«Джаз над Волгой»: чей грув раздаётся над великою русской рекой? Ярославль, март-2013

8
реклама
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

report12-17 марта в Ярославле прошёл очередной фестиваль «Джаз над Волгой» — он проводится с 1979 года в древнем волжском городе каждый нечётный год, де-факто это сейчас старейший непрерывно существующий в России джазовый фестиваль. То, что «Джаз над Волгой» проходит один раз в два года, частично компенсируется его чрезвычайно насыщенной и продолжительной программой. Фестиваль делается силами небольшого коллектива Ярославского городского джаз-центра во главе с бессменным директором и художественным руководителем Игорем Гавриловым (плюс несколько волонтёров); удивительно, когда эти люди спят. Особенно учитывая, что после основных вечерних концертов самые ярые и славные ярославские джаз-фэны и просто ценители хорошей музыки перемещаются с главной площадки (Ярославская филармония) в маленький зал Джаз-центра. Там сначала, для затравки, играют по несколько пьес либо местные музыканты, либо гости из других городов, по каким-то причинам не попавшие в основную программу на большой сцене; ну а затем, когда подъезжают из филармонии участники «главных сил» этого вечера — начинается джем-сешн, и тут уж как повезёт: часто играют и до четырёх-пяти утра. И так шесть дней подряд.

Ваш корреспондент в силу неизбежной занятости в Москве попал на фестиваль только на выходные — 16 и 17 марта, поэтому не сумел, к сожалению, услышать такие интереснейшие фрагменты фестивальной программы, как вильнюсский дуэт двух Вишняускасов — ветерана литовской импровизационной сцены саксофониста Пятраса Вишняускаса и его сына — трубача Доминикаса Вишняускаса, учившегося джазу в Вильнюсе, Нью-Йорке и Амстердаме (13 марта). Мимо меня пролетели и очень, говорят, удачные выступления молодых ансамблей — московско-казанского квинтета саксофониста Азата Баязитова и московско-петербургского квартета гитариста Ильи Зырянова, трио его старшего архангелогородского коллеги Николая Куликова, мощного эстонско-российского проекта — трио гитариста Яака Соояара плюс саксофонист Алексей Круглов — и замечательного петербургского дуэта, в который входят пианист Андрей Кондаков и гитарист Андрей Рябов. И французский квартет Blues & Beyond с отличным мастером губной гармоники Себастьеном Шарлье тоже не удалось услышать.

«Джаз над Волгой»
«Джаз над Волгой»
реклама на джаз.ру
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ

Но того, что вашему корреспонденту всё-таки удалось увидеть и услышать 16 и 17 марта, хватило бы иному фестивалю на полную программу.
ДАЛЕЕ: чей же грув раздаётся над Волгой? Гармоника, мэйнстрим, минимализм, Америка России подарила пароход Opus 5 и другие захватывающие подробности…

Chloe Brisson
Chloe Brisson

И это при том, что оба вечерних концерта открывали ансамбли с вокалистками, которые оставили автора совершенно спокойным. У милой молоденькой американской певицы Хлои Бриссон (она выступала с ансамблем ярославского пианиста Андрея Мартыненко, где интересно проявилась совсем молодая ритм-секция — контрабасист Роман Салмасов и особенно многообещающий барабанщик Владимир Борисов), возможно, всё ещё впереди, но перспектива пока ещё просматривается где-то вдалеке. Девушка из города-побратима Ярославля, Бёрлингтона (штат Вермонт), вполне может развиться в интересную эстрадно-джазовую вокалистку, но ей нужно для этого ещё много работать, что она и делает: ездит каждое лето в джазовый лагерь заниматься со старшими коллегами, прослушала пятинедельный летний курс в Бёркли и третий год учится в Дартмутском колледже по фортепиано, что, конечно, для 18-летнего возраста уже немало.

