Девятый «Джаз-Глобус»: как обычно, в Иерусалиме

0
реклама
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
RAINY DAYS JAZZ FEST 2019
Владимир Мак,
Иерусалим
Фото: Георгий Столяров, Эдуард Маркович, Амир Равэ
MM

reportЛучше поздно, чем никогда. Фестиваль закончился 3 декабря, а я сажусь за его обозрение лишь спустя полтора месяца, когда за спиной уже и Новый год с гениальным ночным концертом Ахмада Джамала и Юсефа Латифа, и зимний «Джаз на Красном море» с Террасоном, Трюффазом и Розенвинклем. Может быть, и надо рецензии писать не назавтра, а когда впечатления устоялись: они более объективные и менее восторженные. Ведь разговор не о регулярных концертах, но о фестивале, который раз в году. До следующего еще месяцев девять…

Итак, приступим. Открывала Девятый «Джаз-Глобус» 28 ноября 2012 года американка Анита Кинг и квартет Роберта Анчиполовского. Впервые в истории фестиваля в программу была заявлена настоящая афроамериканка из Вашингтона, на своем интернет-сайте великолепно поющая. Не знаю, какие мастера уважаемой певице этот сайт делали, но на сцене зала «Гармония» в Иерусалиме она пела, мягко говоря, неважно, а порой откровенно фальшиво. Репертуар на 100 процентов состоял из растиражированных джазовых стандартов. Изумлена была даже та часть публики, для которой джаз — это хриплый голос Армстронга, поющего дуэтом с Эллой Фицджералд «Summertime». Колыбельной Гершвина в программе не было, зато были «Route Sixty Six», «Take The“A”Train», «Lullaby of Birdland» и ещё несколько настолько вечнозелёных песен, что абсолютно всем хотелось чего-нибудь новенького и современного, поскольку прочтение стандартов музыкантами не отличалось оригинальностью импровизаций. Певица пела куплет, потом Роберт превосходным звуком играл 4 — 8 квадратов (!). Иногда неплохо играл пианист Игорь Ходорковский. Безупречна была ритм-секция — Саймон Старр и Гаспер Бертонсел. Солировали басист и барабанщик редко, но со вкусом, и по-настоящему доставляли удовольствие публике.

Юлия Фельдман
Юлия Фельдман
реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM
DIZZY DUTCH DUCK - AMSTERDAM

Программа первого дня удивила наличием женщин-вокалисток в двух соседних отделениях. После первых звуков, которые спела Юлия Фельдман, удивление рассеялось, и всё услышанное в первом отделении было забыто даже теми, кому пение Аниты Кинг понравилось. Трио JAG (Julia — Albert — Gilad) стало главным откровением фестиваля. Юлия Фельдман не обладает мощными вокальными данными, но она — глубокий и серьёзный музыкант. Она всегда создаёт оригинальные проекты, собирает неординарные комбо. В репертуаре Фельдман всегда есть известная музыка, но она звучит так, что становится открытием для слушателей. На этот раз те, кого Юля пригласила в компанию — Альберт Бегер и Гилад Добрецкий. Бегер — один из авторитетных израильских музыкантов, работающих на стыке академической музыки и джаза. Как флейтист он учился у легендарного Ури Теплица (флейтиста первого состава Израильского филармонического оркестра), а джазом (флейта, саксофон, композиция) он три года овладевал в бостонском колледже Бёркли. Огромную роль в его становлении сыграл Роман Кунсман, о котором Бегер сказал со сцены очень теплые слова — ведь в ноябре исполнилось уже 10 лет со дня ухода Кунсмана в иной мир. Добрецкий по всем джазовым опросам входит в число лучших перкуссионистов мира, но отличается от большинства из них тем, что не имеет узкожанровой направленности. Гилад с равным успехом играет латиноамериканскую, африканскую и азиатскую музыку, но также умеет играть самобытно, пользуясь своей коллекцией инструментов без всякой показухи, исключительно с музыкальными целями. JAG начали программу с «The Windmills of Your Mind» — самой популярной песни Мишеля Леграна, отметившего в 2012 году 80-летие и буквально за несколько дней до начала фестиваля дирижировавшего, игравшего и певшего в Иерусалиме. Думаю, автор высоко оценил бы взгляд музыкантов на свою мелодию, превратившуюся в основу для длинной композиции, балансирующей между мелодической линией и свободным джазом, с длинными яркими импровизациями саксофона, экспрессивной игрой ударных, мягким, скупым но предельно выразительным вокалом и гармонической поддержкой фортепиано, на котором играла Юлия Фельдман. Пьеса, построенная на теме Кунсмана, продолжила программу абсолютно органично. Вообще, все 55 минут, которые трио провело на сцене, были как одна большая композиция, не позволившая публике ни на минуту расслабиться, посмотреть на часы и подумать о приземлённом.
ДАЛЕЕ: продолжение подробного рассказа об иерусалимском джаз-фестивале, много фото!

