Барабаншик Пол Моушн (1931-2011)

1
реклама
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE

NEW: Джазовый подкаст: R.I.P. Paul Motian

Ким Волошин KV

Ранним утром 22 ноября 2011 года (в Москве было уже 15:52) в Нью-Йорке умер на 81-м году жизни легендарный барабанщик Пол Моушн. Причина смерти пока неизвестна, но сам факт уже подтвердила фирма грамзаписи, с которой Моушн успешно работал на протяжении трёх с половиной десятилетий — европейский лейбл ECM.

Paul Motian (photo: Ryan Paternite, 2009)
Paul Motian (photo: Ryan Paternite, 2009)
реклама на джаз.ру
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ

Армянин по происхождению, Пол Моушн часто говорил в интервью, что его фамилия Motian должна была бы произноситься «Мотян», как полагается по правилам языка его предков, но уж очень удачно американское чтение фамилии совпадало со звучанием слова motion — движение. Роль Пола Моушна в истории музыки не ограничивается вкладом только в джаз: он, например, играл в 1968-69 годах с фолк-певцом Арло Гатри (сыном провозвестника фолк-движения — певца «песен протеста» 40-х Вуди Гатри) и даже выступил с ним на легендарном рок-фестивале в Вудстоке летом 1969 г. Но славу Моушну принесла не эта работа, а те несколько лет, которые он десятилетием раньше проработал в трио великого джазового пианиста Билла Эванса, которое раз и навсегда изменило стандартный формат джазового фортепианного трио, сделав басиста и барабанщика не аккомпаниаторами, а равноправными партнёрами пианиста. Мало того, игра Пола Моушна звучит на записях ещё двух исторических фортепианных ансамблей — трио Пола Блэя (1963-64) и «Американского квартета» Кита Джарретта (1967-76). Позже он работал с собственными ансамблями, с которыми записал множество высококачественных и творчески разнообразных работ для ECM, в том числе и самым, наверное, успешным своим проектом — трио с гитаристом Биллом Фризеллом и саксофонистом Джо Ловано, которых он совсем молодыми музыкантами буквально «вывел в люди».
ДАЛЕЕ: биография музыканта, ВИДЕО

Пол Моушн родился в Филадельфии в семье выходцев из Армении 25 марта 1931 г. и вырос в Провиденсе, столице самого маленького штата США — Род-Айленда. Когда началась Корейская война, Пол смекнул, что лучше пойти добровольцем на флот, чем оказаться призванным в армейские окопы, и два с половиной года плавал вокруг Европы в составе адмиральского оркестра Седьмого флота США. Переехав в 1955 г. после службы в Нью-Йорк, он играл с множеством известных музыкантов самых разных направлений в джазе — от Гила Эванса и Арта Фармера до Ли Коница и Джорджа Расселла. Затем он был (до 1963) членом самого известного состава трио пианиста Билла Эванса (с контрабасистом Скоттом ЛаФаро, а после смерти последнего — с Чаком Израэлсом), участвовал в трио пианиста Пола Блэя, а затем на протяжении десятилетия много сотрудничал с пианистом Китом Джарретом (в ансамбле которого у него сложилось особенно тесное партнёрство с контрабасистом Чарли Хэйденом). С Эвансом он играл на, пожалуй, самых важных альбомах последнего, не только зафиксировавших лучший состав трио Эванса (со Скоттом ЛаФаро) на пике формы, но и произведших революцию в формате джазового трио, превратившую этот ансамблевый состав из пирамиды (ритм-секция, поддерживающая солиста-пианиста) в равносторонний треугольник (три равнозначных солиста): оба эти альбома были записаны в один день, 25 июня 1961 года – «Sunday At The Village Vanguard» и «Waltz For Debby», и, строго говоря, их одних было бы достаточно, чтобы обеспечить Моушну место в истории джаза. Но он из одарённого сайдмена постепенно вырос в значимого лидера, найдя своё место в истории уже не как член чьих-то ансамблей, а как лидер. В 1972-м он записал первый сольный альбом, «Conception Vessel», а с 1977 появляется уже во главе собственных коллективов: сначала это было трио с молодыми Ловано и Фризеллом, а в 1990-е — ансамбль Electric Bebop Band, с которым Пол Моушн в ноябре 2001 года, десять лет назад, побывал и в Москве. «Оркестр электрического бибопа» всегда имел довольно широкий состав, обязательно включавший две электрогитары; правда, посетившей Россию инкарнации группы уже не было блестящего саксофониста Джошуа Редмана, сделавшего сильную сольную карьеру. Этот коллектив в версии начала 90-х балансировал на грани современного пост-бопа и даунтаун-авангарда: первый стиль был представлен Редманом, второй — такими впоследствии заметными в авангардных направлениях именами, как гитарист Брэд Шепик и басист Стому Такейши.

