Red Sea Jazz Festival:жаркий джаз на Красном море

0
реклама
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
Владимир Мак,
Иерусалим
Фото: автор и Эдуард Маркович
MM

Чудовищно жаркое лето внушало опасения. Прогнозы погоды, обычно в Израиле безошибочные, обещали на конец августа в Эйлате под 50 градусов Цельсия днем и за 30 ночью, и как бы легко не переносилась на берегу прохладного Красного моря сухая жара, цифры пугали. Пугали, как оказалось, напрасно. Публики собралось на 24-й Эйлатский фестиваль немало, причем не только завсегдатаев, которых не испугал прогноз: многие приехали и впервые. Всевышний оказался благосклонным к поклонникам джаза — прогноз оказался ошибочным. Температура упала всего до 43 днем и около 30 в первую фестивальную ночь. Это по Цельсию. А джазовая температура была высока с первого концерта. Но это публику только бодрило.

Dave Douglas Brass Ecstasy
Dave Douglas Brass Ecstasy

Открыл фестиваль квинтет Дэйва Дагласа. Brass Ecstasy — труба, тромбон, валторна, туба и… ударные, поэтому «Экстаз медных духовых», а не просто «Брасс-квинтет», где вместо барабанов должна была бы быть вторая труба. Потрясающий тубист Маркус Рохас, играющий на почти неподвижном инструменте виртуозно, но так мягко и красочно, что на слух можно спутать его тубу с превосходным джазовым контрабасом. Валторна — малоджазовый инструмент. В современной музыке, кроме Шилклопера, никто и на ум не приходит (инструмент крайне сложный и, в силу тяготения к натуральному нетемперированному строю, склонный к фальши — не зря качество духовой группы симфонического оркестра определяют по валторнистам.). Винсент Ченси — еще одно имя, причем имя более, чем достойное. И техника, и краски на высоте. Луис Бонилла — тромбонист самого высокого класса. Барабанщик Нашит Уэйтс обладает не только совершенной, но и самобытной техникой, не лучший из многих, но не похожий на большинство, с ярко выраженным собственным взглядом на музыку. Удивительно, что Уэйтс и особенно Бонилла с удовольствием и здорово по ночам играли на джем-сешнс совершенно другую музыку.
ДАЛЕЕ: много картинок, видеосъёмки с концертов, подробный рассказ о фестивале «Джаз на Красном море»!

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

Marcus Rojas
Marcus Rojas

Теперь о той музыке, которую пишет Даглас, не только блистательный трубач, но музыкант широких и оригинальных взглядов. Не уверен, что все ноты написаны Дагласом, думаю, что его идеи реализуются всем квинтетом. Музыка свободна, но… тональна и идеально организована. Почти нет диссонансов, множество микроцитат из чего угодно, от «Пети и волка» до «How High The Moon». Смешение стилей, от уличного марша до хард-бопа, смешение ритмов — блюз, вальс, босса-нова… Но всё подчинено идее, всё дисциплинировано и невероятно увлекательно. Посвящения великим трубачам — Энрико Рава, Фэтсу Наварро, Лестеру Боуи… Собственно, концерт — это была музыка с диска «Spirit Movies», поэтому, пока вы еще не услышали «Экстаз духовых» живьём — срочно скачивайте или покупайте диск. Он двойной, там есть DVD-версия, получите редкое в наши дни удовольствие от новой музыки.

Nikki Yanofsky
Nikki Yanofsky

После редкого удовольствия наступило явление сегодня обычное. Раскрученное юное дарование, оцениваемое прессой в превосходных степенях. Никки Яновская (Янофски) — 16-летняя еврейская красавица из Канады, внучка эмигрантов из СССР, выступавшая на открытии Олимпиады в Ванкувере и благословленная Хэрби Хэнкоком на большое джазовое будущее. Не знаю, насколько искренен был Хэнкок, скорее всего просто сказал красивые слова о 12-летней девочке. Возможно, тогда её ещё не испортили. Сегодня я глубоко уверен в том, что джазового будущего у Никки нет. Она уже имеет гастрольный график, собственную аккомпанирующую группу (весьма посредственную), отрепетированные жесты и интонации милого ребенка, который умеет петь всё, от детской песенки до блюза Джими Хендрикса. Янофски поет действительно всё, но, подобно патриарху российской эстрады Иосифу Давыдовичу Кобзону, всё абсолютно одинаково. И «Lullaby of Birdland», и The Beatles, и французскую балладу, и всё — с псевдоинфантильными интонациями… Самый большой зал фестиваля, четырехтысячная «Арена», переполненная в начале концерта (не только фанатиками джаза), к концу опустела более, чем наполовину — поклонники хорошей эстрады интуитивно почувствовали то, что джазовые люди смогли сформулировать. Не может довольная жизнью девочка петь Хендрикса. Видимо, года четыре назад слова Хэнкока были неправильно поняты: надо было учиться музыке, и учиться любить её больше, чем себя. А сейчас поздно. Никки пока интересна публике, но не знает, что не умеет петь. А когда узнает, ей будет всего 20! Но в 20 лет поют без скидки на возраст…