Хоффман, Старр, Сендерский, Янковский
Хоффман, Старр, Сендерский, Янковский

Завершал программу первого дня квартет Леонида Сендерского, в который один из ведущих представителей джазменов — новых репатриантов (и один из популярных российских джазовых музыкантов последних лет) пригласил уже знакомого по первому составу контрабасиста Саймона Старра, перкуссиониста Моше Янковского и гитариста Амоса Хоффмана. Квартет, имеющий яркую направленность на средиземноморскую музыку, состоит из безусловных виртуозов и превосходных ансамблистов. Сендерский мастерски аранжировал несколько своих старых пьес под новый состав, и они прозвучали практически как новая музыка. Появились и новые, в том числе интересный дуэт, в котором Лёня играет на флейте, а Амос — на уде. Между прочим, Хоффман — один из наиболее известных в мировой джазовой элите израильских музыкантов, частый гость в различных составах на нью-йоркской сцене.

Омри Хасон
Омри Хасон

Второй день открыл квартет Modus из Швейцарии, который собрал израильский перкуссионист Омри Хасон, живущий в Берне. Омри — большой мастер, его музыкальные привязанности лежат между Ближним Востоком и Центральной Европой. У него превосходные партнёры — уроженец Сицилии аккордеонист Антонелло Мессина и коренные «немецкие» швейцарцы — саксофонист и кларнетист Веге Вютрих и контрабасист Лоренц Бейелер. Все трое внешне строги и невозмутимы, эмоции выплёскиваются наружу только в музыке, и к середине программы на их строгий вид уже не обращаешь внимания. Музыка горячая, прекрасный свинг, красивые мелодии (все — оригинальные, никаких стандартов), пьесы короткие и заканчиваются, когда их еще хочется слушать. Удивительно, почему «Модуса» нет в программах крупных и старых фестивалей; при этом хотелось порадоваться за «Джаз-Глобус», открывший квартет израильской публике.

Абате Берихун
Абате Берихун

Tezeta — группа, которую создали иерусалимский пианист Олег Богод и выходцы из Эфиопии — саксофонист и вокалист Абате Берихун и вокалист Мулюкан Патаго Яаков (полное имя в обиходе заменяется первым). Два года назад Tezeta выступала с немецким барабанщиком Клаусом Кугелем, а в нынешнем составе к трём названным музыкантам добавился флейтист Якир Сасон, бас-гитарист Илья Сельцов и барабанщик Алекс Штейн.

Мулюкан
Мулюкан

Секстет выступил с колоссальным успехом — яркое пение и танец двух эфиопов, подкрепленные первоклассной и виртуозной инструментальной музыкой, не могли не привести в восторг публику. Однако, разбирая выступление «по гамбургскому счёту», понимаешь, что музыкального единодушия на сцене не было. Было эффектное эфиопское действо и мощный профессиональный джаз-рок, иногда органично связанный с африканской музыкой.

