Репортаж из Канады. TD International Vancouver Jazz Festival-2019: свободные радикалы

0
TD International Vancouver Jazz Festival-2019
TD International Vancouver Jazz Festival-2019
реклама
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА
СЕНСАЦИОННЫЙ ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ МАКАРА КАШИЦЫНА

Много ли вы знаете фестивалей, на которые с радостью приезжают американские, японские и европейские мэтры джаза, чтобы играть джемы с юными коллегами? Можете ли вы себе представить город, в котором можно за две недели услышать 150 бесплатных концертов, сидя на траве в центральном парке или попивая пиво на набережной — и играть там будут те же самые мэтры? А как вам идея собрать в программе джазового хэппенинга бешеный микс из традиционного и «свободного» джаза, индастриал, хип-хопа и фанка?

Всё это возможно в Ванкувере. В июне-июле 2019 канадский мегаполис в 34-й раз принимал на берегу Тихого океана TD Vancouver International Jazz Festival, превратив свои улицы и парки в концертные площадки. Фестиваль пользуется огромной любовью не только канадской, но и американской публики: ведь именно здесь концентрация свежих имён и новых актуальных явлений максимальна, а неформальный характер мероприятия позволяет не заморачиваться обязательным посещением пафосных шоу. Более того: зачастую самые интересные творческие союзы складываются именно на бесплатных площадках, где нет жёсткого регламента выступлений. Организаторы, Coastal Jazz & Blues Society, придерживаются принципа «люди для людей»: фестиваль делается руками 1800 волонтёров, а довольно большая часть творческих инициатив принадлежит музыкантам.

В 2018 году фестиваль лишился основателя — после кончины Кена Пикеринга пост программного директора заняла молодая и компетентная Рейнбоу Роберт. И сразу сделала акцент на «бунтарской» составляющей программы, попытавшись таким образом донести до юной аудитории нехитрую мысль: джаз актуален и дает начало многим субкультурам, которые близки молодым. Одним из неоднозначных решений стало включение в программу хип-хопа: как считают организаторы, он наилучшим образом «воплощает дух джаза», с чем можно было бы поспорить, ведь в жанре spoken word так много сказано и сделано, что многие завоевания хип-хопа успели стать банальностью еще до его рождения.

— Это протестная музыка, — говорит Рэйнбоу Роберт. — Музыка, которая предполагает свободный диалог о том, что происходит в мире.

Благодаря усилиям новой команды та часть фестиваля, которая традиционно обеспечивает кассу мероприятия, состояла в основном из мэйнстрим-рэпа. Хэдлайнерами фестиваля стали Wu-Tang Clan и The Roots, а также гитарист и импровизатор Йонатан Гэт (Yonatan Gat). Но, конечно же, сделан был реверанс и в сторону поклонников джаза: главный концерт в финале дал великий Хёрби Хэнкок, а внимание старых фанатов фестиваля было сосредоточено на авангардных площадках.

Мы собрали для вас самые интересные сеты и имена, которые звучали в этом году на TD Jazz в Ванкувере.

Mats Gustafsson

Mats Gustafsson (photo © Cato Lein)
Mats Gustafsson (photo © Cato Lein)

Шведский саксофонист Матс Густафссон, чьи работы на стыке нойза и фри-джаза пользуются огромным уважением коллег, записал за свою карьеру более 100 пластинок — как сольно, так и в сотрудничестве с коллегами. Кроме мощных авторских проектов The Thing и Fire!, саксофон Матса можно встретить на записях Sonic Youth, Merzbow, Отомо Йосихидэ (Otomo Yoshihide) и Петера Брётцманна (Peter Brötzmann). Этот скромный тихий человек с саксофоном создает экспрессивные хаотические опусы — импровизационные полотна, которые требуют от слушателя серьёзной концентрации и вовлеченности. И некоторой выносливости: во время крещендо саксофон Матса звучит куда ближе к инди-року Тёрстона Мура, нежели к фри-джазу Орнетта Коулмана. Как и многие участники фестиваля, Матс сыграл сразу два концерта один за другим: бесплатный — на площадке Performance Works и короткий открывающий концерт перед выступлением молодого коллеги Шабаки Хатчингса. Оба оставили у публики ошеломляющее впечатление.

