3. Метаморфоза

Вернуться к оглавлению книги
Другие книги о джазе

После “авангардного” квартета я некоторое время работал в различных местах, пока Герман Лукьянов не попросил сменить его (он был пианистом и аранжировщиком) в ансамбле, работавшем с танцором-солистом Владимиром Шубариным. Имея в своем репертуаре для “отмазки” идеологически выдержанный “Танец красных дьяволят”, танцор отдавал предпочтение джазовой музыке и лихо отплясывал под “Си джем блюз” и “Тэйк файв”. Такая работа была вполне интересной, и в ансамбле играли очень хорошие музыканты.
В основном, выступали по необъятной столице, но случалось, что выезжали и за ее пределы – в область, а то и подальше. Так я, учась на дневном, умудрился съездить в Ленинград и даже в Омск. Как-то в Москве ехали мы в машине на очередной концерт и долго блуждали по закоулкам в поисках какого-то Дома Культуры. Отчаявшись найти нужное место, решили спросить у прохожего. Увидев у обочины дороги гражданина, притормозили возле него и, открыв дверцу, Шубарин обратился с вопросом: – Извините, не подскажете, где находится… Не дослушав окончания вопроса, наш прохожий неожиданно сел на снег (была зима), решив, что сидя беседовать сподручней – при этом ноги его оказались под колесами нашего автомобиля. Тут-то мы и заметили, что он мертвецки пьян – какие уж вопросы! Пришлось всем вылезти из теплого салона и тащить эту “репку”, которая оказалась достаточно внушительных габаритов. На концерт чуть не опоздали, а Дом Культуры находился в двух шагах – наш культурно отдохнувший гражданин как раз и шел оттуда. Вот такие, порой, случались забавные казусы.
Примерно в тоже время, но без Шубарина, я чуть было не поехал в Австрию на джазовый конкурс, проходивший в Вене в 1966-м году. Лауреатами стали чехи Ян Хаммер и Мирослав Витоуш, впоследствии преуспевшие в США. На эту поездку меня подбивал известный московский джазовый деятель и саксофонист-любитель Витя Алексеев (ныне израильтянин). Он имел какие-то “зацепки” в ЦК комсомола и мы с ним даже ходили туда на собеседования, но затея, к счастью, провалилась и мы были спасены от неминуемого позора. В дальнейшем мы работали с Витей в муз. училище (г. Электросталь). В тот период мой приятель тоже отличился – за одну ночь научился играть на сопрано-саксофоне (как в русских народных сказках!) – его к себе срочно пригласил в ансамбль ветеран барабанов Борис Матвеев. Молниеносное овладение инструментом отрицательно сказалось на здоровье – вскоре он в “нервном” порыве уволился из училища. Но вернемся к танцам.
Кульминацией работы с Шубариным стали съемки фильма о танцоре, включавшем все его концертные номера, объединенные незамысловатым сюжетом. Помимо “фирменных” мелодий, там звучала и моя музыка, и я впервые соприкоснулся с работой в кино. Опять же в первый и последний раз. Фильм этот, “Танцы в современных ритмах”, до сих пор чудом сохранился в анналах телевидения и даже, говорят, снова демонстрировался, но увидеть мне его не довелось. Значительно позже, спустя тридцать лет, я снова вернулся к танцам, но уже без танцора. В 1997 году был напечатан первый мой авторский сборник “Старинные танцы в джазовом стиле” для ф-но. Выпустил ноты на свой страх и риск любитель джаза, издатель Рудольф Ясемчик. Раньше, при коммунистах, такое было бы просто невозможно – я не член Союза композиторов, а госиздательства печатали только опусы членов этого мафиозного союза.
Недавно в программе дневного “Времечка” (НТВ) я вновь увидел Шубарина, с ним беседовал ведущий. Сравнивая внешне себя и его (прошло столько лет!), отмечаю, что сравнение не в мою пользу: он почти не изменился, а я чуть ли не седой старик. Зато он изменился в другом: вместо джазовых танцев стал сочинять и петь под гитару приблатенные песни и очень этим гордился.
– Мои компакт диски нарасхват даже у эмигрантов в Америке! – похвалялся он с экрана.
“Наслаждаясь” передачей, я позвонил Лукьянову, чтобы и он порадовался за общего знакомого. Герман также смотрел “ящик” и охотно разделил со мной радость.
И, если у ЖДАНОВА от “саксофона до финского ножа один шаг”, то у Шубарина от “Танцев в современных ритмах” до блатных песен – 30 лет!
Такой, происшедшей с человеком метаморфозой, верный сталинец был бы очень доволен!

<<<< предыдущая следующая >>>>