Красноярск, фестиваль ЕНИJAZZ: вторая попытка

0
реклама
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
Владимир Василенко
фото: Никита Ларионов
00

26-28 октября в Красноярске состоялся второй фестиваль ЕНИJAZZ, представляющий собой обновлённую версию прежнего красноярского фестиваля «Джаз над Енисеем», имевшего 30-летнюю историю. О том, как прошёл II ЕНИJAZZ, рассказывает ведущий джазовый специалист миллионного Красноярска — журналист и педагог Владимир Василенко. Редакция попросила прокомментировать его текст заместителя главного редактора «Джаз.Ру» Анну Филипьеву, которая в 2012 году выступила в качестве ведущей концертов фестиваля ЕНИJAZZ.

Комментарий Анны Филипьевой: Мне было непросто оказаться в роли ведущей джазового фестиваля в Красноярске, поскольку много лет эту роль здесь успешно исполняет Владимир Семёнович Василенко, с которым мы волею случая оказались в некотором роде соавторами этого текста. То есть автор, конечно, он, а я — только комментатор. Владимир Семёнович — специалист, пользующийся у красноярской публики заслуженным авторитетом. На концерте ко мне подходили люди и говорили много хороших слов в его адрес. Его конферанс — это всегда своеобразная мини-лекция. Но так получилось, что в этом году мы поменялись с ним местами: я провела концерты фестиваля, а он написал репортаж. По-моему, вышло неплохо.


Второй год красноярский джазовый фестиваль проходит под новым названием и в новом формате, предусматривающем, в частности, тесное сотрудничество с Сибирским Федеральным Университетом (СФУ). Плоды этого сотрудничества налицо. Во-первых, стало больше студентов, слушающих джаз. Во-вторых, увеличилось число студентов, играющих джаз (или нечто джазообразное).

The Vintskevich Project
The Vintskevich Project (фото: Никита Ларионов)
реклама на джаз.ру
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ
РОССИЙСКИЙ ДЖАЗ

В первый день на сцене была команда выдающегося российского пианиста и композитора Леонида Винцкевича, много лет разрабатывающего концепцию «джаза по-русски» с использованием материала фольклорных мелодий Центрально-Чернозёмного региона России. Прежде именно такой подход приносил ему международный успех — сначала в дуэте с эстонским тенор-саксофонистом Лембитом Саарсалу, а затем в ансамбле с собственным сыном, талантливым саксофонистом Николаем Винцкевичем. Но в последнее время у Леонида и Николая появились американские партнёры — известный барабанщик Джоэл Тейлор, не менее известный басист Кип Рид и хорошо знакомая красноярцам вокалистка Ив Корнелиус. Музыка от этого не стала ни лучше и ни хуже, она просто стала несколько другой — более приближенной к международному стандарту джаз-рока. Разумеется, только сам музыкант вправе устанавливать для себя те или иные стилистические и жанровые приоритеты, но мне как слушателю такая перемена показалась менее интересной, чем то, что я слышал раньше.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа с фестиваля ЕНИJAZZ с комментарием Анны Филипьевой

Ив Корнелиус и Николай Винцкевич (фото: Никита Ларионов)
Ив Корнелиус и Николай Винцкевич (фото: Никита Ларионов)

Комментарий Анны Филипьевой: Когда мне предложили принять участие в фестивале ЕниJazz в качестве ведущей, я обрадовалась, узнав, что в числе прочего предстоит вести концерт ансамбля Николая и Леонида Винцкевичей. Я много раз бывала на их выступлениях и не помню, чтобы хоть раз осталась разочарованной. Некоторые пьесы, прозвучавшие в первом отделении — в частности, те, которые Николай и Леонид сыграли дуэтом — я слышала много раз. Но это не заученные «коронные номера», в них ощущается жизнь, каждый раз это новая история. Кроме того, я слышала альбом Николая Винцкевича «Vive L’Amour», который лёг в основу второго отделения концерта. И эта запись стала одной из тех, что я периодически переслушиваю ради собственного удовольствия, при том, что на работе мне приходится слушать много разной музыки, и далеко не всегда потом удаётся вернуться к тому, что действительно понравилось.