Что же до живущей в Арабских Эмиратах сильноголосой вокалистки Елены Базано, выступавшей с ансамблем соотечественников (она родом из Архангельска), то её выступление, увы, оставило только ощущение лёгкого недоумения, т.к. незатейливому, но «задорному» исполнению хрестоматийных стандартов место всё-таки скорее в хорошем ресторане, а не на фестивальной сцене — при том, что аккомпанирующий состав певицы включал целый ряд первоклассных музыкантов из Архангельска и Москвы.

Kuba Stankiewicz, Piotr Baron
Kuba Stankiewicz, Piotr Baron

Но уже выход на сцену польского квартета, которым руководит пианист Куба Станкевич, оказался вполне достоин славной истории Ярославского фестиваля. Умный, сильный, по-польски задушевный и слегка сентиментальный современный авторский джаз; интересные соло лидера-пианиста и саксофониста Петра Барона; крепкая, музыкально ясная работа ритм-секции — басиста Войцеха Пульцына и барабанщика Себастьяна Франкевича — всё это, вместе взятое, рисует выпуклую звуковую картину, которая отлично ложится в контекст нынешнего польского джаза с его характерной смесью американских джазовых корней и национальной мелодики и интонации, узнаваемо славянской и оттого весьма близкой российскому слушателю.

Hendrik Meurkens
Hendrik Meurkens

Достойнейшим финалом субботнего вечера стало выступление ансамбля, по форме, казалось бы, совершенно камерного: ну как ждать сильного финального сета, если ансамбль этот — дуэт фортепиано и губной гармоники? Однако нью-йоркский дуэт — пианист Михаил Цыганов (родом из Ленинграда) и мастер губной гармоники Хендрик Мёркенс (родом из Гамбурга) — ответил на этот вопрос с истинно нью-йоркской мощью. Известна склонность Мёркенса к бразильской музыке: в конце концов, между Германией и Америкой он долго и плодотворно жил в Бразилии, изучая самбу и босса-нову непосредственно на месте их произрастания. Поэтому не удивительно, что материал бразильского характера занимает в его концертной программе немаловажное место, а среди стилеобразующих элементов его игры легко прочитываются бразильская светлая печаль (saudade), но и богатый европейский лиризм тоже никуда не девается, и всё это осложнено крепким знанием джазового, прежде всего — бопового импровизационного языка и немалой виртуозностью, что бы это слово, применительно к хроматической губной гармонике, ни означало. Поражает ритмическая точность игры Мёркенса: ваш корреспондент объяснил её для себя тем, что Хендрик по первой музыкантской специальности — вибрафонист, и тонкое ритмическое чутьё, воспитанное игрой на ударном инструменте, впиталось в его кровь, позволяя ему быть на гармонике и лиричным, и ритмически острым в одно и то же время.

Misha Tsiganov
Misha Tsiganov

Значительная доля ритмической точности игры дуэта лежит и на пианисте. За годы, прошедшие с предыдущих совместных выступлений гамбургского и ленинградского нью-йоркцев в России (см. репортаж нашего издания от 2008 г.), дуэт сильно вырос именно как ансамбль: взаимодействие между Хендриком Мёркенсом и Мишей Цыгановым теперь достигает совершенно телепатического уровня, а музыкальный уровень аккомпанемента, предлагаемый Цыгановым, может быть, вероятно, признан эталонным для такого сверхмалого состава. Пианист не просто играет гармоническую основу для импровизаций гармоники — он создаёт очень плотную, очень ритмически точную и в то же время по-джазовому расслабленную, свободную ритмогармоническую канву, которая всё время мелодически «мерцает», дрейфует, моментально откликаясь на выстраиваемую Мёркенсом мелодическую линию в обеих измерениях — как вертикально (вписывая линию гармоники в аккордовую структуру), так и горизонтально, встраивая ритмический ход развития одноголосной линии гармоники в богато развитую, заполненную множеством хорошо организованных во времени звуков ритмическую канву.
ВИДЕО: Хенрик Мёркенс (хроматическая гармоника) и Михаил Цыганов (ф-но) играют тему Джимми Ван Хьюзена «It Could Happen To You» на фестивале «Джаз над Волгой»

Неожиданным для многих оказалось выступление эстонского квартета Oleg Pissarenko Band, но автор этих строк с интересом ждал сета прибалтийских соседей, так как уже видел их пару лет назад на летнем фестивале «Музэнерго» в Дубне и понимал, чего от них стоит ожидать.

