Трубач Павел Суязов: погружение в мастерство

0
реклама
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
Полина Юрченко
фото: архив «Джаз.Ру»
PY

interview«Павел Суязов — один из молодых прогрессивных трубачей России, который, несмотря на молодой возраст, уже нашёл свой стиль, свой почерк в современном джазе», — именно так отзывается об авторе сборника транскрипций для трубы авторитетнейший джазовый музыкант Алекс Сипягин. За плечами у лауреата конкурса «Гнесин-Джаз» (2012) — работа в составе «Академик-Бэнда» п/у Анатолия Кролла, в секстете Азата Баязитова и в группе SunJam, а в настоящее время Павел гастролирует по всему миру в составе Московского джазового оркестра под управлением Игоря Бутмана.

ОБЛОЖКА КНИГИКнига «12 транскрипций джазовых стандартов и авторских композиций для трубы» (Пробел-2000, 2015), которую выпустил Павел Суязов, представляет собой собрание нотных расшифровок соло самых известных джазовых трубачей современности. Специально для «Джаз.Ру» автор узнаёт, с чего начался творческий путь Павла и как рождался сборник, выпуск которого должен способствовать пополнению рядов профессиональных трубачей, которых в нашей стране (да и в мире!) всегда не хватает.

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM

Павел, почему ты выбрал именно этот инструмент? Как началась твоя музыкальная деятельность?

— Будучи подростком, я увлекся ска-панк музыкой. В 13 лет заинтересовался гитарой и стал сам исследовать этот инструмент. Через два года мы с друзьями собрали небольшой самодеятельный коллектив: играли панк-хардкор, устраивали репетиции дома у меня или у моего друга Влада.

Именно Влад поставил мне однажды кассету московской ска-панк-группы Distemper (альбом «Доброе утро»), на которой я услышал духовые инструменты. Труба меня сразу поразила своим неповторимым тембром. О джазе тогда я вообще ничего не знал. Просто захотелось научиться играть на этом инструменте, чтобы можно было выступать с какой-нибудь группой.

По телевизору услышал объявление о наборе в джаз-студию «Геликон» в Новокузнецке, где я родился. Там проводится ежегодный джазовый фестиваль «Джаз у Старой крепости», куда приглашают известных джазовых музыкантов Нью-Йорка: там играли Рэнди Бреккер, Джефф «Тэйн» Уоттс, Дэвид Кикоски, Шимус Блэйк, Джонатан Блэйк и многие другие.

Я пришёл и записался в эту студию. Моим первым педагогом был тромбонист Олег Рафкатович Зарыпов. На первой встрече с третьей попытки я смог извлечь ноту соль первой октавы, и тогда я уже точно решил стать музыкантом.

Через два года судьба привела меня в Новосибирск. Нашел Музыкальный колледж им.Мурова и пришёл писать заявление на факультет духовых и ударных инструментов, потому что не знал о существовании эстрадно-джазового отделения. В этот момент заходит заведующий эстрадным отделением Владимир Иванович Лобанов и задаёт вопрос: «Любишь ли ты джаз?» Я ответил без промедления: «Люблю». Так и познакомился со своим будущим педагогом по трубе. Сыграл две гаммы и несколько произведений, которые долго готовил. Потом сдал экзамен по сольфеджио, хотя мало что в нём понимал тогда. А вот сочинение по литературе я написал на двойку, но меня всё равно взяли. Трубачей, на самом деле, никогда не хватает, потому что это очень сложный инструмент, а хорошие трубачи — это большая редкость. Так с нового учебного года я стал уже серьёзно изучать музыку. Было много проблем с постановкой, но желание играть всегда преобладало, и я использовал любую возможность, чтобы научиться играть. Смотрел и слушал записи «гигантов» джаза (Фредди Хаббард, Майлз Дэйвис, Клиффорд Браун, Чет Бейкер), снимал соло, пытался им подражать. Я был поглощён этим процессом.

Павел Суязов
Павел Суязов

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Павла Суязова, подробности о книге «12 транскрипций джазовых стандартов и авторских композиций для трубы» 

Когда ты стал делать первые транскрипции произведений?

— Там же, в новосибирском колледже. Мой педагог был для меня авторитетом, он привил любовь к детальному снятию соло. Поначалу у меня возникли проблемы с группировкой нот, но я быстро разобрался. Первое соло, которое я снял — «Solar» Майлза Дэйвиса с альбома «Walkin‘».

Это занятие меня увлекло так, что даже на каникулах ставил себе задачу: на протяжении недели снять 20 соло. Позже, учась в академии, я начал снимать аранжировки для ансамбля Александра Викторовича Осейчука.

Что тебе так нравится в этом процессе?

— Это очень кропотливая работа, но я её люблю. Меня всегда так захватывает этот процесс, что я не замечаю времени. А если очень понравилось произведение, то хочется скорее его увидеть на бумаге, попробовать повторить. Эти транскрипции важны для меня лично: мне всегда хочется проанализировать и понять, как музыкант организовывает соло — технически и гармонически. Благодаря этому я развиваюсь и пополняю свой багаж знаний в импровизации.

Этот сборник — твой первый опыт создания учебной литературы? Как возникла идея его создания?

— Да, это мой первый опыт. Идея пришла в голову не сразу, долгое время я просто снимал соло в удовольствие, для себя. Часто задавался вопросом, почему в России не выпускают снятые соло-транскрипции для трубы, ведь это отличный способ найти то соло, которое тебе по душе, да и сэкономить свое время. Именно это меня и подтолкнуло к выпуску сборника.

В моей книге 12 транскрипций, хотя всего у меня их около восьмидесяти. Большую часть из них я сделал еще перед поступлением в Академию. Два соло из сборника снял для экзамена в РАМ им. Гнесиных. А специально для этой книги я снял соло Александра Сипягина на тему «Lazy Bird» Джона Колтрейна.

Кто тебе помог выпустить книгу?

— Когда у меня возникла идея выпустить сборник, я сразу обратился за советом к Александру Викторовичу Осейчуку (профессор РАМ им. Гнесиных. — Ред.), потому что он регулярно выпускает свои пособия и знает все тонкости подготовки книги к выпуску. Для этого сборника я постарался выбрать соло, разные не только по сложности, но и по характеру. Эти пьесы в рамках образовательного процесса могут исполнять как студенты средних и высших учебных заведений, так и уже зрелые музыканты.

Почему ты выбрал соло именно этих музыкантов — Рой Харгроув, Уинтон Марсалис, Николас Пэйтон, Алекс Сипягин?

— Эти люди — современные, сформировавшиеся музыканты, каждый со своими особенностями. Они для меня безусловные фавориты.Харгроув и Пэйтон, например — это вообще моя первая любовь в музыке. Почти все произведения Роя Харгроува я уже снял. Даже думал выпустить пару сборников транскрипций только этого трубача. Уинтон Марсалис всегда находится на первом месте как для джазовых музыкантов, так и для классических. Его уровнем игры можно лишь восхищаться, но повторить это невозможно. На сегодняшний день для меня лично номер один — это Алекс Сипягин. Недавно я был на его мастер-классе в Базеле (Швейцария) и ещё раз убедился в его неповторимом подходе к искусству импровизации.

Подробности о книге

Книгу можно приобрести непосредственно у автора: +79260326597

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.