Musica Nuda
Musica Nuda

Первый день напоминал синусоиду. После падения последовал взлет. Самый высокий на фестивале. Musica Nuda — так назвали семь лет назад свой дуэт вокалистка Петра Магони и контрабасист Феруччо Спинетти. «Обнажённая музыка» — понять это название можно только побывав на концерте. Это — обнажённые музыкальные нервы, прямой контакт между музыкой, исполнителями и слушателями, не приукрашенный и не сглаженный. Абсолютно свободное, но мастерское отношение к любому музыкальному материалу, от джазовых стандартов до итальянских песен и от спиричуэлс до битловской «Come Together». Петра Магони — изящная, хрупкая, внешне совсем не джазовая, обладает колоссальным вокальным диапазоном, исключительной дикцией, феноменальным свингом и бешеным темпераментом. Феруччо Спинетти — флегматичный, не сдвигающийся с места в течение всего концерта. Но его контрабас без электронных примочек звучит то как рок-группа, то, как аккомпанирующий состав, то…

ВИДЕО: Musica Nuda исполняют «Nature Boy»

Ни секунды за два концерта не возникло дискомфорта от отсутствия духовых, фортепиано, гитары. А ударные иногда изображала Петра, отстукивая по сцене своими сапогами со специальными накладками. Ночью на джеме Петра пела с большим ансамблем. «My Funny Valentine» и «Route 66» до сих пор в ушах…

Musica Nuda
Musica Nuda

Синусоида продолжалась. Гуру бразильской музыки, легендарный Эрмету Паскуаль кого-то приводит в восторг. Я честно прослушал две композиции. За 20 минут не произошло ничего — музыканты играли аморфную музыкальную массу, время от времени Паскуаль пел какие-то слова в микрофон и довольно фальшиво играл на синтезаторе. В начале третьей пьесы началось то же самое, и я понял, что ничего уже не произойдёт. У выхода из зала была пробка. Многие из тех, кто выходил вместе со мной, потом говорили: «Паскуаль — гений! Я люблю бразильскую музыку…» Зато в другом зале играла иерусалимская команда «Марш Дондурма». Весело и профессионально уличный оркестр с барабанами наперевес играл средиземноморско-балканскую музыку. Похоже на Бреговича, только увлекательнее.

В израильском фестивальном блоке отмечу «Андалуджаз» Омри Мора, где пианист вплетал в импровизации элементы музыки марокканских евреев, что приводило в восторг определённую публику. Проект требует доработок, но идея хорошая и (главное!) — пианист блистательный. Ансамбль Шем-Това Леви играет не джаз, но много разнообразной музыки, очень приятно и качественно. А фуга Пиаццолы, разложенная на флейту, уд, гитару и бас, была превосходна. Интересен был проект Абаты Берихуна. Выходец из Эфиопии не спекулировал на экзотике, но показал хорошую музыку в профессиональном исполнении. А вот профессионализм и участие классных джазменов в концерте Барри Сахарова и Илана Мохиаха не помогли. Это был один из главных фестивальных провалов, свидетелями которого были поклонники израильских поп-звёзд, переполнивших «Арену», но на 80 процентов разбежавшихся к концу концерта.
ВИДЕО: фестивальный джем 27 августа при участии арт-директора фестиваля – контрабасиста Авишая Коэна

Еще одним провалом было приглашение американской звезды Рики Ли Джонс. Не будем обсуждать связь Рики с джазом (её никогда не было), но посмотрим на поклонников её таланта, приехавших в Эйлат специально. Люди, знающие пластинки певицы наизусть, досидели до конца концерта, но выходили из зала разочарованными.

Stefon Harris
Stefon Harris

Других откровенных разочарований не было. Все музыканты, о которых пойдет речь ниже, играли первоклассно, и обсудим мы их с разных точек зрения на музыку. «Третий раунд Ману Каче» — квартет, играющий классический фьюжн. Музыка хорошая, но холодная. Сам Ману Каче — исключительный музыкант, но для того, чтобы остаться в памяти, этого недостаточно. Стефон Харрис в прошлом году на «Фестивале Израиля» выступал потрясающе, и того же я ждал в Эйлате. Концерт был хорошим. Но джаза стало меньше, а работы на публику — больше. Саксофонист берет в руки вокодер и поёт неестественным голосом, Харрис играет меньше и грязнее, и, если в прошлом году было понятно, зачем ему нужны и маримба, и вибрафон, то в этот раз можно было бы обойтись одним инструментом. Два стояли для понта, неуместного на джазовом фестивале. Музыканты у Харриса превосходны, что мы услышали в ночных джемах, но джаза на сцене они играли мало.