Виктория ЗыбинаВ канун открытия фестиваля центр студенческой культуры СФУ провёл отборочный концерт молодежных джазовых ансамблей города, выявивший текущий творческий потенциал таких коллективов. Как член экспертного совета фестиваля могу констатировать, что в состязании со сверстниками других учебных заведений (КГАМиТ, СибГАУ, Колледж искусств и т. д.) ребята из СФУ выглядели вполне достойно, а прошедшие отбор ансамбли с успехом выступили во втором фестивальном концерте, почти целиком отданном студенческому джазу.

На откуп молодым исполнителям был отдан второй концерт фестиваля, и поначалу он не сулил особых открытий: почти вся музыка исполнялась на одних и тех же инструментах (электрогитары, электронные клавишные и громкие ударные) и примерно в одном стиле (всё тот же джаз-рок). Поэтому появление саксофонистки Виктории Зыбиной (СФУ, группа The Bittersweet Cake) внесло оживляющее разнообразие в общую картину (тем более что играла Виктория очень хорошо). Но далее, вплоть до выхода на сцену самобытного ансамбля из Тувы и UH Brass Band из города Железногорского, публику радовали только отдельные вокалисты. Особенно следует отметить юную Елизавету Дрозд. Эта девочка, помимо красивого, хорошо поставленного голоса, обладает редким импровизационным дарованием и отлично держится на сцене.

Комментарий Анны Филипьевой: Одним из самых ярких впечатлений фестиваля для меня оказалось выступление тувинского ансамбля «Хартыга», играющего джаз-рок по мотивам народной музыки Тувы. От своего коллеги Юрия Льноградского, бывавшего на фестивале «Устуу-Хурэ», я много раз слышала воодушевлённые восклицания в адрес тувинских музыкантов. Слышала, верила ему на слово, но до конца всё-таки не могла понять, что именно производило на него такое сильное впечатление. Теперь я, кажется, это поняла. Но объяснить всё равно не могу.

«Хартыга»
«Хартыга» (фото: Никита Ларионов)

Темпераментно, с настроением и хорошим знанием жанра ритм-энд-блюз пела Кристина Рейн (СФУ), слаженно и лирично звучала а-капелльная группа «Лунный свет» (Колледж искусств имени П. И. Иванова-Радкевича), немало позабавила слушателей Мария Хорошко из «Трио Ром» (Колледж искусств), исполнившая соло на… расчёске в сочетании с голосовой импровизацией. Очень хорошей точкой в программе вечера стало выступление брасс-бэнда из Железногорска: соскучившаяся по духовым звучаниям публика овацией наградила композицию Хэрби Хэнкока «Хамелеон», где наряду с традиционными трубой, тромбоном и саксофонами неожиданно, но очень естественно прозвучали две валторны. В связи с этим хочется спросить, отчего студенты так «зациклились» на гитарах, почему в таком небрежении у них такие традиционно джазовые инструменты, как труба, тромбон и саксофон? Скажут, мол, не у кого учиться? Это будет неправдой: второй год с СФУ сотрудничает один из лучших саксофонистов Сибири, лауреат многих конкурсов и фестивалей Игорь Устинов. Судя по участникам нынешнего фестиваля, учеников у него немного. Если бы появились начинающие трубачи, то в Красноярске есть незаурядный исполнитель и отличный педагог Пётр Казимир, который, возможно, согласился бы с ними работать (работал же он с духовиками Кызыла — и результат был прекрасен).

