«Свет неземной»: от Баха до Колтрейна — впечатления участника

0
реклама
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
джаз клуб эссе возобновляет концерты!
Алексей Круглов
Фото: Павел Корбут
AK

10 ноября в Физическом институте имени П.Н. Лебедева Российской Академии наук (ФИАН) состоялся концерт «Бах и Колтрейн. Свет неземной», проходивший в рамках серии выступлений, посвященных 85-летию великого джазового музыканта Джона Колтрейна. Я был счастлив принять в нём участие. Идея проекта заключалась в соединении музыки двух гениев — Иоганна Себастьяна Баха и Джона Колтрейна. Но соединение не внешнее, а идейное, как попытка показать основную цель творчества этих двух великих композиторов в музыке — обращение к Богу, путь к Богу…

Михаил Сапожников
Михаил Сапожников (все фото: Павел Корбут)

Идея этого проекта принадлежит доктору физико-математических наук, старшему научному сотруднику ФИАНа Михаилу Сапожникову. Все мы, участники этого концерта, благодарны Михаилу за реализацию этого проекта, за нелёгкий труд в процессе подготовки. Кстати, Михаил Сапожников — один из немногих людей в Москве, у кого есть все записи Джона Колтрейна!

реклама на джаз.ру - продолжаем читать текст после рекламы
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки
видеоканал джаз.ру: только оригинальные съёмки

Предыстория создания этого проекта такова. В декабре прошлого года Михаил пришел на наш концерт в лютеранский собор Петра и Павла, в котором мы играли Баха — я, органистка Юлия Иконникова и главное действующее лицо фонда «Бельканто» — оперная певица Татьяна Ланская. Михаилу понравилось наше выступление. А так как я играл некоторые импровизации-каденции в начале или в конце арий, и это действительно звучало необычно, у Михаила родилась идея соединить музыку Баха и Колтрейна в одном проекте. Оказалось, что в планируемый нами для концерта день в Москве будет легендарный Владимир Тарасов, с которым мы днём ранее играем в Екатеринбурге, а на следующий день он улетает в Казань. Получив согласие от всех участников проекта, мы договорились о выступлении в соборе.
ДАЛЕЕ: драматические перемены, рассказ о концерте, много фото!

Но за 2-3 недели до концерта я, находясь в Англии, прочитал неожиданный е-мейл от Михаила, в котором он писал, что концерт в соборе, как вдруг выяснилось, провести невозможно, и он перенёс наше выступление в ФИАН. Я, конечно же, не мог участвовать в дискуссиях на тему переноса концерта, так как был далеко от места событий, но идея Миши сыграть в ФИАНе оказалось весьма удачной.
Усилиями Михаила Сапожникова был собран полный зал. Причём публика была разнообразна — были и сотрудники института, и люди из «Джаз-Арт Клуба» (Раф Аваков, кстати, тоже очень помог Мише с организационной работой), и известные журналисты и критики (Михаил Митропольский, Александр Волков и другие), фотографы и художники — Павел Корбут, Александр Забрин, Вадим Коноплянский. Были и известные музыканты — Аркадий Шилклопер, Анатолий Кролл, Сергей Резанцев, Эдита Фил, Алексей Чичилин. Вечер прошел в тёплой атмосфере: когда публика ловит буквально каждый звук — это потрясающе!

участники концерта
участники концерта

Состав проекта претерпел изменения. Вместо органистки Юлии Иконниковой Баха исполнял пианист-аккомпаниатор Татьяны Ланской — Иван Ипатов, а в джазовых пьесах на рояле играл пианист «Круглого Бенда» Ренат Гатаулин. Кстати, Ренат и Иван даже похожи внешне.

Татьяна Ланская и Алексей Круглов
Татьяна Ланская и Алексей Круглов

Татьяна Ланская часто выступает с Иваном. Он — выпускник Московской консерватории, композитор, прекрасно знающий академическую музыку, пианист с интересной манерой игры. И, конечно же, тонко чувствует манеру исполнения Татьяны, её голос. Нужно сказать, что сопрано Татьяны Ланской — это непередаваемый словами полёт, необычные образные краски, глубина. Много есть хороших оперных певцов, но редко бывает, когда голос настолько проникновенно проникает в музыкальную ткань, раскрывая удивительные вещи. Есть в сопрано Татьяны Ланской что-то необъянимое, мистическое. В тот вечер Татьяна поразила публику исполнением не только Баха, но и «A Love Supreme». Последняя часть, положенная на оригинальный текст самого Джона Колтрейна, стала гармоничным и проникновенным финалом всей композиции после драматичного, экспрессивного соло на ударных Владимира Тарасова.