Gary Burton
Gary Burton

Старший коллега Харриса Гэри Бёртон вовсе не работал на публику. Бёртон всегда отстранен от внешнего мира и погружен в себя. Его явление с новым квартетом не стало исключением. Блистательный барабанщик Антонио Санчес, классный бас-гитарист Скотт Колли, замечательный гитарист Джулиан Лэйдж и сам маэстро. Некоторым не хватало кайфа (которого у Харриса было предостаточно), но мне у Бёртона, которого я впервые услышал в 1983 году в Москве, всегда всего хватает. По-прежнему, лучший вибрафонист — он, Гэри Бёртон.

Трио Оза Ноя не оставило равнодушным никого. Но часть публики приняла его невероятную экспрессию (почти агрессию!) с удовольствием, часть — в штыки. От мастерства самого израильского гитариста, прописавшегося 15 лет назад в Нью-Йорке, басиста Уилла Ли и одного из лучших современных барабанщиков Дэйва Уэкла все были в восторге.

Jeff Tain Watts
Jeff Tain Watts

Два ансамбля не вызвали споров. Квартет Джеффа «Тэйна» Уоттса играл чистый горячий джаз, доказав, что жанр этот не нуждается в реконструкции и реанимации, и что в XXI веке слухи об умирании джаза всё ещё преувеличены. Пианистом в квартете был Дэйв Кикоски, известный по многим, успешным и не очень успешным, выступлениям в Израиле. На этот раз Кикоски сыграл свои лучшие концерты на нашей земле. Вообще, первоклассных пианистов на фестивале было мало, и кроме Кикоски и Мора никто не выделялся, пока не появился Данило Перес.
ВИДЕО: маленький фрагмент выступления Данило Переса на фестивале

Danilo Perez
Danilo Perez

Искусство фортепианного джаза — особое. В ряду великих пианистов не так много имён, но Перес бесспорно занимает в нём место. И весьма почётно для «Джаза на Красном море», что среди его гостей были самые яркие современные джазовые звёзды.

Следующий фестиваль — особый. Что приготовит нам арт-директор фестиваля Авишай Коэн к четвертьвековому юбилею «Красного моря»? Подождём. До публикации программы осталось девять месяцев. Срок недолгий…

Предыдущая статья«Джаз Василия Аксёнова» во Дворце на Яузе
Следующая статьяЛев Рубинштейн и Роман Столяр в «Мастерской»
Родился в Москве в 1968. По образованию — журналист (МГУ им. Ломоносова). Работал на телевидении, вёл авторские программы на радио, играл в рок-группе на бас-гитаре, писал и публиковал фантастические романы, преподавал музыкальную журналистику в МГУ и историю джаза в РГГУ, выступает как ведущий джазовых концертов и фестивалей, читает лекции о музыке (джаз, блюз) и музыкальной индустрии. С 1998 г. — главный редактор интернет-портала «Джаз.Ру», с 2006 — главный редактор и издатель журнала «Джаз.Ру» (Москва). С 2011 также член совета АНО «Центр исследования джаза» (Ярославль). С 2019 преподаёт историю стилей музыкальной эстрады в московской Академии джаза. Публикуется как джазовый журналист в ряде российских изданий, а также в американской, японской и европейской джазовой прессе (DownBeat, Jazz Perspective, Jazz Forum, Jazz.Pt, Jazzthetik, Jazz Podium и др.). Научные публикации в сборниках: Россия, Китайская Народная Республика, Япония. Выпустил ряд книг о джазе и смежных жанрах: «Индустрия джаза в Америке» (автор, 2008, расширенное переиздание — 2013), «Великие люди джаза» (редактор-составитель и один из авторов: 2009, второе издание — 2012, третье — 2019), «Блюз. Введение в историю» (автор, 2010, переиздания 2014 и 2018) и «Российский джаз» (2013, редактор-составитель и один из авторов совместно с Анной Филипьевой). Редактор-составитель сборника работ основоположника российского джазоведения Леонида Переверзева («Приношение Эллингтону и другие тексты о джазе», 2011). Автор главы «Джаз в Восточной Европе» в учебнике «Откройте для себя джаз» (издательство Pearson, США, 2011) и раздела о джазе в СССР и России в сборнике «История европейского джаза» (издательство Equinox, Великобритания, 2018).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.