Горние пути: Аркадий Шилклопер и Вадим Неселовский в Уфимском джаз-клубе

5
реклама
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
Владимир Аношкин
Уфа
LK

Пожалуй, давно я так не ждал концерта. Творчество Аркадия Шилклопера я открыл для себя довольно давно, но впервые послушать живьём самого известного российского валторниста мне довелось только в конце марта в Уфимском джаз-клубе. Причём я отправился туда, почти ничего не зная о второй половине добравшегося до нас дуэта — Вадиме Неселовском.

Вадим Неселовский, Аркадий Шилклопер (фото: Анна Филипьева)
Вадим Неселовский, Аркадий Шилклопер (фото: Анна Филипьева)

Вадим Неселовский — один из наиболее востребованных в Америке музыкантов с «постсоветского пространства»: родом из Одессы, он много лет изучал классическое фортепиано в Германии, а поступив в небезызвестный колледж Бёркли в Бостоне — в достаточно короткий срок вошёл в джазовую элиту США. Шутка ли, Неселовский уже не учится, а преподаёт в колледже Бёркли. И несколько лет играл в квинтете вице-президента колледжа — вибрафониста Гэри Бёртона, написав для него несколько пьес.

реклама на джаз.ру
ДЖАЗ В САДУ ЭРМИТАЖ 2019
ДЖАЗ В САДУ ЭРМИТАЖ 2019
ДЖАЗ В САДУ ЭРМИТАЖ 2019
ДЖАЗ В САДУ ЭРМИТАЖ 2019

Впрочем, пока не услышишь исполнителя, никакие подробности не объяснят его музыку.

Не так давно саксофонисту Леониду Сендерскому и пианисту Кари Иконену для выступления в Уфе понадобилась здешняя ритм-секция — они, таким образом, стали более доступными для нашей публики. Шилклоперу с Неселовским не нужен был никто — причина, сдаётся мне, в том, что они играют несколько иной джаз. Нет, не так — они иначе относятся к музыке, которую исполняют: эстрадное начало в ней почти отсутствует. Джаз для этих музыкантов — способ существования, миропостижения, они уходят далеко и, в общем, не зовут за собой никого — впрочем, путь проложен, никто не мешает следовать за музыкантами.

Начали с двух композиций Неселовского — «Русской» и «Весенней» песен. Впечатлило с первых нот — сами сочинения, уровень исполнения, импровизации, звук…

Вадим Неселовский, Аркадий Шилклопер (фото предоставлено Уфимским Джаз-клубом)
Вадим Неселовский, Аркадий Шилклопер (фото предоставлено Уфимским Джаз-клубом)

Наверное, я был менее сосредоточен на Шилклопере, нежели на Неселовском. Я знал, что услышу от первого — удивительно бархатистый и в то же время упругий звук, неожиданные ритмы, протяжные мелодичные соло на валторне, в которых одна нота может длиться бесконечно долго, не становясь пустой, скучной. И, конечно же, удивительное звучание альпийского рога, просто поднимающее над землей.
Ко всему этому прибавились переливчатые клавиши Неселовского, в которых с первых аккордов была слышна отечественная классическая фортепианная школа (исполнитель ведь пришёл в джаз из классики) — прозрачный, тонкий звук, фантастическая динамика. Часто ли мы можем на концерте различить полный спектр громкости рояля? Здесь было и умеренно, и громко, потом — чуть тише, тихо, очень громко, едва слышно, после — уловимо, сокрушительно, вновь умеренно…
Можно долго рассуждать о филигранной технике Неселовского. Нет, не о технике — о владении инструментом, о знании всех его особенностей и возможностей. Можно поговорить и о музыкальном мышлении этого пианиста — он, например, в диком темпе импровизирует, играя правой и левой руками в разных размерах… Да, впечатляет.
Впечатляет авторское разнообразие (а в основном играли музыку Неселовского) — от академического авангарда через свободный джаз к традиционному блюзу, в котором вдруг проскальзывают то Стравинский, то Рахманинов, то Скрябин…
Да, впечатляет. Но не это главное.
ДАЛЕЕ: а что же главное? Продолжение рассказа о концерте, ВИДЕО!

