинках "The Mask", "Revisite", "Bending New Corners" холодноватый и засурдиненный звук трубы ловко сочетается с ломаными ритмами, более подходящими для рейвов, чем для джаз-клубов. Альбом "Bending New Corners" получил "серебряный" статус во Франции.
Сверхуспешный диск Трюффаза "Mantis", вышедший в 2002 г., поразил новой формой, уходом в восточные ритмы и гармонии. Следующий альбом "The Walk Of The Giant Turtle" формально не имел ничего общего ни с "Mantis", ни с другими работами. Как писали критики, музыкальные коллажи Трюффа складывались из вызывающе противоречивых элементов: фьюжн и гротескный хард-рок, неопсиходелия, достойная иных последователей Pink Floyd, "завернутые" ломаные клубные ритмы и назойливое диско. Тем не менее, все это разнообразие связано засурдиненной, сентиментально-холодной трубой Трюффа, сообщающей всей этой идее внятное воплощение. В 2004 различные концертные проекты Трюффа были удачно представлены на "живом" двойном альбоме "Face A Face".
В 2007 г. трубач выпустил альбом "Arkhangelsk", названный в честь северного русского города, где Эрику и его музыкантам довелось выступать в 1994 г. По словам Трюффаза, ощущения от пребывания в Архангельске совершенно нереальные, что в полной мере отразилось на композициях.
Показательно, как в разные годы писали об услышанных на различных европейских джазовых фестивалях выступлениях Трюффа наши самые радикальные и склонные к джазовому авангарду авторы:
"Музыка Трюффаза - бальзам на израненную душу джазового меломана-эстета: с одной стороны, самому не стыдно слушать, с другой - можно и неискушенным в джазе друзьям показать" (Иван Шокин);
"Нельзя сказать, что музыка была ощутимо вторичной или стилизованной - нет, напротив, основной мелодический ее компонент (стильный звук трубы, окрашенный электроникой) был явно индивидуальным" (Саша Буров).

8 июля в музее-усадьбе "Архангельское" под Москвой, хорошо знакомом московской публике по ежегодному фестивалю "Усадьба. Джаз", состоится первый концерт из серии "Легенды мирового джаза в Архангельском", в котором примет участие известный джазовый певец Фредди Коул и его квартет.
Американский певец и пианист Фредди Коул - младший брат легендарного Ната "Кинг" Коула и дядя известной эстрадной вокалистки Натали Коул. Лайонел Фредерик Коул родился 15 октября 1931 г. Он был самым младшим из пятерых детей в семье. Три его старших брата, Эдди, Айк и Нат (который был старше Фредди на 12 лет), были музыкантами. "Я начал играть на фортепиано в пять лет", рассказывал Фредди. "Музыка была повсюду вокруг меня". Дом в Чикаго, где прошла его юность, часто посещали такие мэтры, как Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси и Лайонел Хэмптон. Но наибольшее влияние на него оказал певец Билли Экстайн (Billy Eckstine). "Он был фантастическим шоуменом", вспоминает Фредди. "Я очень многому научился, просто находясь рядом и наблюдая за ним". Фредди Коул хотел стать профессиональным футболистом, но травма руки положила конец спортивной карьере. Так он окончательно решил стать музыкантом. Еще подростком он начал играть и петь в клубах Чикаго и собирался заниматься этим в будущем - но после вмешательства матери он продолжил свое музыкальное образование в Roosevelt Institute в Чикаго (первом в городе высшем учебном заведении для небелого населения). В 1951 г. Фредди переехал в Нью-Йорк и поступил в Juillard School of Music, где оказался под сильным влиянием выдающихся пианистов Джона Льюиса, Оскара Питерсона и Тедди Уилсона. Он получил диплом в бостонской New England Conservatory of Music, после чего в течение нескольких месяцев путешествовал как участник Earl Bostic Band, где играл также саксофонист Бенни Голсон.
В Нью-Йорке произошел головокружительный взлет карьеры Фредди Коула. Помимо выступлений с обширным песенным репертуаром в различных бистро Манхэттена, он записывал джинглы для радио и телевидения. Став жителем Атланты в 1972 г., он возглавил трио, в которое входили также гитарист Джерри Берд, ударник Кёртис Бойд и басист Зэкэри Прайд. В таком составе они много гастролировали по США, Европе, Дальнему Востоку и Южной Америке. Фредди начал записываться с 1952 г., когда его первый сингл, "The Joke's On Me", был выпущен на малоизвестном чикагском лейбле Topper Records. Фредди записал несколько альбомов для европейских и английских компаний в 70-х, и международное признание открыло для него новых слушателей и новые возможности. Он старался больше общаться со зрителями и учился петь на других языках. "Это дало мне больше возможностей как исполнителю", утверждает Фредди Коул. В том, как Фредди играет на фортепиано и поет, в его выступлениях в трио с гитарой и контрабасом заметно большое сходство с манерой исполнения его брата, Ната "Кинг" Коула. Но все же голос Фредди Коула по-своему уникален и своеобразен, вот почему певец не смог бы долго оставаться в тени успеха знаменитого старшего брата. Его вокал - мягкий, элегантный и гибкий - значительно ближе к вокалу Фрэнка Синатры и Билли Холидэй. Фредди Коул со своим неповторимым стилем воплощает исчезающую ныне эстетику: на сегодняшний день он один из самых уважаемых вокалистов-исполнителей джазовых песен в мире.
На концерте 8 июля в усадьбе "Архангельское" квартет Фредди Коула (Freddy Cole - вокал, ф-но) выступит в следующем составе: Брюс Эдвардс (Bruce Edwards) - гитара, Элиас Бэйли (Elias Bailey) - бас, Кёртис Бойд (Curtis Boyd) - ударные.
Генеральный партнер - компания Volvo Car Russia.
Заказ билетов: (916)606-4833.


