Саксофонист, флейтист, композитор Анатолий Герасимов (1945-2013)

19
реклама
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE
ЖЕНЯ СТРИГАЛЕВ, ФЕДЕРИКО ДАННЕМАНН THE CHANGE

inmemoriamВ ночь на 25 апреля 2013 в московской больнице умер на 68-м году жизни композитор, аранжировщик, саксофонист и флейтист Анатолий Герасимов. «Джаз.Ру» выражает соболезнования родным и близким музыканта.

NEW: отпевание состоится в понедельник, 29 апреля, в 10:30  в  храме Святой Живоначальной Троицы в Хохлах (Хохловский пер., дом 12, метро Китай-город или Чистые Пруды).

реклама на джаз.ру
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ
LANOTE ДЕТЯМ

Анатолий Герасимов

АУДИО: «To Burn But Not On Fire» (Герасимов), запись 1997, альбомы «Yes» (1998)  и «Живой Ракурс» (2012)

Анатолий Герасимов – сопрано-саксофон, Валерий Белинов – гитара, Антон Ревнюк – бас, Юрий Генбачёв – перкуссия, Дмитрий Севастьянов – барабаны. Прямой эфир «Радио РаКурс», апрель 1997

Из статьи в буклете альбома «Живой Ракурс», выпущенного лейблом ArtBeat в 2012 и запечатлевшего радиоконцерты Герасимова 1996-97 годов (Кирилл Мошков, главный редактор «Джаз.Ру»):

Саксофонист Анатолий Герасимов — обладатель одной из самых заковыристых биографий в российском джазе. Музыкант-самоучка из поколения 60-х годов, он играл в знаменитом тульском биг-бэнде Анатолия Кролла, выступал в первых московских джазовых клубах и на московских джазовых фестивалях 1967-68 годов, но на месте ему не сиделось. В 1973 году советское правительство сделало уступку мировому сообществу, разрешив ограниченную эмиграцию из СССР, преимущественно для тех, кто направлялся в Израиль. Не секрет, что в то время можно было получить из Израиля вызов на репатриацию и вовсе не имея никакой связи с народом, населяющим эту страну. В 1973 году получил такой вызов и Анатолий Герасимов и, подумав несколько дней, поехал по тому же пути, который быстро стал накатанным: пересадка в Вене, отказ от продолжения полёта в Израиль, лагерь для перемещённых лиц, затем ожидание ответа на запрос о получении статуса беженца в США — во время этого ожидания Толя несколько месяцев работал в Риме в составе ансамбля джазового пианиста Романо Муссолини, сына небезызвестного дуче. И, наконец, Нью-Йорк, сложный период врастания в жизнь иной цивилизации. Помогли знакомства с американскими музыкантами, прежде всего с участниками оркестра Дюка Эллингтона, который за два года до этого гастролировал по Советскому Союзу. На тротуаре у Линкольн-Центра Герасимов неожиданно увидел великого Дюка, тот вспомнил русского саксофониста, пригласил на джем, и в 74-м Герасимов стал участником оркестра Дюка Эллингтона, правда, уже без Дюка, который незадолго до этого ушёл из жизни.

При сыне Дюка, Мерсере Эллигтоне, Толя несколько месяцев проработал в оркестре и даже записался на пластинке, которую ревниво и придирчиво слушали Толины знакомые в Москве, но для Герасимова всё ещё только начиналось. Последовало 17 лет в Нью-Йорке, где он играл буквально со всеми, и ещё шесть лет в Париже, а в 1996-м Толя неожиданно вернулся в Россию после 23 лет эмиграции. Он стал записываться с питерской рок-группой «Аукцыон», гастролировать по стране и выступать в московских клубах. И тут с ним случайно столкнулся корреспондент «РаКурса» Фёдор Случевский, который в мой субботний день делал программу «Джазовые новости». Федя притащил Герасимова на радиостанцию для интервью, и мы договорились, что Толя выступит у нас в прямом эфире со своей новой московской группой, которая играла главным образом его авторскую музыку в стилистике фьюжн. Выступил он в результате на протяжении 1997 года трижды, а в апреле 1998-го, когда «РаКурс» уже не вещал, но всё ещё планировал продолжить вещание и даже выйти в FM-диапазон (чему не пришлось сбыться), мы ещё раз собрались в студии, чтобы записать ещё четыре пьесы Анатолия — планировалось, что, как только вещание возобновится, они будут переданы в эфир…