Владимир Тарасов
Владимир Тарасов

Владимир играл не только в частях сиюты «A Love Supreme», создавая особые краски, настроения, находя только ему присущие необычные решения, тонкие и проникновенные образы (благодаря которым сюита звучала именно в современно-импровизационном ключе, с оттенком русской новой импровизационной музыки), но и в баховских ариях, тем самым напомнив, что Бах был именно джазовым композитором не только по мелодике (это можно утверждать как по свингующим партиям Татьяны Ланской, так и по боповой фразировке), но и в ритмическо-метрическом отношении тоже. Ренат Гатаулин известен своими гармоническими изысками и необычными мелодическими построениями с оттенком лиричности. В импровизациях с Владимиром ему удалось добиться совершенно оригинальных звучаний, допустим, когда сочетается препарированный рояль (или звуки струн рояля) с обычной игрой по клавишам рояля.

Алексей Круглов, Владимир Тарасов
Алексей Круглов, Владимир Тарасов

Концепция концерта была построена таким образом, что арии Баха (ария из кантаты №32 «Liebster Jesu», ария из кантаты №84 «Ich bin vergnugt…», ария «Aus Liebe» из «Страстей по Матфею», ария из кантаты №105 «Herr, gehe nicht ins Gericht») чередовались четырьмя частями «A Love Supreme» («Acknowlegment», «Resolution», «Pursuance», «Psalm»), сюита полностью звучала внутри общей композиции, получилась интересная рондо-последовательность, в которой все начинается с баховской «Liebster Jesu», а заканчивается последней частью сиюты — «Psalm» Колтрейна. Интересной находкой явилось то, что ровно в середине общей композиции прозвучали два дуэта — Татьяна Ланская и Иван Ипатов исполнили арию «Aus Liebe» из «Страстей по Матфею», а мы с Владимиром Тарасовым сыграли третью часть «A Love Supreme» — «Pursuance». Два дуэта ясно показали контрастность стилей разных эпох, но при этом, в связи с общей композицией, внутренне дуэты были соединены общей музыкальной идеологической линией, символизируя тем самым общность идей композиторов разных времён, их устремления к единой цели. Это тот случай, когда резкий контраст имеет особый художественный подтекст. После «Psalm» мы исполнили на бис одну из шедевральных арий Баха из кантаты №127 «Die Seele ruht in Jesu Händen».

Владимир Тарасов
Владимир Тарасов

Публика долго не расходилась. После концерта было много разговоров, поздравлений — это, конечно, всегда приятно. Долго не прекращался разговор с Сергеем Резанцевым и Аркадием Шилклопером, которым наш проект оказался очень близок. Многие слушатели говорили, что мы отнеслись с почтением к Баху, сохранив его партитуру, аккуратно подойдя к ней; другие — что никогда не слышали столь джазового Баха и классического Колтрейна, приближенного по исполнению к настроению музыки Баха. И действительно, вторая часть сюиты «A Love Supreme» — «Resolution» — была выдержана в рамках современной импровизационной полифонии. Кто-то сказал, что ожидал услышать именно Колтрейна начала-середины 60-х, а услышал именно авторское решение. И это замечательно, что проект порождает столько мнений, споров, идей. Это лишний раз доказывает многогранность музыки великих Баха и Колтрейна. И замечательно, что в этой серии концертов, посвященных 85-летию Колтрейна, принимает участие столько разноплановых музыкантов.

Участники концерта и Михаил Сапожников
Участники концерта и Михаил Сапожников

Серия началась ещё в марте, когда в Россию приезжал из Германии «русский Колтрейн» Александр Пищиков, с которым мы сыграли несколько концертов в преддверии 85-летия Джона Колтрейна. Осенью, помимо участвовавших в проекте «Бах и Колтрейн. Свет неземной», в других залах (Дворец на Яузе — 16 ноября, ГЦСИ — 30 ноября, Джаз-Центр Ярославля — 1 декабря) можно слышать других известных музыкантов — эстонского гитариста Яака Соояара, барабанщика Олега Юданова, контрабасиста Николая Клишина, саксофонистов Александра Сакурова, музыкантов «Круглого Бенда» — саксофонистов Олега Грымова, Антона Залетаева, Алексея Шустова, контрабасиста Дениса Шушкова. Разным музыкантам с разными идеями есть что сказать в музыке Джона Колтрейна, отдав дань великому музыканту. Музыка Колтрейна, как и музыка Баха, — вечна. На каждого она повлияла в той или иной степени, подтолкнув к поиску авторских идей в своём творческом пути и направив к формированию собственного музыкального мировоззрения. Думаю, нет ни одного джазмена, на которого Джон Колтрейн не оказал влияния. А теперь, Колтрейн, как и Бах, исполняется академическими музыкантами. Значит, настало время переосмыслить личность Джона Колтрейна, рассмотреть его гений не только в рамках нашего джазового мира, но сделать его достоянием всей музыкальной истории.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.