Пожалуй, это один из немногих концертов (а, может, и единственный), о котором я могу сказать — «ни одной ненаполненной ноты». Почти два часа (и музыканты и слушатели напрочь позабыли о регламенте нашего джаз-клуба) Неселовский и Шилклопер находились внутри своей музыки, проживали её — они излучали всю гамму настроений, чувств, доносили образы музыкальных пьес.
Вот «Грусть», которая в исполнении Гэри Бёртона называется «Prelude for vibes» — невероятной красоты мелодия то поднимает нас вслед за музыкантами к вершинам светлой тоски, то срывается в тихую истерику, после успокаивается, замирает… Стоит сказать, что версия Бёртона, которую мне удалось найти, далеко не так драматична. Его вибрафон остается интерьерным, передает лишь красоту пьесы. А валторна Шилклопера тянет нас в самые глубины ощущений, захватывает эмоциональностью.
Затем нервически обыгранный стандарт «All The Things You Are», после — музыкальная шутка «Получасовой блюз», в котором музыканты позволили себе шквал нот, раскачивающую зал ритмическую пульсацию.
Пролетает перерыв — второй сет начинает «Last Snow», с первых аккордов напомнившая слушателям о приближении весны (а на улице — метёт страшенно!), и навеявшая печаль по уходящей зиме (а на улице — повторюсь — метёт!). И вновь минималистическое соло Неселовского — никаких стремительных пассажей, никакой суетливой беготни по клавишам — четыре-пять нот, рассказавшие обо всём…
Тронула «The Song My Parents Sing» — пьеса, выросшая из «Песни старого извозчика». В зале витало «Наши годы длинные, мы друзья старинные…», Неселовский играл особенно тепло и увлечённо — еще бы, в России не надо никому объяснять, кто такой Утёсов.
В финале основной части концерта позволили себе поюморить — в «Folksong» Шилклопер, уже успевший продемонстрировать залу и валторну, и альпийский рог, взял в руки еще один инструмент (кажется, флюгельгорн) и начал выдавать наигрыши с народной удальцой — к нему присоединился Неселовский, который шутя поиграл в манере Баха, Рахманинова, залез в додекафонию, посвинговал и вернулся к народному стилю.
На протяжение двухчасового концерта ни разу не возникло ощущения повтора — каково же было удивление публики, когда вышедшие «на бис» музыканты сообщили, что еще раз хотели бы исполнить композицию «Грусть» — для записи: первым дублем Шилклопер, мол, остался не очень доволен.
Тут я выдохнул и подумал — может быть, что-то хоть немного испортит мое впечатление от этого концерта — а то слишком тяжело потом будет ходить на другие выступления…
Но нет — и второй раз «Грусть» слушалась на одном дыхании, а импровизации Неселовского и Шилклопера прокладывали путь в такие музыкальные выси, с которых до сих пор не хочется спускаться.

ВИДЕО: Вадим Неселовский и Аркадий Шилклопер играют «Грусть» двумя днями раньше в концерте цикла «Импровизация нового века» в Еврейском культурном центре, Москва

5 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Здесь было и умеренно, и громко, потом — чуть тише, тихо, очень громко, едва слышно, после — уловимо, сокрушительно, вновь умеренно…
    Это-просто поэзия.
    И вот ещё шедевр:
    Неселовский, который шутя поиграл в манере Баха, Рахманинова, залез в додекафонию, посвинговал и вернулся к народному стилю.
    Великий русский язык.

  2. будет вам придираться. хорошая статья. как минимум искренняя и без позерства

  3. Насу,так ведь художника может обидеть каждый,а художнику тоже ведь хочеться кого нибудь обидеть :)

  4. Согласен с вами.
    Статья действительно искренняя .
    Каюсь.
    Не хотелось обидеть автора.
    Но ведь не только играть можно учиться ,но и писать
    тоже.Конструктивная критика иногда в помощь.
    Нет так ли?

  5. регламент Уфимского джаз-клуба нарушен не был
    все было профессионально и четко
    музыкантам спасибо и за это

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.