К 90-летию со дня рождения. Юрий Саульский — «министр джаза СССР»

3
Юрий Саульский
Юрий Саульский
реклама
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

23 октября 2018 мы вспоминаем композитора и джазового функционера — продюсера, промоутера, защитника интересов джазового искусства на государственном уровне. Ему не было равного в истории отечественного джаза. В этот день 90 лет назад родился Юрий Саульский (1928-2003).

Имя Юрия Саульского — одно из важнейших имён в истории советского джаза. Удивительным образом это связано не столько с музыкальной деятельностью Юрия Сергеевича, сколько с его ролью организатора музыкальной жизни. Его можно с полным правом назвать «музыкальным политиком», потому что как минимум сорок лет истории отечественного джаза связаны с его непрестанными усилиями по признанию джаза в СССР полноправным видом музыкального искусства, по преодолению тяжёлого наследия «эпохи разгибания саксофонов».

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)
реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO
JOANDER SANTOS TRIO

Его имя появилось на советском джазовом горизонте в середине 1950-х гг., то есть как раз тогда, когда под воздействием политической «оттепели» прежнее категорическое исключение джаза из числа уважаемых и поддерживаемых на уровне государственной политики видов музыкального искусства дрогнуло и начало отступать. Юрий Саульский выпустился в 1954 г. из Московской консерватории, которую окончил по теоретико-композиторскому факультету (класс композиции Семёна Богатырёва, класс теории музыки Игоря Способина), и сразу же стал музыкальным руководителем эстрадного оркестра Дмитрия Покрасса, который работал при Центральном Дворце культуры железнодорожников. В 1955 г. при Мосэстраде был создан эстрадный оркестр п/у Эдди Рознера — знаменитого европейского джазового трубача, бежавшего в СССР в момент начала Второй мировой войны, а в то время только что вернувшегося в Москву из колымских лагерей. 27-летний Юрий Саульский стал музыкальным директором этого оркестра, который, несмотря на прописку по эстрадному ведомству, играл много настоящего горячего джаза. Но в истинном смысле большая джазовая карьера Саульского началась в 1957 г., когда он возглавил оркестр Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ). В оркестре собралась вся блестящая джазовая молодёжь новой эпохи, воспитанная не на старых пластинках эстрадного «советского джаза», а на джазовых радиопередачах «Голоса Америки»: Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Константин Бахолдин, Борис Рычков, Николай Капустин, Игорь Берукштис… Музыкальный профессионал с консерваторским образованием, Саульский беспощадно «дрючил» молодёжный бэнд, заставляя музыкантов-любителей бесконечно заниматься, чтобы добиться от них более или менее профессионального звучания. К лету 1957, к началу легендарного VI Международного фестиваля молодёжи и студентов, оркестр ЦДРИ был в весьма приличной форме. Он уверенно выступил на фестивале перед тысячами иностранных гостей и заслужил не только серебряную медаль фестиваля, но и высочайшую по тем временам оценку — беспощадный разнос от газеты «Советская культура», которая откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»:

…Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодёжный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках.

Вскоре оркестр был расформирован.

Уже в то время Саульский писал много музыки для эстрадных исполнителей, ставшей весьма популярными песнями. Помимо хрестоматийного «Чёрного кота» — самого, наверное, популярного советского твиста начала 1960-х — достаточно вспомнить песни «Два белых снега», «Не забывай», «Обида», «Ожидание», «Счастья тебе, земля!», «Тихие города», «Дети спят», «Обычная история», «Две мечты», «Татьянин день» и др.
ВИДЕО: Тамара Миансарова «Чёрный кот» (Юрий Саульский)