III международный джаз-фестиваль "Союз Композиторов"
Клуб "Союз Композиторов" сделал серьезную заявку на то, чтобы стать ведущим джазовым клубом Москвы.
Первый 9-дневный фестиваль, которым клуб ознаменовал свое открытие, прошел при полном аншлаге, собрав восторженные отзывы в прессе. На фестивале выступили практически все самые яркие представители российского джаза, и каждый день фестиваля представлял отдельное направление в джазе.
В июне стартовал второй джазовый марафон, в котором участвовали совершенно разные по стилистике исполнители; ценители необычной и качественной музыки наверняка сделали для себя немало открытий. Все зарубежные участники II фестиваля приехали в Россию впервые. Среди них - легендарный американский барабанщик Эл Фостер, проработавший в группе джазового гуру Майлса Дэйвиса добрый десяток лет и ставший одним из его близких друзей.
За полгода клуб установил для себя высочайшую планку качества музыкальной жизни; создал и укрепил собственные традиции.
В частности, традицию удивлять московскую публику концертами джазовых звезд, которые не жаловали Россию своим появлением до открытия клуба. 3-й международный джазовый фестиваль "Союз Композиторов" даст возможность почитателям импровизационной музыки увидеть и услышать людей, которым рукоплещут миллионы: саксофониста Джошуа Редмана (Joshua Redman) и контрабасиста Бастера Уильямса (Buster Williams). В составе "американского джазового десанта" на фестиваль приедут чикагская вокалистка Тиффани Моник (Typhanie Monique) и клавишник Роб Маллинз (Rob Mullins).

