Меж двух миров: джаз в академической классике и наоборот. Композитор Николай Капустин (1937-2020)

4
Николай Капустин (1937-2020)
Николай Капустин (1937-2020)
реклама
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!
джаз живёт здесь!

2 июля 2020 года на 83 году ушёл из жизни выдающийся российский пианист и композитор Николай Капустин, который в 1960-70-е годы был одним из ярчайщих солистов на советской джазовой сцене, а с начала 1980-х полностью переключился на академическую композицию с богатым использованием джазовых выразительных средств.

Он родился в городе Горловка на востоке Украины 22 ноября 1937. Первые композиторские попытки юного Николая Капустина начались с сонаты для фортепиано, созданной в 13 лет. В 1951 он переехал в Москву и начал заниматься в Мерзляковском училище по классу фортепиано у Аврелиана Руббаха, который, в свою очередь, учился у Феликса Блуменфельда в одном классе с Владимиром Горовицем. Пройдя курс училища, Капустин поступил в Московскую консерваторию в класс к одному из самых авторитетных педагогов советского музыкального искусства — Александру Гольденвейзеру.

Во время учёбы в Московской консерватории Капустин сочинил и исполнил свой первый опус — Концертино для фортепиано с оркестром (1957). Это произошло в ходе дебюта автора на джазовой сцене в качестве пианиста джаз-оркестра Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ) под руководством Юрия Саульского, с которым Капустин выступил на VI международном фестивале молодёжи и студентов в Москве. Молодой пианист и композитор сполна хлебнул особенностей восприятия джазового искусства в СССР даже после окончания в 1955-56 годах пресловутой «эпохи разгибания саксофонов». В одном из интервью 2000-х гг. он саркастически заметил:

Быть может, правительство и смотрело на джаз с некоторым подозрением, но мне кажется, что отношение к джазу некоторых консерваторских профессоров было значительно хуже.

В том же интервью он отмечал, что его учитель Александр Гольденвейзер вряд ли знал, что днём его студент играет Бетховена, а по вечерам погружается в Дюка Эллингтона. «На самом деле он вряд ли знал, что такое джаз вообще».

Зато его учитель в Мерзляковке, Аврелиан Руббах, хорошо знал джаз и с интересом относился к тому, что пытался играть его ученик: Капустин вспоминал, что встречал своё 16-летие дома у Руббаха и весь вечер играл джаз («хотя ещё довольно неловко»), а учитель одобрительно кивал.

Несмотря на то, что в джазовом конкурсе в рамках Фестиваля молодёжи и студентов оркестр Саульского занял второе место, газета «Советская культура», отражая двойственность отношения советских чиновников к родившемуся в Америке виду музыкального искусства, откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»:

…Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодёжный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках.

Вскоре оркестр Саульского был расформирован.

Николай Капустин в составе оркестра Олега Лундстрема, 1964 (кадр из кинофильма)
Николай Капустин в составе оркестра Олега Лундстрема, 1964 (кадр из кинофильма «Когда песня не кончается»)

После разгона джаз-оркестра ЦДРИ джазовая практика Капустина свелась к минимуму: по его воспоминаниям, он в это время готовил «чудовищно сложную программу для выпускного экзамена в консерватории». Но, получив консерваторский диплом в 1961 году, Николай Капустин не пошёл по пути академического исполнительства: он сделал решительный шаг в сторону джазовых звучаний и на протяжении более чем десятилетия, с 1961 по 1972 гг., работал пианистом в джаз-оркестре Олега Лундстрема, поражая джазовую публику феноменальной виртуозной техникой.

Николай Капустин в составе оркестра Олега Лундстрема, 1967 (на заднем плане контрабасист Александр Гравис, ветеран первого, ещё харбинского состава оркестра)
Николай Капустин в составе оркестра Олега Лундстрема, 1967 (на заднем плане контрабасист Александр Гравис, ветеран первого, ещё харбинского состава оркестра)

Одиннадцать лет работы с Лундстремом стали моей «второй консерваторией»: большое количество аранжировок, выступлений и игры на слух. Мы расписывали все партии для оркестра. Мы были большими энтузиастами. Это была школа, более серьёзная, чем консерватория. (Николай Капустин)

СЛУШАЕМ: Оркестр Олега Лундстрема — «Мираж» (сочинение 1947, запись 1968)
солисты: Роман Кунсман (альт-саксофон), Николай Капустин (фортепиано)

После выступлений с эстрадным оркестром «Голубой экран» и затем с Государственным симфоническим оркестром кинематографии Капустин в конце 1970-х гг. прекратил регулярную концертную практику и в большей степени выступал как композитор современной академической музыки, при редких появлениях на концертной сцене исполняя собственные произведения, среди которых — шесть концертов для фортепиано с оркестром, Концертная рапсодия, более 15 фортепианных сонат, камерная музыка, этюды и миниатюры. «Я по-прежнему могу импровизировать, — утверждал он в середине 2000-х. — Просто мне это больше не нравится». Он не стремился, по его собственным словам, жить жизнью джазмена: он провёл полтора десятилетия на джазовой сцене, чтобы обогатить свой композиторский язык.