Брасс-бэнд из Железногорска (фото: Никита Ларионов)
Брасс-бэнд из Железногорска (фото: Никита Ларионов)

Комментарий Анны Филипьевой: Большой концерт местных ансамблей, существенную часть которых составляют студенты, то есть те, кому через несколько лет, возможно, предстоит являть собой лицо сибирского джаза — проект амбициозный и смелый. Но мы сегодня живём в перенасыщенном информационном пространстве, в котором действуют свои законы. И для достижения фестивалем успеха в настоящем и подготовки почвы на будущее недостаточно просто организовать хороший концерт. Необходимо сделать из него событие, привлечь внимание общественности — так сказать, создать медиа-повод. Для этого требуется проделать работу по налаживанию контакта со средствами массовой информации, имеющимися и возможными спонсорами и вообще со всеми теми, кто может повлиять на судьбу фестиваля в дальнейшем — будь то потенциальные слушатели, организаторы других джазовых фестивалей или местные органы власти. Понимание необходимости таких действий есть далеко не всегда, поскольку работа эта для слушателя и музыканта «на первый взгляд как будто не видна». Может казаться, что если концерт хороший, то на него непременно придёт полный зал. На самом деле это, к сожалению, уже не так. Событий происходит много, и каждое вынуждено бороться за своего слушателя. Поэтому я хотела бы сказать спасибо за понимание этой проблемы и активную деятельность по её решению джазовому энтузиасту Василию Моргуну, много делающему для привлечения внимания к концертам фестиваля и решения проблем красноярского джазового сообщества.
Однако, рискуя прослыть вредной тёткой, всё-таки позволю себе обозначить две важных проблемы, которые ещё предстоит решить. Они взаимосвязаны и касаются молодых музыкантов. Проблема первая — остро ощущается недостаток преподавания специальных джазовых дисциплин. Проблема вторая — мало возможностей для практики. Особенно это слышно, когда ребята начинают импровизировать. Чувствуется, что их сковывает боязнь сыграть «не ту» ноту, из-за чего вместо того, чтобы взять гармоническую сетку произведения себе в союзники для построения красивых мелодических линий, они бросаются с ней бороться, отбиваясь от наиболее заковыристых гармонических оборотов испуганными длинными нотами. Тем же самым страхом, кстати, я объясняю и тот факт, что джем-сешн после концерта не пользовался особой популярностью местных музыкантов. А жаль, потому что без практики совместного спонтанного музицирования джазовому музыканту невозможно продвинуться. Впрочем, фестивальный джем, происходящий раз в год — это, конечно, исчезающее мало для настоящей практики. Нужна постоянная площадка, где музыканты могли бы собираться вместе, общаться. Об этом, кстати, мне говорили и сами музыканты, пришедшие на джем. Поэтому безусловно положительным сдвигом можно считать начало строительства клуба, в котором по замыслу владельца раз в неделю будут происходить джазовые концерты и джемы, что было анонсировано на концерте. Остаётся надеяться на скорейшую реализацию этого проекта.

На заключительный концерт любого фестиваля обычно приберегается что-нибудь особенное. Но в данном случае целое отделение занял оркестр ударных инструментов — коллектив, конечно, очень профессиональный и почтенный, но всё же непонятно, какое отношение имеющий собственно к джазу. Руководитель Siberian Percussion Сергей Газизулин, видимо, ощущая своеобразный комплекс джазовой неполноценности, ввел в состав гитару, скрипку и даже целую духовую группу, отчего оркестр не стал классическим биг-бэндом, утратив при этом жанровую чистоту, знакомую нам хотя бы по творчеству ансамбля Марка Пекарского. В этой межеумочности — причина ощутимой противоречивости выступления талантливого и самобытного коллектива.

