65. Три случая супер-бдительности.

Вернуться к оглавлению книги
Другие книги о джазе

Да, бдительность – вещь хорошая, но в меру. Русский же народ: то – душа нараспашку, то – в каждой мошке видит врага, и чувство меры, как и в выпивке, не соблюдает. … Были мы, в те далекие (60-е годы) времена, на гастролях с оркестром “глухих и горбатых” в древнем городе Рязани, когда еще там жил великий Солженицын. В свободное, дневное, время мы, не просыхавшие от пьянства, шлялись по унылому городу, знакомясь с достопримечательностями. Мы – это неразлучная троица собутыльников: Виталик, Игорь и я. Игорь был большим шутником от природы (в подарок любимой девушке срывал с посольств мраморные таблички, на спор влезал на знаменитые отвесы Крымского моста, встретив на вечере в Доме литераторов бывшего ухажера сталинской дочки, кричал ему вслед: – Товарищ Аллилуев! – хотя звали последнего Кремер) и очень не любил, впрочем как и мы, Советскую власть и все, что с нею было связано, а связано с нею, как вы и сами знаете, было буквально все.
Так вот, в Рязани он откуда-то узнал адрес опального Солженицына, и мы подходили к тому неказистому дому и заглядывали в окошки полуподвала, где должен был обитать предполагаемый диссидент. Игорь всегда имел при себе фотоаппарат, и сей раз не был исключением. На пленке был запечатлен этот старый деревянный домишко – пристанище уже знаменитого, но пока еще не столь великого “теленка”, смело бодавшегося с могучим “дубом” советской власти.
Покинув опасное место (куда же смотрела “наружка”?), мы пошли бродить по окрестным дворам, расспрашивая местных жителей об их великом земляке, но никто ни о каком опальном писателе и слыхом не слыхивал. Шутник Игорь представил аборигенам себя и нас, как корреспондентов из Москвы. Аборигены поверили и стали нам дружно жаловаться на свой жалкий и голодный быт. Жаловались вполне искренне и на местную власть, но когда шутник Игорь, достав свой “Зоркий”, пытался сфотографировать очередную мусорную свалку, якобы для московской газеты, то жители вдруг насторожились, застыдились, запротестовали и, даже, заподозрили в нас шпионов. Население резко поменяло заряд “минус” на “плюс” и из критиканов превратилось в ура-патриотов. Нам пришлось срочно ретироваться, так как в воздухе повисло до боли знакомое “вызвать милицию”, “позвонить, куда надо”. Едва мы сумели ноги унести!…
Другой случай произошел в более позднее (конец 70-х) время с басистом из “Шагов времени” Олегом С. Он снимал квартиру в одном пролетарском спальном районе, в многоэтажке на первом этаже. Окна выходили во двор, как раз вблизи того места, где почти круглосуточно, сидя на скамейке в любое время года и погоду, несут свою вахту любопытные бабки. Надо заметить, что это дело повсеместное и нет в стране ни одного уголка, где бы ни встретился этот старушечий дозор! В центре Москвы на улице Горького у подъездов, облицованных мрамором зданий с мемориальными табличками (жил такой-то “шишка”) тоже сидят, кукуют. Значит, они родственники этих самых “шишек”, корни которых растут из деревни: сиденье возле избы или хаты, лузгая семечки, – деревенская традиция.
Ни в одной стране мира не встретишь больше таких “сидельцев”, что является отличительной чертой страны Советов, наряду еще и с вытрезвителями (даже женские есть!). Но вот, как бы, пала Советская власть, а бабки все сидят. А не закрылись ли вытрезвители? Думаю, что и бабки, и вытрезвители ой как нужны и нонешней власти, но вернемся к нашему повествованию.
Итак, Олег имел магнитофон и часто слушал его через наушники, чтобы не докучать не терпящим никаких признаков западной культуры соседям. Такая предусмотрительность, однако, нашего Олега не спасла. Вездесущие бабки как-то, заглянув к нему в окно (1-й этаж) и увидев человека в наушниках, решили, что в их доме завелся “шпиен” и вот он в данный момент как раз и ведет сеанс радиосвязи. Бдительные старушенции позвонили куда надо, и за нашим “Зорге” немедленно приехали. Слава Богу, что уже год не 37-й, да и чекист уже не тот: все разъяснилось, и наш “агент” отделался легким испугом. Теперь он снимает квартиры, избегая первого этажа!
Но можно ведь заглянуть и на 2-й, приставив стремянку, или внучонка попросить по водосточной трубе добраться и до 3-го этажа, а на 8-й можно с крыши, при желании, спуститься, хотя это уже рискованно. Наверное, в КГБ был (почему был?) специальный отдел бабок-стукачек, по соседству с группой “Альфа”!
И, наконец, третий случай (бдительность отроков). Встречал я, бывало, частенько сына-младшеклассника из школы. Приходил чуть раньше и стоял в школьном дворе, ожидая окончания уроков. Пробегавшие мимо школьники как-то странно на меня косились, шептали и показывали пальцами. Я быстро догадался, в чем дело: одет я в кожаное пальто, на голове шляпа, в очках (темных), в зубах трубка, нос искривленный – ну, просто, вылитый шпион! БДИТЕЛЬНЫЕ школьники не смогли стерпеть такого субъекта на своем дворе и обратились к проходившему, на счастье, мимо милиционеру за помощью но тот, почему-то проявил недопустимую в таких случаях преступную халатность – отмахнулся от этих “павликов морозовых” и, посмотрев в мою сторону, лишь сплюнул неприязненно.
Какой, мол, это шпион – это, всего лишь очкарик-интеллигент! Давить таких, конечно, надо, но сейчас нету времени – спешу по делам!
Надо сказать, что такое пренебрежение меня даже задело: быть арестованным шпионом все же более почетно, чем никчемным интеллигентишкой, о которого даже “мент” руки марать не хочет. То ли дело “шпиен” – обменяли бы меня в итоге на какого-нибудь “Корвалана” (?!). Ну, да ладно, забудем обиды и восхитимся бдительностью этого неугомонного народа. Ведь это надо же: и стар и мал, а все начеку! Только вот, почему при такой поголовной бдительности спортивный самолет из Германии садится чуть ли не на Мавзолей (мальчишка Руст), а теперь вот и дома в Москве стали взрывать. Значит, бдят не те, кому надо, а жаль.

9.11.1999 г.

<<<< предыдущая следующая >>>>