Бастер Уильямс

Квартет Бастера Уильямса (Buster Williams) - 10, 11, 12 июля
Бастер Уильямс (Buster Williams) - контрабас; Денни Гризетт (Danny Grisett) - фортепиано; Ленни Уайт (Lenny White) - ударные; Маркус Стриклэнд (Marcus Strickland) - саксофон
Бастер Уильямс. Есть в истории джаза музыканты, которые, не будучи лидерами коллективов, не стоя на авансцене, не "снимая сливок" славы, по сути, повлияли на развитие джаза не меньше инициативных и харизматичных его идеологов. Контрабасист Бастер Уильямс - в числе таких. Его считают одним из самых талантливых и тонких аккомпаниаторов, одним из лучших сайдменов в истории джаза. Творчество этого музыканта оставалось и остается актуальным без оглядки на бесчисленные смены тенденций и веяний в джазе.
Расцвет карьеры Бастера Уильямса пришелся на 80-е годы, хотя слава пришла раньше - тугой, напористый звук его контрабаса и безупречную технику исполнения можно было регулярно слышать в проекте пианиста Хэрби Хэнкока Mwandishi с 1969 по 1973 гг. Это было время экспериментов: Уильямс играл у Хэнкока как на акустическом, так и на электрическом басу, то и дело используя генераторы дополнительных звуковых эффектов.
В целом же список исполнителей, которым аккомпанировал Бастер Уильямс, и коллективов, с которыми он сотрудничал, более чем внушителен. Чет Бейкер, Каунт Бэйси, Арт Блэйки, Чик Кориа, Майлс Дэйвис, Эрролл Гарнер, Декстер Гордон, Уинтон Марсалис, Сонни Роллинз, Сонни Ститт, МакКой Тайнер, Сара Воэн - этих именных рекомендаций уже достаточно для возникновения интереса к тому, что же представляет собой музыка Бастера Уильямса сегодня. Не надо забывать и о том, что Уильямс принадлежит к поколению джазовых "мастодонтов", а их осталось не так много.
Об участниках квартета:
Денни Гризетт. Уроженец Лос-Анджелеса, пианист и композитор сравнительно недавно влился в нью-йоркское джазовое сообщество. Но в условиях жесточайшей конкуренции Денни не просто нашел место под солнцем, а прекрасно его обустроил. В 2003 г., после окончания института имени Телониуса Монка, Денни переселяется в Нью-Йорк, и не проходит и пары месяцев, как его приглашают к совместной работе саксофонист первого эшелона Винсент Херринг и вокалистка Ванесса Рубин.
Ленни Уайт. Этот музыкант давно занял свое место в ряду лучших барабанщиков мира наряду с Билли Кобэмом и Тони Уильямсом. Новатор, изобретатель, способный включиться в стилистику практически любого проекта, от мэйнстрима до рока и авангарда, популярнейший сайдмен, мастер игры на ударных, Ленни Уайт является… барабанщиком-самоучкой (и к тому же левшой). То, что Уайт не имеет должного музыкального образования, не помешало ему в 19-летнем возрасте играть с саксофонистом Джекки Маклином, а в 20 лет записаться на историческом альбоме Майлза Дейвиса, заложившем основы джаз-рока - "Bitches Brew". Взяв такой старт, Ленни уже не опускал для себя планку.
Маркус Стриклэнд. "Маркус Стриклэнд заставил повернуть головы в свою сторону. Он заставил это сделать самую процветающую, но и самую взыскательную джазовую сцену в мире - сцену Нью-Йорка." (Томас Конрад, JazzTimes Magazine). Карьера саксофониста только началась, а говорят о нем уже настолько интенсивно, что предположения в отношении дальнейшей судьбы этого музыканта можно строить самые смелые. Музыкант, родина которого - солнечный город Майами, в 2006 г. по результатам читательского голосования журнала JazzTimes Magazine был избран "Лучшим Новым Артистом".