Oleg Pissarenko
Oleg Pissarenko

35-летний гитарист Олег Писаренко живёт на востоке Эстонии, в университетском городе Тарту — географически это ближе к Пскову, чем к Таллинну. Там он руководит городским джаз-клубом, джазовым отделением в городском музыкальном колледже им. Хейно Эллера и ежегодным джаз-фестивалем IDeeJazz, а также ведёт на самой популярной в Эстонии русскоязычной радиостанции Raadio 4 программу «Джаз-парк», которая из Нарвы передаётся на всю страну. В нынешнем составе его ансамбля, неизменном с 2004 года, работает лучший контрабасист Эстонии — таллинец Михкель Мялганд, а также молодой барабанщик Ахто Абнер и клавишник Раун Юурикас, чьи интересы кренятся в сторону современной электроники (даб, эмбиент, электронный минимализм).
Минимализм — вообще ключевое слово для описания стилистики Oleg Pissarenko Band. То, что они играют — как правило, прозрачная, скупо организованная музыкальная ткань, развивающаяся медленно, в гипнотически неторопливых темпах, на очень просто устроенных ритмических моделях. Главные события, как и в академическом минимализме (Филип Гласс, Стив Райх), разворачиваются здесь не в драматическом развитии мелодической линии на сложной гармонической сетке (как это бывает в джазовом мэйнстриме), а в неторопливом выстраивании некоей тембровой конструкции, в которой затем начинают происходить постепенные изменения, замены и мутации тембров, последовательная перестройка почти плоской гармонической вертикали — шаг за шагом, нота за нотой, доля за долей. Это, естественно, вовсе не джазовый мэйнстрим — музыка Писаренко лежит на малоосвоенной пограничной территории между джазом, академическим минимализмом, современной электроникой и эмбиентом. Линия джазовой импровизации безуслвно прослушивается: то один, то другой инструмент время от времени выдвигается на передний план в тембровой конструкции, медленно рассказывая какую-то импровизационную историю — но не доминирует. Учтём, что это музыка исключительно позитивного звучания: эмоциональный спектр этих пьес можно описать как «медленно расцветающая радость», и радость эта не задорная, не агрессивная, а, напротив, умиротворённая и спокойная. Некоторые пьесы звучат чуть более напористо (и даже, не побоюсь этого слова, громко), некоторые — менее; но в более громких пьесах обязательно будут обширные эпизоды разрядки, разрежения звукового полотна, а в более тихих обязательно пройдёт небольшая, но заметная кульминация.
Музыканты представляли материал своего нового альбома «Kes sa oled?» («Кто ты такой?»), который эстонские поклонники группы уже успели остроумно перекрестить в «Kes sa Oleg?» («Кто такой Олег?»).

Oleg Pissarenko Band
Oleg Pissarenko Band

Писаренко нашёл собственную манеру сценической подачи своей музыки: сидя с гитарой на авансцене (он играет сидя, хотя при этом всё время активно двигается), между пьесами Олег неторопливо, размеренно рассказывает по-русски (с вызывающим инстинктивное умиление русского слушателя, а главным образом — слушательницы, лёгким финно-угорским акцентом) об эмоциональном спектре, который послужил толчком для написания следующей композиции, время от времени по-северному ненапористо шутит, излагает какие-то «ненапряжные» философские концепции — в общем, вводит публику в тот умиротворяющий темп, в котором затем излагается и музыка. Аудитория постепенно входит вместе с ним в лёгкий звуковой транс, и вместо привычного на джазовых фестивалях напора и адреналина на сорок пять минут с удовольствием погружается в облегчённый вариант вечного блаженства, эдакую нирвану-лайт. Из зала никто не уходит, и каждую пьесу награждают весьма горячими аплодисментами. В общем, тот редкий случай, когда чрезвычайно спокойная музыка захватывает большую часть слушателей, не даёт отвлечься — точно так же, как это сделал бы какой-нибудь гораздо более напористый и «мясистый» коллектив, только совсем другими средствами.