Особое место в его творчестве занимают Двадцать четыре прелюдии и фуги — масштабное сочинение, оригинально трактующее классическую форму и решающее фундаментальную задачу сопряжения классического контрапункта с джазовой гармонией. Творчество Капустина сочетает в себе элементы академической и джазовой традиции: как пишет канадский музыковед Лесли Де Ат, у Капустина «музыкант-академист услышит всё богатство джазовых приёмов, и существование записанных и напечатанных нот Капустина уверит его в том, что джазовый пианизм, оказывается, поддаётся фиксации во всей своей изощрённости и ритмической сложности».

ВИДЕО: Николай Капустин и Оркестр Олега Лундстрема — Николай Капустин «Toccata Op.8» (из музыкального телефильма «Когда песня не кончается», 1964)

После выступления оркестра Лундстрема на легендарном Таллинском джаз-фестивале 1967 года писатель Василий Аксёнов писал в журнале «Юность» (очерк «Простак в мире джаза, или Баллада о тридцати бегемотах», «Юность» №8-1967):

…И вот сейчас оркестр Олега Лундстрема на сцене Таллинского джаз-фестиваля: девятнадцать человек в шикарных концертных костюмах с буквами “ОЛ” на груди. Из прежних, чуть ли не легендарных “шанхайцев” в оркестре осталось всего пять человек. Рядом с ними, уже тронутыми сединой, сидит молодёжь: Роман Кунсман, Николай Капустин, Станислав Григорьев, Аркадий Шабашов… Исполняется композиция Кунсмана “Луч тьмы”. Это очень неожиданное, своеобразное произведение, но ещё более неожидан солирующий сейчас автор, маленький красногубый человек с бородкой таинственного лесовика. Он ещё себя покажет!

Олег Леонидович сейчас седоват, солиден, но для меня он по-прежнему остался тем же таинственным и молодым “шанхайцем”…

Роман Кунсман и Олег Лундстрем, 1967
Роман Кунсман и Олег Лундстрем, 1967

СЛУШАЕМ: Оркестр Олега Лундстрема, выступление на фестивале «Джаз 67» в Москве, лето 1967. Роман Кунсман «Луч тьмы»
соло: альт-саксофон — Роман Кунсман, тромбон — Аркадий Шабашов, фортепиано — Николай Капустин

Как академический композитор, Николай Капустин был очень широко известен и востребован во всём мире. Изданием его сочинений занимается авторитетное германское издательство Schott Music, склонные к джазовому типу выразительности молодые пианисты наперебой исполняют музыку Капустина, и о творчестве российского композитора пишут серьёзные музыковедческие исследования. Так, в 2008 г. в Университете Цинциннати музыковед Джонатан Мэнн защитил докторскую диссертацию под названием «Red, White, and Blue Notes: The Symbiotic Music of Nikolai Kapustin». Именно по ней мы цитируем в этом очерке воспоминания Николая Капустина. Российская исследовательница Яна Тюлькова подготовила для издательства «Шотт» книгу бесед с Капустиным, но пока что она вышла только на английском языке под названием «Conversations with Nikolai Kapustin».

Николай Капустин (фото © Peter Andersson / Schott Music)
Николай Капустин (фото © Peter Andersson / Schott Music)

Один из примеров влюблённости многих молодых пианистов в творчество Капустина вновь приводит нас на российскую джазовую сцену. В 2015 г. юный китайский пианист Дай Лян, выступающий под сценическим именем А Бу, отправил видеозапись своего концерта в Джульярдской школе в Нью-Йорке, на котором он исполнил несколько произведений Капустина, на адрес администратора сайта российского композитора. По словам юного пианиста, день, когда он получил от маэстро письмо с высокой оценкой своей игры, стал одним из самых счастливых в его жизни. В том же году А Бу стал участником фестиваля «Будущее джаза», где познакомился с Игорем Бутманом.