Джошуа Редман (photo by Ben Johnson)Трио Джошуа Редмана (Joshua Redman, саксофон, США) - 18,19 июля
Джошуа Редман (Joshua Redman) - тенор-саксофон; Рубен Ренуик (Reuben Renwick) - бас; Антонио Санчес (Antonio Sanchez) - ударные
Джошуа Редман - всемирно известный американский тенор-саксофонист, имя которого заставляет его коллег уважительно кивать: "Редман - это голова!". Впрочем, несмотря на свою мега-известность и принадлежность к топ-классу музыкантов мира, Джошуа сам еще относительно молод: родился он в 1969 г.
Сын великого саксофониста Дьюи Редмана (Dewey Redman), Джошуа с 10 лет играл на инструменте и прошел курс обучения в знаменитой музыкальной школе города Беркли, Калифорния (Berkeley; не путать с бостонским колледжем Бёркли - Berklee), но, несмотря на это, закончил один из ведущих в США университетов - Гарвардский - и уж совсем было принялся делать адвокатскую карьеру, не собираясь идти по стопам отца. Даже поступил в самое знаменитое правовое учебное заведение - Школу права Йельского университета. Но тут же из неё ушел, осознав, что музыка для него важнее. Жизнь расставляет все по своим местам, а талант рано или поздно раскрывается, - если это подлинный талант.
В 1991-м году Редман занимает 1 место на конкурсе имени Телониуса Монка, подписывает контракт с мейджор-лейблом Warner Brothers, и - вуаля! Через некоторое время Джошуа красуется на обложках всех американских джазовых журналов. В 90-х годах Редман стал настоящим любимчиком музыкальной прессы (причем вполне заслуженно), и с тех пор журналисты пристально следят за прибавлениями в его дискографии, не упуская случая написать восторженную рецензию на новый диск. Обласканный славой, он, в общем-то, стал воплощением мечты, которую в глубине души лелеет каждый юный саксофонист: ведь такой популярностью в широких массах обладает далеко не каждый джазмен.
На его ранних альбомах играет Пэт Мэтини; в 1996-м Редман гастролирует и записывается с секстетом Чика Кориа, один за другим выходят супер-успешные альбомы (сольный "Timeless Tales (For Changing Times)", 1998, "Beyond" в 2000, "Passage of Time" в 2001 и "Elastic" в 2002).
Редман принадлежит к группе молодых традиционалистов от джаза. Его нельзя назвать новатором (и, наверное, вряд ли можно будет назвать когда-либо: Джошуа явно выбрал свою стезю в творчестве), однако музыка его в высшей мере вдохновенна и изобретательна.
Впрочем, Редман порядком увлекается достаточно радикальными экспериментами с электроникой, играл с этно-музыкантами, в частности - с тувинской группой "Хуун-Хуур-Ту" в рамках фестиваля SFJAZZ в Сан-Франциско; в его музыке появляется многое от рока, фанка, r-n-b, соул, однако в целом то, что он играет, называется мэйнстримом. Но ведь даже идя по проторенной дороге, можно делать великие открытия. И Джошуа их делает. В апреле 2007 г. вышел 11-й альбом Редмана в качестве лидера, "Back East".

Тифани Моник (Typhanie Monique) и квартет Олега Киреева - 6, 7 июля
Имя чикагской вокалистки Тифани Моник (Typhanie Monique) не так привычно-обыденно звучит в устах российского любителя джаза, как имя Дайаны Кролл или, скажем, Патрисии Барбер. А ведь, к слову, у Тифани и Патрисии куда больше общего, чем мы могли бы думать. Моник не так давно образовала творческий дуэт с гитаристом квартета Патрисии Барбер, Нилом Элджером - необычайно креативным, неординарным музыкантом, тяготеющим, несмотря на свою способность включиться в любое направление джаза, к стилю ambient. Последний альбом, "In This Room", наглядно иллюстрирует, насколько объемно, выпукло, ярко и необычно может прозвучать джазовый вокал в сопровождении одной лишь электрогитары. Пение Тифани, глубоко интимное, драматическое, изобилующее полутонами, полунамеками, в который раз доказывает, что немногословность и искренность бывают куда убедительней, чем показная виртуозность. Моник блестяще интерпретирует знакомые, запетые до дыр джазовые стандарты и дает новую жизнь инструментальным композициям, исполняя их в духе чикагской джазовой школы

Роб МаллинзРоб Маллинз (Rob Mullins) и квартет Олега Киреева - 31 июля, 1 и 2 августа
Музыкальное творчество и карьера Роба Маллинза очень разноплановы. Пианист и композитор, сайдмен и бэндлидер, педагог. В России его имя не очень известно. А в жарком Лос-Анджелесе Роб Маллинз - признанный музыкант, номинант на "Грэмми". Сейчас сотрудничает с известным флейтистом Хьюбертом Лоузом, был участником The Crusaders, играл и записывался с Ронни Лоузом, Дейвом Грюзином. Годы профессиональной зрелости Роба Маллинза - это альбомы-бестселлеры, игра в составе коллективов Брэнфорда Марсалиса, Керка Уэйлума, Брайана Бромберга, Дайэн Шуур и других музыкантов.
"Если вы даже не являетесь поклонником джаза, вам понравится Роб Маллинз. Его музыка преодолевает любые границы: она неожиданно врывается в вашу жизнь, и с этого момента о ней невозможно забыть." Бернард Бор, Music Connection Magazine
"Роб Маллинз уже приобрел статус международной звезды" Леонард Фезер, Los Angeles Times