Paul Motian (photo: Ralph Gibson)
Paul Motian (photo: Ralph Gibson)

В 2000-е этот коллектив стал называться просто Paul Motian Band, и формат его стал окончательно нешаблонным: три гитары, два тенор-саксофона, бас и барабаны (самый заметный альбом этой формации вышел на ECM в 2006-м и назывался «Garden of Eden»). При этом Моушн продолжал работать с Ловано и Фризеллом (их трио просуществовало больше двух десятилетий) и в ещё одном собственном составе — Trio 2000 + 1, куда входили контрабасист Лэрри Гренадир и саксофонист Крис Поттер, а «+1» попеременно становились японский пианист Масабуми Кикути и вокалистка Ребекка Мартин.

Джазовый критик газеты New York Times Бен Рэтлифф пять лет назад написал о стареющем барабанщике пронзительно грустный очерк: в 75 Моушн уже не гастролировал и вообще практически не играл за пределами Манхэттена, где около четырёх десятилетий жил в полном одиночестве в скромной квартире, расположенной, впрочем, в весьма престижном районе (на Сентрал-Парк Вест). В последние годы жизни он регулярно выступал в клубе Village Vanguard, где, как он считал, он мог лучше всего слышать звук своих барабанов.
А это был весьма необычный звук. Моушн крайне серьёзно подходил к звучанию своего инструмента, выразительные средства для которого подбирал и оттачивал десятилетиями. «У него две райд-тарелки, — писал Рэтлифф, — на одной из которых он играет с 50-х годов; она даёт богатый, тёмный, обильный нюансами звук. Он никогда не заглушает звук своего 20-дюймового басового барабана, из которого может добыть глубокий, громкий, свободный звук, почти шлепок, напоминание о том, что бас-барабан — инструмент не только отсчёта времени, но и акцента. А для отсчёта времени он может играть всё, что придёт ему на ум. Четыре четверти могут содержать несколько ударов в малый барабан, несколько хлопков хай-хэта и несколько сочетаний этих элементов, а в следующем такте он сыграет небольшую дробь, как на военном барабане, и один раз ударит в тарелку. У него очень осторожный стиль, но внутри его музыкант свободен».

Для своих ансамблей Пол Моушн писал довольно много музыки: хотя основным его инструментом были барабаны, он довольно прилично играл и на рояле, хотя никогда не делал этого публично. Впрочем, назвать его музыку «композиторской» довольно сложно: он сочинял интересные темы, но не слишком усердствовал в их аранжировке, полагаясь прежде всего на импровизационные способности своих партнёров и сайдменов. Моушн вообще не любил что-то анализировать или расписывать детали, а меньше всего — анализировать собственную игру. На сей счёт у него была любимая история: однажды после записи в студии к нему подошёл великий пианист Хэнк Джонс, поманил его в сторонку и таинственно прошептал: «Я знаю секрет твоей игры!», после чего молча удалился. «Хотел бы я знать, что он имел в виду!», замечал Моушн со своим характерным резким смехом.
ВИДЕО: квинтет Пола Моушна на фестивале в Италии, 1995

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Согласно информации от “Rifftides” Paul Motian умер от заболевания костного мозга…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.