Михаль Коэн
Михаль Коэн

Завершал второй день Jerusalem Art Ensemble — так называет свои команды столичный пианист и композитор Михаил Агрэ. В этот раз на сцену вышли сам Михаил, барабанщик Йогев Шитрит, бас-гитарист Алон Гилель, тромбонист из Екатеринбурга, земляк и, в советском прошлом, партнер Агрэ — Виталий Владимиров, а также певица Михаль Коэн. Музыка, как обычно у Агрэ, очень экспрессивна и, как у настоящего профессионального композитора, идеально выстроена с точки зрения формы. Причём, формы крупной — все композиции длиной не менее четверти часа. Нынешние музыкальные ориентиры Агрэ — Восток и электроника. Михаль Коэн — очень талантливая певица, в которой сочетаются происхождение из семьи выходцев из Йемена (так называемые йеменитки — самые талантливые израильские певицы: Шошана Демари, Офра Хаза, Ахиноам Нини…), обучение в Бёркли и колоссальное природное музыкальное дарование.

Виталий Владимиров
Виталий Владимиров

Владимиров — не только совершенный тромбонист, но и обладатель коллекции экзотических духовых, часть которой он привез в Иерусалим. Звуки зурны и азербайджанской флейты изящно сочетались с иногда мягким, иногда пронзительно резким голосом Михаль, мощными риффами ритм-дуэта и виртуозными фортепианными и синтезаторными соло Агрэ. Кроме авторских тем Михаль и Михаила звучала «Lonely Woman» Орнета Коулмана. Думаю, автор порадовался бы столь свободному и интересному взгляду на его музыку.

Jerusalem Swing Band
Jerusalem Swing Band

Традиционный пятничный утренник на фестивале посвящен детскому оркестру — последние три года это Jerusalem Swing Band иерусалимской консерватории «Садна», которым руководит один из ведущих израильских саксофонистов и педагогов Борис Гаммер. Оркестр нестандартного состава — что делать, если в данный момент в школе нет ни одного тромбониста, зато саксофонистов, желающих играть в оркестре, больше, чем обычному оркестру требуется! Но звучит этот нестандартный самодеятельный оркестр, собирающийся на репетиции всего раз в неделю, лучше многих профессиональных. Солировали с оркестром его шеф и дирижер, русский гость Владимиров (единственный тромбон на сцене) и несколько наиболее талантливых оркестрантов. Было очень мило, хотя, на мой взгляд, Гаммеру следовало несколько подновить программу по сравнению с прошлогодней.

Кари Иконен
Кари Иконен

Третий вечерний концерт открылся еще одним составом, который собрал Леонид Сендерский. В его центре был финский пианист Кари Иконен, частый партнёр Сендерского в концертах в Европе и России, но на израильской сцене выступивший впервые. Названный дуэт дополнили до секстета звезды израильского мэйнстрима, прошедшие американскую школу — трубач Григорий Рывкин, тромбонист Йонатан Волчек, контрабасист Гилад Абро и барабанщик Авив Коэн.

Секстет Сендерского-Иконена
Секстет Сендерского-Иконена

В программе секстета не было ни одного стандарта, все пьесы были авторскими, однако было это настоящим джазом, в отличие от первого выступления на фестивале. Кроме тонкого, интеллигентного пианиста и, второй год подряд, одного из хэдлайнеров фестиваля Леонида Сендерского, отмечу высочайшее мастерство Рывкина и Волчека.