Подробнее об альбоме радиозаписей Анатолия Герасимова — на «Джаз.Ру»

19 - НАПИСАНО КОММЕНТАРИЕВ

  1. Искренние соболезнования близким и всем нам -- без Толи мир звуков стал беднее …

  2. Жаль замечательного музыканта…Мастер мелодий. По умению построить практически песенную мелодию сопоставим с лучшими песенниками и при этом умеет не оставаться в песенных рамках а рассказать компактную, но, запоминающуюся историю джазовым языком инструментальной импровизации. Помню его концерты в ЦДХ в конце 90-х… До сих пор в коллекции замечательный альбом YES. Упокой,Господи, раба Твоего Анатолия…

  3. Толя ушел, но остались его замечательные композиции с ясной и яркой мелодической линией, с великолепными авторскими аранжировками. Есть среди них одна незабываемая песня To Born But Not On Fire (Гореть, но не в огне) -- и по философскому названию, и по музыкальному изложению, и по энергетике соответствует внутреннему строю Толи.
    Толя, дорогой, спасибо тебе за твое творчество и за все твои добрые дела.

  4. Очень болезненная для меня новость!Светлая память!Мне довелось с Толиком много играть и в Сов.Союзе,и в Америке.Даже немножко в Италии.Очень больно,что его больше нет с нами.

  5. Памяти Толи Герасимова. 25 .04.2013.
    Сегодня утром получил сообщение о том, что в больнице скончался мой добрый знакомый Анатолий Герасимов. ” …мои друзья уходят…”
    Толю я видел в последний раз очень давно, не помню даже когда это было. Было это в той другой жизни, когда я был молодым и жизнь не казалась , как сейчас, одним сплошным негативом. Жил Толя у Трёх вокзалов. Я как то года 2 назад заезжал к нему и соседка по подъезду вспомнила его.
    Затем , это было уже недавно, пр-но около полугода назад мне кто то дал его новый телефон и я разговаривал с Толей, давал ему свой телефон, адрес эл. почты, приглашал в гости. Как и всегда теперь бывает, он не откликнулся, не позвонил, не написал. Он сказал, что ему всегда нравилось как я играю и я тоже сказал, что скачал с Торрента его альбом под названием YES и с удовольствием слушаю его. Толя сказал мне, что у него есть и другие его альбомы и обещал дать их мне для записи. Не случилось. Люди теперь закрыты для общения. Они просто умирают всё чаще и чаще и умирают прежде всего те, которые лучше, ближе, дороже.
    Толя был очень добрый, добродушный человек. Он всегда охотно давал мне пластинки для записи и у меня остались самые хорошие воспоминания о нём. Во время трёх наших последних разговоров по телефону я узнал, что он серьёзно заболел воспалением лёгких и находился какое то время в больнице в реанимации.
    Толя Герасимов -- это человек из моей прошлой жизни, когда всё не казалось таким чёрным и беспросветным, когда общение с людьми не казалось невозможным. Теперь , если и судьба посылает для общения людей, то это сплошь уроды или больные люди, не пригодные для общения. Даже те люди, с которыми мне было хорошо, не хотят общаться и я не знаю почему. Такое впечатление, что кроме меня общение никому не нужно.
    Милый добрый Толя! Как жаль, что мы не смогли повстречаться в этой новой, последней жизни и согреть друг друга тёплыми словами и делами. Я всегда буду слушать твою музыку и вспоминать тебя с грустью и печалью. Прощай мой добрый друг. И ,хотя я не верю в загробный мир, как знать… быть может, мы когда-нибудь встретимся там с тобой и будем рады друг другу. !
    Вагиф Сеидов 25/04/2013/