Санкт-Петербург, 13 июля, Большой двор Зимнего дворца, 21:00 (вход с Дворцовой площади): VII Международный Фестиваль "Музыка Большого Эрмитажа" (традиционные концерты под открытым небом во дворах Эрмитажа и Зимнего Дворца) - Андрей Кондаков & Brazil All Stars.
Андрей КондаковБразильский джаз - это интегрированный сплав бразильского ритма, бразильской мелодии, североамериканского языка джазовой импровизации и европейской гармонии. Идея создания проекта "Андрей Кондаков и Brazil All Stars" возникла в Нью-Йорке в 1999 г., когда петербургский пианист и композитор Андрей Кондаков познакомился и впервые выступил в популярном клубе Zinc Bar в квартале Гринвич Виллидж с замечательными бразильскими музыкантами - басистом Серджио Брандау, перкуссионистом Эдсоном "Кафе" да Сильва и барабанщиком Паулу Брага. Выяснилось, что эти три музыканта часто играют вместе в различных составах. Они уже вошли в историю бразильской музыки и джаза благодаря концертам и записям с великим Антонио Карлосом Жобимом, Джаваном, Деодато, Милтоном Нашименту, Херби Мэнном, Таней Марией.
В апреле 2000 г. был организован тур для этого проекта по России и запись альбома, который вышел под названием "Старые и новые бразильские истории". Тогда музыканты с успехом выступали и в Санкт-Петербурге. В 2003 г. проект был представлен в рамках I Санкт-Петербургского международного Петропавловского джазового фестиваля, а в 2006 г. музыканты были приглашены выступить на международном джазовом фестивале в Коктебеле (Крым, Украина). Кроме того, в последние годы музыканты тесно сотрудничают и периодически выступают в разных клубах в Нью-Йорке. В этот раз вместо Паулу Брага с ансамблем выступит легендарный барабанщик Селсу Алберти. Музыкант последние несколько лет живет и работает в Калифорнии и выступает со звездными музыкантами.
В программе проекта - авторские композиции Андрея Кондакова, а также известные мелодии Антонио Карлоса Жобима.
Открывает концерт джазовый проект студентов знаменитого Berklee College of Music - Mass Ave Project в составе: Яков Кременский - гитара, Евгений Лебедев - клавишные, Николай Моисеенко - саксофон, Давид Гиньярд - бас и Джеффри Виллануэва - ударные.
Специальные гости концерта: Давид Голощекин (Россия) и Давид Санчес, тенор-саксофон (США)
Давид СанчесЛауреат Latin Grammy Award Давид Санчес на сегодняшний день является, пожалуй, самым ярким молодым тенор-саксофонистом. Получивший признание критиков, любовь и уважение джазовой аудитории, Давид своим творчеством продолжает расширять границы джаза в традиционном его понимании, наполняя и обогащая его красотой латинской и афро-карибской музыки. Давид Санчес родился в Пуэрто Рико и музыкой начал заниматься в 8 лет. Сначала его привлекли барабаны и перкуссия, и только спустя несколько лет Дэвид обратил свое внимание в сторону тенор-саксофона. Дэвид начал свое образование в престижной La Escuela Libre de Musica в Сан Хуане. Ритмы Пуэрто Рико, а также лучшие традиции кубинской и бразильской музыки сильно повлияли на творчество молодого Санчеса. В 1986 году Дэвид Санчес поступает в Университет Пуэрто Рико в Рио Пьедрас, но притяжение Нью-Йорка становится настолько сильным, что, выиграв стипендию на обучение в Rutgers University в Нью-Джерси, он переезжает в Нью-Йорк и вскоре становится неотъемлемой частью музыкальной жизни джазовой Мекки. Он начинает выступать с такими гигантами, как пианист Эдди Палмиери, трубач Клаудио Родити, саксофонист Пакито Д’Ривера. В 1991 г. великий Диззи Гиллеспи приглашает молодого саксофониста в свой проект Live the Future. В 1995 г. выходит его дебютный альбом на лейбле Columbia. Альбом "Obsesi?n" (продюсер Брэндфорд Марсалис) делает Санчеса номинантом премии "Грэмми". А в 2005 году альбом "Coral", записанный совместно с Пражским филармоническим оркестром и выпущенный на лейбле Columbia, делая его в четвертый раз номинантом "Грэмми", выигрывает Latin Grammy! Дэвид Санчес гастролирует по всему миру, как в составе лучших джазовых коллективов, так и со своими собственными проектами, даря публике истинное удовольствие от своего творчества, изысканно сочетающего лучшие традиции джазовой музыки и латинских ритмов.
Художественный руководитель фестиваля - композитор Сергей Евтушенко. Поддержка Фестиваля: Комитет по культуре Правительства Санкт-Петербурга, Официальный партнер фестиваля - компания "Онего Шиппинг ЛТД", Партнеры - Коммерческий Банк "Финансовый капитал", компания "Кока-кола"; Генеральные информационные партнеры: 1-й канал Санкт-Петербург, "Эльдорадио", Журнал "Афиша"; Информационные партнеры: Журнал "Интербизнес", "Радио России", Компания "Модуль-Плазма", журналы: "Эрмитаж", "На Невском", "Free TIME", "Anons&Map", "Top-manager", "Театральный Петербург", "St.Petersburg in Your Pocket", "The St.Petersburg Times", "Neva News", "Ваш Досуг", "Infoskop", "St. Petersburg Times, WHERE. Интернет портал "Активист".
Официальный сайт: www.hermitagemusic.ru