Анат Форт
Анат Форт

Пианистка Анат Форт, начавшая свой путь в Америке под патронатом великого Пола Моушна и являющаяся артистом влиятельного европейского лейбла ECM, третий год подряд показывает на фестивале разные проекты. В этом году в компании с ней на сцену вышли контрабасист Таль Гамлиэли и барабанщик Яки Леви. Гамлиэли, выпускник Бёркли, много играл в Америке, в том числе был постоянным партнёром пианиста Данило Переса. В арсенале Яки Леви — выступления с Фрэнком Фостером, Куртом Эллингом, Дидье Локвудом, Маккоем Тайнером. Такие звёздные перечни зачастую ничего не дают музыканту: удивляешься, как такие гранды могли с ним выступать. Здесь же возникает обратное впечатление — почему такие потрясающие басист и барабанщик куда менее известны в мире, чем их партнёры в списках? На этот вопрос ответа нет. Анат в партнерстве с Талем и Яки сильно изменилась — в ее игре появилось больше свинга, больше джазового чувства, она стала играть дальше от медитативной музыки ECM, сохранив характерную для этой музыки изящную музыкальную структуру, но резко повысив эмоциональную температуру. Подарком любителям старого рока была «Angie» великих Rolling Stones — так музыканты отметили 50-летие британской группы, на песнях которой выросли и они сами, и не одно поколение их коллег и любителей музыки. Мелодия Мика Джаггера была практически не тронута, импровизация была не традиционно джазовой, это была настоящая композиторская работа и её блистательное воплощение.

Jali Ensemble
Jali Ensemble

Завершала вечер иерусалимская группа Jali Ensemble. Музыкантов собрал гитарист Эран Кац, несколько лет назад увлёкшийся африканской музыкой, надолго ездивший в Африку и пишущий с тех пор музыку на стыке израильских, латиноамериканских и африканских мелодий и ритмов. Кац хорошо поет и играет на гитаре, владеет кóрой (сенегальской арфой) и пишет интересные и короткие композиции, разнообразные по темпу, ритму и темпераменту, что крайне редко в программах ансамблей, увлекающихся фольклором. К сожалению, к этому времени зал «Гармония» уже не был переполнен — зато остались наиболее заядлые меломаны, наиболее строго ценящие музыку. Их оценка была высокой, и Jali с удовольствием бисировали в полупустом зале.

Джем (за пианино - Михаил Агрэ)
Джем (за пианино – Михаил Агрэ)

Предпоследний день фестиваля — по традиции джем-сешн, проходящий в маленьком, экзотичном и необычайно уютном клубе «Бирман» в центре города, хозяин которого, Дан Бирон, мультимузыкант и телережиссёр, имеет вид настоящего хиппи и вряд ли порадовал бы служителей порядка в приснопамятном совке. В Израиле же, некоторым кажущемся страной религиозных мракобесов, его внешность ни у кого вопросов не вызывает, а супруга Бирона — обозреватель вопросов культуры на Первом канале Израильского телевидения. На крохотном пятачке между пианино, баром и маленькой ударной установкой ютились великолепные музыканты. Заводилой был Борис Гаммер, а главным героем — Гриша Рывкин, по старой джемовой традиции игравший, кроме своей трубы, еще на фортепиано и ударных. И на всех — превосходно.

Как первый, так и последний день фестиваля начался с разочарования. Талантливый и изобретательный тромбонист Элиас Файнгерш уже дважды на фестивалях показывал тромбонно-вокально-электронное действо, вызывавшее разные оценки, однако, бесспорно, интересное. Кроме того, не оценить превосходный звук и технику игры на редком инструменте (первоклассных тромбонистов всегда значительно меньше, чем исполнителей на других инструментах) было невозможно. Сюрпризом Девятому «Джаз-Глобусу» было… почти полное отсутствие музицирования на тромбоне у маэстро, решившего, что он не только музыкант, но кинорежиссёр и киноартист. Элиас снял почти часовой фильм о своих путешествиях по миру, а концерт построил на диалоге с самим собой — один Файнгерш говорил с экрана, другой — стоя рядом с экраном, на сцене. Второй при этом поигрывал на тромбоне, так и не дав понять тем, кто видел его впервые, что он — классный музыкант. Некоторые моменты в фильме были интересны, некоторые весьма спорны, но спорам этим явно не место на музыкальном фестивале. Даже при учете весьма широких музыкальных взглядов «Джаз-Глобуса», здесь музыкой почти и не пахло. Печально. Но, надеюсь, с музыкантом Файнгершем еще не всё потеряно, и мы ещё услышим его в основной ипостаси.