Ноябрь 2016. Игорь Бутман, Николай Капустин и А Бу (фото © Павел Корбут)
Ноябрь 2016. Игорь Бутман, Николай Капустин и А Бу (фото © Павел Корбут)

Благодаря этому мечта А Бу о встрече с его любимым композитором стала реальностью. Накануне 79 дня рождения маэстро, который жил уединённо и не любил публичности, принял у себя дома 17-летнего А Бу и Игоря Бутмана. При встрече присутствовал прославленный российский джазовый фотограф Павел Корбут.

Ноябрь 2016. Игорь Бутман, А Бу и Николай Капустин (фото © Павел Корбут)
Ноябрь 2016. Игорь Бутман, А Бу и Николай Капустин (фото © Павел Корбут)

ВИДЕО: А Бу (КНР) исполняет первую часть Второго концерта Николая Капустина для фортепиано с оркестром (1974)
Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана и камерный оркестр «Виртуозы Москвы», дирижёр Павел Овчинников. Светлановский зал ММДМ, 21.11.2016

В 1989 г. Всесоюзная фирма грампластинок «Мелодия» выпустила пластинку «Николай Капустин. Джазовые пьесы для фортепиано», на которой музыку Николая Капустина играл сам Николай Капустин. В конце 2010-х лейбл «Мелодия» переиздал эту запись в цифровых форматах.

В своих «Воспоминаниях» один из ярчайших музыкантов советской джазовой сцены 60-х, трубач Андрей Товмасян (1942-2014), писал о Капустине:

Николай Капустин, […] игравший в составе ЦДРИ вместе с Рычковым, один из самых техничных и профессиональных пианистов. У него за плечами две консерватории, по классу фортепиано и по классу композиции. Он блестящий аранжировщик. Он долго работал у Олега Лундстрема (до Виталия Долгова).

Играл Коля с большим мастерством, виртуозно, и знал всё на свете. Мне ни разу не пришлось работать с ним долго, но я играл с ним несколько раз вместе. Обо мне Капустин (со слов Баташёва) сказал так: «Играть на трубе умеет только Товмасян!»

Я знаю, что в 1980-90 годах Коля много писал классики и джаза, словом, он ушёл в композиторское русло. Техника Капустина виртуозна.

реклама на джаз.ру

4 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Скажите пожалуйста, есть ли книги или статьи об этом пианисте? Не могу ничего найти кроме книги по-английски.

    • Статья, к которой Вы написали комментарий -- это тоже “статья об этом пианисте” (и композиторе). Других текстов о Капустине, тем более на русском языке, не так много. В 1980-90-е гг. в России вышло в виде нотных партитур несколько его произведений (но большая часть публиковалась уже в 2000-е на Западе). Часть литературы о Капустине упоминается и в нашей статье:

      “… Так, в 2008 г. в Университете Цинциннати музыковед Джонатан Мэнн защитил докторскую диссертацию под названием «Red, White, and Blue Notes: The Symbiotic Music of Nikolai Kapustin». Именно по ней мы цитируем в этом очерке воспоминания Николая Капустина. Российская исследовательница Яна Тюлькова подготовила для издательства «Шотт» книгу бесед с Капустиным, но пока что она вышла только на английском языке под названием «Conversations with Nikolai Kapustin»…”

      Насколько нам известно, книга Я. Тюльковой за прошедший с момента появления нашей публикации год пока что на русском языке не вышла.

      В 2103 г. в издании “Молодой учёный” №2(49) вышла статья студента Уфимской Академии искусств им. Исмагилова -- Искандера Гафарова -- под названием “Николай Капустин. Штрихи к портрету” (стр. 444-447), там автор более или менее подробно излагает хронологию творчества композитора. Судя по приведённым им цитатам и ссылкам в библиографии, он добросовестно прочитал англоязычные источники и для удобства не читающих на международном языке науки процитировал их по-русски (часть этих цитат есть и в нашей статье, т.к. наш автор читал часть тех же источников).

      В более поздние времена статья Гафарова уже цитируется как авторитетный источник; так, в Музыкальном альманахе Томского государственного университета в 2019 опубликована статья Дарья Ионкиной “Проблемы интерпретации джазового стиля на примере Прелюдии № 2 из цикла «24 прелюдии для фортепиано» ор. 58 Николая Капустина” -- она уже вовсю ссылается на статью Гафарова.

Добавить комментарий для Александр Кремер Отменить ответ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.