А в это время за бугром...
28 июня в Нью-Йорке всемирная Ассоциация джазовых журналистов в 11-й раз вручала Jazz Awards - "Джазовую премию", которую Ассоциация ежегодно присуждает музыкантам, продюсерам и тем, кто освещает джазовую жизнь - журналистам, критикам, радиоведущим, исследователям и фотографам. В отличие от предшествующих лет, Ассоциация во главе со своим бессменным президентом Ховардом Мэнделом воздержалась от проведения большой церемонии в крупном коммерческом клубе (в прошлом году, например, это был клуб B.B.King's - см. репортаж наших корреспондентов) и вместо этого провела скромную встречу членов Ассоциации и музыкантов в уважаемом джазовом клубе Jazz Standard.
Следует список лауреатов Jazz Awards-2007:

За вклад в течение всей жизни: пианист Эндрю Хилл (Andrew Hill)
Орнетт Коулман (фото: Джон Эбботт)Музыкант года: саксофонист Орнетт Коулман (Ornette Coleman)
Восходящая звезда года: саксофонистка и кларнетистка Анат Коэн (Anat Cohen)
Композитор года: Эндрю Хилл (Andrew Hill)
Аранжировщик года: Мария Шнайдер (Maria Schneider)
Певец года: Кёрт Эллинг (Kurt Elling)
Певица года: Роберта Гамбарини (Roberta Gambarini)
Трубач года: Дейв Дуглас (Dave Douglas)
Тромбонист года: Уайклифф Гордон (Wycliffe Gordon )
Сопрано-саксофонист года: Дейв Либман (Dave Liebman)
Альт-саксофонист года: Орнетт Коулман (Ornette Coleman)
Тенор-саксофонист года: Сонни Роллинз (Sonny Rollins)
Баритон-саксофонист года: Гэри Смульян (Gary Smulyan)
Кларнетист года: Анат Коэн (Anat Cohen)
Флейтист года: Фрэнк Уэсс (Frank Wess)
Пианист года: Эндрю Хилл (Andrew Hill)
Клавишник года: Джои ДеФранческо (Joey DeFrancesco)
Гитарист года: Пэт Мэтини (Pat Metheny)
Контрабасист года: Дейв Холланд (Dave Holland)
Бас-гитарист года: Стив Суоллоу (Steve Swallow)
Струнник года: скрипачка Регина Картер (Regina Carter)
Вибрафонист года: Бобби Хатчерсон (Bobby Hutcherson)
Перкуссионист года: Сиро Баптиста (Cyro Baptista)
Барабанщик года: Рой Хэйнз (Roy Haynes)
Исполнитель на редком в джазе инструменте: Скотт Робинсон, исполнитель на язычковых духовых (Scott Robinson)
Малый ансамбль года: Ornette Coleman Quartet
Оркестр года: Charles Tolliver Big Band