Ира Могилевская
Ира Могилевская

Слово Nibakat!, в переводе со шведского, — «свежеиспечённая булочка». Она настолько вкусна, что после слова стоит восклицательный знак — именно так выглядит название ансамбля, дебютировавшего на израильской сцене в ходе фестиваля. Его основатель — ученица Славы Ганелина по Иерусалимской академии Ира Могилевская, несколько лет назад поехавшая вместе с мужем, барабанщиком Владом Неделиным, продолжать образование в Стокгольме. В квартете было двое шведов — саксофонист и кларнетист Бьорн Дальберг и контрабасист, испугавшийся израильской военщины и отменивший свое участие в поездке в Иерусалим за несколько дней до концерта. Ира обратилась к своему однокурснику Дмитрию Топерману, блистательному музыканту и в высшей степени ответственному человеку. Дима вылетел в Стокгольм, провел с музыкантами трое суток на репетициях и вернулся вместе с ними домой, в Иерусалим.

Дмитрий Топерман, Бьорн Дальберг
Дмитрий Топерман, Бьорн Дальберг

Концерт Nibakat! был одним из лучших на фестивале, а пьесы Иры Могилевской были признаны лучшими авторскими работами. Признаны не прессой, но рядом опытных профессиональных композиторов, присутствовавших на фестивале. Музыка Могилевской разнообразна, красива и идеально выстроена. Ира также хорошая пианистка, а её партнеры — настоящие мастера сольной и ансамблевой музыки. Замена контрабасиста нисколько не повредила выступлению; наоборот, придала дополнительный положительный тонус ансамблю. А сам Топерман был просто на высоте.

Гюнтер Зоммер
Günter Sommer

Финал «Джаз-Глобуса» традиционен. На сцену выходит художественный руководитель фестиваля — композитор и пианист Слава Ганелин с партнёрами, и начинается свободное музицирование. Партнерами на этот раз были Леня Сендерский, флейтист Двир Кац (муж Юли Фельдман, один из самых стойких в израильском джазе адептов свободной музыки, ученик Романа Кунсмана) и один из самых уважаемых в Европе музыкантов свободного джаза, немецкий барабанщик Гюнтер Зоммер. Увидев на репетиции Ганелина, Гюнтер вспомнил, как играл в одном концерте с его трио (ГТЧ) на фестивале в Берлине. Вместе эти два гранда не играли до 3 декабря 2012 года ни разу. Дебют был более чем успешным и привел в восторг не только поклонников авангарда. Зоммер, прежде всего, высочайший профессионал. Придя в день концерта часов за шесть до его начала, он долго настраивал барабаны, а затем долго играл в одиночестве, привыкая к инструментам и сцене. На концерте, во время своего сольного фрагмента, Зоммер не только играл на ударных, но и активно двигался по сцене (отдаленно напоминая магические танцы Чекасина). Ганелин, как обычно, начав импровизацию, довольно быстро отдал лидерство Зоммеру. Духовики поначалу лишь поддерживали перекличку клавишных и ударных, но потом, при поддержке Ганелина, стали сами выходить вперед. Как ни странно, наименее «ансамблевым» в квартете оказался именно Зоммер, однако это — придирка слушателя, хорошо знающего музыку Ганелина и множество вариантов его ансамблей на протяжении более 30 лет. В целом, «Альянс — 2012» был великолепен. Как и весь Девятый «Джаз-Глобус». Впереди первый юбилей, ждать который совсем недолго — примерно столько, сколько мать ждет ребенка.

Слава Ганелин
Слава Ганелин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.