The Comet Is Coming

The Comet Is Coming
The Comet Is Coming

Молодой лондонский саксофонист-виртуоз Шабака Хатчингс (Shabaka Hutchings) — одна из ключевых фигур нового авант-джаза и смежных стилей. Его проекты The Comet Is Coming, Shabaka And The Ancestors и Sons Of Kemet — это разные ипостаси творчества 30-летнего композитора, который часто признаётся, что и мечтать не мог, что однажды за свои опусы из подземки будет номинирован на Mercury Prize (одну из двух основных музыкальных премий Великобритании. — Ред.). Трио, выступающее под псевдонимами King Shabaka (саксофонист Хатчингс), Danalogue (клавишник Дэн Ливерс — Dan Leavers) и Betamax (барабанщик Макс Холлетт — Max Hallett), творит невероятное, создавая очень «животную», осязаемую музыку при помощи пропущенного через процессор саксофона, ударных со спецэффектами и космической электроники. Вопреки всему, эта музыка невероятно живая, скоростная и танцевальная — но в то же время, её интересно слушать как пазл — собирать, разбирать и смаковать. Концерт набирает обороты, и под конец Хатчинс играет на саксофоне с такой безумной энергией, что зал просто начинает орать от восторга.

Sylvain Darrifourcq и трио In Love With

Sylvain Darrifourcq
Sylvain Darrifourcq

Казалось бы, довольно сложно создавать инновации в инновационном жанре. Но в industrial недавно появился человек, который умудряется делать репетитивную музыку вручную. То есть буквально: основатель трио In Love With, барабанщик Сильвэн Даррифурк (Sylvain Darrifourcq) создаёт музыку, наводя сверхчувствительный микрофон на барабанную установку, на которой расположилась яйцеварка, поющая чаша, мотор от вибратора из секс-шопа и ещё нечто неопознанное. Ко всему этому добавляется педаль цифровой обработки. Результат — музыка, в которую невесть откуда вплетаются звук часовых механизмов, заевшей виниловой пластинки, куски рекламы из телевизора и шум дождя. Сильвану аккомпанируют на скрипке и виолончели два эксцентричных брата Сессальди — Тео и Валентин (Théo Ceccaldi, Valentin Ceccaldi), и вместе у них получается композиция, которая всю дорогу грозит скатиться в полнейшую какофонию, но вместо этого упорно выруливает в ироничную усмешку над высоколобым авангардом.

Gordon Grdina, Mat Maneri, Oscar Noriega, Jim Black

Oscar Noriega, Gordon Grdina
Oscar Noriega, Gordon Grdina

Ванкуверский гитарист и мультиинструменталист Гордон Грдина — давний резидент фестиваля и переиграл, кажется, со всеми его участниками не по одному разу. Квартет, который Грдина составил в этот раз, играет авант-джаз с некоторым влиянием ориентальной музыки. Причина проста: Гордон всерьёз увлекся изучением возможностей арабского лютневого инструмента уд и разрабатывает всё новые приёмы игры на нём. В составе — маститые бойцы бруклинской сцены «новой импровизационной музыки», часто работающие друг с другом в разных нью-йоркских составах: саксофонист Оскар Норьега, барабанщик Джим Блэк и Мэт Манери, который играет на скрипке и скрипичном альте.

Herbie Hancock

79-летний Хёрби Хэнкок, пионер сразу нескольких направлений джаза последнего полувека, ветеран «Второго великого квинтета» легендарного Майлза Дэйвиса и посол доброй воли ЮНЕСКО, сделал огромный вклад в музыку благодаря более чем шестидесятилетней работе в качестве композитора, пианиста и бэндлидера. Его двухчасовой концерт носил ретроспективный характер, охватывая примерно 40-летний период авторства и аранжировок. Как обычно, Хёрби располагается между роялем и своим фирменным Korg Kronos: за роялем он исполняет более строгие, «каскадные» вещи, более близкие к джазу, в то время как «коргу» достаются весёлые фанковые партии. А иногда он играет дуэтом сам с собой.

Уже во время исполнения «Overture» стало очевидно, что многие композиции, написанные в 70-х, реанаржированы таким образом, чтобы максимально осовременить их звучание. Все вокальные партии пропущены через вокодер, а гитарист и вокалист Лионель Луэке (Lionel Loueke) прогонял свою гитару через процессор так, что она звучала совершенно неузнаваемо. Это было ностальгическое шоу без ностальгии — перед нами был действующий и живой музыкант и его весёлый, отчаянно дурачащийся состав. А закончилось шоу фирменным приемом Хёрби: на «Night And Day» почти что 80-летний ветеран схватил клавишную «расчёску» — и начал радостно скакать по сцене. Концерт закончился двумя вызовами на бис — и этого никогда не будет много для человека, который каждый день способен сыграть свой хит 1973 года «Chameleon» как в первый раз.

Herbie Hancock
Herbie Hancock

ВИДЕО: обзорный ролик о TD International Vancouver Jazz Festival 2019 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.