Opus 5
Opus 5

Мощным финалом фестиваля стало выступление нью-йоркского коллектива Opus 5. Они уже не впервые гастролируют по России, и тяга одного из участников этого «кооперативного» ансамбля (такого, где все равны, никто не выступает в роли лидера) — трубача Алекса Сипягина — к выступлениям в Ярославле вполне понятна и объяснима: он ведь родился именно в Ярославле, здесь овладел игрой на трубе и отсюда уехал в Гнесинскую академию — а затем, двадцать два года назад, в Нью-Йорк, к мировой славе. Как бы то ни было, выступление Opus 5 на «Джазе над Волгой-2013» может быть отнесено к самым сильным из слышанных концертов этого ансамбля, да и других проектов с участием Сипягина.

Dave Kikoski
Dave Kikoski

Каждый из участников ансамбля уже много лет работает на нью-йоркской сцене, каждый в той или иной степени хорошо знаком российской аудитории: кто-то дольше (как пианист Дейв Кикоски, который регулярно, иногда по несколько раз в год, выступает в нашей стране с самыми разными коллективами — и своими, и у других лидеров — с конца 1990-х гг.), кто-то меньше (как саксофонист Шеймус Блэйк, который пока что приезжал, кажется, всего раза три или четыре). Любимец российской публики, эффектный и яркий барабанщик Дональд Эдвардс, уже регулярно работает по крайней мере с одним постоянно живущим в России лидером (пианистом Иваном Фармаковским), ну а Сипягина и ещё одного русского американца — контрабасиста Бориса Козлова — и вовсе представлять не надо: они — из тех музыкантов, что составляют гордость российской джазовой школы, давно уже на равных войдя в самый верхний эшелон профессионалов современного нью-йоркского джазового мэйнстрима. Уникальность ансамбля в том, что он собрал в одном проекте музыкантов, которые и так постоянно работают друг с другом: все пятеро — среди «первого призыва» участников ведущего нью-йоркского джаз-оркестра, Mingus Big Band, где с середины 90-х гг. все они играют музыку великого Чарлза Мингуса; почти все работали вместе в биг-бэнде знаменитого контрабасиста Дейва Холланда; наконец, все пятеро постоянно участвуют в сольных записях друг друга, так как все пятеро входят в ядро «ростера» (списка постоянных артистов) авторитетного нидерландского лейбла Criss Cross, ориентированного на запись музыкантов из именно этого слоя нью-йоркского мэйнстримового сообщества.

Boris Kozlov
Boris Kozlov

Их и представил на сцене не постоянный ведущий концертов фестиваля — петербуржец Владимир Фейертаг, и не продюсер фестиваля Игорь Гаврилов, который в ходе «Джаза над Волгой» регулярно появляется перед публикой с различной важной информацией. Представить Opus 5 вышел сам глава лейбла Criss Cross, продюсер Джерри Текенс (Gerry Teekens), который находился на фестивале и внимательно слушал выступления разных артистов, а днём, кстати, дал «Джаз.Ру» подробное интервью, которое, как мы надеемся, будет опубликовано в ближайшем печатном выпуске журнала в апреле.

Игорь Гаврилов и Джерри Текенс
Игорь Гаврилов и Джерри Текенс

В основе большей части пьес, которые пишут для ансамбля все его участники, лежат vamps, или риффовые фигуры — повторяющиеся, гармонически самодостаточные ритмомелодические конструкции, из которых, как из кубиков, прямо на сцене спонтанно складывается, варьируясь и постоянно эволюционируя, протяжённое композиционное развитие, состоящее из длинных соло отдельных инструментов (каждое из которых может принять, и часто принимает, форму отдельно развивающейся квази-композиционной структуры), чередующихся короткими проведениями даже не темы, а риффовой основы — тема, как таковая, излагается только в начале пьесы, иногда проходя репризой в конце.