Помимо написания песен, Саульский все 60-е годы провёл во главе сначала оркестра Московского мюзик-холла, а с 1966 по 1970 — биг-бэнда «ВИО-66». Не ВИА, а именно «ВИО», то есть «Вокально-инструментальный оркестр»: помимо традиционного джазового состава (трубы, тромбоны, саксофоны, ритм-секция), в бэнде был вокальный октет — ансамбль из восьми вокалистов. Среди участников оркестра в разные годы были саксофонист Алексей Козлов, пианист Игорь Бриль, барабанщики Владимир Журавский и Александр Симоновский, в вокальной группе пели будущие звёзды советской эстрады Вадим Мулерман и Валентина Толкунова.
ВИДЕО: ВИО-66 «Знакомство с оркестром» (Юрий Саульский), съёмка 1967

Оставив руководство оркестром в 1970 г., Юрий Саульский впоследствии дирижировал только изредка, по особым случаям. С этого момента он сконцентрировался на написании эстрадных песен, а также музыки для кинофильмов (более 60), театральных постановок (более 20) и мультипликации. Но джаз продолжал оставаться важнейшей частью его жизни: он был, как это называется в американском джазовом сообществе, jazz advocate, то есть «защитник джаза». Благодаря его членству в Союзе композиторов СССР, который в те времена имел решающий голос в определении государственной политики в области музыки, джазовым энтузиастам удалось, переборов полувековую инерцию, ввести изучение джаза как отдельного вида музыкального искусства в систему государственного музыкального образования (1974) и учредить в Союзе композиторов «творческую секцию джазовой и эстрадной музыки», которую сам Саульский и возглавил. Это позволяло ему успешно бороться за «официальный» статус множества отечественных джазовых авторов в те годы, когда официальное отношение к джазу варьировалось от безразличного до прямо враждебного — и, в конечном счёте, за признание джаза видом музыкального искусства.

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)
Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)

В конце 1980-х Саульский возглавил Международный джазовый ангажемент (позже — Московский джаз-ангажемент) — организацию, которая провела в 1990 г. исторический Первый международный московский джазовый фестиваль с участием множества западных звёзд первой величины и впоследствии участвовала в организации множества джазовых фестивалей по всей стране, от «Евразии» в Оренбурге до столичного «Джаза в саду Эрмитаж».
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Юрия Саульского, МУЗЫКА 

Западные партнёры почти без иронии именовали Юрия Сергеевича «министром джаза СССР». Государство — и советское, и независимая Россия — признавало заслуги Саульского: в 1978 он стал заслуженным деятелем искусств РСФСР, в 1990 — народным артистом России, в 1998 — лауреатом премии Президента РФ в области литературы и искусства, был отмечен орденами Дружбы народов (1986) и «За заслуги перед Отечеством» (1998).

Народный артист России Юрий Сергеевич Саульский умер вечером 28 августа 2003 г. после тяжелейшей болезни: много месяцев рак сжигал его силы, постепенно отнимая способность говорить и жить. На панихиду утром 3 сентября 2003 пришло столько людей, что не все они поместились в Доме Композиторов. В тот же день Юрия Саульского похоронили в Москве на Ваганьковском кладбище.
СЛУШАЕМ: Юрий Саульский, 1978 — четыре инструментальные пьесы: «Дорога», «Воспоминание», «Драматический этюд», «Печальная баллада». Эстрадный оркестр Чешского радио (1, 3, 4) и Эстрадно-симфонический оркестр Всесоюзного радио. Дирижирует автор.

Юрий Сергеевич был одной из самых ярких фигур в истории советского джаза — и не только (и даже, наверное, не столько) как музыкант, бэндлидер, композитор, но в первую очередь как продюсер — тогда, когда самого этого понятия на нашей почве не существовало. Он приложил огромные усилия сначала к тому, чтобы у советского джаза была возможность обращаться к аудитории, чтобы у него вообще была аудитория, чтобы джазовая жизнь в Советском Союзе существовала не только в воображении музыкантов, и здесь заслуги Саульского трудно переоценить. Когда пришло другое время, он сделал очень многое для того, чтобы джазовые музыканты советского периода продолжали концертировать в новых условиях, чтобы на сцены проводимых его Московским джаз-ангажементом фестивалей выходили те, кто составлял славу советского джаза 60-70-х.