  6. Толик музицировал в нашем ансамбле 1970 -- 72 годы, написал ряд замечательных аранжировок. Одна из них, песня Р. Паулса “Янтарь” записана на пластинке. Мы были единомышленниками, и после нашей эмиграции Анатолий последовал за нами и “догнал” нас еще в Италии. Потом наши пути разошлись, мы отправились в Германию, Толик -- в США. Он был светлым, очень приятным в общении человеком. Искренне скорбим…
    Эгил Шварц и Лариса Мондрус.

  7. Мы познакомились с Толей, видимо, в дни московского джаз-фестиваля 1968 года. Я, живя в Хабаровске, каждые полгода летал в Москву на сессии моего института Гнесиных (учился поначалу заочно) и, кроме трубы, брал с собой портативный по тем временам магнитофон “Романтик” -- с бобинами на 180-250 метров и скоростью 9 см в сек… В конце месячной сессии я созванивался с Толей, и он без всяких церемоний звал меня к себе, в дом у трёх вокзалов, ибо было известно: у него с сестрой Люсей есть неслыханная по тем временам коллекция американских “натуральных” дисков -- естественно, джазовых. Не помню уже, как она в те времена могла у него образоваться. Так вот, Толя посвящал мне несколько часов своего времени, пока отобранные мной пластинки -- каждый раз по 5-6 -- переписывались на мой “Романтик”. Попутно он давал мне, в своей типичной незлобливой и какой-то очень душевной манере -- свои впечатления от музыки, которую он уже знал назубок (а у нас в Хабаровске с музыкой было очень туго). Так, помню, он объяснял мне, чем Ли Морган отличается от Клиффорда Брауна: первый очень похож на второго, но играет поострее, “с перцем”… Давал Толя комментарии и по поводу саксофонистов и других музыкантов. Мне, начинающему провинциальному джазмену, было общение с уже известным тогда Герасимовым лестно, но сам Толя никогда не подавал ни малейшего намёка на свою “московскость” или “звёздность”. Демократичность у него была врождённая, совершенно естественная… Из того периода я также помню, как, ожидая получения институтского диплома, я задержался в Москве -- это был май 1973 года, -- и забрёл в герасимовские “края”. Толя с группой приятелей сидел на лестничке рядом с его домом, пил пиво и выглядел как-то странно… Он был, -- как бы это сказать, -- неряшливо одет, небрит, что-то у него было с зубами… Наше общение с ним было поверхностным, и я почувствовал, что Толе сейчас не до меня… Это было незадолго до его отбытия в Штаты -- через Вену (откуда сейчас пишу), но я тогда не мог об этом знать и не задумывался о таких вещах. Теперь мы знаем, что для Толи дальнейшее пребывание в СССР было невыносимо… Я никогда не забуду добрейшего Толю Герасимова, прекрасного музыканта и человека.

  8. Впервые в Америку я приехал в мае 1998 именно по инициативе Анатолия Герасимова: мы с ним в этот период делали альбом “Yes”, записанный с моей помощью в предшествовавшие месяцы на “Радио РаКурс”, и Толя хотел, чтобы я написал про второй Курёхинский фестиваль в Нью-Йорке (он был среди его организаторов). Но в самолёте, где летели Юрий Парфёнов, “Фагот” Александров, Антон Ревнюк, Дмитрий Севастьянов, Владимир Волков и многие другие -- Герасимова не было: он поехал в Нью-Йорк раньше гостей фестиваля -- лечиться у знакомого ещё по прежним годам жизни в Америке доктора. У него всегда было много проблем со здоровьем, а музыкантский образ жизни в целом (и уж Толин -- в частности) особо успешной борьбе с ними не очень помогал.
    Так что первая в Америке деловая встреча была у меня назначена именно с ним -- на третий день после прилёта, в Russian Vodka Room на Манхэттене.
    Я пришёл по 52-й улице и спросил импозантного швейцара, бывшего оперного певца из Ленинграда: здесь ли уже господин Герасимов?
    Импозантный швейцар расплылся в улыбке и интимным баритоном произнёс:
    -- Толенька? Ожидаем-с!