Alex Sipiagin, Donald Edwards
Alex Sipiagin, Donald Edwards

В силу того, что все пятеро работают друг с другом так много, так плотно и в таких разных музыкальных ситуациях, что чувствуют друг друга как себя и предугадывают развитие солирующего голоса, ансамбль звучит чрезвычайно плотно, как будто играет один человек, только на пяти инструментах сразу. А в силу того, что ритмическая сторона музыки Opus 5 построена на гораздо более современных и разнообразных моделях, чем одно только свинговое движение, характерное для классического мэйнстрима прежних десятилетий — барабанщик Дональд Эдвардс вообще склонен комбинировать текучую джазовую ритмику с современным моторным афроамериканским «грувом», причём этот последний преобладает, — звучание ансамбля не только очень плотное, но и очень напористое. Нужна изрядная наслушанность в современном мэйнстриме, чтобы в полной мере оценивать и разбирать всё, что происходит на сцене во время выступления Opus 5, успевать понять и освоить беспрерывно сменяющиеся звуковые события; но сила этого ансамбля в том, что для полноценного восприятия его музыки такой уровень понимания её составляющих, в общем-то, и не нужен. Достаточно воспринимать энергетику музыкантов, понимать высочайший уровень их игры, чтобы получить от их музыки вполне достойное удовольствие (о чём вполне свидетельствуют овации после каждого соло) — ну а если слушатель ещё и понимает развитие их музыкальной мысли и может оценить их тонкое взаимодействие, то удовольствие это удваивается.
ВИДЕО: Ансамбль Opus 5 играет тему Дейва Кикоски «Baker’s Dozen» на фестивале «Джаз над Волгой» в Ярославле 17.03.2013. Алекс Сипягин — труба, Шеймус Блэйк — саксофон, Дейв Кикоски — ф-но, Борис Козлов — контрабас, Дональд Эдвардс — барабаны.

После выступления в Ярославле Алекс Сипягин также дал «Джаз.Ру» интервью, которое послужит неплохим продолжением описания концерта Opus 5 на фестивале «Джаз над Волгой»; ознакомиться с этим интервью можно будет в расширенной версии этого репортажа в апрельском бумажном выпуске журнала.

Opus 5
Opus 5

8 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Слушал opus 5 в клубе Игоря Бутмана две недели назад. Впечатление очень сильное. Ярославлю повезло. Желаю дальнейших успехов моим друзьям и партнерам, прекрасным музыкантам -- Саше Сипягину, Боре Козлову, Дейву Кикоски, Шеймусу Блейку, Дональду Эдвардсу. Такой джаз -- лучшая защита от дилетантизма и профанации. Высокий класс.
    Николай Левиновский

  2. Мише Цыганову также шлю наилучшие пожелания -- отличный пианист, приятный человек и хороший товарищ.
    НЛ

  3. Вот уж,без чего,джаз точно обойдеться,это без самозванных защитников. 30 лет они прятались за бугром а джаз как-то без них тут справлялся.Справиться и дальше.

  4. Will , вы кого имеете в виду, Левиновского, Козлова, Сипягина, Цеганова, они все живут за бугром около 30 лет ?

    Открой личико то , Гюльчатай, или страшно?

  5. Прекрасный фестиваль. Мише Цыганову отдельное спасибо за поразительное умение аккомпанировать, тонко и грувисто .Соло тоже были блестящие. Браво !

  6. Я был в Ярославле на фестивале, слушал этот великолепный квинтет, потрясающее впечатление, благодаря в том числе таким музыкантам джаз вечен

  7. Нашел в интернете выступление эстонского трио Яака Соояара и Алексей Круглова на фестивале Джаз над Волгой: http://www.youtube.com/watch?v=JTG9Z7l8Csc
    Ребята играют Свиридова, Мусоргского, Высоцкого, Островского, Цоя, свои пьесы. Снято видимо с балкона и звук на видео не такой четкий, но концерт -- отличный! Хорошего просмотра!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.