Комментарий Анны Филипьевой: Эталоном ведущего джазового концерта для меня всегда был Владимир Борисович Фейертаг. Я полностью отдаю себе отчёт в том, что до такого уровня мастерства мне ещё расти примерно столько же, сколько идти на лыжах до Луны. И, тем не менее, я стараюсь в некотором роде подражать ему, руководствуясь принципами, как мне кажется, близкими Владимиру Борисовичу. В частности — чувствовать ответственность за выступление коллектива, который я объявляю. Поэтому, готовясь к заключительному концерту фестиваля, я немного нервничала. Никогда раньше мне не доводилось слышать оркестр Siberian Percussion, и я не знала, чего от него ждать. Но нервозность прошла, когда я увидела руководителя коллектива и ребят из оркестра за кулисами. Артисты ведь очень по-разному ведут себя перед выступлением. Кто-то дрожит, как осиновый лист, кто-то, напротив, держится с таким апломбом, что к нему не хочется приближаться и на пушечный выстрел. Оркестр Siberian Percussion и его руководитель Сергей Газизулин произвели на меня впечатление группы друзей-единомышленников, задумавших нечто интересное и не чающих поскорее это реализовать. Я видела, как блестят глаза ребят. Такое невозможно сымитировать. Это ощущение хорошо мне знакомо ещё с тех пор, когда я сама играла в оркестре, и я знаю, что если выходишь на сцену с таким настроем — это уже половина успеха, и даже если ты не уверен в себе, эмоции наверняка тебе помогут. Я имела возможность немножко пообщаться с участницами оркестра, ожидавшими выхода на сцену. Далеко не для всех из них ударные инструменты — основная специальность. Например, одна из моих собеседниц, как оказалось, учится на дирижёра хора.

В общем, не знаю, у кого как, а у меня остались очень тёплые воспоминания о выступлении оркестра Siberian Percussion. Очень красивый необычный звук, интересные аранжировки. Можно спорить, насколько велика была джазовая составляющая в том, что играл оркестр. Можно оспаривать её размер, но наличие мне кажется очевидным. Соло музыканты играли по большей части вполне убедительные. Я не знаю, какова была степень их подготовленности, но, положа руку на сердце, она меня мало заботит, если в результате получается музыка.

Зато всё второе отделение публику удивлял, интриговал, завораживал и восхищал «человек-оркестр» Борис Саволделли, чей эксцентричный вокал в сочетании с электроникой порождал совершенно небывалые звуковые ландшафты.

Boris Savoldelli (фото: Никита Ларионов)
Boris Savoldelli (фото: Никита Ларионов)

Комментарий Анны Филипьевой: Борис Саволделли никогда не считал себя джазовым певцом, и часто акцентирует на этом внимание. Он умеет петь джаз, ему это нравится, но он не считает нужным ограничивать себя строгими стилистическими рамками. В результате диапазон выразительных средств, которыми он пользуется, ограничивается только пределами его фантазии, да ещё размерами заветного чемоданчика со всевозможными электронными приспособлениями, с которыми он путешествует по всему миру. Я много раз слышала его выступления, а вот шанс поболтать по душам представился, только здесь в Красноярске, когда мы с Борисом и его тёзкой, менеджером джазовых программ красноярской областной филармонии Борисом Бородушкиным, отправились пообедать.
Борис Саволделли путешествует в одиночестве. Что поделаешь, такова особенность сольного исполнительства. Но это его нисколько не тяготит. Напротив, поскольку сольные выступления с использованием электронных приспособлений, позволяющих в режиме реального времени записывать, накладывать друг на друга в различных комбинациях и иным образом обрабатывать различные вокальные партии, требуют большого внимания и предельной концентрации, то возможность оставаться наедине с самим собой ему просто необходима. Интересно (и он это специально подчеркнул), что в ходе гастрольных поездок Саволделли никогда не употребляет ни капли алкоголя.

Boris Savoldelli (фото: Никита Ларионов)
Boris Savoldelli (фото: Никита Ларионов)

Как видим, три дня ЕНИJAZZ, в ходе которого, помимо концертов, были и лекции, и видеопоказы, и мастер-классы, превратились в масштабный праздник джаза, доказавшего свою способность нравиться всем, в том числе и молодым людям, ранее почему-то уверенным, что это «не их музыка».

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.