Олег Лундстрем и Юрий Саульский (фото конца 1990-х)
Олег Лундстрем и Юрий Саульский (фото конца 1990-х)

Впрочем, только ли они? А юные джазмены — МДА проводил детские джазовые фестивали? А публика отдалённых российских городов, куда без МДА Юрия Саульского никогда не приехали бы высококлассные музыканты? Кроме того, как активный деятель российской культуры, вхожий в самые высокие правительственные сферы, Саульский ещё с советских времен, когда он занимал видные посты в Союзе композиторов и был неофициальным «министром джаза», активно организовывал и проталкивал внимание государственных культурных органов к музыкантам, в том числе — присуждение им званий заслуженных и народных артистов (что много помогало тем из них, кто работал и работает в филармонической системе, особенно вне столиц), организовывал (или помогал организовывать) приезд в СССР американских и европейских джазменов — включая знаменитый Первый международный фестиваль.

Юрий Саульский (фото 1970-х гг.)
Юрий Саульский (фото 1970-х гг.)

Юрий Сергеевич говорил в интервью Михаилу Митропольскому, опубликованном «Джаз.Ру»в 1999 г.:

— Я ведь и функционер, [меня] приглашают, зная, что я кое-что умею делать и я не сноб. Я буду заниматься любой работой, чтобы джаз-фестиваль был. Но, наверное, за жизнь накоплен какой-то авторитет. Хотя я считаю, что человек должен всю жизнь доказывать право на то, чем он занимается. На одних старых запасах не проживёшь. Поэтому я могу и как клерк писать любые бумаги, заниматься рутинной работой, я абсолютно не пижон и, несмотря на возраст (куда тут денешься), я, по-моему, динамичен, и у меня сохранилось безынерционное мышление. Ну а если есть авторитет, я пользуюсь им, чтобы помочь делу. Это всё работает на дело, а не на меня лично.

И это была правда: в ситуации, когда единое (и единодушное) некогда советское джазовое движение, с развалом СССР и прежней концертно-фестивальной системы стремительно не только разбежалось по региональным «норкам», но и разделилось на своего рода «партии», связанные общими коммерческими интересами и разделённые достаточно жёсткой конкуренцией, Юрий Саульский и его Джаз-ангажемент старались как-то отстраняться от конкурентной борьбы, оставаться «над схваткой». Нельзя сказать, чтобы эта позиция давалась Юрию Сергеевичу легко:

— Конечно, нормальная конкуренция, безусловно, существует, — говорил он в том же интервью 1999 г. — И она естественна. Но есть разные типы конкуренции. Бывают антагонистические отношения, когда люди начинают высказывать свою личную неприязнь. Я против такой конкуренции. Джаз — это наше общее дело. Вспомним 60-е годы, первые джаз-клубы. Первые — после полного застоя — джаз-фестивали. Мы все были очень дружны, объединены и радостно настроены по отношению ко всему хорошему, что делалось. Меня огорчает, когда, как говорил Станиславский, артист любит не искусство в себе, а себя в искусстве. Когда проявляются такие тенденции, меня они очень огорчают. Я вообще по натуре человек мирный. Не обязательно дружить домами и ходить друг к другу в гости. Но объективно оценивать то, что делает кто-то другой, необходимо.

Что греха таить, иногда в запале безудержного отрицания советского опыта деятельность МДА кому-то казалась ретроградной, её нацеленность на сохранение возможностей концертных и фестивальных выступлений для категории ЛСД («Легенд советского джаза») — консервативной, и молодые российские (и зарубежные русскоязычные) джазовые издания, в том числе и «Джаз.Ру», не стеснялись это высказывать. Но что никогда не вызывало никаких сомнений — это личная позиция Саульского. Конечно, безупречных позиций не бывает, но позиция Юрия Сергеевича в нешироком, отчаянно боровшемся в 90-е годы за выживание постсоветском джазовом сообществе вызывала главным образом понимание, уважение и почтение. Тем более что Саульский никогда не был ретроградом: в собственном творчестве учитывал новейшие тенденции, охотно поддерживал экспериментаторов и антиортодоксов (достаточно упомянуть его интерес к джаз-ансамблю «Архангельск» покойного Владимира Резицкого) и довольно критически относился к агрессивно-консервативному настрою части российской джазовой публики, с достойным активистов Линкольн-Центра упорством отказывавшей поисковым направлениям импровизационного искусства в праве называться джазовыми.