Альбом года: Ornette Coleman, "Sound Grammar" (Sound Grammar)
Латиноамериканский альбом года: Brian Lynch and Eddie Palmieri, "Simpatico" (ArtistShare)
Переиздание года: Charles Mingus, "Music Written for Monterey 1965 Not Heard; At UCLA 1965" (CME-Sunnyside)
Переиздание года (бокс-сет): Thelonious Monk with John Coltrane, "The Complete 1957 Riverside Recordings" (Concord)
Рекорд-лейбл года: ECM
Организатор года: Патрисия Николсон-Паркер, Vision Festival

Премия за вклад в джазовую журналистику в течение жизни: Фрэнсис Дэйвис (Francis Davis)
Премия им. Хелен Дэнс и Роберта Палмера (премия пишущему журналисту): Нэйт Чинен (Nate Chinen)
Лучшая книга о джазе: Эшли Кан (Ashley Kahn), "The House That Trane Built: The Story of Impulse Records" (W.W. Norton)
Премия им. Уиллиса Коновера и Мэриан Макпартланд (премия радиоведущему): Боб Портер (Bob Porter)
Премия им. Лоны Фут и Боба Парента (премия фотографу): Джин Мартин (Gene Martin)
Лучшее фото года: Джон Эбботт (John Abbott) - в начале материала именно его работой проиллюстрирована номинация "Музыкант года"
Лучший джазовый журнал: JazzTimes
Лучший джазовый вебсайт: AllAboutJazz
Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.
7 июля - II-й Фестиваль «Союз композиторов» (гость программы Олег Киреев) - Квартет Мачея Щикалы, Роузвелл Радд и трио "Второе приближение", Трио пианиста Франка Вёсте, в ожидании концертов квартета Бастера Уильямса.
14 июля - II-й Фестиваль «Союз композиторов» (гость программы Олег Киреев) 2-я программа - Трио пианиста Франка Вёсте, трио барабанщика Эла Фостера, группа «Месье Дюбуа», квартет Олега Киреева, анонс выступления Джошуа Редмана
21 июля - 11-я Jazz Awards Ассоциации джазовых журналистов - Ornette Coleman, Andrew Hill, Kurt Elling, Sonny Rollins, Dave Douglas, Roy Haynes
28 июля - "Галактика" Олега Киреева или краткое пособие по одновременному полету в разные стороны - беседа с саксофонистом Олегом Киреевым.

Подкаст "Слушать здесь":
30.06.07 - #155: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Fluffy I Want You" с альбома "Held on the Tips of Fingers" группы Polar Bear (Babel, 2005)

27.06.07 - #154: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы "Hot House" квинтета Чарли Паркера - Диззи Гиллеспи (1945) и "Manteca" биг-бэнда трубача Диззи Гиллеспи (1946).

23.06.07 - #153: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу Стэнли Кларка "Silly Putty" с альбома "Rhinoplasty" группы Primus (Interscope, 1998)

20.06.07 - #152: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы "U'n'I" с альбома "2 AM" (Cabana Boy, 1996) и "Miss You" с альбома "Love And Destruction" (Wrong Records, 2006) пианиста и вокалиста Майкла Вулффа.

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Марина Евсеева,
Константин Волков,
Татьяна Балакирская,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
AP,
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Владимир Пешков,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.