    Потрясающий был талант у Толи -- быть любимым всеми.
    Царствие ему Небесное.
    (Кирилл Мошков)

  9. proshyai moi drug, me vmeste kogda to nachinaly igrate, i v amerike podderjivaly drug druga i slovom i delom, ne mogu poverite chto te ushol, vede ti stoish pered moimi glazami kak jivoi. proshay moy drug, proshay. EDDIE BRONSON

  10. Ушел музыкант-легенда…
    Сожалею, что он не смог выступить в конце прошлого года в Джаз-центре, за день до него приболев…
    Спасибо Толя за все, что ты сделал для джаза.
    Мы всегда будем тебя помнить!

  11. Увы, все когда-то уходят…Но когда уходит человек, с которым -- хоть не так уж много, но все-таки сталкивался, давно, во времена “Синей птицы” и “Молодежного” -- уходит частица тебя. Больно и печально. С нами добрая память о Толе Герасимове.

  12. Анатолия нет больше!..
    Хуже этого известия невозможно придумать! Все умирают, но это не утешает. Анатолий так любил жизнь и музыку, что просто невозможно представить земное пространство без его живого присутствия в нём. Это невыносимо!
    Конечно, останутся прекрасные записи, останется его невероятно сложная, всегда эмоциональная и красивая музыка. Но не будет его с нами, и это очень больно!
    Всех музыкантов, с которыми Толя когда-либо выступал, он очень любил и уважал. Он был невероятно добрый и прекрасный человек.
    Спасибо тебе за всё, дорогой Анатолий!!!

  13. I knew Anatoly from 1967, but our connection was random till we met in NYC in 1990, beginning to gig actively. Tolya was a very kind, positive and carefree person. Then he moved to Paris, and our contact stopped. I feel sad -- he was a talented cat and good man.
    Nick Levinovsky
    New-York

  14. Царствие Небесное Анатолию. Он был светлым человеком.

    Друзья, Олег Михайлович Степурко прислал в Фейсбуке сообщение с предложением о помощи Татьяне Осташовой, вдове Толи. Давайте постараемся помочь, кто чем сможет.

    Вот сообщение от Олега Михайловича:
    “Братья и сёстры во джазе!
    Недавно ушёл от нас Толя Герасимов, вот почему я хочу обратить внимание на его вдову -- Таню, которая после нескольких онкологических операций получила инвалидность 1-я группа (без права работать) и она у нас 16 т. руб.
    Понятно, что на эти деньги невозможно ни оплачивать съёмную квартиру и воспитывать дочь школьницу.
    Вот почему я думаю, что мы должны помочь Тане. Вот номер ее пластиковой карточки в с/б и хорошо бы хронически ей что-то перечислять.
    639 002 389 020 254 256 (Татьяна Николаевна Осташова)
    Перепост приветствуется. Всем огромное спасибо за Вашу доброту.”

    • Понимаем озабоченность Олега, но стоило бы как минимум указать фамилию, имя и отчество получателя, иначе ни один банк не примет перевод. А фамилия там отнюдь не Герасимова, к сожалению. Ждём уточнения информации. (Джаз.Ру)

  15. Вот точные данные от Олега Михайловича:

    Осташова Татьяна Николаевна
    Карта Сбербанка 639 002 389 020 254 256

    Спасибо всем большое за помощь!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите комментарий!
Пожалуйста, укажите своё имя

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.