— Обидно за любителей джаза, — говорил Юрий Сергеевич. — Хочется, чтобы они пошли немножко дальше. Ведь [джаз —] это живое искусство. Это так же, как живые языки — русский, английский, французский — они развиваются, а есть языки мёртвые: латынь, древнегреческий. И если джаз будет заниматься тем, что делалось 50-60 лет назад, и не будет развиваться — он превратится в мёртвый язык.

Под этими словами Юрия Саульского я готов подписаться и сейчас.

ВИДЕО: документальный фильм «Джазовые импровизации одной судьбы», 2013. Режиссёр Роман Саульский

Предыдущая статьяСуперзвёзды «импров» Сильви Курвуазье, Марк Фелдман, Икуэ Мори и Эван Паркер: новый проект в Москве
Следующая статьяНидерландский ансамбль StarkLinnemann Quartet выступит на «Голландских сезонах» в Санкт-Петербурге
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

3 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Роль Ю.С.Саульского в советском/российском джазе чрезвычайно высока -- и как музыканта, и как деятеля. Я знал его с 1966 года, и до последних лет поддерживал с ним теплые отношения. В его оценках я с ним в целом солидарен. Он был профессионал, и ценил профессионалов -- Лукьянова, Козлова, Бриля, Чижика, Бутмана и др. К Ганелину и его трио относился уважительно-сдержанно, и терпеть не мог дилетантизма. Ансамбль Архангельск он на моих глазах разгромил в пух и прах в 1980 году.
    Юрий Сергеевич был моим гостем в Нью Йорке, а 2001 году мы виделись в Москве. Вспоминаю его с теплотой.

  2. Спасибо за очень точную оценку этой замечательной личности. Саульский создавал для джаза так называемый “общественный пьедестал” (по-моему это выражение Баташева), и делал это виртуозно, он умел убеждать и красиво побеждать недоброжелателей. И в моей судьбе он сыграл немаловажную роль. Я был единственным не москвичом, которого он включил в и в “Джазовый ангажемент”, и в методкомиссию по джазовому образованию. В общении всегда был прост, светлых идей в его голове умещалось много (как и остроумных анекдотов), забот хватало, но он умел рассыпать доброту на всех приближавшихся к нему людей. И как композитор был одарен необычайно. Я люблю многие его песни, в них интеллигентное гармоническое мышление, изящные мелодические обороты -- все это понятно музыкантам и исполнителям, но чуждо большинству слушателей. И я рад, что он сотворил “Черного кота”, который позволил ему жить безбедно и весело.

  3. Уважаемый господин Левиновский,
    Владимир Тарасов говорит что Юрий Саульский был один из тех, благодаря кому была издана первая пластинка ГТЧ «Con Anima” и их трио приняли как официальный состав в филармонию. Так же что он замечательно относился к Владимиру Резицкому и его ансамблю. Что отмечено также автором статьи.
    Поэтому позвольте вам не поверить. Трио ГТЧ, как и джаз ансамль Архангельск были теми редикими составами, которые исполняли свои уникальные композиции. Я бы добавил ещё трио Германа Лукьянова, Леонида Чижика и Владимира Василькова А уж обвнинять их в дилентантизме…
    Мы относимся к вам с большим уважением, как музыканту. Вы профессионально исполняете и репродуцируете чужие идеи, а музыканты которых вы упомянули создали свой неповторимый стиль, не говоря о том, что трио Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин единственные музыканты из нашего пространства, вошедшие в историю мирового джаза, как создатели своего направления. Неприлично использовать общественную платформу коментариев для личных нереализованных амбиций и комплексов.

Добавить комментарий для Николай левиновский Отменить ответ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.